Прочитайте онлайн Джентльмен-авантюрист | Глава 10

Читать книгу Джентльмен-авантюрист
3418+904
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Н. Аниськова
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 10

Дружный вздох пронесся по церкви, как стая скворцов, щеки Пруденс вспыхнули.

— Мисс Юлгрейв, это правда? — сказал викарий.

Пруденс открыла рот, закрыла…

И снова открыла.

Черт побери, он все неправильно понял.

«Скажи «да», — мысленно внушал ей Кейт. — Пожалуйста, скажи «да», и я выпутаюсь из этой заварухи».

— Да, — сказала Пруденс, обретя голос, и четко повторила: — Да, это правда.

Гости зашушукались.

— Что?! — взревел Дрейдейл. — Ты обещала мне. Ты отдалась мне. Это перечеркивает все прочие обещания.

Пруденс пронзительно закричала:

— Это ложь! Ложь!

Дрейдейл наотмашь ударил ее по лицу, и она отлетела на ближайшую скамью.

Кейт одним ударом свалил его и намеревался вышибить мозги об алтарные ступеньки. Его схватили, пытались оттащить. Кто-то ударил его по голове. Удар не причинил вреда, но был болезненным, и этого оказалось достаточно, чтобы разорвать красную пелену гнева, застилавшую глаза и разум. Он позволил чьим-то грубым рукам оттащить его, но рыкнул:

— Поднимайся, мерзавец, и защищайся!

Увы, презренный трус только стонал в полубессознательном состоянии.

А Гера?

Кейт вырвался из цепких рук и повернулся туда, где на скамье всхлипывала Пруденс, закрыв лицо руками. Вокруг нее суетились женщины.

Одна из них стояла в стороне.

— Пруденс, — сказала она скрипучим голосом, — как ты могла навлечь такой позор на нашу семью?!

Эта особа с рыхлым лицом, должно быть, невестка Пруденс. И к тому же бессердечная.

Ее муж — брат Пруденс — тоже бранил сестру:

— В самом деле, Пруденс! Это просто ужасно!

— Действительно, — протянул Кейт, испытывая неодолимое желание отлупить и братца.

Гости активно прислушивались и приглядывались, все это грозило кончиться погибелью Пруденс Юлгрейв.

— Пруденс, вероятно, думала, что я погиб, — сказал Кейт, опустившись рядом с ней на колени. — Проста, любимая, что не мог вернуться раньше.

Пруденс смотрела на него округлившимися от испуга глазами, как в ту ночь, когда они впервые встретились. Позволила Кейту взять ее холодную руку, но внимательный наблюдатель вряд ли заметил бы на ее лице эмоции, свойственные воссоединению возлюбленных. Мало шока и потрясения последних минут, так она его почти и не знала. Кейт только что жестоко избил человека. У него кровь на костяшках пальцев!

«Опять ввязался, Кейт».

Но он никогда бы не решился на такое, и грубые действия Дрейдейла только подтвердили его интуитивные предположения. Кейт поднялся, потянул Пруденс за собой и обнял, успокаивая и пряча от чужих взглядов ее лицо, на котором отразилась паника.

— Сэр! — запротестовал ее брат.

Не обращая на него внимания, Кейт шепнул ей на ухо:

— Доверьтесь мне.

Одному Богу известно, что это значило, но напряжение понемногу оставило ее, несмотря на тяжелое дыхание. Кейт припомнил ту ночь и их объятие, которое было удивительно сладким и так и не изгладилось из его памяти.

— Сэр, — твердо повторил брат, — я должен спросить, как вы могли обручиться с моей сестрой, не испросив моего позволения и даже не поставив меня в известность, учитывая, что она много лет жила очень уединенно…

Кейт взглянул на него поверх шляпки Пруденс:

— А вас не интересует оскорбительная ложь, которую этот негодяй распространяет о вашей сестре?

Юлгрейв вспыхнул.

— Я уверен, что мистер Дрейдейл не имел в виду… Но ваши претензии понятны!

И должны быть подкреплены деталями, сообразил Кейт. Но какие подробности можно привести, и поддержит ли их Пруденс?

Та повернулась к брату и вскинула подбородок.

— Мама знала и дала свое согласие, Эрон.

— Что?! — воскликнул Юлгрейв. — Она не говорила мне об этом.

— Ты приезжал очень редко, — ответила Пруденс, кинжалом вонзая каждое слово.

Вот это отвага! Но Кейт чувствовал, чего ей это стоило, обнял, чтобы помочь.

— Пруденс боялась, что вы можете этого не одобрить, сэр.

— Ау него были для этого причины? — прищурившись, спросила жена Юлгрейва.

— Возможно, мэм. Я был военным и без особенного состояния.

Она окинула взглядом его одежду.

— И с течением времени оно не увеличилось. Вы только что расстроили очень выгодный брак. Папа, сделай что-нибудь!

Выражение лица мистера Толлбриджа было непроницаемым.

— Думаю, нам надо обсудить это в более приватной обстановке, дорогая.

Хладнокровный человек. Кейт задавался вопросом: это на руку Пруденс или наоборот?

Викарий поспешно провел их в ризницу. Кейт обнимал Пруденс за талию, чтобы успокоить. Она поддержала его ложь, но все еще дрожала от потрясения. Бедняжка может потерять сознание, но, судя по их первой встрече, она столь же импульсивна и быстро впадает в гнев, как и он.

И неверный поступок может навсегда ее погубить.

Усадив Пруденс в кресло, Кейт коснулся ее горевшей от удара щеки.

— Прости, что допустил это, но твой незадачливый жених в значительно худшем состоянии.

— Тогда я этому рада! — горячо ответила она.

— Я к твоим услугам, как всегда.

Викарий что-то пробормотал и вышел, оставив Кейта и Пруденс с ее красивым безвольным братом, его злоязыкой женой и хладнокровным мистером Толлбриджем с проницательным взглядом.

Толлбридж был коммерсантом, но не таким, как Дрейдейл и Рамфорд. Возможно, он родился в бедности, но благодаря судьбе или усилиям был безукоризненно элегантен, строен и приятен внешне. Даже речь его звучала правильно. Должно быть, это производило эффект на представителей дарлингтонского света, но на Кейта не возымело действия.

— Вы, должно быть, мистер Толлбридж, сэр, — сказал он. — Должен сказать, что отчасти вы ответственны за состояние дел.

— Как вы смеете?!

— Помолчи, Сьюзен! — Толлбридж твердо взглянул Кейту в глаза. — Я желал добра сестре моего зятя, мистер Бергойн. И желаю этого и теперь. Вы признали, что в прошлом как жених имели недостатки. Сейчас вы в лучшем состоянии?

Кейт искренне хотел объявить, что теперь он граф Малзард, но ему не поверят. Даже если эти люди знают, что прежний граф недавно скончался и титул унаследовал его шалопай-братец, с чего им верить, что этот человек в потрепанной одежде и поношенных сапогах и есть новый граф?

Стоит сделать такое заявление, и Толлбридж воспользуется ситуацией и запрет его в тюрьму за присвоение титула. Потом Кейту придется вызвать кого-нибудь из Кейнингза, чтобы подтвердить его личность, и тогда станет ясно, что он учинил новый дебош. Да лучше он сам в пасть к дьяволу кинется.

Возможно, это уже произошло.

Кейт поклялся выбрать достойную графиню. Обещал матери не вступать в брак, который причинит ей неудобства. Теперь, если он не найдет какого-нибудь выхода, ему придется жениться на Пруденс Юлгрейв, самой неподходящей графине, какую только можно представить.

Его молчание не произведет хорошего впечатления.

— Я недавно обзавелся собственностью и теперь могу обеспечить жену. Я разыскал Пруденс так быстро, как смог, но едва не опоздал. Сожалею, что не смог явиться раньше и избавить всех от этого недоразумения.

— Как сожалеем и мы все, сэр. Это именно то, чего ты хочешь, Пруденс?

Она молча смотрела на него. И Кейт ее понимал. В церкви она поддержала его вранье, но теперь у нее было время подумать, увидеть поджидавшие ее ловушки.

— Пруденс! — подгонял ее Толлбридж. — Должен напомнить, что Дрейдейл сделал определенное заявление. Если это правда, то оно весьма веское.

Пруденс заморгала, ее глаза вдруг вспыхнули.

— Это неправда, мистер Толлбридж. Неправда! — Она смотрела на Кейта и отвела взгляд. — Конечно, я хочу выйти за мистера Бергойна. Я очень сожалею о неприятностях, вызванных нашей ситуацией, и приношу извинения.

— Так я и поверила! — возмутилась ее невестка. — Разве не ты явилась ко мне, заявив, даже потребовав, чтобы я нашла тебе мужа? Человека с хорошим положением в обществе, способным обеспечить тебя домом и детьми… Приложив значительные усилия и потратившись, я нашла тебе такого мужа, и в благодарность ты сделала меня посмешищем!

Всхлипывая, Сьюзен прижалась к мужу.

Толлбридж вздохнул:

— Лучше уведи ее, Эрон, Тут должна быть задняя дверь.

— А как насчет моей сестры, сэр? После такой драмы она должна выйти за этого человека, но мы ничего о нем не знаем.

Возможно, у него, наконец, появились нормальные чувства.

— С твоего позволения, я разберусь с этим. Выясню его положение и сообщу тебе. Сьюзен! — Дочь повернула к нему заплаканное лицо. — Будет больше пользы, если ты представишь в обществе ситуацию как романтическую историю воссоединения возлюбленных и так далее, а не как удар по твоим планам и гордости.

— Но мистер Дрейдейл…

— Дрейдейл показал себя недостойным образом. У нас есть слово Пруденс о лживости его утверждений, а его собственные грубые действия говорят против него. Эрон, я заберу на ночь твою сестру в мой дом и сделаю распоряжения относительно ее завтрашней свадьбы с мистером Бергойном.

Завтра? Кейт украдкой взглянул на Пруденс и увидел в ее глазах ту же тревогу. Пространства для маневра не осталось.

— Да, сэр, — повиновался Эрон и увел возмущенную и раздосадованную жену.

Толлбридж подал Кейту табакерку, но тот отказался, пытаясь найти выход.

Толлбридж взял щепотку, наслаждаясь эффектом, потом высморкался.

— Вы как-нибудь связаны с Бергойнами из Кейнингза, сэр?

— Да.

Кейт недооценил осведомленность этого человека.

Но Толлбридж лишь сказал:

— Вы твердо уверены, что при таком благородном происхождении хотите вступить в этот союз?

— Надеюсь, вы не намекаете на какие-то недостатки Пруденс, Толлбридж?

Тот поднял брови.

— Конечно, нет, сэр. Но ожидания общества игнорировать нельзя.

— Общество ожидает, чтобы я немедленно забрал Пруденс с собой.

Если бы Кейт увез ее отсюда, то мог бы заботиться о ней, не вступая с ней в брак. Поселить Пруденс у какой-нибудь респектабельной леди. Тайком обеспечить ее приданым, на которое она сможет купить себе достойного мужа, какого пожелает.

— Общество ожидает, что вы женитесь на ней, и быстро, особенно в свете инсинуаций Дрейдейла.

— Он совершил больше, чем инсинуации.

— А вы — больше, чем протест.

— Пруденс нужно время, чтобы оправиться от шока и жестокости.

— Мистер Бергойн, — сказал Толлбридж, — для нас вы незнакомец. Могу я или ее брат позволить увезти ее невенчанной?

Отлично подметил, черт бы его побрал!

— Пруденс сама решит, она совершеннолетняя.

— Женщин легко одурачить, они часто идут за своим сердцем. Дело мужчин — направлять их.

Кейт повернулся к Пруденс Юлгрейв в надежде, что та одобрит его предложение, но она, похоже, даже не слушала. Пруденс смотрела в пространство, поглаживая синяк на щеке и ничего не сознавая от шока.

— Посмотрите на нее, Толлбридж. Она не в состоянии.

— Брак поможет ей восстановиться. Во всех смыслах. Любая отсрочка, сэр, наведет на мысль, что у вас есть причины верить обвинениям Дрейдейла. Сплетни разлетятся мгновенно.

— Плевать мне на сплетни в Дарлингтоне.

Губы Толлбриджа скривились в сухую улыбку.

— Сейчас не Средние века. Кареты четыре раза в неделю увозят отсюда людей и письма. Дарлингтонские сплетни достигнут Йорка через день, Лондона — через неделю и оттуда разойдутся повсюду.

— Поспешный брак только добавит разговоров.

— Поспешный брак отлично соответствует вашей истории. Люди обожают романы, достойные песен трубадуров.

— Мне сочинить на эту тему балладу? — огрызнулся Кейт, чувствуя, как петля затягивается у него на шее.

Это не только соображения Толлбриджа. Петля сплетена из фактов.

Драматическая стычка у алтаря из того сорта историй, что мгновенно расходятся по округе, и вскоре станет известно, что в скандале замешан аристократ. Даже если газеты обозначат их туманными Б-н и Ю-в, то непременно добавят подробности типа «недавно унаследовавший титул после потрясшей всех смерти брата».

Он-то от этого не пострадает, если не считать, что его репутация безрассудного шалопая подтвердится снова.

Но Пруденс Юлгрейв без брака будет погублена. Тогда уж она действительно может стать героиней какого-нибудь романа.

Но, черт побери, реакция его семьи, разочарование претенденток, графство, двор, король!!!

— Вы согласны? — подгонял его Толлбридж тоном человека, у которого на руках одни козыри.

Он, без сомнения, пытается проложить дорожку к благородной фамилии, но считает себя богаче. Его дочь будет в свойстве с графом. Толлбридж ясно дал это понять, более того, он прав. Своим вмешательством Кейт объявил собственное намерение жениться на Пруденс Юлгрейв и должен это сделать — ради нее и ради самого себя.

— Согласен, — сказал Кейт. — Но нам нужна лицензия.

— До епископа Дарема отсюда чуть больше двадцати миль, но мы можем обсудить это подробнее, как только Пруденс окажется под опекой моей кузины.

— Вашей кузины?

— Миссис Поллок. Она ведет мой дом. Добросердечная женщина.

Кейт не хотел оставлять Пруденс под крышей Толлбриджа, у того собственные интересы на первом месте, но ей больше негде укрыться от Дрейдейла. А тот явно жаждет реванша.

В доме ее брата небезопасно, там Пруденс окажется во власти раздосадованной невестки.

И вряд ли он может поселить ее в гостинице.

Кейт снова взглянул на Пруденс, но та по-прежнему смотрела в сторону.

Толлбридж прав. Они обязаны навести на эту историю романтический глянец, все должно выглядеть безупречно. С этого момента ни намека на скандал. Недалеко то время, когда весь свет начнет живо интересоваться подробностями о новой невероятной графине Малзард. Ее жизнь и без того станет нелегкой.