Прочитайте онлайн Два шага на небеса | Глава 47

Читать книгу Два шага на небеса
3216+1880
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 47

– Виктор! – в ужасе ахнула Стелла, закрыв рот ладонью, и кинулась к брату. – Что они с тобой сделали?!

Она упала перед ним на колени, схватила его обезображенное лицо в ладони, а он крутил головой, словно ему было больно.

– Нет, – бормотал он, едва шевеля распухшими губами. – Нет, не они…

– Сынок! – возопила мадам, словно проснувшись, и, выставив вперед руки, танком пошла на доктора. – А мы тебя уже похоронили! Но как эти изверги посмели глумиться над тобой?!

– Внесите ясность, господин Челеш! – попросил Алик, прохаживаясь у окна. – А то у меня от таких эпитетов уже болят уши.

– Это солдаты, – невнятно пробормотал Виктор, гладя руки сестры. – Сегодня ночью… Я смог убежать…

– Любимый! Дорогой! – всхлипывала Стелла, и я впервые видел на ее глазах настоящие слезы.

– Трогательная встреча, правда? – спросил меня Алик. – Слезу вышибает! Счастливая мать обрела сразу двоих детей!

– Что вы такое говорите! – с возмущением произнесла мадам, не зная, как подступиться к Виктору, чтобы не наступить ни ему, ни Стелле на ногу. – Что значит двоих детей? У меня только сын – Виктор!

– Как это вы, мамаша, забыли, что сразу после мальчика у вас родилась еще и девочка? – с ненавистью произнесла Стелла.

– Как?.. Что?.. Как это она родилась?..

– А так, – ответила Стелла. – Виктор мой брат, и хватит разыгрывать спектакль! Конец!

Я всерьез обеспокоился состоянием психики мадам. Лицо ее пошло пунцовыми пятнами, губы мелко задрожали, а на лбу выступили капли пота.

– Вы… – бормотала она, озираясь по сторонам. – Вы все мне лгали!.. Я думала… Мое сердце!.. Мой сыночек!..

Ложь была столь явной, что смотреть на кривляние немолодой женщины было противно. Впрочем, кроме меня и Бэтмена, на мадам никто не смотрел. Алина стояла лицом к окну и курила, чего я раньше за ней не замечал. Алик, как ведущий популярной телепрограммы, ходил по «сцене» кругами, смотрел себе под ноги и время от времени кидал комментарии. Петруха любовался дыркой в стволе «узи». Лора, униженная тем, что малоприятный и незнакомый человек при всех обвинил ее отца в нечестности по отношению к ней и к «Олимпии», полулежала на стойке и тщетно пыталась остановить мокрым платком слезотечение. Стелла, сломленная состоянием брата, по-прежнему стояла перед ним на коленях и умирала от жалости к нему.

– Ладно, – пробормотала Стелла, вставая на ноги и помогая подняться брату. – Хватит лгать! Никакой он вам не сын, и вы это прекрасно знали. Разыгрывали перед ним комедию, чтобы войти в доверие и с его помощью разыскать пластины.

Мадам беззвучно хватала ртом воздух. Она приподняла руки, скрюченные пальцы застыли, словно она держала булыжники.

– Ложь! – выпалила она. – Подлая ложь! Я была уверена, что он мой сын. Я верила… А он… а вы издевались над больной женщиной!

– Отойди от окна! – попросил Алину Алик. – Могут появиться патрули.

– Сколько я тебе должна? – спросила Алина. – Я хочу выйти. Я больше не могу на это смотреть!

– Надо же, какой Пыжик у нас слабонервный! – оскалившись, выдавила Стелла. – Сучка ты белая! Смотреть на это не можешь!.. Мамаша, закройте рот, от вашего воя уже голова раскалывается!

– Я до последнего верила, что Виктор – мой сын, – всхлипывая, произнесла мадам. – Я и сейчас верю!.. Сынок! Родненький! Подойди к своей маме!

– Ага, сейчас! – кивнула Стелла. – Что ж вы так оплошали! Все у нашего отца выпытали: и как нашу мать звали, и когда она умерла, а вот о том, что на свете была еще я, – не узнали! Очень обидно!

– Молчи, подлая лгунья! – прикрикнула мадам. – Никакой он тебе не брат! Виктор мой сын, а вот ты – самозванка! Ты нарочно приклеилась к нему, чтобы обогатиться за его счет!

Голос ее постепенно набирал силу. Братки, балдея от бесплатного концерта, качали головами и хихикали. Лора успокоилась и из-за моей спины наблюдала за скандалом. Алик неожиданно громко хлопнул в ладоши и поднял руку.

– Господа и дамы! Ситуация становится неразрешимой, – объявил он. – Два человека претендуют на родственное отношение к Виктору Челешу. Кажется, что-то похожее было в мифологии: две женщины, дитя, царь Соломон…

Он обвел взглядом всех присутствующих.

– Я не в состоянии разрешить этот спор иным способом, чем принять Соломоново решение, – произнес Алик таким голосом, от которого у меня по спине побежали мурашки, и тогда я начал понимать, что все мы здесь уже немного забыли Россию.

Бэтмен вдруг подскочил к Виктору и снизу вверх ударил его прикладом «калашникова» по лицу. Откинувшись назад, доктор упал на пол и громко застонал. Капли крови хлестнули по лицу Стеллы.

– Хватит! – закричала она, снова кидаясь к брату.

– Не убивайте моего сына! – взмолилась мадам, протягивая в сторону Виктора руки.

Алик снова поднял руку вверх. В нем пропадал талант телеведущего.

– Мы будем бить его до тех пор, пока он не покажет, в каком номере и где он спрятал пластины, – предупредил Алик. – А когда покажет, мы отпустим всех.

Он кивнул Бэтмену. Тот с готовностью снова замахнулся прикладом, но Стелла загородила собой брата и сказала:

– Не надо! Хватит! Он покажет!

Виктор, с трудом поднимаясь на ноги, крутил головой. Из его распухшего носа кровь хлестала как из крана.

– Стелла… – попытался он возразить, но сестра схватила его за ворот бурой от крови рубашки.

– Все, Виктор, все! – громко говорила она, словно брат начал глохнуть. – Мы проиграли. Покажи им, где спрятаны пластины! Пусть подавятся! Жизнь дороже! Я прошу тебя!

– Не сметь! – вдруг врезался звонкий вопль мадам. – Он не имеет права показывать это место, потому что эти пластины принадлежат мне! Это нарушение! Это покушение на частную собственность!

– Значит, вы предпочитаете, чтобы Виктор молчал? – уточнил Алик.

– Да! Эта тайна принадлежит нам двоим.

– Продолжай! – Алик подал знак Бэтмену, но Стелла почти вплотную приблизилась к Алику и твердо повторила:

– Прекратите! Он скажет. А если нет, тогда я покажу вам номер.

– Стелла, молчать! – с небывалой для женщины громкостью рявкнула мадам.

– Я все-таки хотел бы уточнить, – мягко вмешался Алик. – Вы отказываетесь от своих материнских прав на Виктора?

Мадам, дергая головой, стала ковыряться в пачке сигарет.

– Отказываетесь, не отказываетесь! – злобно прошипела она. – Много вы понимаете в материнстве!

– Господа! – торжественно объявил Алик. – Позвольте представить вам победительницу поединка, которая сумела доказать свое родство с Виктором.

С этими словами он подошел к Стелле и, взяв ее за руку, поднял вверх. Стелла с негодованием высвободила ладонь. Бэтмен и Петруха зааплодировали.

– Прекратите паясничать! – выкрикнула Стелла.

– Так и быть! – взмахнула рукой мадам, требуя внимания к себе, как будто намеревалась оспорить решение «рефери». Ее руки дрожали, огонек зажигалки прыгал под сигаретой, и мадам никак не удавалось прикурить. – Я расскажу все как было! С Маратом – отцом Виктора – мы были почти расписаны. Мы обязательно бы зарегистрировали наш брак, если бы не трагические события двадцатого июля семьдесят четвертого года. По сути дела, мы были мужем и женой. Отсюда следует, что я имею право наследовать пластины как его законная супруга! В смысле – вдова.

– Вы лжете, Эмина, – глухим голосом сказал Виктор, прижимая к носу платок, который ему дала сестра. – Отец не доверял вам и не собирался вступать с вами в брак. По этой причине он никогда не приглашал вас к нам в номер, не говорил об истинной ценности пластин и тем более о том, куда я пластины прятал.

– Извините, молодой человек! – повышенным тоном возразила мадам. – Это сейчас молодежь спит друг с другом на второй день после знакомства. А в те годы с моралью было все в порядке, и, даже если бы ваш отец пригласил меня к вам в номер, я бы отказалась от этого предложения. У нас с ним была настоящая крепкая дружба!

– Дружба? – усмехнулся Виктор. Было видно, что даже слабая улыбка доставляет ему страдания. – За день до вторжения турецких войск в Фамагусту, несмотря на то что отец простудился и лежал в постели, вы оставили его и сбежали в Кирению к своим родственникам, среди которых ваша лояльность к турецким войскам была бы особенно хорошо заметна.

– Что?! Какую гадость вы говорите! Не верьте ему! – начальственным тоном приказала мадам. – В то время он был сопливым мальчишкой, не способным судить о сложных взаимоотношениях взрослых! Что вы помните, если вам тогда было шесть лет!

– Лично я помню, как в шесть лет родители возили меня на море, – увлекся темой спора Петруха. – Это было под Одессой, в Чабанке. Мать заставляла по утрам пить кефир – я его ненавидел. Помню одноэтажные фанерные домики, в которых мы жили, марлю на двери от комаров, койки, тумбочки. Но комнату, в которой мы жили, я бы сейчас не нашел – это точно.

– А вы, Виктор, уверены, что найдете номер? – спросил Алик.

– Мы найдем его по виду из окна, – за брата ответила Стелла.

– Стелла! – угрожающе произнесла мадам. – Вспомните о нашем договоре! Не делайте ошибки!

– Вот что, мамаша! – вспылила девушка. – Отвяжитесь от меня!

– Я из-за вас продала виллу! – Мадам попыталась разжалобить девушку. – Я историк! У меня в жизни ничего нет, кроме этих пластин! Вы отняли у меня сына! Теперь хотите отнять память о молодости и любви!

Девушка взяла с пола начатую бутылку с минералкой, намочила бурый от крови платок и приложила его к переносице Виктора.

– Хотите, я заплачу еще больше? – не сдавалась мадам. Ее голос уже утратил былую твердость и дрожал. – Я поговорю с родственниками, мы продадим квартиру в Никосии! Продадим обе машины! Земельный участок в Карпасии! Я все, все продам! Я умоляю вас!

К величайшему изумлению всех присутствующих, мадам вдруг рухнула на колени перед Стеллой и попыталась удариться лбом о ее туфли.

– Отстаньте же наконец от меня, от нашей семьи! – произнесла Стелла, с презрением глядя на женщину. – Поймите, что мне уже ничего не надо, кроме жизни и здоровья брата!

Мадам медленно поднялась с пола. Лицо ее было перекошено от ненависти.

– Идиотка! – прошептала она. – Один раз ударили ее братика, так она уже сопли распустила. А могла бы заработать полмиллиона фунтов! За такие деньги можно и носом, и зубами пожертвовать. Все равно подохнете – и ты, и твой братец. Я дам против вас показания в полиции! Я найму киллера! Я вас разорю! Я тебя, сучку, на панель брошу!

– Мороз по коже, – признался Алик.

– Бабушка! А вы не много на себя берете? – уточнил Бэтмен.

– И против вас дам показания! – Мадам перенацелила угрозу, злобно взглянув на Бэтмена.

– И против меня? – поинтересовался Петруха.

– Совершенно верно! – подтвердила мадам. – Вы будете отвечать перед судом за то, что избивали моего сына!

– Она сходит с ума, – шепнула мне на ухо Лора.

– А меня за что? – продолжал развлекаться Бэтмен.

– За то, что убили Мизина! – не задумываясь, выпалила мадам.

Все, кроме Алины, начали посмеиваться. Это распалило мадам еще сильнее. Она стала крутиться на каблуках посреди комнаты и тыкать пальцем в каждого, на кого падал ее взгляд.

– И на вас! – пригвоздила она обвинением Лору. – За то, что суете нос не в свое дело!

Взгляд мадам упал на меня:

– А вас за то, что на яхте стреляли в моего сына!

Она повернулась на каблуках к окну.

– А вас, милочка, – сказала она Алине, – за то, что сотрудничаете с бандитами!

Мадам на мгновение замолчала, ее взгляд метался по лицам. Она запуталась, забыв, кто еще не попал под меч ее правосудия. Наконец она вперила взгляд в Виктора, и по ее губам пробежала самодовольная ухмылка.

– А вас, молодой человек, я буду судить за то, что вы прикидывались моим сыном!

Это был апогей ее сольного номера. Комната взорвалась смехом. Кажется, смеялся даже Виктор. Только Алина выделялась статичностью и безэмоциональностью. Ее взгляд, холодный и глубинный, как свет далекой звезды, был устремлен на меня, и я понял, что она еще не отыграла.