Прочитайте онлайн Досадное недоразумение | Часть 1

Читать книгу Досадное недоразумение
4518+661
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

1

Дэн Роджерс сидел в машине перед внушительным четырехэтажным зданием, построенным в начале прошлого века. Когда-то здесь был городской особняк аристократического семейства, потом — гостиница, а последние пятнадцать лет располагался санаторий доктора Сондерса.

Место тихое и уединенное, несмотря на то что находится почти в центре города. От шумных улиц его отделяет просторный старинный парк, обнесенный чугунной оградой. Прекрасное место для прогулок, особенно сейчас, весной, когда все цветет и благоухает, а яркая весенняя зелень создает праздничное настроение.

Въезжая в распахнутые высокие ворота, Дэн невольно залюбовался открывшимся видом: широкая платановая аллея, огромный дом из серого камня, напоминающий замок, с небольшими башенками и стенами, увитыми плющом…

Вообще-то сейчас он должен быть внутри, а не снаружи. Наверное, его уже ищут… Дэн снова погрузился в задумчивость.

В последнее время жизнь преподносит ему странные сюрпризы. И загадывает загадки. Главный и самый приятный сюрприз — это, конечно, встреча с голубоглазой грациозной феей, которая обитает в этом заколдованном замке…

Дэн улыбнулся своим мыслям. Он и сам не знал, что может быть таким романтичным. Но он действительно готов сражаться с любыми драконами, которые вздумают помешать ему добиться благосклонности этой девушки. А добиться ее, как он уже убедился, будет очень нелегко.

Да, эта встреча — самое лучшее и светлое событие в его жизни за последние много лет. Но есть и не такие приятные сюрпризы. Есть загадки, в которых нет абсолютно ничего приятного и которые он должен разгадать во что бы то ни стало и как можно скорее. Он с трудом вернулся к реальности от своих мыслей и собрался выходить из машины.

Неожиданно одно из окон первого этажа распахнулось, и Дэн увидел знакомый силуэт. Его сердце забилось быстрее, он невольно улыбнулся, но через секунду снова нахмурился. Придется объехать санаторий и войти через черный ход. Конечно, он всегда может придумать объяснение своему отсутствию, но лучше не привлекать к этому внимания.

Розмари положила трубку телефона и подошла к окну. Она распахнула обе створки и полной грудью вдохнула терпкий весенний воздух. Ее глаза были широко открыты, но она не видела ни нежной зеленой травы, ни цветущих деревьев, ни маленьких пташек, весело порхающих с ветки на ветку. Ее сердце замерло в неясной тревоге. Она и сама себе не могла толком объяснить причину своей подавленности.

Звонил Стив. Напомнил, что они собирались провести этот уик-энд вместе. Сказал, что приготовил ей сюрприз… Розмари догадывалась какой. Она вдруг почувствовала себя как птица, которая случайно залетела в красивую золоченую клетку. Еще миг — и дверца захлопнется, а она останется в неволе навсегда.

Розмари пробормотала в трубку что-то невнятное, потом сказала, что сейчас она очень занята и перезвонит попозже.

— Я заеду за тобой вечером, — сказал Стив. — Ты сегодня заканчиваешь как обычно?

— Да, — только и смогла ответить Розмари.

Она скрестила руки на груди, ее лицо приняло сосредоточенное выражение.

Розмари была не просто мила или очаровательна. Она обладала качествами, о которых сама не подозревала, так как они не отражаются в зеркале, — грацией и обаянием. Она двигалась легко и непринужденно, ее тонкие руки и длинная шея придавали облику изящество балерины, хотя Розмари никогда не занималась балетом. Когда она улыбалась, в ее темно-голубых глазах вспыхивали искорки. Ее улыбка была такой искренней и располагающей, что никого не могла оставить равнодушным.

Розмари вовсе не была слабой или легко поддающейся чужому влиянию, об этом можно было догадаться и по ее небольшому решительному подбородку, и по упрямой складке, которая появлялась на ее высоком лбу, когда она принимала какое-нибудь решение и не собиралась от него отступать.

Но все же бывали ситуации, когда на нее вдруг нападала нерешительность. Как сейчас, со Стивом. Все зашло слишком далеко. Розмари давно поняла, что ошиблась в выборе. Она должна набраться смелости и сделать этот трудный, но необходимый шаг…

Ее размышления прервал осторожный стук.

— Входите…

Дверь распахнулась. Розмари вздохнула. На пороге стоял Дэн Роджерс. Растрепанная шевелюра, легкая небритость и смеющиеся серые глаза. Одет он был в джинсы и клетчатую рубашку.

Ему бы еще ковбойскую шляпу и лошадь, подумала Розмари. Вылитый ковбой!

Высокий рост, широкие плечи и проступающие под рубашкой мускулы не оставляли сомнений в том, что этот парень мог бы справиться с целым табуном норовистых лошадей.

Он уверенно направился к ее столу и уселся в кресло для посетителей. Розмари обратила внимание на его легкую походку — еще один пациент, которым может гордиться доктор Сондерс. А ведь всего лишь месяц назад Дэн опирался на тросточку.

Он смотрел на Розмари и молчал. На его лицо, обычно беззаботное и улыбающееся, набежала тень.

— Добрый день, — прервала молчание Розмари.

— О, извините! — воскликнул Дэн Роджерс. Когда вижу вас, забываю обо всем на свете. Даже об элементарных приличиях. Здравствуйте.

Опять он за свое. Его поведение выводило Розмари из равновесия. Бывали моменты, когда ей просто хотелось запустить в него чем-нибудь тяжелым. И только серьезное отношение к занимаемой должности удерживало ее от этого.

Она так гордилась своей работой. Ей удалось получить место администратора в известном санатории доктора Сондерса. Она успешно прошла все туры собеседования, и из всех претендентов выбрали именно ее! Да, она могла быть собой довольна.

Вот уже почти год, как она здесь работает, прекрасно справляется со своими обязанностями и пользуется уважением персонала и пациентов. Недавно доктор Сондерс назначил ее старшим администратором и даже выделил ей собственный кабинет… И тут появляется Дэн Роджерс. Со своими шуточками, демонстративным ухаживанием и покровительственным отношением. Да он просто издевается над ней! На глазах у всего санатория. Что он задумал на этот раз?

— Я к вам по делу… — Лицо Дэна приобрело преувеличенно серьезное выражение. — Хочу пожаловаться.

— Что случилось? Вы недовольны обслуживанием? — невозмутимо спросила Розмари. Вряд ли это так. Обслуживание в санатории на самом высоком уровне. И в этом есть и ее заслуга.

— В том-то и дело, что совершенно не к чему придраться. Вы работаете безупречно. — Он изобразил легкий поклон в ее сторону. — Так что невозможно найти повод для встречи с вами. Именно это меня и возмущает.

— Но вы все-таки нашли повод…

— Как видите, я очень изобретателен. Ну ладно, — продолжал Дэн, — повод я озвучил, теперь главное. Вы знаете, я скоро уезжаю. Возвращаюсь домой. — Он вздохнул. — Это грустно.

— Почему же? По-моему, это замечательно.

— Наверно, вы будете рады, когда я уеду. — В его глазах была такая искренняя грусть, что Розмари смутилась.

— Да нет, что вы…

— Это мой последний уик-энд здесь… Может, мы с вами сходим куда-нибудь?

Розмари удивленно на него посмотрела. Она настолько привыкла воспринимать Дэна как пациента, что ей и в голову не могло прийти принять такое приглашение.

— Ну так как? — спросил Дэн с надеждой.

— Во-первых, у вас режим, — сказала Розмари строго. — Во-вторых, это против правил. А в-третьих, у меня другие планы.

— Значит, инвалиды вас не интересуют… — протянул Дэн.

— Не пытайтесь давить на жалость, — возмутилась Розмари, — какой же вы инвалид? Только вчера доктор Сондерс говорил, что вы удивительно быстро восстанавливаетесь.

— Да, заживает как на собаке, — сказал Дэн хмуро. — А другие планы — это тот респектабельный красавчик, который заезжает за вами на «бентли»?

— А вот это вас не касается. — Розмари рассердилась.

— Опять я сказал что-то не то, — сокрушенно пробормотал Дэн.

— Почему вы всегда иронизируете? — спросила Розмари.

— Не всегда, — ответил Дэн. — Только с вами.

— Почему? Почему бы вам не вести себя проще, естественнее?

— Мой психоаналитик говорит, это потому, что я вас до смерти боюсь… — Он опустил глаза и посмотрел на Розмари исподлобья.

— Никогда бы не подумала, что вы ходите к психоаналитику.

— Да я и не хожу, — улыбнулся Дэн, — только собираюсь.

Когда он ушел, Розмари облегченно вздохнула. Ну что за человек! Совершенно непонятно, чего от него ожидать.

Все в санатории его просто обожают, медсестры от него без ума, еще бы, такой обаятельный и за словом в карман не лезет. Шутит и смеется даже во время болезненных процедур.

Как-то она спросила его об аварии, в которой он получил травму. Вообще-то в санатории это не принято, но так получилось, что разговор свернул на эту тему.

— Как-то выпил я виски, еду, смотрю, столб на меня несется, хотел увернуться, а их уже два, — невозмутимо объяснил Дэн.

Ну что тут скажешь?

Розмари поудобнее уселась в своем кожаном кресле и стала просматривать бумаги, которые ей могут сегодня понадобиться для встречи с поставщиками.

Когда Розмари впервые увидела свой кабинет, то чуть не запрыгала от радости. Он оказался именно таким, каким ей хотелось бы его видеть. Стены обиты дубовыми панелями, на полу толстый темно-зеленый ковер, потолок украшает старинная хрустальная люстра. Массивный дубовый стол с многочисленными ящиками, высокие застекленные стеллажи и несколько мягких кожаных кресел дополняли картину благородной старинной респектабельности.

Верхние этажи санатория, где располагались комнаты пациентов и медицинские кабинеты, были полностью переделаны. Там все было выполнено в светлых тонах, красиво, очень удобно и функционально, но, на взгляд Розмари, слишком современно.

Ей больше нравился первый этаж, который занимали кабинеты сотрудников. Его отреставрировали, оставив, по возможности, в прежнем виде. В просторном холле и в кабинете доктора Сондерса даже сохранились камины, которые создавали особую атмосферу и поддерживали дух старины. Мебель тоже была старой, почти антикварной, что безумно нравилось Розмари: каждая вещь обладала своим характером и имела свою историю. Даже воздух в кабинете Розмари был не такой, как на верхних этажах, ей всегда казалось, что, вдыхая его, она начинает мыслить яснее и вести себя увереннее.

Вечером, когда Стив подвозил ее до дома, Розмари сказала, что плохо себя чувствует и вряд ли сможет поехать на уик-энд. Это почти не было уловкой. Ее самочувствие действительно оставляло желать лучшего, а мысль о том, чтобы делать над собой усилие, притворяться довольной и оживленной, была просто невыносима.

— Но мы так давно это планировали, — сказал Стив расстроенным голосом.

— Я же не специально, — проговорила Розмари жалобно. — Понимаешь, совершенно нет сил. Чувствую себя разбитой…

— Надо проконсультироваться с врачом.

— Да нет, я просто очень устала. Приму пару таблеток аспирина, хорошенько высплюсь, побуду дома, и все пройдет.

— А как же я? — возмутился Стив.

— А ты поезжай. Ты же будешь не один. Там будет куча народа. Да еще и этот, как его, с кем ты хотел встретиться…

— Не «этот», а, возможно, будущий член парламента Джонсон. Очень полезный человек для моей карьеры. Ты все время забываешь то, что для меня важно, — сказал он с упреком.

Розмари промолчала. Что тут возразишь, если это правда. Да, ей неинтересны были все эти приемы, на которых Стив встречался с полезными людьми. Каждый пытался показать, какая он важная персона, каждый мог говорить часами о своих планах и проектах, и никто никого не слушал.

И Стив хотел стать таким же. Да он уже такой. Его карьера — вот что его интересует в первую очередь. А также во вторую и в третью.

А она, она разве не такая же? В последний год ее не интересовало ничего, кроме работы. Даже в выходные она думала о том, что нужно будет сделать в понедельник. И со Стивом встречалась больше по инерции.

Они знали друг друга с детства. Ходили в одну школу. Он на три года старше, учился в одном классе с ее сестрой. Были времена, когда он дергал ее за косички, а она, смастерив рогатку, однажды ему отомстила, обстреляв перезревшими вишнями.

Потом она уехала в колледж, а когда вернулась, Стив смотрел на нее совсем другими глазами. Он начал приглашать ее на дискотеки и возить на долгие прогулки по окрестным лугам. Было весело и легко. Но постепенно их отношения стали какими-то формальными, как будто они — уставшие друг от друга супруги, которые живут вместе уже не один десяток лет…

На следующий день Розмари проснулась с твердым намерением отдыхать и расслабляться. Ничего не делать и ни о чем серьезном не думать. Она долго нежилась в постели, потом выпила кофе и решила принять ванну.

Лежа в ароматной пене, наслаждаясь безмятежностью и покоем, она вдруг обнаружила, что перед ее мысленным взором постоянно всплывает лицо Дэна. Не такое, каким она привыкла его видеть, — насмешливое, с задорным блеском в глазах, а такое, каким оно было вчера, — непривычно серьезное, немного усталое, с затаенной грустью. Интересно, что он за человек? Не похож ни на кого из ее знакомых.

Она вспомнила, как он появился в санатории. Она как раз стояла у входа, обсуждала с представителем рекламного агентства, как обновить вывеску. Ей хотелось, чтобы та не нарушала общий вид старого здания.

Подъехало такси, из него вышел элегантный мужчина с тросточкой. Он прихрамывал, но все же двигался легко и непринужденно.

Поравнявшись с Розмари, он остановился, поздоровался и сказал:

— С первого взгляда вижу, что пребывание здесь пойдет мне на пользу. Вы случайно не мой лечащий врач?

— Нет, я старший администратор, — ответила Розмари, чувствуя непонятное беспокойство и смущение под его пристальным взглядом.

— Меня зовут Дэн Роджерс. Очень приятно, что мы с вами будем часто видеться.

Розмари вовсе не была уверена, что они будут часто видеться и что это будет так уж приятно. Но она не стала высказывать вслух свои мысли, а просто представилась:

— Розмари Кларк.

— Вы замужем? — неожиданно спросил он.

— Какая разница? — Розмари была возмущена его фамильярностью.

— Значит, нет… — Он задумчиво посмотрел на нее и сказал с улыбкой: — Я очень рад.

Так, с самого начала, их отношения не вписывались в официальные рамки, хотя Розмари очень этого хотелось. Она пыталась соблюдать дистанцию, но Дэн все время ее нарушал, делал вид, что вообще понятия не имеет об общепринятых нормах поведения. Но с другими-то он вел себя вполне корректно!

Она всегда считала, что он выбрал ее объектом для своих насмешек, потому что почувствовал, что на самом деле она не так уверена в себе, как хочет выглядеть. Потому что она еще молода и неопытна и не знает, как вести себя с пациентами в ситуациях, не предусмотренных правилами санатория.

А вчера, когда он вроде бы в шутку сказал, что боится ее, она неожиданно почувствовала в его словах искренность… Может, дело действительно в том, что она ему нравится, и он, как мальчишка, который подсовывает понравившейся девочке жабу в портфель, старается таким способом привлечь внимание?

Неожиданный телефонный звонок прервал ее размышления. Хорошо, что Розмари взяла телефон с собой в ванную. По звонку она поняла, что это Саманта, ее сестра.

— Розмари, ты дома? — начала Саманта без предисловий.

— Дома, — ответила Розмари, — лежу в ванне.

— Как здорово, что ты никуда не уехала, — обрадовалась Саманта. — Я и не надеялась, просто утопающий за соломинку хватается. Ты вроде уезжать собиралась, со Стивом?

— Я передумала. А что случилось-то? У тебя потоп?

— Хуже. Майкл уехал в командировку, у няни сегодня выходной, я с самого утра одна с этими бандитами. Приезжай! Только ты можешь меня спасти! — взмолилась Саманта.

— Ну ладно… — Розмари понимала, что другого выхода у нее нет. — Только мне надо волосы высушить.

— Суши быстрее и приезжай! Если будешь собираться слишком долго, приедешь на руины, которые останутся от нашего дома. Они уже пытались запустить ракету… Эй, что вы делаете! — закричала Саманта, и в телефоне раздались короткие гудки.

Что ж, Розмари с удовольствием повидается со своими племянниками-близнецами Бобом и Полом. Понятно, что они могут свести с ума кого угодно, но она их обожает. Няни у них надолго не задерживаются, маму они очень любят, но не очень слушаются, а Розмари для них — «свой парень». Непререкаемым авторитетом для мальчишек является отец. Потому что у него есть большая машина, а еще он может скакать на лошади и стрелять. Для близнецов он — идеал, они беспрекословно его слушаются. Но сейчас он уехал… Бедная Саманта.

Розмари быстро высушила волосы, не заботясь о прическе, натянула джинсы, первый попавшийся свитер и села в подъехавшее такси.

Когда она открыла дверь, на нее с криками «Рози приехала!» налетел настоящий вихрь из всклокоченных голов, вымазанных шоколадом щек и липких рук. Саманта вышла из кухни с чашкой кофе в руках.

— Будешь кофе? — спросила она Розмари.

— Не отказалась бы.

— Пойдем, посмотришь на нашу ракету! — закричали близнецы. — Она совсем почти настоящая, только нужно еще реактивное топливо, нам толстый Джек обещал завтра принести…

Розмари пришлось пойти в детскую, осмотреть ракету, выразить восхищение, заодно испытать в действии новую железную дорогу и полюбоваться двумя роботами на дистанционном управлении, которых братья запустили наперегонки. Выступив в роли судьи и объявив, что победила дружба, Розмари наконец отправилась на кухню выпить кофе.

Саманта домывала посуду. Кухня сияла чистотой.

— Ты меня просто спасла! — воскликнула Саманта при виде Розмари. — Ты не представляешь, что тут творилось перед твоим приходом.

— Быстро ты управилась.

— А как же! У меня знаешь какой опыт скоростной уборки. А также готовки, глажки и прочего.

— Да, ты у нас супермама, — сказала Розмари, наливая себе кофе. — У меня идея. Давай съездим в детский центр. Пусть там порезвятся.

— Это ты здорово придумала. Одной тяжело — и в машине они вертятся, и на улице разбегаются в разные стороны… А вдвоем мы легко управимся.

Близнецы, услышав радостную новость о предстоящей поездке, завопили и запрыгали вокруг Саманты и Розмари.

— Так, — строго сказала Саманта, пытаясь перекричать мальчишек, — мы поедем только в том случае, если вы уберетесь за пятнадцать минут.

— Рози! Ты нам поможешь? Помоги нам, пожалуйста! — взмолились Боб и Пол.

— Я вам помогу, — согласилась Розмари, — но это не значит, что я буду делать уборку, а вы бегать и кричать.

— Время пошло, — объявила Саманта, и мальчишки наперегонки побежали к ящикам и полкам, прихватывая по пути игрушки.

Комната выглядела относительно опрятной уже через десять минут. А на то, что при открывании дверцы шкафчика оттуда могло что-нибудь вывалиться прямо на голову, а в ящиках игрушки лежали вперемешку с носками и шоколадными батончиками, никто не собирался обращать внимания.

Саманта, уже одетая для прогулки, достала близнецам по паре брюк, футболки, свитера и кроссовки. Все это они быстро натянули на себя, стараясь обогнать друг друга. Единственный способ заставить их сделать что-нибудь быстро — это устроить соревнование. Дух соперничества был очень силен в близнецах, и Саманта научилась этим пользоваться.

На этот раз Боб запутался в носках, и поэтому победил Пол, который был страшно горд, что Розмари присутствовала при его победе.

Усадив мальчишек в машину, Саманта попросила Розмари сесть на заднее сиденье, чтобы присматривать за озорниками. Время в поездке пролетело незаметно: они распевали хором веселые песенки и играли в игру «угадай модель машины», причем Розмари все время проигрывала Бобу и Полу, которые разбирались в автомобилях не хуже, чем многие взрослые.

Вечером, когда довольные поездкой и уставшие близнецы наконец-то уснули, Розмари с Самантой удобно устроились на диване в гостиной с бокалами вина. В доме было непривычно тихо, так, что даже было слышно тиканье больших часов в прихожей. Саманта выключила верхний свет, оставив включенными пару небольших бра в форме нераскрывшихся бутонов, которые были расположены на стене возле дивана. Мягкий свет создавал атмосферу уюта и откровенности.

— Ну рассказывай, — сказала Саманта.

— Что рассказывать?

— Не знаю, что, но что-то тебя гложет.

Саманта всегда угадывала настроение сестры.

— По-моему, Стив собирается сделать мне предложение, — решилась Розмари.

— Похоже, поздравлений ты не ждешь… — Саманта внимательно смотрела на Розмари.

— Я не уверена, что хочу выходить за него.

— Понятно. — Саманта помолчала. — Ты должна помнить одно: ты не обязана делать то, чего тебе не хочется.

— Получается, что я его обманывала… — нерешительно произнесла Розмари.

— Какие глупости! — воскликнула Саманта. — Ты — и обманывала! Да ты даже в мелочах врать не умеешь.

— Я не знаю, что мне делать.

— Делай то, что хочешь, — уверенно сказала Саманта.

— У тебя все так легко… — сказала Розмари с сомнением. — У меня почему-то совсем не так. Я и сама не знаю, чего хочу.

— Но ты знаешь, чего не хочешь.

— Да… Сначала я думала: может, мне нужно время, чтобы привыкнуть к мысли о замужестве. Может, я просто еще до этого не доросла. Или боюсь ответственности. Но теперь я осознала, что вообще не хочу быть со Стивом. Давно не хочу, но боялась в этом признаться даже себе. Я ведь вообще трусиха…

Розмари отпила глоток вина и поставила бокал на журнальный столик.

— Ну… это не совсем так. Просто иногда ты любишь прятать голову в песок. Пора взрослеть, сестренка. — Саманта ободряюще улыбнулась. — А вроде у вас неплохо все начиналось… — проговорила она.

— Да, сначала мне было с ним легко и весело. Но это длилось, в общем-то, недолго. Как-то постепенно из наших разговоров исчезли все темы, кроме его блестящей карьеры… Понимаешь, он заранее все распланировал. Что он будет делать через пять лет, какую должность будет занимать через десять. Где мы будем жить, какой у нас будет дом, даже как будут звать наших детей и чем они будут заниматься, когда вырастут.

— Стив всегда был занудой. Уж я-то знаю. В школе его называли «мочалка Стив».

— «Мочалка Стив»? — Розмари рассмеялась. — Я и не знала. А почему мочалка?

— Кто-то сказал, что он разговаривает, как мочалку жует. Так и прилипло.

Розмари и Саманта посмотрели друг на друга и захохотали.

— Мочалка Стив, — повторила Розмари перед последней вспышкой смеха.

Саманта сходила на кухню и принесла тарелки с сыром и фруктами. Розмари задумчиво жевала финик.

— Значит, скоро мне предстоит неприятный разговор. Возможны некрасивые сцены, резкие слова, — вздохнула она.

— Не трусь.

— Да я не трушу, просто очень все это не люблю.

— Ничего страшного в этом нет. Такое случается. Какое-то время вам было хорошо вместе, потом это прошло… Будете просто друзьями, — успокаивающе говорила Саманта.

— Видно, ты плохо знаешь Стива, — с горечью возразила Розмари. — Если я его отвергну, то стану для него врагом номер один. Какая уж тут дружба…

Саманта непонимающе смотрела на Розмари.

— Ну ты даешь! И из-за такого человека — столько переживаний. Да пусть он катится! А ты — радуйся, что вовремя опомнилась.

Саманта снова наполнила бокалы и предложила выпить «за приятные сюрпризы, которые ждут нас в будущем».

— Сюрпризы, — задумчиво сказала Розмари, — не знаю, готова ли я к сюрпризам…

— Может, ты тоже хочешь написать план своего будущего, как Стив? — поддразнила ее Саманта. — Может, ты от него подхватила вирус занудности?

Розмари тряхнула волосами.

— Ладно, за сюрпризы!

Бокалы со звоном ударились друг о друга.