Прочитайте онлайн Dорого & Gлупо. Светский дневник

Читать книгу Dорого & Gлупо. Светский дневник
4818+550
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Все имена — настоящие, а ситуации нарочно описаны так, чтобы было абсолютно ясно: ЧТО, КОГДА, ГДЕ И, ГЛАВНОЕ, С КЕМ происходило.

1 января

Я в шоке! Не верю, что сделала ТАКОЕ. Этого просто не может быть. Ой-ой, как стыдно! Короче, после трансляции новогодней речи Президента я прокричала на весь «Пушкинъ»: «Путин — наш президент!» ДВА раза.

Не то чтобы я имела что-то против Владимира Владимировича. Да он мой любимый Президент! Мне в нем нравится все — от костюма до восточных единоборств. В новогоднюю ночь он вообще выглядел как конфетка! А когда с непередаваемой интонацией говорил: «Это был трудный год…» у меня аж мурашки по позвоночнику побежали вприпрыжку! Но я была в дупель пьяна, и мой патриотический порыв был воспринят окружающими, как выходка назюзюкавшейся девицы. Компании за соседними столиками снисходительно улыбались, официанты кружили вокруг, помахивая салфетками в сторону дамской комнаты (а вдруг я решу продолжить и расхвастаюсь ужином?!). Игорь вообще ржал как лошадь и предлагал «на бис!» повторить трансляцию речи и мое последующее выступление (ну, я тебе это еще припомню!).

В свое оправдание могу сказать только одно: я была пьяна уже в десять вечера. Двух бокалов шампанского, принятых дома, на кухне, «ну, за наступающий!», хватило, чтобы я окосела, как пожилая родственница царя Гвидона. Предновогодняя истерия не проходит даром. Да.

Хотя я и крепилась почти до конца декабря, усиленно делая вид, что ничего не происходит, но постоянные вопросы: «а где вы встречаете?», «а что ты наденешь?», «а куда вы поедете потом?» — в конце концов, завлекли меня в толпу безумцев, которые готовятся к Новому году, как наложница к первой ночи с турецким султаном: массаж, свежая стрижка, микротоки, снова массаж, выбор платья, массовая закупка подарков, опять массаж, раздача подарков, внезапно вскочивший прыщик на лбу… Я удивляюсь, как вообще смогла встать на каблуки, выйти из дома и сесть в машину, а главное — выйти из нее? И вот теперь я пожинаю плоды своей временной слабости! Зная наш милый город, не сомневаюсь, что меня будут тыкать носом в мой проступок еще очень долго. Блин, а ведь завтра — в Куршевель лететь!

2 января

Я все время удивляюсь, почему в частных самолетах так тесно? Если это не «боинг» Абрамовича, конечно. Впрочем, шесть человек и пятнадцать чемоданов Louis Vuitton (я не шучу, специально проверила!) в «Falcon-900» делового знакомца моего пупсика все-таки поместились. Задастая и зубастая стюардесса (авиавладелец плотно женат) разлила по бокалам шампанское, девушки достали из увешанных дизайнерскими логотипами сумочек глянцевые журналы, дамские романы и косметички, мужчины же начали обсуждать, как они в Альпах будут поправлять здоровье. А я, лакируя игристым вчерашнее похмелье, крепко задумалась: у меня, видимо, было временное помутнение, если я вляпалась в эту авантюру с Куршевелем.

Хотя, надо быть честной хотя бы с собой — не могла же я отпустить Игоря одного в этот очаг разврата?! Он, видите ли, спортсмен — его реально интересует качество трасс в Куршевеле, и он даже по ним спускается (или как там это у них, спортсменов, называется?). Кроме того, он ездит верхом (в том числе и на пони), играет в баскетбол, немного в теннис, плавает с аквалангом, не давится на распродажах в Prada и Brioni и философски относится к тому, что его могут не пропустить в гипотетический ночной клуб (раз в год, и то когда этот клуб реально забит под завязку).

Это вовсе не значит, что он идеален. Верите, он не может купить галстук, если тот не отрекламирован на страницах всех подряд глянцевых журналов. Но все равно, в наше время даже такие мужчины — редкость! Да и этот достался мне после тяжелой и продолжительной борьбы. А по-простому — я увела его у своей подруги Анжелы (понятно, что уже бывшей).

Я отнюдь не femme fatale, которая одним движением бедра повергает в судороги толпы поклонников, просто подруга слишком сдвинулась на том, что ее благоверный не включен в «золотую сотню» журнала Forbes, а перед ней не падают ниц продавцы в бутике Chopard. В итоге, пользуясь частыми командировками благоверного, она решила закадрить то ли Дерипаску, то ли Мамута — не скажу точно, я всегда путалась в этих металлургах. И ей бы дождаться «уведомления о намерениях», так эта жадная дурища собрала вещички и свалила еще на стадии интимно-половой притирки с металлургическим олигархом.

Игорь, слишком много времени проводивший на сибирских нефтяных вышках и потому еще витающий в романтических представлениях о семье как о чем-то надежном, был оскорблен в лучших чувствах. Что вылилось в запой, разврат, преследование «бросившей его сучки» и желание, чтобы его кто-то пожалел. А кто же лучше подходит на эту роль, чем лучшая подруга жены?

Мой мобильный просто плавился от его многочасового нытья! И, честно говоря, меня это сильно достало, а потом я вдруг подумала: «Минуточку, отличный мужик валяется без присмотра, уже даже подал заявление на развод!». И я тут же включилась в игру: участливо смотрела в его глаза, держала за руку, выслушивала жалобы на крушение личной жизни, что-то подвякивала позитивное, а главное — не забывала вовремя и как бы мимоходом сказать гадость про его почти бывшую. В результате уже через месяц я поселилась у него! А когда блудливая супруга после крушения своих грандиозных матримониальных планов решила вернуться в семью, то была послана далеко и надолго (теперь она пасется в отеле «Рэдиссон-Славянская» и специализируется на нефтяниках из Кагалыма).

Совесть меня абсолютно не мучает — на войне как на войне! А как еще назвать ситуацию, когда Москва переполнена алчными провинциалками, которые готовы на все, лишь бы на них обратил внимание дяденька в дорогом костюме и со свитой автоматчиков? Ведь он может с ходу осуществить все их мечты о прекрасном, поскольку даже его костюм стоит дороже, чем любая из них со всеми потрохами… Война!!!!

В Москве за не связанных узами Гименея мужчин идет настоящая охота. В каждом ресторане и ночном клубе берут в осаду даже самую невзрачную особь в стиле «ушки, брюшко, кошелек». Только святой может устоять перед таким напором. Но ни один московский мужчина не похож на святого. Оставить его одного в первопрестольной — это табу номер раз. Табу номер два — отпустить его одного, куда бы то ни было дальше офиса (исключение — нефтяные вышки в сибирской тайге). А тут — Куршевель!

5 января

Франция. Куршевель. Шале. Гостиная. Валяюсь на диване, листаю дамские романы, позаимствованные у жены нашего авиавладельца. Тихо, все на склонах. Каждое утро мои сожители облачаются с головы до ног в горнолыжные костюмы Bosco Sport и чешут за впечатлениями. А я делаю им ручкой и иду досыпать в теплую постельку. Мне снега, что ли, в Москве не хватает?

Есть и более существенная причина — у меня нет горнолыжного костюма. Мало того, я не умею даже стоять на лыжах — ни простых, ни горных. Жить мне, что ли, надоело?. Также я не умею и не хочу уметь: плавать, нырять с аквалангом (хотя, пожалуй, нырять я умею — не умею выныривать), ездить верхом (даже на пони), водить машину и готовить. Зато в совершенстве могу следующее: сервировать стол по всем правилам этикета, организовать любое светское мероприятие (от дружеского ужина до торжественного открытия коробки из-под ботинок), правильно одеться в любой ситуации, правильно одеть своего спутника, поддержать разговор на любую тему — от футбола (поверхностно) до засилья английских дизайнеров в старых французских домах моды (до глубины Марианской впадины), выйти из спорткара, не продемонстрировав всей округе цвет своего нижнего белья, знаю все о том, как сделать идеальную прическу, и могу произвести впечатление даже на фонарный столб.

Вполне естественно, что с такими навыками и умениями я глубоко презираю все народно-пролетарские развлечения, как то: телесериал «Секс в большом городе», гуляния на Манежной площади и, разумеется, выезды на Лазурный берег и в Куршевель. Последнее я презирала заочно, поскольку до нынешнего января в Куршевеле никогда не была. У приличной светской девушки на такой отдых не должно быть средств. Как, интересно, двадцатипятилетняя особа может заработать в Москве на двенадцать дней в этом шале, хотя и разделенном на шестерых, если в местном ресторане икра стоит шестнадцать тысяч евро за килограмм?! Только вооруженным разбоем или укладываясь под каждого мужика на «шестисотом», невзирая на его возраст, вес и семейное положение.

Даже сейчас, когда я прилетела сюда на законном основании (за счет любимого пупсика) и растрезвонила об этом на всю Москву и прилегающую область (сдохните все от зависти!), я стараюсь не слишком светиться в местном свете. Да и какой это свет — так, гадюшник.

Про феномен «русских сезонов» на горнолыжном курорте Куршевель во французских Альпах не писал только ленивый светский обозреватель. Остряки называют его Куршевелево. А Comedy Club обучает публику кататься на сноуборде в домашних условиях: надо смазать лестницу в подъезде вазелином, приклеить на почтовые ящики фотографии олигархов, написать на стене «Куршевель» и ринуться вниз на гладильной доске с распоротой пуховой подушкой в руках. Очень верно подмечено.

Кто не в курсе, Куршевель является нашей национальной ярмаркой тщеславия. После обильных новогодних застолий сюда съезжаются все, кто в состоянии заплатить за номер в отеле Byblos des Neiges три тысячи у. е. в сутки: успешные предприниматели, клубные деятели, депутаты ГосДумы, алкогольные дистрибьюторы и прочие подозрительные личности. В сопровождении жен, детей, друзей, а чаще — особ, которые представляются как «светские львицы», «дизайнеры» и «студентки». Ну-ну. Не обходится без присутствия якобы модельного продюсера Пети Листермана, который самолетами привозит сюда своих питомиц — якобы моделей из лучших агентств мира. Короче, сплошная социальная эклектика.

И попробуй увильни! Правила нового русского света гласят: член «обчества» должен ехать, куда едут все, пить, что положено, носить, что предписано, иначе подвергнется остракизму. А никто и не против! После того как в Куршевель на один день заехал сам Владимир Владимирович — покататься и покушать в местном ресторане Chalet des Pierres, — горные лыжи превратились в национальный способ проведения зимнего отпуска. А Куршевель — в ежегодную столицу Зимних Олигархических Игр, где вышеупомянутые персонажи предаются изощренному «отдыху»: в светлое время суток покоряют Альпы, в темное — преимущественно местный танцпол.

О, лыжники вернулись. Замерзшие, но счастливые! Рядом с Абрамовичем постояли, а что еще для счастья нужно русскому человеку?

Игорь прилег ко мне на диван (ой, мокрый!), заглянул: что это я читаю?

— Ну что? Куда пойдем ужинать? — спросил он.

— А что, нужно куда-то обязательно идти? — искренне удивилась я. — Вон прислуга натаскала целый холодильник еды.

— Ну, Светлячок, там воздух, снег — хорошо! Зачем сидеть в четырех стенах?

— Во-первых, стен здесь не четыре, а штук пятнадцать. А во-вторых, я в Москве, что ли, снега не видела?

— Ну, тогда я пойду? — с готовностью отозвался мой пупсик.

— Валяй! Только дыши глубже.

Чтобы до выезда на Лазурный берег кислорода хватило. Он тебе — ох! — как пригодится!

7 января

Дааааа, ради того, чтобы увидеть такое, стоило сюда прокатиться. Нас высочайше пригласили на местный национальный праздник — ежегодную дискотеку Михаила Прохорова. Это, на минуточку, наш самый богатый холостяк. Нужно было видеть, как на него с разбегу запрыгивали девицы! Мне интересно, на что они надеются? Или это своего рода спортивный интерес? Если ты переспала с миллиардером, то твой статус (и расценки) автоматически повышаются?

Что касается самого мероприятия, то оно было из серии «посмотри и сделай с точностью до наоборот». И, что характерно, все было точь-в-точь, как расписывают светские обозреватели: «узкий» круг друзей (несколько сотен человек), русская дискотека (под записи групп «Дискотека Авария» и «Руки вверх»), оптовая закупка спиртного и, как следствие, небольшая драка в коридоре. И я не шучу!

Олигархи раскидывали пальцы? Раскидывали. Мерялись пиписьками? Мерялись. А потом один прицепился к другому, к ним присоединился третий, четвертый, и через пять минут дралось ползала! Я залезла на барную стойку, чтобы увидеть все подробности. Бармен кудахтал: «Madame! Madame!» Отвали! Какая я тебе «мадам»?! Я еще девушка!

Круто, где еще такое увидишь? Только на деревенской дискотеке. Хотя Куршевель и есть деревня… Ну вот, все закончилось, пылких мужчин вытащили в коридор, побитую посуду унесли, и все вновь пустились в пляс. Да слезаю я, слезаю!

И при этом наши удивляются: «А почему, собственно, нас не приглашают на чай в Букингемский дворец и на Бал Красного Креста в Монако?» Ага, щаз! Пригласишь разок, а потом мейсенский фарфор будешь изо всех углов выметать, если не блевотину… Хотя я подозреваю, что наши уже начали получать мазохистское удовольствие оттого, что весь мировой бомонд считает их вульгарными нуворишами — парвеню, дорвавшимися до денег и удовольствий. Ах, мы ЭТОГО не достойны? Так получи, фашист, гранату! Будем захватническим методом занимать лучшие курорты и с ходу скупать все самое дорогое: виллы, яхты, автомобили, самолеты! Будем предаваться безудержному веселью в компании сутенеров и бандитов! И неописуемому разврату в компании малолеток из Тамбова. Да будет так!

10 января

Сделала вылазку на свежий воздух. В свитере и куртке Игоря выгляжу как привокзальный бомж, ограбивший члена Олимпийской сборной, но быть на контрасте с этими расфуфыренными дамочками даже забавно — все поголовно в унтах со стразами, в шиншилловых куртках и бриллиантовых цацках.

Вся наша компания опекала меня, такую бедненькую (в чужой одежде), такую скромненькую (никуда не хожу) и такую несчастненькую (не знаю, с какой стороны подойти к лыжам). Я не люблю выглядеть Золушкой, но мне просто влом что-то доказывать этим людям. Все равно не поймут, а зачем метать бисер перед свиньями?

Немного о нашей дружной компании. Авиавладелец, его зовут Петя, сделал деньги на ваучерах, затем немного посидел в каком-то министерстве, и вышел оттуда видным нефтяником. Его любимая супруга Марианна (оттенок — яркий блонд, наращенные волосы, ногти и губы) подцепила его где-то на этапе министерства, где, судя по ее вниманию к размеру порций, работала в столовой и звалась просто Машей. Подруга Марианны — Эльвира, недавно развелась с мужем, владельцем ночного клуба, в котором, судя по ее внешнему виду (оттенок — огненно-рыжий, длина ног — запредельная, размер груди — гордость отечественной пластической хирургии), она подвизалась в непосредственной близости от шеста. Марианна хочет свести Эльвиру с Антоном, который управляет сетью бензозаправок и в наше энергоемкое время считается весьма перспективным кавалером. Свести-то их свели (сама слышала), но сомневаюсь, чтобы Антон мечтал видеть Эльвиру каждое утро. Я лично вздрогнула, когда ее впервые увидела.

Разговор (ну, разумеется!) вертелся вокруг отстойного сервиса Куршевеля и жадных французов. Петя горячился: «Лягушатники совесть совсем потеряли!» Приписка к счету — нормальная ситуация. В ресторанах цена на икру повышается чаще, чем на нефть. В бутиках в «русский сезон» выставляют вещи позапрошлого сезона по цене будущих коллекций. Лыжные инструкторы, не краснея, требуют по пятьсот у. е. в день. А без огромных чаевых, которые, судя по публикациям во французских СМИ, так оскорбляют гордых галлов, вам даже белье в номере не поменяют.

Сижу, жую блины с маслом (решила подыграть и отказаться от «такой дорогой икры», второсортной, между прочим) и размышляю. Лично я французов прекрасно понимаю, более того — одобряю. Только идиоты, увидев, как изощренно понтуются в Куршевеле мои соотечественники, откажутся подзаработать. Тем более что наши олигархи ведут себя как мелкие поцы: в ответ на хамство молчат в тряпочку и удваивают чаевые, потом, когда меркантильность обслуживающего персонала переходит все границы, начинают жаловаться, затем «бунтуют» — меняют отели (ой-ой, испугали!). В ответ на эти подрыгивания французы еще сильнее взвинчивают цены, а чтобы мало не показалось, запрещают привозить своих лыжных инструкторов — это-де нарушает местную монополию! В итоге самые гордые русские во всеуслышание объявили, что ноги их в «распроклятом Куршевелево» больше не будет, и купили туры кто в швейцарский Санкт-Мориц, кто на итальянскую Кортину д`Ампеццу. Но вскоре вернулись притихшие: там, рядом с принцем Уэльским и Софи Лорен, наши — никто и нигде, увы!

Французы эту тенденцию отследили и теперь вообще совесть потеряли. Наши же смирились и вступили в партизанскую войну с обслуживающим персоналом. Даже самые пьяные олигархи теперь изучают счета чуть ли не под лупой, и отказываются их подписывать, узрев хоть одну лишнюю рюмку водки.

Я держусь от сведения счетов с потомками Наполеона подальше. Во-первых, нужно помочь бедным членам Евросоюза. Во-вторых, они же не мои деньги воруют?.. А Петя все повторял: «Они просто не понимают, что будет с Куршевелем, если отсюда уедут русские!». Да ничего не будет, вместо русских приедут какие-нибудь богатые узбеки или иранцы, и все пойдет по-старому. Да и наших отсюда дустом не вытравишь: пока Абрамович и Прохоров здесь, и остальные тоже будут.

13 января

Добро пожаловать в Москву — один из самых дорогих мегаполисов мира и обитель миллионеров, их здесь живет больше сто тысяч (это для тех алчных провинциалок, кто еще не в курсе, хе-хе). Здравствуй, лучший город Земли!

Я люблю возвращаться в Москву. Меня будоражит местный ритм жизни, истеричность москвичей, суетливость гостей столицы, строительный ажиотаж мэра Лужкова, тотальные «пробки», вечные опоздания на встречу и, конечно же, буйная светская жизнь. После сумасшествия Москвы любой город мира выглядит заброшенным полустанком. Правда, мне говорили, что в Нью-Йорке и Токио похожий ритм жизни, но я там не была, да и не тянет полсуток лететь, чтобы увидеть то же, что я имею здесь и сейчас.

Вот уже полгода, как я живу не дома. Теперь я — ячейка общества. Хотя и гражданская (но я работаю в направлении Грибоедовского ЗАГСа!). Решение покинуть свою маленькую, уютную кооперативную жилплощадь далось мне нелегко: когда я в первый раз увидела квартиру Игоря, у меня чуть припадок не случился! Это был «еврейский ремонт» во всей своей красе: до умопомрачения ровные стены, паркет, инкрустированный ценными породами какого-то азиатского дерева, кухня, объединенная со спальней, и ванная размером со всю мою квартиру. Плюс сухой камыш в вазах из лазоревого стекла, разноцветные пластиковые табуретки из IKEA и пестрые «дворцовые» гардины из полиэстера… Н-да, не удивительно, что личная жизнь у него пошла наперекосяк. На всякий случай я аккуратненько так уточнила: «Чьих кистей сей антураж?». Игорь виновато улыбнулся: «Ну, Анжела ходила в школу дизайна и сказала, что так положено».

Ох уж эти школы дизайна, курсы гейш и академии визажистов! Банальное выманивание денег какими-то подозрительного вида «специалистами», которые убеждают амбициозных идиоток в их способности «творить и чувствовать прекрасное». Ага, щаз! С пониманием прекрасного можно только родиться. Вот как я, например. У меня абсолютный вкус. Я могу вернуться домой и переодеться, если замечу, что перчатки не сочетаются с остальной одеждой. Хотя знаю, что никто, кроме меня, этого не заметит. Но я это заметила, и буду себя чувствовать неуютно, и поэтому иду переодеваться. Мало того, моя домашняя одежда сочетается по цвету с постельным бельем, постельное белье — с полотенцами, полотенца — со скатертями, скатерти — с салфетками, салфетки — со шторами, и так до бесконечности. И когда я меняю постельное белье, то подбираю заново цвет и фактуру всего текстиля. Нечего и говорить, что весь текстиль сочетается с прочими «расцветками» элементов моего жилища. Даже с придверным ковриком!

Разумеется, и квартира, и загородный дом моего спутника жизни подверглись тщательной корректировке. С предыдущим, кстати, была та же история. Иногда я жалею, что у меня не слишком бурная сексуальная жизнь, а то бы я приучила к прекрасному немало состоятельных и влиятельных мужчин. Я бы отучила их носить кошмарные галстуки толщиной в полотенце и часы размером с бомбардировщик и ценой с авианосец, ездить на джипах типа «машина гробовщика», дарить вульгарные «плавающие» бриллианты и искусственно выращенный жемчуг. А дальше они бы копировали друг друга. Ведь мужчины значительно больше подвержены моде и наставлениям «специалистов», чем женщины.

Но я не маньяк перфекционизма. Выкинув все камыши и табуретки, первым делом я водрузила посреди гостиной торшер — мечту советской тетки: из розового искусственного шелка с фундаментальной витой бахромой цвета старого золота, вся из себя резная и глянцевая ножка прилагается. Гости при виде этого торшера аж столбенеют! А я считаю, что только полностью уверенные в себе люди могут пользоваться такими вещами, вот. К тому же розовый свет молодит лучше ботокса.

Еще есть такая хитрость — торшер уютный, а мужчины такие вещи понимают и одобряют — это как будто небольшой изъян во внешности, который делает девушку ближе и доступнее. Разумеется, речь не о метросексуалах.

У меня вообще есть свое мнение по самому широкому кругу вопросов.

Я люблю:

1. Быть снобом. Смотреть свысока на девиц с поддельными дизайнерскими сумками, на мужчин в костюмах из полиэстера, на тех, кто не прошел фэйс-контроль (куда угодно не прошел). И чувствовать себя выше всего этого.

2. Приятные сюрпризы. Но лучше предупредить заранее. Услышав от любимого: «Сюрприз!» — я сразу начинаю потеть, как лошадь во время скачек. Что значит «сюрприз»?! У каждого свои представления о «сюрпризах». Для меня сюрприз — это безлимитный подарочный сертификат в бутик Louis Vuitton. А для него — просто страшно подумать…

3. Лондон. Столица мира. Лучшая светская жизнь. Сказочный шопинг. Куча неженатых (и симпатичных) аристократов. И прислуга, которая знает свое место и принимает его как должное.

4. Литературу, кино и музыку типа «макулатура». Нет ничего позитивнее и интереснее, чем юмористическое русское фэнтази, романы Иоанны Хмелевской, «Дневник Бриджит Джонс», голливудские романтические комедии и хиты Кайли Миноуг. Но признаюсь я в этом только под страхом вечного лишения осветления волос.

5. Щедрых мужчин. Без комментариев.

Я ненавижу:

1. Пропаганду тотального похудания, круглогодичного загара и итальянского «гламура». Ужас! Все выглядят как клоны. К тому же все это безобразие обходится в кучу денег.

2. Продавщиц в московских бутиках. Где только находят таких кошмарных теток с макияжем в стиле «деревенский Хэллоуин» и взглядом, оценивающим мою кредитоспособность? Как с их зарплатой у них хватает на это наглости?! А фраза: «Вам что-нибудь подсказать?» — вообще находится за пределами добра и зла.

3. Слушателей в прямом эфире радиостанций с музыкальными заявками. Энди Уорхол считал, что в наше время каждый может получить пятнадцать минут славы. А я считаю, что это пятнадцать минут позора, причем для тех, кто слышит все эти бесконечные приветы «Димону, Сереге, Пашке и всем, кто меня узнал».

4. Кухню fusion и прочую «высокую гастрономию». В своей стране нужно есть свою еду. Во всяком случае, я всегда знаю, за что отдаю свои деньги, заказав борщ в кафе «Пушкинъ».

5. Неконкретных мужчин. Что значит: «Позвоню на днях»? Завтра? Послезавтра? Через месяц? Мужчина, который беззастенчиво терроризирует мое чувствительное сердечко, недостоин строчки в записной книжке моего мобильного телефона!

Возможно, кому-то я покажусь слишком категоричной. А мне просто наплевать на ваше мнение! Я выстроила свою жизнь, как мне это удобно. И те, кто это не понимает, пусть идут нах!

18 января

У каждой светской девушки должен быть лучший друг. У меня он тоже есть. Его зовут Дима, а по-простому Димыч.

Димыч великий эксперт по ночной жизни Москвы и мечтает стать клубным промоутером, но пока его проекты не приносят признания, подрабатывает светским обозревателем в одном уважаемом глянцевом издании. Димыч знает все городские сплетни и готов ими поделиться, правда, немного путает даты и события, но никогда не обижается, когда я начинаю его покалывать по этому поводу. Димыч носит самые модные майки и сумки, чем вводит в ступор рекламодателей с Урала, и говорит с таким неподражаемым прононсом, что охранники в ночных клубах пугаются: «Ой, мы не понимаем по-английски!» А еще Димыч является моим банкиром: когда я остаюсь на бобах, он всегда готов подкинуть мне купюру-другую «до ближайшего гонорара». И никогда не напоминает о долге!

Сексуальная ориентация Димыча остается тайной за семью печатями даже для меня, а мы знакомы добрый десяток лет. Я его видела с мальчиками, я его видела с девочками, я его видела с собачкой и даже с Наоми Кэмпбелл! На вопрос в лоб Димыч поджимает губки и говорит, что он «бисексуал». Ну и ладно, главное, чтобы человек был хороший, верно?

Договорились встретиться с Димычем в «GQ-баре». Меня просто распирает от желания поделиться подробностями поездки с кавалером в Куршевель! Димыч опаздывает уже на сорок минут, но с его бурной светской жизнью (она же работа) — это нормально. Я сама всегда опаздываю на встречу не меньше чем на полчаса, как говорится, лучше поздно, чем никогда. И пока Димыч мчится ко мне через все соблазны нашего милого города, у меня есть возможность рассмотреть, что происходит вокруг.

Московские рестораны совсем не похожи на те райские уголки, какими их расписывают глянцевые журналы. Здесь отнюдь не все так прекрасно, как выглядит на картинке: никаких мускулистых красавцев и изящных дев. Сейчас, например, вокруг меня поглощают карпаччо и роллы мрачные упитанные мужчины в полосатых костюмах и лаковых ботинках — именно так в голливудских фильмах изображают итальянских гангстеров. Особы женского пола скорее напоминают товарок героини фильма «Красотка»: макияж до кончиков ушей, волосы в стиле «дешевый парик», лаковые сапоги до середины бедра, юбка размера «макси-пояс» и непременно — голый живот.

Особи ничего не едят, поскольку вечно сидят на диете, только пьют зеленый чай и пощипывают салат «Весенний». Все это издевательство над желудком имеет своей единственной целью тщательное отслеживание мужского контингента — вдруг подвернется что-то стоящее? А вы думаете, они сюда есть пришли? Ага, щаз! Посиделки в ресторанах и посещение всех вечеринок в радиусе Садового кольца (плюс Рублево-Успенское шоссе) нужны, чтобы попасться на глаза подходящему «денежному мешку» вне зависимости от его семейного положения в тот момент, когда путь к его желудку (и кошельку) самый короткий.

Где-то с обеденного времени (кстати, лучшего для ловли женатиков) эти особи кочуют из одного модного заведения в другое и внимательно смотрят по сторонам. Кроме «GQ-бара» во время бизнес-ланча переполнены богатыми и очень богатыми мужчинами рестораны «Vаниль», «Марио», «Vogue-cafe» и «Галерея». Еще более приветствуются точки общепита в дорогих торговых центрах и гостиницах. Например, из японского «Самосана» в отеле «Рэдиссон-Славянская» открывается отличный обзор на фешенебельные магазины и их клиентов.

Когда потенциальные спонсоры разъезжаются по офисам (некоторые, кстати, сразу едут в ближайшие «нумера»), особи делают перерыв с целью сменить оперенье, чтобы быть во всеоружии к началу второй части Марлезонского балета — вечерней поклевке. А самые предприимчивые разъезжаются по дорогим супермаркетам, где, прогуливаясь между прилавками, внимательно изучают содержимое тележек одиноких мужчин, чтобы определить, насколько те богаты и есть ли у них семья…

Димыч проносится по «GQ-бару», распугивая почитателей товарно-горизонтальных отношений:

— Извини! Извини! Извини!

— Чмок-чмок-чмок! — мы облобызались.

— Как делишки? — Я приготовилась узнать свежие городские сплетни.

Димыч скорбно поджал губки:

— Ох, ничего не происходит, всю эту неделю был вынужден сочинять заметки по Гербовнику и Придворному календарю…

Димыч недавно ознакомился с «Мерзкой плотью» Ивлина Во, которая, как известно, является библией светских хроникеров, — и теперь говорит лишь цитатами оттуда. Следующий шаг — грозится начать самостоятельно придумывать светских персонажей. Я «за!» обеими руками. А вот того, что этот поклонник мировой классики прибежал всего на пятнадцать минут, из которых десять говорил по мобильному и шерстил глазами присутствующих, я одобрить никак не могу!

— Димыч!

— А?..

— Бэ, по шее получишь!

— А, что? У тебя все отлично, в Куршевеле — прикольно, а про твое выступление на Новый год уже все забыли.

— Что-что-что?! А ты об этом откуда знаешь? Тебя же даже в городе не было?..

Димыч делает загадочное лицо.

— Убью! — в ответ на это говорю я.

— Ну, мне Оля рассказала, — вновь поджимает губки Димыч.

— А она-то откуда знает? — изумляюсь я.

— Ей брат рассказал, он там был. Или кто-то из его знакомых там был и ему пересказал.

Мужики совсем разучились держать язык за зубами! Лучше бы они почаще выпускали его наружу с другой целью. Да-да, Игорь, к тебе это тоже относится!

22 января

Оля — моя самая старшая подруга и одновременно младшая сестра очень крупного нефтяника. И этот брат является для нее светочем жизни. А так как этот светоч берет от жизни все (включая кокаин и подружек-близняшек), то Олино представление о мужчинах, скажем так, не очень, и личная жизнь, увы, не складывается. В тридцать лет она еще одинока, и чтобы компенсировать затянувшийся целибат, завела себе йорк-терьера.

Премерзкое животное, я вам скажу. Помесь кошки с крысой. Но Оля его обожает и называет «сыночком», а его половые органы (внимание!) — куконьки. И я не шучу! Мало того, Оля таскает с собой «сыночка» всегда и везде, поэтому встречаться с ней теперь можно только в кафе «Пушкинъ», куда допускают мелкую животинку (у самого ресторатора-«пушкиниста» Деллоса — джек-рассел-терьер, если не ошибаюсь). Впрочем, йорки — популярная игрушка (даже у моей домработницы есть) и за животное уже не считается. Но такой спрос породил типично московское предложение — заводчики накалывают клиентов и подсовывают бракованный товар: с неправильным окрасом или с посторонними помесями. Но Оле, благодаря заоблачным связям ее брата, удалось найти производителя и чемпиона породы. И теперь этот чемпион трахает все, что ему напоминает сучку! Однажды даже пристроился к унтам одной блестящей поп-дивы. Я просто рыдала от смеха, но Оля обиделась за своего «сыночка» и чуть не растерзала поп-диву в унтах за ее визги. По-моему, «сыночек» — это единственный Олин недостаток.

В отличие от меня Оля провела две чудесные недели на Бали, а так как я тоже сверкала сгоревшим носом и скулами, то разговор вполне естественно зашел о солярии. Итак, если я загораю в солярии, то только в вертикальном, чтобы не оставалось специфических белых пятен (кто загорал в горизонтальном — знает, что я имею в виду). И обязательно надеваю купальник, как будто я загорала на пляже. К тому же косметолог мне сказала, что кусочки ткани хоть какая-то защита от онкологических заболеваний — и сверху, и снизу. А эта дурища загорает голышом и с пеной у рта доказывает, что так выглядит естественнее. Это загар-то из солярия естественный?! Да за километр видно, что ты облучилась под ультрафиолетовой лампой! В итоге сцепились чуть не до драки. Вовремя встрял официант с солянкой. Помолчали.

Оля закурила какую-то бездымную сигарету, покосилась на мою, обычную («сыночек» не переносит табачного дыма, гаденыш!) и спросила:

— Ну, а как твой, не лелеет прошлое?

Я насторожилась:

— С чего бы это?

— Ну, так как он мазохист, то, что ему устроила Анжелка, ему доставляло явное удовольствие.

— Хм, что-то не заметила, что он мазохист…

— Я не постель имею в виду, извращенка! Там он наверняка доминирует, — с железобетонной уверенностью сказала моя подруга.

— Меня терзают смутные сомнения: откуда ты это знаешь?

— Это опыт, детка. Поживи с мое и с моим, — Оля печально улыбнулась, — и тоже будешь иметь глаз-рентген.

— Меньше знаешь, крепче спишь! — парировала я.

— Только вот с кем хочет спать тот, с кем спишь ты, — вопрос.

— Ольга, ты хочешь мне что-то рассказать? — снова насторожилась я.

— Пока нет. Но если что узнаю, то расскажу. А пока будь внимательна, подруга. В этом городе любой мужчина чуть привлекательнее обезьяны — общественное достояние!

23 января

Я переполошилась! Вызвонила домработницу и попросила ее приготовить картофельные биточки (не поверите, любимое блюдо Игоря!). Сверилась со всеми книгами об отношениях, надела платье, надушилась ванилью, проверила, чтобы нигде не валялось мое нижнее белье и тампоны. Сижу, жду. Нервничаю.

О БОЖЕ! Вдруг меня пронзила, словно вертел куропатку, МЫСЛЬ: а если он захочет секса?! Я застонала: только не это!

Читатели светской хроники и светских романов считают, что мы здесь все утопаем в разврате. Трахаемся как кролики, меняем партнеров как перчатки, плюем на моногамность. Ага, щаз! В Москве секса нет.

Нет, он, конечно, где-то здесь есть. Среди бедных студентов, например, или среди рабочей молодежи. А чем им еще заниматься долгими зимними вечерами? Но у нас здесь, наверху, секса уже давно нет. НИКАКОГО. А откуда он возьмется, если с утра до вечера мы ходим за покупками, встречаемся с друзьями, сплетничаем, едим, лежим на кушетке у психоаналитика, едем к косметологу, просто стоим в «пробке». Да у меня после полного светского дня нет не просто сил, нет даже желания на лишние телодвижения! Да и что я могу получить от такого же утомленного рабочим днем, деловыми встречами и «разбором полетов» с подчиненными Игоря? Сунул-вынул и уснул? Спасибо, не надо.

Я лучше с ностальгией буду вспоминать наш первый раз (нет, первый не стоит — это было слишком комично!), ну, или второй, третий… Меня в дрожь бросает от участи всех этих ресторанных фей, которые ДОЛЖНЫ ежевечерне ложиться в постель с какими-то пузатыми владельцами «шестисотых», чтобы было на что с утра покушать.

Кстати, меня всегда занимал вопрос: пупсики, а оно вам надо? С утра же в офис, а среди ночи эту фею еще нужно посадить на такси, решить, сколько ей дать «на чай-кофе»… А силенки-то уже не те, по пять часов могут спать лишь абитуриенты государственных вузов. И не удивительно, что у нас такие вопросы к экономике, если все «видные члены» по полдня приходят в себя от «ночи страсти». Да и какая эта страсть: сунул-вынул… Так, я начинаю повторяться.

Я сняла платье, подумала и передушилась туалетной водой с ароматом гардении. Натянула свою любимую розовую шелковую пижамку La Perla и пристроилась перед телевизором подпиливать ногти.

Игорь приехал жизнерадостный.

— Есть что поесть? — спросил он с порога.

— Ага, сегодня домработница проявила чудеса любезности и приготовила твои картофельные биточки. Ума не приложу, что это на нее нашло?

— О, клево! А ты?

— У меня токарные работы, — помахала я приветливо пилочкой, — завтра с утра встреча, хочу быть при параде.

— Я сегодня тоже вымотался, — сказал мой пупсик, — сейчас пожую, в душ и на боковую.

Фууууу, пронесло!

25 января

Вернулась с Домбая мой психоаналитик. Девчонки подкалывают меня насчет моей приверженности искать у нее ответы на все вопросы, как у гадалки. А я считаю, что в наше суровое время психоаналитик должен быть у каждого. И искренне удивляюсь, как люди могут прожить без профессиональной помощи. Взять хотя бы Олины древнегреческие страсти.

Мой психоаналитик, кстати, ее зовут Татьяна, специализируется на тусовке — на ее кушетке рыдают светские девушки, успешные предприниматели, клубные промоутеры, дизайнеры одежды, модели и актрисы. Видимо, поэтому она самый дорогой coach в городе. Но реально стоит каждой потраченной на нее копеечки!

Мое юнгинианское дерево самоактуализации величиной с баобаб и цветет пышным цветом. С онто Ин-се тоже все зашибись. У меня настолько отличное психологическое состояние, что я здорова, как племенной бык. Даже мой гинеколог вежливо скучает во время осмотра. А между нами, девочками, все в порядке с гинекологией бывает только у мертвых!

Татьяна обычно облегченно вздыхает при виде меня, потому что знает, что в течение ближайших двух часов может спокойно подремать. А зачем суетиться, у меня же нет никаких проблем? Но сегодня я примчалась с горящими глазами и, захлебываясь словами, выложила ПРОБЛЕМУ: если я не занимаюсь сексом — это нормально?!

— А хочется? — спросила Татьяна, затягиваясь сигариллой (ее скотч-терьер, в отличие от Олиного «сыночка», почему-то абсолютно индифферентен к сигаретному дыму).

— Да, в общем-то, нет, — призналась я.

— Ну и в чем проблема?

— Ну, вроде бы надо? — неуверенно сказала я.

— А кому? — уточнила Татьяна.

— Ну… я же живу не одна?

— Это вы у меня спрашиваете? — прищурившись, спросила Татьяна.

— Ну, общественная мораль требует от пар заниматься сексом. Хотя бы время от времени, — вывернулась я.

— Лана, общественной морали уже давно на всех наплевать, лишь бы маньяки с топорами по улицам не бегали. И если вам не хочется заниматься сексом — не занимайтесь!

— А как же Игорь? — не отставала я.

— А что, Игорь? — удивилась Татьяна.

— Нууууу… а если он хочет заниматься сексом?

— Так, давайте разберемся. Он хочет заниматься сексом? — наклонилась ко мне Татьяна.

— Честно говоря, что-то незаметно, — призналась я.

— Он не хочет, потому что — НЕ МОЖЕТ или НЕ ХОЧЕТ? — с нажимом спросила Татьяна.

— Да он каждый вечер возвращается такой умотавшийся, что отрубается, как после встречи с маньяком с топором!

— Ну и в чем проблема? — вновь спросила Татьяна. — Вам не нужен секс. Ему не нужен секс. Вот и живите в свое удовольствие.

— А если он захочет? Вдруг! — выдала я страшную мысль.

— Я думаю, вы морально будете к этому готовы. Например, после двух недель отпуска…

— Честно говоря, после двух недель отпуска он… ну, тоже не хочет, — перебила я, — ну, или не может.

— Вы же в горы ездили? — уточнила Татьяна.

— Ага. В Куршевель, — закивала я.

— И чем он там занимался?

— Носился по горам, как подорванный! С утра до вечера.

— Лана, мужчина, который весь день занимался физической нагрузкой, вечером способен только на одно — упасть и отрубиться, как после встречи с маньяком с топором, — улыбнулась Татьяна. — Если, конечно, он не половой гигант.

— Ну, тогда все хорошо? — ободрилась я.

— Все хорошо, — подтвердила Татьяна.

Оставшийся час мы посвятили моей любимой мантре: я самая обаятельная и привлекательная, когда я прохожу по улице, все мужчины оборачиваются вслед и сами собой в штабеля складываются! Расстались весьма довольные друг другом.

28 января

В благодарность за предоставленный авиатранспорт (ну и просто с далеко идущими деловыми целями) Игорь устроил сегодня торжественный обед для Пети с Марианной в нашем рублевском поместье (ну ладно, в ЕГО поместье). Полдня мучалась: что надеть? Что-нибудь удобное — или все-таки блестящее, чтобы не потеряться на фоне Марианны? В итоге, как обычно, выбрала золотую середину — гламурный casual: темно-синие джинсы Kate Moss Collection, ярко-розовая туника Puma, ободок со стразами (ничего, что Accessorize, главное — блестит!). Игорь оделся так же, минус — ободок.

Немножко побегали по квартире в панике («где мой бумажник?», «а где моя сумка?», «почему эта дура-домработница не почистила туфли?»), наконец выбрались, сели в машину и поехали по дороге, вымощенной золотым кирпичом. А говоря по-простому, по Рублевке.

Сегодня Рублево-Успенское шоссе утвердилось в общественном мнении как место компактного проживания самых богатых и влиятельных россиян. Впрочем, элита жила здесь всегда: до революции это была родовая аристократия, потом Ильич обосновался в Горках, за ним — прочие большевистские лидеры, а сейчас здесь живут и не тужат кремлевские чиновники и крупные бизнесмены. Именно последние окончательно превратили Рублево-Успенское шоссе в заповедную зону: бывший номенклатурный край стал подмосковным Беверли-Хиллз. С Рублевкой пытаются конкурировать новые престижные направления — Новорижское, Калужское, Минское и Дмитровское шоссе. Но куда там! Дачники сегодня прагматичные: истинная ценность Рублевки не в свежем воздухе и корабельных соснах, а в конкретной близости к власти. Пока Президент не съехал с Рублево-Успенского шоссе, оно будет в цене.

Но у популярности Рублевки есть и неприглядная сторона: вчера еще сельская местность с деревянными дачками, редкими коттеджами, деревенским продуктовым рынком и пустынными трасами между поселками буквально у меня на глазах превратилась в стремительно строящийся новый район: со скоростью света прокладываются трассы, строятся дома, торговые и развлекательные центры, шоссе круглосуточно забито автокранами, цементовозами, грузовиками со стройматериалами и мебелью. Добавьте к этому сплошные перекрестки и светофоры, частые милицейские посты и почти московский трафик. Зато в каждой деревне построили по храму — олигархи замаливают грехи. Храмы непременно выдержаны в старорусском стиле: деревянные, с резьбой, многочисленными куполами. И массивными воротами. Храмы работают строго по расписанию, а лучше — по предварительной записи.

Деревенские жители и небогатые обитатели старых дачных поселков постепенно покидают сие сказочное место: разница в цене между, например, стандартным дачным участком в поселке Барвиха и приличной московской квартирой — может обеспечить безбедное существование до конца дней. А жители деревни Усово, что рядом с резиденцией Владимира Владимировича «Ново-Огарево», постоянно жалующиеся заезжим светским обозревателям на шумные вояжи президентского кортежа, в любой момент могут продать свои огороды по цене, превышающей стоимость московского Кремля вместе со всеми сокровищами Грановитой палаты!

Но самые предприимчивые аборигены остаются в справедливой надежде, что их земля и дальше будет с каждым годом дорожать в три-четыре раза. Многие выстроили на огородах особняки, которые сдают, а сами живут в старых домиках еще советской постройки. Тесно, но прибыльно. При этом старожилы Рублевки очень любят жаловаться на жизнь: шумно-де стало, дорого, в бывшем магазине райпотребсоюза цены как в ювелирном бутике, подходы к речке загородили, вокруг лабиринты заборов — понастроили буржуины проклятые себе бастионов! Но, на минуточку, именно местные жители в свое время основали самый дорогой открытый продуктовый рынок в мире: на площади посреди поселка Жуковка благообразные бабульки продавали килограмм помидоров за двести рублей, банку домашних грибов — за триста, а цена средненького арбуза доходила до полутора тысяч рублей (офигеть, да?).

Кстати, рублевские дачи — это тема для отдельной поэмы. Хит продаж — «мой личный Кремль»: красный кирпич, башенки, окна-бойницы и множество маленьких комнат, как в кремлевских теремах. Разнообразие не поощряется: дом можно отштукатурить — получается швейцарское шале, как его у нас представляют, а если еще приделать белые пузатые колонны — стилизация русской усадьбы.

Но даже на Рублевке архитектурная мода меняется. Правда, не слишком радикально. Последняя тенденция — «мой личный Версаль»: не комнаты, а залы, с огромными французскими окнами, зеркалами и колоннадами. Также обязательны — внушительная мраморная лестница при входе, золоченая лепнина и потолки, расписанные в стиле лже-рококо — амурчики, розовотелые богини, мужественные герои. Альтернатива — экологические дома: резные до полуобморока терема или скандинавский дизайн — дома-коробки, как магазины IKEA, только из дерева.

Такими темпами мы и доехали до нашего шалаша. Домик — так себе, но зато в самой что ни на есть Барвихе, и в дизайне «первых переселенцев»: шале с бойницами.

Я вам скажу, очень удобно иметь двух домработниц: одну — в Москве, вторую — на Рублевке. Не нужно таскать туда-сюда горы продуктов, стоять у плиты и мыть посуду. И сейчас: мы вошли, а все уже на столе. Просто как в сказке — скатерть-самобранка!

Едим мы просто, никаких иноземных разносолов — красная икра, черная икра, севрюга, картошечка, соленые огурчики… Диетическим такой рацион не назовешь, но мы страдаем и терпим. А вот Марианна с ходу начала выделываться: «А сколько здесь калорий?» И тычет накладным ногтем в вазу с салатом «Оливье», к которой уже пристроился Петя.

Я лучезарно улыбнулась:

— Не могу сказать точно: счетчик калорий сломался.

Марианна тупо уставилась на меня, а я пустилась во все тяжкие:

— Зато экологически чисто, все с собственного огорода!

— Н-да? — усомнилась Марианна.

Ну, я тебе сейчас устрою, сучка ты крашеная!

— Да! Последние исследования видных диетологов показали, что даже самая жирная еда может благотворно действовать на фигуру, если приготовлена из органически выращенных продуктов, на месте проживания потребителей пищи! — сама не верю, что это сказала.

Петя счастливо закивал головой (говорить с ТАКИМ набитым ртом он уже не мог!) и придвинул к себе блюдо с картошкой. Бедный пупсик, видно, дома тебя совсем не кормят!

Я победно посмотрела на Игоря: не удивлюсь, если в ближайшие же дни Петя заключит с тобой наивыгоднейший контракт (с тебя десять процентов за содействие сделке, дружок!).

2 февраля

Внешние данные сегодня ценятся неизменно выше, нежели интеллект или внутреннее содержание. Культ красоты и молодости дошел до такой степени, что у нас не остается выбора — будь прекрасной или сдохни! Поэтому я работаю над собой, не покладая рук и ног.

У меня всегда свежая стрижка, цвет волос — как из парикмахерского каталога, а корни никогда не отрастают больше чем на полсантиметра. Форма бровей настолько идеальная, что косметички почтительно склоняют головы. За пятнадцать минут я могу сделать себе такой макияж, что визажисты кусают локти от зависти. При этом без макияжа я выгляжу не менее хорошо. Среди своих подруг я известна как реинкарнация Дориана Грэя — с каждым днем я выгляжу лучше и моложе. Что не удивительно, косметология-то развивается!

Я и подобные мне жертвующие красоте превратили салоны красоты в клубы по интересам: здесь можно встретить всех светских героев столицы и узнать свежие сплетни. Неудивительно, что при такой острой тяге общественности к совершенству сотрудники салонов красоты сами превратились в капризных звезд. Например, парикмахеры-стилисты не моют головы клиентам — у них-де на это нет времени, до вельможных голов снисходят лишь ассистентки и практикантки. И все клиентки молчат как миленькие, только один человек устраивает скандалы по этому поводу — это я! Довод: за те деньги, которые я плачу за прическу, стилист будет заниматься мною от и до. Точка. Кроме того, я содрогаюсь от мысли, что к моей светлой голове будет прикасаться какая-то подозрительная практикантка. Но только такой подход себя и оправдывает: при виде меня администратор салона встает по стойке смирно, а мой стилист мгновенно выскакивает, как из-под земли. Притом, что я, как обычно, опаздываю на тридцать минут.

Расточая комплименты: «Какой загар! И как вам удалось сохранить тонирование с этой подозрительной французской водой?!» — стилист под белы руки ведет меня к креслу.

Вокруг с совершенно фантастическими конструкциями на голове сидит полгорода. И явно уже не первый день. Самое ужасное, что некоторым все же удается плохо выглядеть. Например, краса и гордость нашей «золотой молодежи» Ксения Собчак почти всегда с немытой головой и с черными корнями волос — это же десять минут в день и три часа раз в две недели, ну трудно, что ли?..

Выбралась наружу, когда стемнело. Зато теперь точно знаю, кто меня заложил после новогоднего выступления (Игорь растрепал об этом Пете, и понеслось). Ну, я тебе устрою небо в душистый горошек!

5 февраля

Народ постепенно вернулся из дальних странствий, и стартовала, наконец, полноценная светская жизнь.

Честно признаюсь, вихрь ее действует как наркотик: поглощает время, но и питает тебя тысячей пустяков, тысячей маленьких наград самолюбию, укрепляя эго, — я тусуюсь, следовательно я существую! Мест для тусовки в первопрестольной немало, но в первую очередь — это ночные клубы, которые в наше суровое время заменили рауты, суаре, балы, приемные дни и интимные междусобойчики.

По количеству ночных клубов на душу населения Москва — впереди планеты всей! И интересуют нас не просто места для танцулек, а исключительно заведения для сливок «обчества». Настоящий сливочник должен выглядеть так: «пробка» из машин на пару кварталов перед входом, давка на входе, давка внутри, ломовые цены в баре, соревнования по весомости банковских карточек и откровенности нарядов. И, конечно же, жесткий (и жестокий) фэйс-контроль.

Москва помешалась на фэйс-контроле. Ты можешь быть красивым, богатым или сочетать оба эти качества, но это не гарантирует, что тебя пропустят. Фэйс-контрольщики (и эти тоже превратились в капризных звезд) действуют по совершенно загадочным критериям, но, по-моему, любезно хотят впрыснуть в зажравшихся «буржуинов» хоть немного адреналина: пустят или не пустят? Вот главный вопрос нашего времени.

Некоторые пытаются подстраховаться и лезут в лучшие друзья к хозяину или промоутеру клуба. Женщины готовы друг дружке глаза выцарапать за право пообниматься с ним. Мужчины крепко жмут ему руку, заверяя, что несказанно рады видеть. При этом хозяин\промоутер при малейших проблемах на входе в его заведение забывает отвечать на мобильный.

Список популярных «сливочников» постоянно меняется — клубы открываются, закрываются, переезжают, перестраиваются, меняют название. Но если ты хочешь считаться белым человеком в нашем милом городе, то должен постоянно держать руку на пульсе светской жизни и знать, в каких именно злачных местах дОлжно проводить ночи с четверга по воскресенье. Причем за ночь лучше объехать несколько клубов, каждый раз с энтузиазмом приветствуя друзей и знакомых, сравнивая музыку, наряды посетителей и планируя будущие развлечения. Мы с Игорем поступаем именно так.

Подъехали с шиком, небрежно сбросили свои шубки-дубленки на руки водителю (в очереди в гардероб тусуюся только лохи, ха!), торжественно вошли и осмотрелись. Ничего нового с декабря не случилось, все на месте — любители потанцевать, любители поглазеть, любители выпить, любители понюхать (впрочем, они все в туалете), любители красивых девушек (читай — блядей) и сами они во всей красе: в прозрачных топах, просвечивающих платьях, декольтированные до пояса, с оголенной спиной. Короче, чем смелее и неожиданнее, тем лучше.

Маленькое отступление. С тех пор как во времена благословенной юности я устроила танцы на барной стойке в мини-юбке и сетчатых чулках (был грешок, даже я такие носила), а потом доброжелателям пришлось спасать меня от страстных поклонников моего таланта через подсобные помещения, я в клубы стараюсь надевать только штаны. И желательно запакованные со всех сторон. А вдруг я снова столько же выпью? И в своем нынешнем светском статусе мне придется отбиваться от потных рук?! Брррр! Да и соревноваться с «красивыми девушками» мне не комильфо. И так, придя куда-то соло, приходится делать умное лицо, типа «я не такая, я жду трамвая».

Я страдаю с утра до вечера, потому что жизнь в нашем милом городе заточена для лохушек. Например, один видный клубный деятель как-то объяснил мне, почему в женских туалетах его заведения по два унитаза в одной кабинке: «Потому что вы девки, постоянно ходите парочкой, даже поссать, поэтому экономичней делать два унитаза, чтобы меньше времени это занимало». Нормально?!

Кстати, в туалетах — своя жизнь. Зашла по прямой надобности, а там у каждого зеркала по «красивой девушке» за капитальными малярными работами. Подслушанный диалог:

— И шО он сказал?

— Ой, да я не пОняла! Че-то путаный он какой-то… Все о бетоне да о бетоне. Строитель, что ли?

— Строитель — это хорошо. А вдруг квартиру подарит?

— Ой, да я не знаю! Че-то путаный он какой-то…

— А шО еще говорит?

— Про завод какой-то. Может, работает там?

— Бетон и завод… Наверно, завод какой-то строит.

— Дааааа?! — «Девушка» оторвалась от зеркала. — Тогда, мож, дом построит?

Я ввалилась в кабинку, практически сжевав рукав блузки — лишь бы не заржать в голос. И это Москва! А ведь с виду не скажешь, что такие инфузории-туфельки… Впрочем, у меня половина замужних подруг ТАК одеваются. Кстати, так как профессоры Хиггинсы у нас не водятся, то только по манере выражаться, можно отличить белых людей от пытающихся примазаться к ним лохов.

Итак, словарь светского сленга:

Белое не носить, обтягивающее не надевать — старинный рекламный слоган, цинично описывает цвето-стилистические пристрастия «московских красавиц». Обычно это розовое, белое, леопардовое. Производит неизгладимое впечатление на крупных бизнесменов предпенсионного возраста и нефтяников из Кагалыма.

Бусинка — высшая степень комплимента светскому персонажу. Подразумевает не только правильные гардероб и поведение, но и высокие духовные качества («Он — не просто конфетка, он — бусинка!»).

Ваганьковские — девушки модельной внешности, разменявшие четвертый десяток, но так и не обзаведшиеся особняком на Рублевке. У них уже все позади, но многие еще рвутся в бой, хотя бы в качестве конкурентов модельных продюсеров (см. ниже).

Галеристки — постоянные посетительницы ресторана «Галерея» с целью поиска спонсора среди его клиентов-мужчин.

Гламур — в широком смысле, красивая жизнь. На самом же деле Г. выражает весь блеск и красоту мира, взятые в масштабе колхозника. Warning! Слово настолько затертое, что грозит в ближайшее время повторить судьбу эпитета «стильно».

Горячо! — горячее одобрение. Произносить с интонациями «Лигалайза». Для владеющих правильным американским английским существует альтернатива — фирменная фраза Пэрис Хилтон: «That’s hot!»

Дресс-код — этого требуют, а точнее выпрашивают, у своих гостей устроители практически всех светских мероприятий нашего города: все в белом, все в шляпах, все в платьях… Так борются со стремлением светской публики обоих полов везде и всегда ходить в джинсах и кашемировых олимпийках. Надо сказать, безуспешно.

Женихи — все до одного члены «золотой сотни» журнала Forbes. Находятся в постоянной осаде. Иногда вступают в повторный брак, поэтому оставшиеся в первом браке подвергаются еще более суровым домогательствам со стороны московских фей (см. ниже).

Жесть — негативная сторона светской действительности. Альтернатива — Трэш.

Клево, прикольно, чувак, старик — старые добрые слова-паразиты снова актуальны. Но храни вас Провидение, если вздумаете назвать какую-нибудь особу женского пола, даже если ей семнадцать лет, старухой или чувихой!

Колхоз «Красный партизан» — все самое безвкусное, пошлое и дешевое.

Конфетка — светский персонаж с правильной внешностью и гардеробом.

Кто все эти люди?! — реплика отчаяния светского персонажа, попавшего в чуждое окружение.

Кукусик — мужчина, настолько идеальный, что в природе его не существует. Ну, может только в голливудских фильмах.

Леньчики, Лелеки, Лелек и Болек — Леонид Струнин и Леонид Фридлянд, люди, которые приучили нас к дорогой, изукрашенной вышивкой, стразами и разрезами одежде по цене годового бюджета африканских стран за вещь. И так хорошо на этом заработали, что журнал Time включил их в список самых влиятельных людей в мире моды.

Лохня, лох, лохушка — всякая особь, не достойная тебя в принципе.

Модельный продюсер — так витиевато называют себя московские сутенеры. Царь и бог для лохушек и фей. Нужный человек для олигаторов и олигархов-лайт. Оживший ночной кошмар для рублевских жен. Модельный продюсер № 1 — Петя Листерман.

Нефтяник — самая ценная категория российских мужчин. С тех пор как за баррель нефти стали платить свыше сорока долларов, именно на них держится богатство и процветание нашего милого города. Щедры и любвеобильны.

Обслуга — светские обозреватели крупных СМИ, женского пола. Склонные к тщеславию успешные предприниматели оплачивают им выезды на российские тусовки в Куршевель, Лондон и на Лазурный берег. Это дает журналисткам иллюзию причастности к сливкам «обчества». Постоянно набиваются в подружки к светским девушкам и пытаются им подражать, чтобы произвести матримониальное впечатление на Женихов. Абсолютно безуспешно.

Олигаторы — успешные предприниматели, усиленно подражающие светским миллиардерам — Абрамовичу, Лисину, Потанину, Прохорову. Но так как на спонсирование выставок в музее Гугенхайм и приобретение зарубежных спортивных клубов их активов все же недостаточно, то подражание выливается в раскованный светский образ жизни, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Основной объект охоты для лохушек, фей и модельных продюсеров.

Олигарх-лайт (пренебрежит.) — бизнесмен предпенсионного возраста, не сколотивший приличного состояния. Возраст и благообразная внешность вызывают иллюзию надежности и щедрости. И абсолютно напрасно — это самая жадная, но при этом развратная, категория московских мужчин. Он же — Пузан.

Отстой! — очень плохо.

Первый, быстрый, белый — главная движущая сила львиной доли того, что можно увидеть в городе в четверг-пятницу-субботу-воскресенье вечером. За подробностями — к Госнаркоконтролю!

Персик-переросток — отчаянно молодящаяся светская дама за сорок.

Правильный — хороший. Идеальный комплимент.

Прада, на хуй это надо? — трезвая оценка российского рынка товаров de luxe.

Пупсик — обращение к московскому мужчине вне зависимости от его возраста, состояния и семейного положения. Он же — Кекс.

Реальный — настоящий в самом главном смысле этого слова.

Рублевская жена — предмет зависти всех гражданок РФ. Самые мозговитые копируют их стиль и манеры, чтобы произвести впечатление на кексов, кичащихся своими моральными принципами.

Санта-Барбара — интимная жизнь нового русского света. Подразумевает такие запутанные связи между персонажами, что отследить их сможет лишь профессионал (см. Обслуга).

Тюнинг — изменение собственного лица и тела посредством пластической хирургии и «тяжелой» косметологии. Обычно включает: искусственный загар, налитые силиконом грудь и губы, наращенные волосы. Московскими мужчинами только приветствуется.

Фея — она же девушка в поисках спонсора, она же золотодобытчица, она же московская красавица, она же новая русская куртизанка.

Фэйс-контроль — существует для лохов.

Цацки — дизайнерские украшения из драгметаллов. Несмотря на заоблачную стоимость — абсолютно нерентабельное вложение денег, продать их невозможно даже в привокзальном ломбарде.

Эй, подруга, что с лицом?! — обращение к лохушке, безуспешно претендующей на статус белого человека.

Я в шоке! — Боже мой, какой ужас!

11 февраля

Сегодня мы оделись потеплее и поехали смотреть на лошадей. И не просто на лошадей, а на пони и клевых парней!

Надо сказать, что новый русский свет изо всех сил мечтает облагородиться и быстренько изобразить из себя обладателей «старых денег». А так как титулы, раздаваемые направо и налево Дворянским собранием, аристократизма никому не добавили, то остается надеяться только на верховую езду, и в частности поло.

Еще бы! Любому нефтяному спекулянту лестно запросто приблизиться к наследникам знаменитых фамилий, не тратя на это сумасшедшие деньги. Экипировка игрока, содержание поло-пони, членство в престижном клубе стоят недешево, но все же намного дешевле, чем собственная футбольная команда.

Пока на поле «диких русских» не выпускают (а вдруг они пони покусают?!), но выпить «по-нашему, по-бразильски» с аристократами уже можно. Как, например, вчера в резиденции Его Превосходительства Посла Аргентины, где устроили прием в честь Первого Московского Международного Кубка Поло на Снежной Арене.

Было очень мило (это значит, что никто не устроил драки): ели остро приправленные блюда аргентинской кухни, запивали разнообразными водочными коктейлями, игроки дурачились, представители дипломатического корпуса шушукались, а я, отколовшись от Игоря, дефилировала по резиденции и разглядывала любителей поло.

Ничего себе мальчики. Все подтянутые, загорелые, ух! И похмелье на них не действует: уже с утра пораньше игроки разделились на команды и начали биться за главный приз Московского поло-клуба — золотую чашу на подставке из фарфора, расписанного гжелью (sic!). И я вам скажу, девочки, это надо было видеть: поло — занятие весьма сексуальное. Сколько тестостерона и блестящих от пота тел! А их униформа! Белые штанишки в обтяг, высокие сапоги, наколенники, шлемы и эта длиииииинная клюшка… Мысль понятна?

Игорь отошел поговорить со знакомыми лошадниками, а я скучала на ветру, закутанная, как матрешка. Вокруг вертелся какой-то долговязый загорелый блондин. Видимо, первый раз увидел настоящую русскую красавицу: румяные щечки, шелковый платок Hermes, пуховик Ferre и ридикюль Louis Vuitton. Только я собралась повернуться своей наивыгоднейшей стороной, как вернулся Игорь, мрачно взглянул на блондина и потащил меня к выходу. Я только и успела, что выхватить каталог у пиарщицы.

В машине я, чтобы показать свое недовольство хамским поведением некоторых, принялась вдумчиво читать каталог и тут же чуть не пробила головой крышу: загорелый блондин — это же Джек Кидд, внук газетного барона Бивербрука, владелец собственной конюшни в Виндзоре и поместья на Карибах. Почему? Почему? Почему этот гребаный каталог не могли раздать раньше?!

14 февраля

Одна из загадок нашего милого города — любовь к импортным праздникам: Католическое Рождество, День Святого Патрика, День взятия Бастилии, Хэллоуин и День Святого Валентина… Последний — самый страшный праздник для любой девушки! Сплошные гадания на кофейной гуще — «а что он мне подарит?», «подарит ли вообще?», и «кто мне может хоть что-то подарить?!». А так как современные мужчины изо всех сил избегают каких-либо обязательств (и даже намека на них), то День Святого Валентина превратился в лакмусовую бумажку для того, чтобы выяснить, сколько ты стоишь на матримониальном рынке.

Не надеясь на чудеса, я заблаговременно разбросала по квартире всевозможные журналы, раскрытые на нужных мне страницах. А при виде какой-либо «штучки» начинала радостно взвизгивать «Ой, какая прелесть!»

Ну, подарок мне подарят только вечером, а пока я вела подсчет «валентинок» (их количество также подтверждает твой статус законной половинки).

Уже в полдень у меня их было три (неважно, что одна из них от бывшего, а еще одна от Димыча). Я позвонила Наташе:

— Сколько у тебя «валентинок»?

— Сережа, — это ее «хахель», — сказал, что это слишком буржуазно.

Ага, ни одной!

У замужней Инночки оказалось две.

— А вторая от кого? — искренне изумилась я.

Инночка засмущалась:

— Ну, это от владельца автосалона.

— Ни фига себе! Куда же смотрел твой муж?!

— А я сама машину выбирала! — так-так-так.

Другая замужняя подруга — Аня — оказалась более приличной девушкой, и у нее была лишь одна «валентинка». У Оли тоже одна (ну, понятно!). У Алены, которая занимается организацией всевозможных выставок — шесть, но это не считается — это от вечно благодарных ей художников. У Насти, большой шишки в юридической компании, — тоже шесть, но это от коллег. Я победила!

А вечером, когда мы поехали на торжественный ужин в «Vogue-cafe», я благоухала на всю округу Fleur d’Oranger от L’Artisan Parfumeur (винтажный аромат, лимитированный тираж, цена — почти триста у. е. без скидки). Конечно, было немного обидно, что винтаж, тираж и у. е. могут оценить только продавщицы в парфюмерном магазине, но все равно я была очень довольна. Флердоранж — это же положительный намек? Букет невесты, то да се.

А может, все-таки нужно было намекнуть на какой-нибудь браслетик?

17 февраля

Сегодня я исполняла дочерний долг — обедала с мамой.

Моя маман — исключительная женщина. В мои годы у нее уже было два мужа (по очереди), а сейчас она замужем в третий раз. Я надеюсь, что из милосердия к собственной дочери она не выйдет замуж в четвертый (у меня есть очень серьезные подозрения на сей счет).

Моя маман встретила меня во всей красе: укладка, свежевыглаженное после массажа лицо, узкие брючки, розовая кашемировая «водолазка» (а чего удивляться — это же моя маман!).

Осмотрела меня с ног до головы и выдала:

— Дорогая, что за кошмарные штаны? — Между прочим, мешковатые джинсы Levi’s, последний писк.

— Мам, ты же сама в брюках!

— Я в брюках, а не в штанах. — Отрезала моя мать.

Сколько я себя помню, моя мама все свободное время проводила на примерках у портных, в парикмахерской, за изучением журналов «Декоративное искусство», болгарского «Ваш дом» и, конечно же, всех без исключения импортных модных изданий. Благо трое ее мужей — государственно-важный специалист в горно-обогатительной отрасли, большой милицейский чин и обласканный клиентами художник-оформитель — не только обеспечивали ее материально, но и давали полную свободу действий.

Яблочко от яблони недалеко падает, и я с раннего детства болталась на примерках, листала модные журналы, в тринадцать лет первый раз посетила парикмахера, а в пятнадцать — косметолога. Не говоря уже о прочем солидном воспитании под чутким маминым руководством — балетное училище, театральная студия, художественная школа.

Ни танцорки, ни актрисы — как мечтала мама — из меня не получилось. Дизайнером и художником — как мечтал новый папа — я тоже не стала. Да и работать по диплому о высшем образовании — как мечтал настоящий папа — я не пошла. А стала я светской девушкой, увы и ах!

Но это я отвлеклась, а зря, потому что мамуля снова выдала:

— Если ты будешь так одеваться, то твой Игорь никогда на тебе не женится!

Я чуть не выпрыгнула из штанов:

— Это почему же?!

— Мужчинам нравятся ДЕВУШКИ, а не хиппи.

— Мам, хиппи были в прошлом веке и они уже давно все вымерли, — сказала я и тут же пожалела об этом: только последняя идиотка может напомнить моей маман о прошлом веке, прошедших временах и просто о возрасте. Ой, что сейчас будет!

— Девочки, к столу! — это мой новый папа вовремя вмешался, обнял маму за талию и укоризненно задвигал в мою сторону бровями. — Отличные джинсы, я видел такие на клиентке.

Мамулины глаза выпустили в мою сторону пару молний (а вот и не попала!), и моя непотопляемая маман с достоинством переместилась в столовую.

Дедушка, где бы ты сейчас ни был (в Раю, в Аду или в новом теле), благодарю тебя за то, что ты оставил мне свою ОТДЕЛЬНУЮ жилплощадь! Аминь.

И я поплелась следом.

23 февраля

Я всегда считала весьма справедливым, что День Защитника Отечества (он же — Мужской день) следует после Дня Святого Валентина. Ты оцениваешь, как оценили тебя, ну и даришь соответственный подарок. Разумеется, с оглядкой на грядущий Международный Женский день, в просторечье именуемый Восьмое марта.

Например, он тебе дарит флакон духов, ты ему — флакон одеколона. Он — букет цветов, ты — забавную открытку и какую-нибудь уцененную безделушечку (Warning! Если букет цветов был не из ста и одной алой розы, то безделушечка отменяется). Он — бриллиантовое колье, ты — галстук Hermes…

Исходя из вышеперечисленного, Игорь был осчастливлен самым модным парфюмом сезона (взяла в разделе новинок не глядя, все равно для него главное — актуальность и узнаваемость). Правда, в первый момент после вручения подарка я забеспокоилась — очень уж у Игоря вытянулось лицо. Но потом он улыбнулся и чмокнул меня в щечку.

Только ночью, лежа в постели, я вспомнила:

— Я же дарила ему этот парфюм на день рождения! Блиииииин!

Ну, ничего, как-нибудь при случае скажу ему, что я обратила внимание, насколько он в восторге от того подарка, поэтому решила повториться. А вообще, записывать надо, что даришь, а то можно опростоволоситься с посторонними людьми!

25 февраля

Главная проблема светской жизни Москвы — однообразие. Мероприятия проходят не просто ежедневно, а по несколько раз в день. И все одно и то же: открываются бутики и рестораны, показывают свежие коллекции одежды и обуви, привозят новые модели автомобилей и топ-моделей, презентуют алкоголь и цацки. Да, и вечеринки были уже везде: в Большом театре и в Кусково, на Красной площади и в Театре Советской Армии, в Пушкинском музее и в трапезной Храма Христа-Спасителя. Понятное дело, что мы все несколько избаловались. И чтобы нам жизнь медом не казалась, пиарщики придумали новую фишку — проводить вечеринки там, где не ступала нога белого человека. Например, в фабрично-складских помещениях где-нибудь на рабочих окраинах.

Лично я не вижу в этой фишке ничего привлекательного — тащиться к черту на рога ради того, чтобы потом весь вечер в этих продуваемых всеми ветрами ангарах согреваться алкоголем. Но светская жизнь требует жертв, и, получив приглашения на очередной Night Life Awards (более известной как российский клубный «Оскар»), мы покорно потащились куда-то в район Станколита (что ЭТО такое, мне скажет хоть кто-нибудь?!).

Дорогу не знал даже безупречный Игорев водитель Андрей (он слишком хорошо зарабатывае, чтобы бывать в таких местах). Нарезав пару кругов по какому-то сомнительному заводскому району, мы, наконец, взмолились о помощи. Помощь пришла в виде доблестных сотрудников ГИБДД, которые, услышав пароль: «Night Life Awards-Станколит!» — тут же выдали отзыв: «О, вы уже не первые!» Под руководством «полосатых палочек» мы и вырулили к месту сбора наших.

В огромном ангаре среди покрышек и металлической арматуры выстроили огромную сцену и несколько лож-ресторанов для особо почетных гостей (это мы!). Напитки разносили официантки, одетые лишь в нижнее белье, и я тут же пожалела, что мы нашли дорогу.

Полтора часа я созерцала этих начинающих фей, потому что, как обычно в Москве, начало задержали на полтора часа. А потом все было еще более чем обычно: рэперы и брэйкдансеры, трансвеститы и транссексуалы, эротическая подтанцовка и фрики, модели, одетые лишь в нитки бус, и пышнотелые феи в супероблегающей одежде, в общем, все принадлежности молодежной и молодящейся тусовки. Лучшие клубы и тусовщики страны остались для меня тайной — акустика ангара оставляла желать лучшего. Впрочем, я не слишком огорчилась, поскольку номинанты не меняются годами и непременно получат приз, если не сегодня, то в следующий раз.

Единственно, кого невозможно было не услышать (и не заметить) — это Ксения Анатольевна Собчак, признанная клубным персонажем года. Под фанфары ей водрузили на голову приз — пластиковую корону, вмонтированную в красную бархатную подушку. Вся эта конструкция, удерживаемая на макушке лишь с помощью завязанных под подбородком атласных лент (представляете себе картинку?), произвела на неисправимую тусовщицу такое неизгладимое впечатление, что Ксения Анатольевна не снимала подушку с головы до конца церемонии, а затем добрых полчаса стояла на входе, пока не разъехались все фоторепортеры.

Бедная девочка, как же она хочет самоутвердиться! Может быть, ей порекомендовать моего психоаналитика?

27 февраля

Каждый месяц я скупаю все глянцевые журналы — и толстые, и тонкие. В глянце мне нравятся два раздела. Первый — это авторские колонки главных редакторов.

Это умора! Одна обсуждает только свою личную жизнь, вторая — свою личную крутизну — как самого модного человека РФ, третья — «поскромнее», превозносит крутизну своего издания, ну и себя вместе с ним.

И, конечно же, каждый журнал из кожи вон лезет, чтобы представить светскую жизнь в виде непрерывной череды удовольствий, и ухитряется придать блеск даже тому, что на деле столь же скучно и утомительно, как обязанности секретарши директора завода по производству спичек. Это, собственно, мой второй любимый раздел — страницы светской хроники.

Кто все эти люди?! Ну, с мужчинами все более-менее понятно — или успешный предприниматель (читай — бандит в завязке), или рекламодатель (что видно по упоминанию места работы), или актер (узнать которого могут лишь фанаты дневных телесериалов). А вот с женщинами сложнее. Тут и продюсеры, и дизайнеры, и студентки (хотя по внешнему виду не скажешь…), и даже музы! Я просто умираю от смеха, когда сравниваю лицо и «ярлык».

Ну, а если серьезно — это главная проблема всех уважаемых глянцевых изданий. Страниц много, вечеринок еще больше, а узнаваемых широкой общественностью лиц — чуток, вот и приходится светским обозревателям изгаляться, чтобы хоть как-то забить печатный объем (это мне Димыч объяснил). Ставят изображения всех девиц в Prada, но особенно приветствуется, если особа из себя хоть что-то представляет. Кому нужны сплошные «домохозяйки» и «светские львицы»? Мы же не в зоопарке, верно? Отсюда и появляются дизайнеры без коллекций и музы, никогда не бывавшие на Парнасе.

Но, породив сонм «работающих девушек», журналы напоролись на то, за что, собственно, боролись: все особы в Prada ломанулись придумывать себе профессию и делать визитки. Потому что все хотят прославиться. Хоть и с разными целями: рублевские жены — чтобы вызвать уважение своих мужей и зависть подруг, а феи — чтобы повысить свои ставки на товарно-горизонтальном рынке. Ведь московские мужчины ценят отнюдь не умниц и красавиц, а женщин, успешных и известных. Женщину-статус, которой престижно обладать. Разумеется, в светской славе есть и более корыстные мотивы: чтобы без фэйс-контроля пропускали в ночные клубы, чтобы давали лучший столик в ресторане, предлагали скидки в бутиках.

Итак, кто есть кто на страницах светской хроники. Женская версия:

Актриса/певица — молодая симпатичная девушка, желающая обеспечить себе красивую жизнь с помощью престижного ярлыка. Часто — бывшая модель. На вопрос заинтересованных лиц о состоянии карьеры отвечает, что в настоящее время записывает свой первый диск или снимается в первом фильме. В лучшем случае — засветилась в эпизодах пары телесериалов.

Бизнес-леди — особа женского пола, имеющая какое-либо собственное дело: от разведения йорк-терьеров до разведения мужчин на деньги.

Домохозяйка — см. Супруга/жена.

Галерист — девушка, реализующая свою любовь к искусству, открыв собственную арт-галерею. На деньги мужа/любовника или алименты бывшего мужа.

Дизайнер — универсальный ярлык, применяемый московскими красавицами, чтобы не выглядеть банальными содержанками. В редких случаях они действительно что-то «дизайнируют» — обычно одежду и аксессуары.

Дизайнер интерьеров — московская красавица, сделавшая модный ремонт в подаренной/купленной/мужниной квартире.

Модель — 1) молодая длинноногая девушка, зарабатывающая на жизнь дефилированием по подиуму и позированием для модных журналов; 2) молодая длинноногая девушка, так и не сумевшая придумать себе профессию или не раскрутившая на нее своего спонсора.

Модница/поклонница марки — завсегдатай данного бутика (обычно попадает в кадр на торжественном обновлении коллекции).

Муза — нововведенный дизайнерским трио кавказского происхождения Fresh Art ярлык для своей подруги Лизы Шариковой. В последнее время — очень популярен среди московских красавиц с творческими амбициями.

Писатель — жительница Рублево-Успенского шоссе, у которой есть время и связи, чтобы издать собственную автобиографию или жизнеописание своих близких под прозрачными псевдонимами.

Подруга/спутница — посетительница светских мероприятий, интересная СМИ только как сопровождающая известного человека.

Продюсер — подразумевает все что угодно: от сферы пиара до сводничества.

Телеведущая — 1) красивая девушка, отучившаяся на курсах телеведущих в «Останкино»; 2) красивая девушка, хоть раз попавшая на телеэкран.

Светская леди/дама — состоятельная ухоженная женщина, завсегдатай светских мероприятий. Замужем.

Светская львица — состоятельная ухоженная женщина, завсегдатай светских мероприятий. Не замужем.

Светский обозреватель — девушка, которая может складывать слова в фразы, а фразы — в предложения, и пользуется этим умением, чтобы: а) попасть в тусовку, б) прославиться, в) приобрести богатого мужа.

Специалист в сфере пиара — см. Продюсер.

Стилист — 1) замученная фотосъемками сотрудница глянцевого журнала; 2) светская девушка, которая довела статус модницы/поклонницы марки до совершенства. Теперь при виде ее владельцы бутиков падают ниц.

Студентка — красивая девушка, завсегдатай тусовки, которая ввиду возраста еще не может называться светской львицей.

Супруга/жена — законная спутница жизни богатого/влиятельного/известного мужчины.

P. S. На любом столичном светском приеме вы можете сразить наповал практически всю публику, просто сказав, что никого здесь не знаете. Их самолюбие просто не выдержит такого удара!

8 марта

Раз в пару-тройку месяцев мы с девчонками собираемся все вместе. Организовать это довольно трудно. Я, в принципе, свободна для встреч в любое время, за исключением некоторых моментов, когда я на сеансе у психоаналитика, у косметолога или блуждаю по бутикам. У Ольги та же фигня, плюс посещение ветеринарных клиник со своим зажравшимся «сыночком». Алена вся в творчестве — разные креативные личности требуют ее постоянного внимания. Наташа также ведет творческий образ жизни — она востребованный стилист на модных фотосессиях. Настя из-за своей сверхважной юридической работы свободна только в выходные и праздники (да и то, если не сдает какой-нибудь проект). Аня занята строительством своего первого дома, а так как ее муж бьет баклуши, то девушка просто выпала из светской жизни — с ней можно говорить только о цементе, кирпиче и сухих подвалах. Еще одна выпавшая из жизни — Инночка, год назад она родила и теперь все время проводит у себя в Жуковке, опекая обоих дитятей (дочь и мужа). Последний раз мы виделись перед Новым годом (ой, сколько было выпито!), и Международный Женский день — отличный повод снова собраться всем вместе.

Любимое времяпрепровождение светских девушек Москвы. Top-5:

1. Просмотр всех шести сезонов «Секса в большом городе» с обливанием слезами — почему у нас здесь все не так круто и даже чертовы manolos стоят в три раза дороже, блин!

2. Просмотр обеих серий «Дневника Бриджит Джонс» с поглощением килограммов пиццы, конфет, декалитров шампанского и радостными визгами, что у нас все намного лучше (во всяком случае, фигуры и прически). Бонус: три киноверсии «Гордости и предубеждения» (считая индийскую — с Ашварьей Рэй).

3. Просмотр всех частей «Властелина колец» с горестными стонами по поводу отсутствия таких мужчин, включая хоббитов, в реальной жизни.

4. Поход в «Красную шапочку» или другой элитный мужской стрип-клуб, чтобы почувствовать себя госпожой и наглой сукой, похотливо разглядывая продажных самцов.

5. Бабятник — в более целомудренные времена девичник, обсуждение всего и вся, в первую очередь мужиков.

У нас был последний вариант, а «черная метка» выпала ресторану «Nobu» — («черная метка», потому что после нашего бабятника все окрестные мужики становятся импотентами, с официантами проводят комплекс реанимационных мероприятий, а владелец общепита провожает нас со слезами счастья на глазах).

Мы расположились на диванчиках, заказали коктейли и вовремя заткнули Аню, которая начала было рассказывать о непростых отношениях с прорабом, а затем Инночку, которая умудрилась самостоятельно купить автомобиль и горела желанием поделиться подробностями прохождения первого техосмотра. А тему для разговора подал продефилировавший мимо олигатор, который уже лет пять числится в десятке лучших женихов России. Хотя, на наш коллективный взгляд, с такой внешностью его нужно поставить в список самых неподходящих для брака мужчин.

— Костюмчик отстойный, — заметила Настя. Уж она в этом разбирается! Все-таки по десять часов в день проводит в офисе.

— Да при чем здесь костюмчик? Посмотри на его прическу — это же ужас что такое! — возразила Наташа. Она среди нас считается специалистом по всему ультрамодному — все-таки стилист, а раньше работала моделью в Нью-Йорке.

— По-моему, мужчин с такими прическами нужно кастрировать, а то они будут размножаться, — поддержала я Наташу, позвякивая новым браслетом Stephen Webster (угадайте, кто подарил?).

— Ну, дорогуша, тогда вокруг нас будут одни кастраты, — пессимистично допила первый коктейль Оля. Уже?

— Да ладно! — не поверила Инночка. Она вообще еще витает в облаках, благодаря тепличным условиям жизни.

— А ты вспомни хоть одного мужика с хорошей прической? — повернулась к ней Ольга.

— Джордж Клуни! — тут же выпалила Инночка.

Так-так-так, вот кто тебе снится в семейной постельке!

— Не считается — это кинозвезда с толпой стилистов, — парировала я.

— Толпа стилистов — еще не показатель, — подтвердила Наташа, — такое ощущение, что никто не смотрит в зеркало, ни сами мужчины, ни их стилисты — волосы сами по себе, лицо само по себе. Да и причесочки себе выбирают — я в шоке! — или драпируют лысину кокетливой челочкой, или стригутся как герои телесериала «Бандитский Петербург».

— Да и состояние причесочек оставляет желать лучшего: или волосы не моют годами, или стрижка, тогда же потерявшая форму, — встряла Алена. Она знает, что говорит — свои лучшие годы ей приходится проводить в обществе неумытых художников.

— А как вам все эти ободки, ирокезы и подбритые височки? — спросила Настя.

Мы дружно застонали. Официанты начали нервничать.

— Мой тоже насмотрелся на Бекхэма, — поведала семейную тайну Аня, — и решил себе сделать ирокез, да еще и обесцветить его. Я просто костьми легла, чтобы этого не случилось! Зачем мне дома нужен пидорас с музыкального телевидения?!

— Знаешь, эти музыкальные мальчики еще неплохо смотрятся на фоне тех, кто их сменяет в эфире — все эти рокеры с косой до пояса и залысинами на лбу, — снова вступила в разговор Алена.

— А мне не нравится Михаил Прохоров, — расхрабрилась Инночка. — Он выглядит как комсомольский вожак восьмидесятых! Между нами, только его банковский счет хоть как-то искупает его недостатки.

— Если бы ты не была замужем, была бы к нему более благосклонна, — лукаво улыбнулась я.

— Вот еще! — вздернула подбородок Инночка. — Меня никогда не интересовали мужчины…

— Даааааа?! А я не знала, что ты лесбиянка! — перебила ее Ольга.

Так, Ольге больше не наливать!

Мы зашикали на нее. Официанты были близки к обмороку.

Алена покосилась на меня и выразительно задвигала бровями. Я кивнула в ответ.

— Ладно, подруги, по коням, — завершила я вечер встреч. — Оля, Аленка подбросит тебя до дому, до хаты. Инночка, на досуге разберись со своей ориентацией, ладно? У кого-нибудь сюда скидка есть? Нет? Тогда сбрасывайтесь на чаевые и не жадничайте, а то нас больше сюда не пустят.

11 марта

Ну вот, пришла и моя очередь поддержать отечественного производителя. Дважды в год (а чаще и не хочется) я занимаюсь организацией, координацией, концепцией и мониторингом, иными словами, пиаром показа коллекции одежды в рамках какой-нибудь там российской недели моды (я никогда не могла уследить за их торжественными открытиями и последующими банкротствами).

Игорь постоянно ноет: «Зачем тебе работать, Светлячок?» И, если честно, послала бы я свой нерегулярный пиар далеко и надолго. Кому хочется тратить годы своей единственной и неповторимой жизни на популяризацию этих истеричных творцов российской моды?

Амбиции у них как у диктатора африканского государства, все хотят попасть в американский Vogue, при этом то, что они шьют, — и главному редактору «Работницы» в страшном сне не приснится! И все эти дизайнеры норовят всучить мне свои творения, чтобы я демонстрировала их в тусовке. И если бы бесплатно, а то: «Ну, это же эксклюзив, и всего четыреста у. е., неужели для тебя это дорого?» Не надо брать меня на понт: за Paul Smith — нет, а за это кое-как скроенное и сшитое фуфло — дорого.

На самом деле я молчу в тряпочку, мило улыбаюсь и перевожу разговор на грядущие публикации, потому что не хочу терять клиентов. Модным пиаром сейчас занимаются все, в кого ни плюнь, и хотя дизайнеры тоже плодятся как поганки после радиоактивного дождя, приходится быть начеку, чтобы держать в узде свою креативную «конюшню». Тем более что я ничего не умею и не хочу делать, кроме как тусоваться, общаться и интересоваться одеждой — и пиар в сфере моды единственное, чем я могу зарабатывать себе на сумки Louis Vuitton.

Разумеется, с еще большим удовольствием я бы тусовалась, общалась, интересовалась одеждой и получала Louis Vuitton в подарок. Но как только я потеряю минимальную финансовую независимость и статус модного PR-специалиста — любимый мгновенно превратится в монстра. У меня уже был опыт с бывшим пупсиком: как только я вселилась к нему, он уволил домработницу! Мотивировал он это тем, что я все равно сижу дома, и ничего не делаю. И не так сложно пропылесосить полы площадью двести квадратных метров, в супермаркет можно ездить на такси, а новая сумка — излишество, поскольку они все у меня классических моделей и носить их можно годами. До сих пор вспоминаю об этом с содроганием!

А так я с умным видом хмурю брови, составляя пресс-релиз (обязательно вечером на глазах у Игоря), или во время ужина в «GQ-баре» на весь зал обсуждаю рассадку прессы на дефиле (Игорь с уважением прислушивается, а все окрестные девицы грызут накладные ногти от зависти). Нееееетушки, лучше я буду поддакивать амбициям этих недоделанных кутюрье, чем стану жертвой домостроя.

17 марта

Наконец-то весна! Травка зеленеет, солнышко блестит, ласточка с чем-то там в сени к нам летит. А мой любимый улетел в Нефтеюганск. Скатертью дорога, не будет болтаться под ногами. Мне совсем не светит разрываться между избалованным пупсиком и не менее избалованным клиентом.

Мой постоянный клиент — субтильный пацан вполне классической для дизайнера одежды ориентации. Короче, гей. Это можно определить с первого взгляда — он злоупотребляет супероблегающими джинсами, батниками окраски «вырви глаз» и кроссовками легкомысленных оттенков. А еще он носит ободок для волос. И я не шучу! А говорит он с еще более неподражаемым прононсом, чем Димыч, и ежеминутно эдак манерно делает плечиком и одновременно бедром. Чтобы выдержать хотя бы получасовую беседу, мне приходится крепиться изо всех сил. Потому что я гомофоб — слишком долго кручусь в модной тусовке.

При виде этих пидоватых мальчиков, которые начинают мне втирать, что нужно носить и как причесываться, я прихожу в совершеннейшее бешенство! Это вообще распространенная иллюзия, что геи лучше понимают прекрасное. Ага, щаз! Посмотрите на Элтона Джона или Дольче с Габбаной — бррррр! По-моему, если у гея хороший вкус, это скорее исключение. Впрочем, как и у простых смертных.

Но это я отвлекалась. Несмотря на то, что работаю я с этим гением российской моды уже не первый год, он всегда проявляется в последний момент перед своим дефиле, и мне приходится бросать все дела, чтобы одновременно писать пресс-релиз, составлять списки гостей и отрисовывать рассадку гостей в зале.

Впрочем, я не перенапрягаюсь. Годы опыта приучили меня перекладывать на плечи клиентов решение всех организационно-финансовых вопросов и такую тягомотину, как раскладывание пригласительных билетов по конвертам (попробуйте хоть раз, осатанеете!). Сложнее делать вид, что весь этот колхоз «Красный партизан» мне интересен.

Российский модный бизнес — каково звучит, а? Только есть ли он? Да, у нас есть мода. У нас есть дизайнеры, которые два раза в год создают коллекции одежды. У нас есть неделя моды, и даже не одна, на которых эти коллекции представляются. У нас есть журналы мод, которые пишут про наших дизайнеров. У нас есть манекенщицы, которые демонстрируют одежду наших дизайнеров на многочисленных неделях моды и на страницах глянцевых журналов. У нас есть бутики, которые продают одежду, иногда и наших дизайнеров. У нас есть даже люди, выбравшие своим образом жизни тусовку на модных показах. Только модного бизнеса у нас нет.

Обидно. Мы все так стараемся: создаем, пишем, демонстрируем, снимаемся и снимаем, тусуемся, наконец, а его все равно нет.

И ведь все делаем правильно, я проверяла по французскому Vogue и программе Stilissimo, но: не появляются деньги, не растет товарооборот, никто не заказывает промышленные партии нашим дизайнерам после успешного дефиле. А знаете почему? Почему у нас есть все, но нет модного бизнеса? Ответ прост — никто не хочет покупать одежду, созданную российскими дизайнерами. Встречаются, конечно, оригиналы, щеголяющие в одежде Made in Moscow, но их можно пересчитать по пальцам. Рук. Одной.

Это очень печально. Это замкнутый круг. Никто не хочет покупать одежду наших дизайнеров, потому что ее практически нет в магазинах (не считая нескольких продвинутых бутиков внутри Садового кольца). А магазины не заказывают коллекции русских дизайнеров, потому что почти все их творения — это hand made, ручная работа, единственный экземпляр. И не потому что haute couture, а просто — потому что. А зачем большому магазину этот экземпляр за неподъемную, даже для взращенного на Versace россиянина, цену? Правильно, незачем. Потому что даже если денег некуда девать, то все эти коллекции сшиты под модельный стандарт, несмотря на завидную красоту россиянок, страшно далекий от народа. Потому что потом не знаешь, что с этим дальше делать: вручную стирать или в химчистку сдавать. Ага, примут там ручную вязку или вышивку бисером, как же! Да за эти деньги и головную боль проще в Gucci прогуляться.

Вот и прогуливаемся, в Gucci и Chanel, в Max Mara и Kenzo, в Levi`s и Benetton, что кому по карману. Потому что есть размеры, есть этикетка с громким именем, есть инструкция по стирке, есть возбуждающая желание купить реклама в модном журнале.

Только модного бизнеса все нет и нет. Обидно.

21 марта

Поубивала бы этих творцов! У меня массаж, а этот пестрый гей звонит и требует срочно внести изменения в пресс-релиз, поскольку, я цитирую: «настроение дефиле вступает в конфликт с концепцией коллекции». Мысленно досчитав до десяти, ласково и доходчиво объясняю, что пресс-релиз уже отксерокопирован в трехстах экземплярах по три страницы каждый. И повторный тираж будет стоить ДЕНЕГ. Его денег. Вопрос мгновенно снят — за лишние пятьдесят у. е. этот местечковый гений удавится.

Только перевела дух и вкратце объяснила массажистке, почему я ненавижу отечественный модный бизнес, позвонил Игорь. Я скороговоркой прошептала, что не могу говорить — у меня встреча с клиентом, который диктует мне новый вариант пресс-релиза, но я очень скучаю по тебе, милый, когда вернешься? Милый сказал, что тоже очень скучает, буровые его достали, вернется не раньше чем через три недели, и чтобы я много не работала, потому что всех денег не заработаешь, часть все равно придется украсть. Ну-ну, ему виднее.

Одеваясь после массажа, подумала, как утомляют все эти разговоры и переговоры. Нужно встретиться с девчонками и посплетничать. Инночка и Аня оказались свободны. Решили встретиться в «Пушкинъ».

Обе, естественно, опоздали из-за «пробок» и были чрезвычайно раздражены. А что вы хотите — обе замужем и каждая минута свободы у них на счету! Но это еще не повод выделываться перед официантом.

— Может быть, взять «Цезарь»? — задумчиво произнесла Инночка. — Как вы считаете? — томно спросила она у официанта.

— Рекомендую, — отрапортовал тот.

— Не знаю, не знаю…, — еще более задумчиво произнесла Инночка. — А сухарики какой прожарки?

— Стандартной, — нашелся официант.

Молодец!

— А что вы подразумеваете под стандартом? — вступила в этот интеллектуальный разговор Аня.

Кстати, по вопросу сразу видно особу, которая слишком много времени проводит в обществе прораба.

Официант озадаченно молчал. Давай, парень, я болею за тебя!

— Стандарт для классического «Цезаря», — наконец нашелся он.

Ура! Я не ошиблась в тебе, дружок!

— Ну, хорошо, — просто растеклась по столу Инночка, — Тогда… Аня? Тогда, два «Цезаря». А меню оставьте, мы еще почитаем.

Крепись, парень. Это еще не конец: ты не знаешь, что тебя ждет при выборе десерта!

К слову, любовь русского народа к салату «Цезарь» для меня — абсолютная загадка. Я считаю, что еда должна быть сытной и конкретной. А тут какие-то листики и сухарики, в общем, сплошной дешевый понт. По-моему, ничто и никогда не сравнится с салатом «Оливье»! Поэтому-то я так люблю «Пушкинъ», даже, несмотря на то, что его атмосферу регулярно портит Олин «сыночек».

Но еще более сытный и конкретный салат делает домработница Игоря (та, которая рублевская). Это настоящий «Оливье», как его делали еще при царизме. Вот его рецепт (Петя, записывай!):

Нарезать и перемешать мясо 2 отварных рябчиков, 1 телячий язык, полбанки мелких соленых огурцов, 2 свежих огурца, 5 сваренных вкрутую яиц. Добавить 100 граммов черной икры, 200 граммов свежего салата, 25 отварных раков, 100 граммов каперсов. Заправляется соусом «Провансаль» (не майонез!).

Честно говоря, я удивляюсь, что наша домработница еще не отловила себе даже самого завалященького миллиардера. С такими-то кулинарными способностями!

27 марта

На радостях от наступления реальной весны взгромоздилась на каблуки. И очень зря! Для начала пришлось ковылять через всю Красную площадь по этой долбаной брусчатке. А я и забыла, насколько эта наша площадь большая и неровная! Интересно, это что — защита от терроризма, или камни ровно переуложить никак нельзя?

Я подпрыгивала, спотыкалась и прикидывала, как срезать дорогу, а вокруг шатались толпы народа. Середина дня, почему никто не работает? Ну ладно, у детей вроде каникулы, а взрослые-то чего не трудятся? И при этом все исходят ядом по поводу олигархов — что-де они с утра до ночи купаются в роскоши и шампанском. Да знали бы, сколько они работают! Вон, мой Игорь, поперся в эту вечную мерзлоту, ползает там по колено в нефти и грязи. И все за одну зарплату! Половину которой, между прочим, приходится тратить на меня. С такими оптимистичными мыслями я и доскакала до места работы.

Даааа, публика из серии «Кошмар перед Рождеством». Повсюду персонажи, которые выглядят страшнее жертв гражданской войны, ну, или стихийного действия: с иссиня-черными бровями и сиреневыми губами, бритые наголо или с налаченными ирокезами, в многослойных одеяниях или почти голые. Они возбужденно перешептывались, принимали деланные позы и одновременно нервно оглядывались — заметил ли кто-нибудь их нереальную крутизну?

Это ж как нужно воспитать ребенка, чтобы он считал, что ТАК выглядеть — это круче крутого?! Причем они-то воображают, что их внешний облик соответствует всем последним тенденциям моды и олицетворяет московский гламур. Кстати, об идиотах, мой подопечный, надежда российской моды, с ходу устроил истерику по поводу моего опоздания: он-де разрывался на части, пытаясь подготовить дефиле за кулисами и перед ними, последнее, между прочим, моя прямая обязанность! Ну не разорвался же?.. Далее все тоже было традиционно: беготня, суета, крики, тупость его ассистенток, пафос его директора, флегматичность манекенщиц и моя вечная мантра: «и это пройдет».

Что представляла собой опекаемая мною коллекция одежды, я так и не узнала. Как только притушили свет и запустили зубодробительный саундтрек (творение очередного непризнанного гения), я благополучно слиняла в кулуары и все дефиле проболтала с ассистентом позора нашего модельного бизнеса Пети Листермана. Бедняжка жаловался, что девицы ныне тупы, жадны и при этом выглядят как лахудры. Я сочувственно кивала, потягивая шампанское. Мне бы его проблемы, потому что своих мне показалось мало: несмотря на то, что ноги гудели как церковные колокола на Пасху, а в голове уже шумело от выпитого, я решила посетить after-party своего «красного Гальяно». Дальнейшее помню смутно, кроме одного эпизода, который не забуду до гроба — мой перебравший welcome-drink психоаналитик устроила стриптиз на барной стойке. Ой, она же знает все мои интимные секреты! Когда же Татьяна начала срывать штаны с go-go-танцора, я решила сваливать: меньше знаешь, крепче спишь.

28 марта

Проснулась от трелей дверного звонка — пожаловала домработница. Неужели я проспала до часа дня?! Судя по всему, организм десятичасовым сном пытался компенсировать нервотрепку, начинающийся варикоз и первую стадию алкоголизма. Не сказать, чтобы слишком удачно: пока домработница раскладывала инвентарь, я внимательно изучила свое лицо в зеркале прихожей, затем — в ванной, затем — в спальне. Пожалуй, при естественном освещении я выгляжу ничего… Но все равно пора завязывать с пьянками-гулянками, я уже не девочка, впереди с неотвратимостью дамоклова меча маячит двадцатишестилетие!

Погружение в самобичевание прервала моя домомучительница: «Светлана Викторовна, а хде тетя Ася?» Я взяла себя в руки, и пошла исполнять долг хозяйки дома.

В прислугу сегодня идут те, кто не нашел себя в новой жизни. Эти люди, однако, не ощущают себя ущемленными обстоятельствами. Отнюдь! Домработница делает одолжение своей нанимательнице тем, что соглашается убирать за нее. При этом прислуга не ведет дом, а выполняет лишь конкретные указания. Тем самым хозяйка даже многомиллионного особняка автоматически превращается в старшую ключницу: все ложится на ее плечи — составление списков продуктов, что сдать-взять в химчистке, покупка моющих средств, наконец, вытерта ли пыль под батареями и на самых верхних полках (правильный ответ — нет). Просто бесит быть вечным надзирателем и в разгар романтического ужина принимать звонок домработницы со сногсшибательным известием, что моющие средства закончились, и она, видите ли, не сможет завтра отдраить унитазы!

Живой пример: моя подруга Инночка, муж которой оплачивает двух посменно работающих нянь с функцией домработниц. Перед отъездом в отпуск она просто умоляла одну из них сделать дополнительную уборку в их отсутствие. Сначала вымыть плиту, а только затем холодильник (это Инночкины личные заморочки). Няня с высокомерным видом согласилась и демонстративно начала уборку в присутствии хозяев, метавшихся по дому в попытках упаковать вещи. Причем начала, естественно, с холодильника.

Инночка постояла, посмотрела и… промолчала: няня-тире-домработница в ответ на упреки могла просто развернуться и уйти, а вторая не стала бы одна присматривать за ребенком две недели, пока родители загорают на Мальдивах.

Прочий персонал — гувернантки, кухарки, садовники, водители — выступает в том же амплуа. И, несмотря на все уверения создателей сериала «Моя прекрасная няня», ни в одном рублевском доме нет дворецкого! При всем желании, кого пригласишь на эту должность? Бывшего учителя литературы?

1 апреля

Целый день просидела дома, с подозрением поглядывая на телефон. Меня дико бесят все эти народно-пролетарские праздники, типа Дня дурака! Обыватели отрываются в силу своих возможностей и чувства юмора, а так как и то и другое изначально отсутствует, то дальше: «а у вас вся спина белая» и «мне кажется, я беременна» дело не идет. Не сказать, чтобы я так плохо думала о своих друзьях, но не все же родились в министерской или академической семье… Хотя и это не показатель: мой бывший партнер по PR-бизнесу (было время, когда я сидела в офисе и строила из себя крутую бизнес-леди), дочь журналиста-международника и солистки ансамбля «Березка», посчитала удачной шуткой сообщить мне, что нашему агентству предложили пиарить Диму Билана. Естественно, я поверила, кто же шутит с бизнесом?! А эта дурища потом еще и издевалась над моей доверчивостью. Так ей и надо, что у нее ужасный обмен веществ, и она никогда не похудеет даже до 46-го размера!

3 апреля

В десять утра позвонил мой драгоценный клиент и заявил, что готов давать интервью о своей гениальной коллекции и творческих планах. Как в таких случаях говорится, с добрым утром.

Подавляя зевоту, бодро отрапортовала, что уже пошли первые публикации, отзывы великолепные, и я заточила карандашик, чтобы записывать стилистов и редакторов моды к нему на аудиенцию. С меня не убудет, а ему приятно. Разумеется, я и пальцем не пошевелю. Деньги за работу я уже получила, а это главное правило пиарщика — вовремя и как можно быстрее забирать гонорар и смываться. А журналисты и так все напишут, им же надо чем-то заполнять свои издания?

Только клиенты об этом никогда не узнают: мы, пиарщики, не такие дураки, чтобы лишать себя крекеров с икрой.

7 апреля

Оля пригласила меня составить ей компанию по шопингу. Хотя для нее это абсолютно бесперспективное занятие — она в очередной раз села на диету. Между нами, девочками, Оля это делает стабильно, минимум шесть раз в год, перед важными событиями, как-то: день рождения, день рождения ее брата, Новый год, первомайские каникулы…

А вообще, Оля, как Эллочка Щукина, ведет грандиозную борьбу. Борьбу с полным напряжением сил, поглощающую все ресурсы. Она искренне верит, что любая тряпочка ценой в полторы тысячи у. е. делает ее красивой, модной и вожделенной. Короче, такой же сногсшибательной, как мисс Вандербильд (с поправкой на сегодняшний день — мисс Хилтон). Для этого она прочесывает все торговые точки Москвы (плюс Рублево-Успенское шоссе) и покупает, покупает, покупает… При виде Оли у продавщиц алчно загораются глаза — они знают, что могут всучить ей любую мерзость, проворковав при этом: «О, вам так идет!»

Одно время я пыталась с этим бороться: разгоняла продавщиц, говорила Оле, как она на самом деле выглядит сзади в белых джинсах в обтяг, и просто вырывала у нее из рук сомнительные покупки. Но так как благими намерениями вымощена дорога в ад, то Оля вообразила, что я просто завидую ее неземной красоте.

Выбирая между здравым смыслом и подругой, я, немного подумав, выбрала подругу. И теперь с ленцой наблюдаю за этой истерией покупок: во-первых, она не мои деньги тратит (и даже не свои, а брата), во-вторых, если светская девушка хочет выглядеть, как фея из бара — это ее сугубо личное дело, верно? А по-другому выглядеть невозможно, если одеваешься в московских бутиках.

Наибольшим спросом у нас пользуются самые пошлые модели: яркие, кричащие, и чтобы было побольше стразов и логотипов. Последнее — строго обязательно: из-за отсутствия эстетических навыков и элементарной потребительской культуры нувориши считают, что если у тебя на заднице не сияет Rich, то ты — лох! И, отвечая на спрос, всю эту брендятину к нам везут тоннами. Мне рассказывали, что для нас даже специально отшивают коллекции: на исходные модели налепляют всю фурнитуру, что нашли на складе, плюс там — подрежут, здесь — углУбят, а чтобы мало не показалось, еще и этикетку на грудь пришьют.

Еще одно следствие этого спроса — все одеваются одинаково: в одни и те же стразы и логотипы. В итоге Москва выглядит как один большой гламурный инкубатор. Заплатив за платье пять штук вечнозеленых долларов, можно делать ставки: скольких подруг за вечер ты увидишь в точно таком же? А ведь это самое страшное, что только может произойти со светской девушкой!

Я борюсь с этим единственным возможным способом — ношу только винтаж. Это настоящие вещи: дух первоисточника, оригинальные модели, точнейшие лекала, великолепный крой. Рядом с ними современный дизайн нервно курит в углу! Честно говоря, я вообще не приемлю современную дизайнерскую одежду — эту помесь нищенского шика с борделем. Кстати, это следствие того, что весь модный бизнес сосредоточен в руках вульгарных пидовок.

Я регулярно езжу в Лондон: сначала несколько дней смотрю по сторонам и внимательно листаю местные модные журналы, а потом покупаю, покупаю, покупаю… Только винтаж! Исключение я делаю для нижнего белья, купальников, обуви и спортивной одежды. Правда, я фанат сумок Louis Vuitton, но трачусь только на классические модели, которые не пользуется спросом среди московских фей. В перспективе — приобретение винтажной сумки Birkin от Hermes. Кстати, нужно намекнуть об этом Игорю — у меня день рождения через месяц.

Мало того, я даже сплю только на винтажном льне. У нас подобные изыски, разумеется, недоступны, опять же приходится летать в Лондон в магазин Volga linen. Но, поверьте, оно того стоит: льняное постельное белье, как вино, — с годами становится только лучше, мягче и глаже, при этом оно очень долговечно и не желтеет. Даже тот факт, что льняное белье очень тяжело гладить, не делает его для меня менее привлекательным, хотя моя домработница, безусловно, считает иначе.

И все мое постельное белье стирается вручную! Кстати, как и одежда. И даже когда у меня финансовый кризис и нечем оплатить домработницу, я стираю сама, вот этими руками!

Не представляю, как бы я жила, если бы перестройка не случилась?..

11 апреля

Игорь все не возвращается из своей тайги, и я начинаю нервничать. Через две недели мы должны лететь на Барбадос. Прямых рейсов туда нет, только с посадкой в Лондоне, а у нас туда еще нет ни транзитной, ни обычной визы, вообще, блин, никакой!

В принципе, так как мы транзитом, то виза может и не понадобиться… Но тогда время между рейсами придется коротать в аэропорту. Ага, щаз! У меня на Лондон большие планы.

13 апреля

Сюрприз! Позвонил мой бывший, сказал, что на днях будет в Москве по делам, и предложил встретиться. Ничего такого, мы просто расстались друзьями — на фиг мне нужен мужик, который бросил бизнес в Москве и «вернулся к корням» — в какой-то крупный административный центр посреди Сибири? Видите ли, здесь он один из многих, а там будет первым парнем на деревне. Сказал бы честно — не потянул московские понты. И при этом имеет наглость, наезжая в Москву, подбивать под меня клинья, тактично выражаясь. А мне какой прок с этого?

Короче, встречаемся в кафе «Пушкинъ».

17 апреля

Этот недоделанный москвич привез с собой какую-то восемнадцатилетнюю девицу — свою новую подружку, как он сказал: «Настеньку» (прости, Господи!). Только слепой мог не прочитать у нее на лбу: «провинциальная королева красоты». И в этой изысканной компании (он — в джинсе D&G с ног до головы, она — со стразами на груди и с голым животом) я продемонстрировала себя всему «обчеству».

Только вдолбленные в меня мамулей хорошие манеры и приобретенная со светским опытом железобетонная выдержка помогали мне не ржать как лошадь. Хотя все видели, как мне было тяжело! Мой бывший попросил официанта принести «винца», Настенька злоупотребляла фрикативным «г» и оттопыривала мизинец, а когда подали «Оливье», сказала, что ее мама готовит лучше. При этом наш скромный сибирский олигарх проявлял к своей текущей спутнице жизни преувеличенное внимание, искоса наблюдая за мной, — все ожидал реакции, наивный! Меня не колыхали его донжуанские потуги, даже когда мы были вместе, а сейчас-то чего дергаться?

Апогеем вечера стало его предложение прокатиться по ночным клубам. Ага, решил видно, что я помогу ему пройти фэйс-контроль с этой сибирской нимфой? Сославшись на ранний подъем, я откланялась. Но перед этим не отказала себе в злорадном удовольствии подбить его поехать в клубное турне без меня. Потом полночи жалела, что не устроила засаду — вот была бы потеха!

21 апреля

Я давно заметила, что перед продолжительными каникулами (коих в российском году всего двое — новогодние и первомайские) нервы у всех на пределе. Как бы мы ни любили сумасшествие Москвы, от него нужно регулярно отдыхать, и желательно где-нибудь подальше. Идеальный вариант — необитаемый остров. Но их все, к сожалению, уже расхватали такие же нервные, но дальновидные нью-йоркские и токийские миллиардеры. Короче, Игорь вернулся из сибирской ссылки, и понеслось! Викенд вышел из серии «будет что вспомнить».

Сначала я шпыняла его по поводу долгого отсутствия. Не то что бы меня это напрягало, но отсутствие визы просто жгло душу! А вдруг ее нам не дадут?! Я, как лохушка, сменила импортный паспорт, а старый умудрилась потерять. А сотрудники посольств не утруждают себя проверкой твоих прошлых шенгенок, британок и мультяшек, если, конечно, твоя физиономия не красуется на плакате «Их разыскивает Интерпол».

Игорь пытался парировать, что он работал. На что я логично напомнила, что он работает не бурильщиком. Так этот истерик взбеленился и устроил мне скандал за потраченные на купальники деньги (десять штук, на каждый день каникул, а что, много?!). Я дулась до вечера, и чтобы помириться со мной, у этого извращенца не хватило ни на что большее фантазии, кроме как в постели полезть ко мне с непристойными предложениями! Да за кого он меня принимает?!

Так, спокойно, применяю проверенный прием: я глубоко задышала и, разворачиваясь, со всей силы заехала локтем ему в солнечное сплетение. Теперь глубоко задышал Игорь. Ну что, пупсик, будем спать?

22 апреля

С утра Игорь был немножко мрачный, но вежливый. За завтраком предложил поехать за город, отдохнуть и подышать свежим воздухом. Я поломалась чуть-чуть и согласилась. Но лучше бы мы сидели в четырех стенах и дышали кондиционированным воздухом!

Для начала, ползли по Кутузовскому проспекту и Рублевскому шоссе не меньше часа — такое ощущение, что все решили податься за город. Потом в «Седьмом континенте» нам пришлось выдержать настоящую битву у мясного прилавка (этому обжоре неожиданно приспичило покушать шашлык!). Наконец отоварились, погрузились, и на подъезде к Рублевке — бац! — «полосатые палочки» перекрывают дорогу. Фильтрация дорожного потока, ёклмн! Полчаса нервно курим в окружении пакетов с маринованным мясом для шашлыка, а потом этот Сусанин дает команду шоферу ехать в объезд — через Новорижское шоссе и Горки-10.

Только случаем, не задавив десяток строителей-гастарбайтеров, по обычаю, перебегающих дорогу, где хотят и когда хотят, и увернувшись от пары бетономешалок, наконец-то добрались до Барвихи. По участку распространялся аромат свежей краски — соседи справа красили забор, вскоре атмосфера разбавилась запахом горящего мяса.

Апогеем викенда стал вечер. Как только этот баскетболист-любитель настроился на спортивный канал, зазвонил телефон. Домработница жизнерадостно сообщила Игорю, что просто жаждет убрать дом перед Пасхой. Это святое. Мы оглядываемся по сторонам — вроде все чисто. Домработница нажимает, и свежеобращенный православный послушно соглашается.

На часах девять вечера, до ближайшего ресторана пешком не дойдешь, нужно вызывать машину с водителем из Москвы. Встали, вызвали машину, приоделись, а затем два часа сидели в полупустой «Царской охоте», ковыряясь в тарелках и поминутно поглядывая на часы, чисто как дети на последнем уроке. Вернулись, и только разбили по пасхальному яичку, как стены вздрогнули — сосед слева устроил дискотеку.

К своей гордости могу сообщить, что я своими возмущенными криками периодически заглушала соседские стереодинамики.

26 апреля

Мы едем в Лондон!!! С визой мы успели, правда, пришлось встать в семь утра (я чуть не сдохла!), чтобы приехать в посольство на «аудиенцию».

В плане выдачи виз посольство Великобритании по «зверству» стоит на втором месте после посольства США. Нас, конечно, не обыскивали (хотя, я бы не отказалась, чтобы вооооон тот охранник меня обыскал бы с пристрастием), но печальная, медленно двигающаяся очередь в посольство сильно напоминала кадры из военно-патриотических фильмов (из жизни заключенных в концлагере). Прежде чем войти в ворота, люди тоскливо оглядывались, но обреченно шли дальше.

Мы два часа сидели на пластиковых креслицах, ожидая приговора. За это время я успела вспомнить все свои лондонские приключения (включая пьяную прогулку по ночному Гайд-парку, и дело не ограничилось лишь «прогулкой», поскольку я тогда была не одна) и начала подгрызать заусенцы. Когда я была готова приступить к ногтям, нам, наконец, вынесли пропечатанные паспорта.

Фуууу, пронесло! Надо к маникюрше заехать.

31 апреля

В «Домодедове» была ходынка! Все экспаты ломанулись на обожаемую родину, но многому уже научились у нас, «диких русских», например, шибануть тебя чемоданом и не извиниться. Я сначала стеснялась (а вдруг среди них есть сотрудники нужных мне в перспективе посольств?), но после столкновения с четвертым чемоданом стала, как самурай мечом, размахивать своим кофром Louis Vuitton. Так, обороняясь и нападая, мы с Игорем добрались до самолета.

Сначала я подумала, что мы перепутали расписание. Самолет выглядел как рейс Стамбул — Москва: огрызающиеся друг на друга пассажиры, всколоченные стюардессы, вокруг какие-то непотребного вида баулы, за право обойти которые шла смертельная битва. Я пригляделась: нет, это точно British Airways с их фирменными стюардессами в хламидах в «деревенский цветочек». Однако Mortal Combat продолжался.

Мы с Игорем переглянулись: эх, была, не была! — и пошли на таран. А так как русские всегда побеждают, мы вскоре расположились на своих местах, и я с независимым видом стала читать брошюрку из серии «что нужно делать, если ваш самолет врезался в землю». Брошюрку пришлось перечитать раз десять (зато теперь я знаю, где находятся все запасные выходы), потому что самолет задержали, и в Лондон мы попали далеко заполночь.

1 мая

Добро пожаловать в Лондон — столицу Соединенного королевства Великобритании и Северной Ирландии! Здесь — самая светская публика, актуальные ночные клубы, лучшие магазины и самая дорогая недвижимость. Также Лондон привлекателен своей историей, богатейшими коллекциями музеев, королевскими дворцами, парками (это точно!) и много чем еще.

Кстати, Лондон — Клондайк для незамужних особ: по улицам буквально бродят толпы холостых аристократов, которые обязаны жениться, чтобы родить наследника титула и поместья. И с женитьбой они не тянут до седых волос!

Да и вообще английские мужчины выглядят и ведут себя совсем как герои классических любовных романов — смотрят в рот, носят на руках и с ходу начинают строить «уютное гнездышко». Разумеется, мои знакомые англичанки не считают своих соотечественников такими уж подарками судьбы, но на фоне российских, а особенно московских, мужчин они выглядят именно так и никак иначе. Кстати, россиян в Лондоне немало: от политических иммигрантов вроде опального олигарха Бориса Березовского и находящихся в розыске бывших сотрудников ЮКОСа до богатых студентов и прочих творческих бездельников.

Несколько раз в году город буквально захлестывает «русская волна»: во время регулярных матчей футбольного клуба «Челси», в апреле — на Российском экономическом форуме, и в январе — на праздновании Старого Нового года «Русская зима» на Трафальгарской площади (это то же самое, что куршевельские дискотеки, только еще хуже). В остальное время русских можно найти на самой дорогой улице бутиков Бонд-Стрит.

Скажу честно, соотечественники заметно подпортили местную атмосферу. В первую очередь внешним видом. Несмотря на наличие таких жертв моды, как Виктория Бекхэм, Элизабет Херли и сэр Элтон Джон, лондонский бомонд считает любую наглядную демонстрацию обеспеченности, в частности — поклонение дизайнерским маркам, — вульгарным. Поэтому наш павлиний стиль одежды — женщины в леопардовых платьях в обтяжку и в лаковых ботфортах, мужчины в образе Аль Капоне — заметно выделяется на лондонском ландшафте и бросает в дрожь местных метрдотелей. На этом фоне наши национальные развлечения — потратить-выпить-подраться — кажутся цветочками!

Вообще, Лондон видел немало иноземцев, скупающих все и вся оптом и в розницу. Все восторги вокруг Абрамовича — это наша сугубо национальная сенсация. По местным меркам, он не сделал пока ничего такого, чем заслужил бы почет и уважение. Например, не перечислил столько же, сколько он тратит на покупку футболистов, на благотворительность — святая святых местного светского времяпрепровождения. Да и вообще культ личности, который заезжие миллиардеры устанавливают на приобретенных ими объектах недвижимости, начинает несколько напрягать даже лояльных к иммигрантам британцев. На Абрамовича косятся за русские гулянки на матчах «Челси» и хоровое пение «Калинки-малинки». Хотя, если честно, ему далеко до Мухамеда Аль-Файеда, который уставил весь универмаг «Хэрроудс» собственными бронзовыми бюстами, а затем еще и выставил на всеобщее обозрение скульптуру, изображающую покойных Файеда-младшего и ДиануУэльскую (до неприличия напоминает «Рабочего и колхозницу» Мухиной).

Но это я отвлеклась. Приземлились мы заполночь, выдержали небольшое побоище при получении багажа и с удобством расположились в кэбе: «London. Mayfair. The Westberry Hotel».

Путешествуя по миру, я усвоила одну вещь: никогда, ни при каких обстоятельствах не останавливаться в модных отелях, иначе зовущихся отели-бутики. Оно, конечно, чрезвычайно круто, горячо и способно произвести впечатление даже на Абрамовича, но жить в них — не-воз-мож-но! Потому что за свои кровные ты становишься частью концепции. Например, номер может быть расположен на кроне дерева, а кровать сделана в виде гнезда, или на потолок круглосуточно проецируются кадры из кинофильмов (а то и из порнофильмов), а в ванной — пятиметровое окно без намека на шторы, так что сотрудники офисов в небоскребе напротив могут созерцать тебя во всей красе. В общем, дизайнер продемонстрирует свою креативность, а отдуваться будете вы, дорогие и очень дорогие клиенты.

Поэтому мы остановились в чисто английском отеле Westberry, что в районе Mayfair.

Mayfair — это типа нашей Новой Остоженки, где местных — раз-два и обчелся, но зато все рядом — и упомянутый Гайд-парк, и Бонд-стрит.

2 мая

Шопинг мне обломился, увы! А я уже губу раскатала на классический тренч Burberry (кремовый, со всеми пуговицами, кармашками и прочими причиндалами). А всему виною Игорь! Вчера, как только мы отоспались, выяснилось, что у него деловая встреча, и он сделал мне ручкой до вечера. А так как я предполагала воспользоваться его Master Card Platinum и свои деньги благополучно оставила дома, то мне оставалось только туда-сюда фланировать по Гайд-парку. Надышалась свежим воздухом на год вперед, блин!

А сегодня он вытащил меня из постели в восемь утра и сказал, чтобы я поторапливалась — у нас самолет в полдень. Что? Почему?! А потому — я не заглянула в билеты. А на фиг мне вообще на них смотреть, не я же их покупала?!

Из окна кэба я мысленно махала белым платочком «Steinberg & Tolkien», «Virginia», «Portobello Market» и прочим моим любимым винтажным местам.

Хороших новостей на сегодня нет!

3 мая

Я чуть не сдохла: восемь часов без сигарет! Фашисты! Да что за издевательство над пассажирами первого класса?! Чуть не сгрызла Игоря. Он, конечно, тоже мучался и вздумал меня успокаивать: это-де хороший повод бросить курить. Ага, а авиакатастрофа на необитаемом острове — это хороший способ похудеть?

На мысль о необитаемом острове меня навела панорама за иллюминатором: все вода, вода, вода… Отключился один двигатель, второй… Мама, забери меня обратно!

Я вцепилась в Игоря, а так как ногти все еще были при мне, то он от боли чуть не пробил головой обшивку самолета. Какие мы нежные!

Стюардесса (все тот же British Airways и «деревенский цветочек») вовремя принесла шампанское, и инцидент был исчерпан. В остальном перелет на не обжитый соотечественниками курорт прошел мирно: вокруг одни импортные пенсионеры, стюардессы все норовят подсунуть чай с молоком (редкостная гадость!), командир корабля регулярно сообщает температуру за бортом, время, оставшееся до окончания мучений в этой неизвестно как подвешенной к небу капсуле, и высоту полета (а вот это — абсолютно лишняя информация!).

Кстати, необжитость Барбадоса россиянами стала решающим фактором при выборе места нашего отдыха. У меня уже кровь устала стыть в жилах при виде национальных развлечений членов нашего «обчества». А так как в Европе мест, куда не ступала нога русского человека, уже не осталось, Бали, Гоа, Тайланд, Мальдивы, Канары и даже ЮАР отпадают по этой же причине (про Турцию и Египет вообще упоминать неприлично), то остались только Французская Полинезия и Барбадос.

Ну, Полинезию я решила приберечь для медового месяца, а Барбадос, который, наоборот, считается традиционным для ЭТОГО местом, использовать сейчас.

Кто плохо учил географию в школе, сообщаю: остров Барбадос находится в Карибском море, в сантиметре от Южной Америки, и является очень привилегированным местом отдыха. Может, не таким, как соседние острова Мюстик и Сен-Барт, но откройте любой номер «Hello!» — и обязательно наткнетесь на съемку папарацци какой-нибудь мировой знаменитости, нежащийся на пляжах Барбадоса под ласковым Карибским солнцем.

Вы спросите, если Барбадос такой замечательный, так почему же там еще не объявились наши олигархи? И я вам отвечу: восемь часов полета до Барбадоса (плюс четыре — до Лондона) выдержит не всякий ослабленный накоплением капитала организм. А существенная часть наших олигархов после бурных девяностых уже дышит на ладан. Все эти пьянки «ну, за сотрудничество», баньки, разврат (а трех проституток может безболезненно осилить лишь легендарный Казанова, да и то в пубертатном периоде), не позволяют им уезжать слишком далеко от личного реаниматора. Вот и остался Барбадос необитаемым, почти девственным.

4 мая

«Я проснулся в шесть часов: нет резинки от трусов»… На самом деле я была уже ни в одном глазу в пять утра — из-за разницы во времени. При этом всю ночь меня тревожили какие-то подозрительные, но до боли знакомые звуки. А с утра выяснилось — это разряжались мобильные! Мы остались без связи с цивилизацией, потому что местные розетки «заточены» под 240 Вольт и «вилки» нужны с тремя зубцами. Видите ли, Барбадос — бывшая британская колония, и здесь все как в старой доброй Англии, даже лучше — нет смога и наших!

Проснулась я одна (и, кстати, резинка от трусиков Agent Provocateur была на месте), потому что Игорь усвистал на пробежку. Я закурила (вот оно — счастье!) и с террасы лениво наблюдала за его бодрыми перемещениями вдоль кромки моря. Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не руками, тем более до завтрака еще два часа, и чем меньше мы будем видеться на голодный желудок, тем ему же лучше. Отдых еще, собственно, не начался, поэтому в полной силе предканикулярная истерия.

Завтрак был выше всяких похвал: нам предложили все на свете, даже картофельное пюре с сосисками и пиво. Отель Sandy Lane высоко несет знамя «передовика британской культуры» — однажды у них останавливалась королева Великобритании в сопровождении герцога Эдинбурского. Было это лет пятьдесят назад, и провели они в отеле всего одну ночь, потому что с самолетом были какие-то проблемы.

В общем, настроение было отличное: солнышко светит, море ласкает песочек, аборигены расставляют шезлонги, я поливаю вафли медом, и вдруг случается ЯВЛЕНИЕ. Среди британских пенсионеров, индийских компьютерщиков и американских магнатов появляется какая-то девица в махровом халате, босиком и с всколоченной шевелюрой. Пошаталась туда-сюда по ресторану и свалила. У меня защемило сердце: что-то мне ее вид напомнил… до боли родное… НЕ МОЖЕТ БЫТЬ!

У меня мгновенно пропал аппетит. Сижу, ковыряюсь в вафлях, тревожно озираюсь по сторонам — и точно! — появляется пузан в цветастых шортах и золотых часах шириной с мою щиколотку в сопровождении вышеупомянутой девицы, переодевшейся в микро-шорты, какой-то кусочек ткани в районе груди (а грудь у нее — будь здоров!) и золоченые босоножки на десятисантиметровых каблуках. В СЕМЬ ТРИДЦАТЬ УТРА!

— Не говори по-русски, — свистящим шепотом предупредила я Игоря.

— А? Что? — Игорь с трудом оторвался от яблочного пирога.

— Не говори по-русски, — сквозь зубы процедила я. — Будем делать вид, что мы иностранцы.

— Почему? — искренне и громко удивился Игорь.

На нас стали оборачиваться.

— По кочану! — рассвирепела я и мотнула головой в сторону соотечественников.

— О, земляки! — обрадовался Игорь. — Пойдем, поздороваемся.

Я застонала и вцепилась зубами в вафлю. Чтобы никого не покусать.

— Что-то не так? — снова удивился Игорь.

Он что, тупой или еще тупее?!

— Нет-нет, все в порядке, — улыбнулась я почти сквозь слезы. — Просто думала, что мы будем здесь совсем одни, без знакомых и знакомых знакомых. Чтобы без сплетен и ночных посиделок. Романтичненько, вдвоем, — сама не верю, что говорю это.

— Ну да, ну да, — ласково улыбнулся мне Игорь.

Лежу в шезлонге, прищурясь, наблюдаю, как пузан со своей феей с визгами плещутся в море, и размышляю. Восемь часов полета (плюс четыре — до Лондона) и все напрасно! Может, прямо сейчас вернуться обратно? С билетами первого класса ведь возможны любые фокусы… Нашла глазами Игоря, который браво рассекал волны на каком-то водном мопеде. Неееееет, его отсюда и экстренной эвакуацией не вытащишь…

А может, еще не все потеряно? Например, лишние соотечественники траванутся вафлями, и их госпитализируют недельки на две? Или на них нападет акула? Кстати, отличный вариант! Нужно уточнить у горничной, какой здесь ассортимент акул.

6 мая

Акулы здесь не водятся — увы! Заплывает какая-то мелюзга, но на то, чтобы утащить в пучину этого пузана, у них зубов не хватит. Но я нашла отличный выход из сложившейся ситуации: каждый день хожу в местный SPA.

Девочки, это прелесть что такое! Вы бы видели моего массажиста: красивый, высокий, чернокожий, а какие у него мышцы! А какие пальцы! Когда он эдак, настойчиво, начинает нажимать на какие-то точки на моей ступне: ОООООООООО!

Никогда больше не пойду в московские SPA (и по ЭТОЙ причине тоже). Здесь — целый дворец в моем распоряжении, ни одной живой души в радиусе ста метров, ноги ополаскивают в тазике с лепестками роз. У нас — микроскопические каморки, где разуваешься, скрючившись между стеной и кушеткой, а мастер протискивается к твоему лицу по стеночке. К тому же меня давно терзают смутные сомнения насчет этих мастеров. В каморке у них, как у профессуры, вся стена завешана дипломами, а если вчитаться, то выясняется, что это фиговые листочки — за двух-трехмесячные курсы «косметологов» (любая уважающая свое лицо светская девушка знает: титул косметолога дается лишь при высшем медицинском образовании). А если быть более внимательной (и общительной), то выясняется, что раньше «косметолог» работала бухгалтером (продавщицей, секретаршей, учителем — нужное подчеркнуть), а потом решила «подзаработать деньжат» и пошла на скоростные курсы.

Не знаю, как вам, но мне мое лицо дорого — оно у меня одно, и второго не сможет подарить даже Абрамович, скооперировавшись с Дерипаской. Поэтому своих косметолога, парикмахера, маникюршу и массажистку я отбирала, как католичка мужа. Я в отличие от минера не могу позволить себе даже единственной ошибки!

9 мая

У меня ПРОБЛЕМА! Игорь возжелал интимной близости! А то, что мы спим в одной постели, близостью не считается, да?

А я-то расслабилась: думала, водные лыжи — это такая же физическая нагрузка, как горные. Оказалось, ничего подобного! Но у меня в рукаве был припрятан еще один проверенный прием «как отвертеться от секса». Кстати, порекомендовала замужняя подруга Аня.

Итак, если вы устали или вам просто лень изображать из себя Чиччолину, то накормите своего любимого. И не просто накормите, а накормите до отвала. Приветствуется самая жирная пища (желательно, обожаемая указанным мужчиной) и пиво. Впрочем, пиво может заменить марочный коньяк.

Но это еще не все! Когда любимый сыт и счастлив, бросьте на него призывный взгляд: «а может?..» Любимый стушуется, чмокнет вас в щечку и весь оставшийся вечер будет ласков, как собачонка. Потому что (это мне уже разъяснила мой психоаналитик) призывным взглядом вы вызываете у указанного мужчины чувство вины: она хочет, а он не может! При этом никаких больше поползновений.

С жирной пищей здесь было все в порядке — английская кухня для диеты мало пригодна. С пивом и марочным коньяком — все тоже зашибись! И теперь каждый вечер я на террасе спокойненько читаю австралийский Vogue или любуюсь звездами.

Аня рулит!!!

А вот что меня несказанно раздражает, так это Игорь, который постоянно напрягается, когда аборигены уточняют, кивая на нас: «Honeymoon?» Чего дергаться-то? Не на остров Пасхи приехали, в конце концов.

Но это я ему еще припомню: когда у нас будет honeymoon, будет с утра до ночи ходить с ручным билбордом с соответствующей надписью!

14 мая

Родина встретила нас неласково. «Домодедово» выглядел так, как будто прошел слух, что на родину решил вернуться Березовский: милиция подозрительно оглядывала загорелых пассажиров, а на паспортном контроле каждого вернувшегося на родину идиота держали минут по пятнадцать (и, как обычно работало только два «окна»). А если учесть, что одновременно село шесть самолетов и большинство соотечественников по старой доброй русской традиции выпили в полете весь ассортимент duty-free, то от отпускного настроения ничего не осталось уже через час.

В принципе, я была готова к таким ужасам, потому что после «гетто для курящих» в аэропорту «Хитроу» уже ничего не страшно (если вам дорого ваше эго, НИКОГДА туда не заходите — это «Архипелаг ГУЛАГ»!).

Я удивляюсь, почему наши миллионеры, еще не накопившие на собственный «Falcon-900», не скинутся на взятку сотрудникам аэропортов? Я не имею в виду, что за эти деньги они начнут лучше работать, но хотя бы так, как изначально предполагалось.

15 мая

Сегодня мой день рождения! Сколько мне исполнилось — не важно, но еще с раннего детства я всегда жду этот день с нетерпением. Я могу предъявить кучу претензий своей мамуле, но одного у нее не отнимешь: когда я просыпалась утром 15 мая, в изголовье моей девичьей кроватки всегда стоял ПОДАРОК. В зависимости от возраста это могла быть: гигантская мягкая игрушка, кукла Барби, домик для куклы Барби, машина для куклы Барби, Кен (у меня как раз в том году начались месячные), первое платье Chanel, первые бриллиантовые серьги… До сих пор удивляюсь, как моей маман удавалось проворачивать эту ночную операцию так, чтобы я не проснулась с истошным криком «кто здесь?!» Может, она меня снотворным пичкала?..

Поэтому меня несколько разочаровало отсутствие подарка с утра, хотя Игорю это любимое детское воспоминание я пересказывала неоднократно.

Тем временем поздравительные SMS сыпались камнепадом. Оля, Димыч, Аня, Алена, Инночка, Настя и Наташа поздравили меня с семнадцатилетием (какие милые у меня друзья!) и пожелали долгих лет сексуальной жизни. Потом позвонил Игорь и сказал, чтобы в девятнадцать нуль-нуль я была готова: мы поедем на праздничный ужин на «Веранду у Дачи».

Вытащить меня наружу Игорю удалось только в половине восьмого. Но это же мой день рождения, и он бывает раз в году, поэтому мой внешний вид должен быть без-уп-ре-чен! И нечего дуться, пупсик: парикмахер и маникюрша уехали только в пятнадцать минут восьмого.

Я пошарила глазами по салону автомобиля, но ничего крупного в подарочной бумаге не было заметно. Ага! Значит, подарок будет в маленькой коробочке. А в маленькую коробочку кладут маленькие, но ценные вещицы! С такими приятными мыслями мы пробились сквозь «пробки» на Кутузовском проспекте, Рублевском и Рублево-Успенском шоссе, припарковались у «Веранды у Дачи», вошли внутрь, заказали моцареллу с помидорами, курицу из тандыра (я!) и узбекский плов (Игорь). Я кокетливо разгладила на коленях маленькое черное платье Chanel (реверанс детским воспоминаниям) и с выжиданием посмотрела на Игоря: ну? НУ?!

Игорь помахал рукой каким-то знакомым, полистал меню, посмотрел, где бродит наш официант, снова полистал меню. Так, что за фигня?

— Игорь, — в лоб спросила я, — а где же коробочка?

— Какая коробочка? — искренне удивился Игорь. — Я у тебя ничего не брал.

— Допустим. — Я достала сигарету. Похоже, вечер перестает быть томным. — Так где же коробочка?!

— Да что за коробочка? — забеспокоился Игорь и как-то тревожно посмотрел на меня.

— Коробочка с подарком на день рождения!

Игорь еще более тревожно посмотрел на меня:

— Ну, я думал подарком на день рождения будет поездка на Барбадос.

Он что, сошел с ума?!

— Милый, — задушевно, но с опасным блеском в глазах, произнесла я, — не знаю, что ты там думал, но ты жестоко ошибся. Неужели ты думаешь, что в качестве подарка на МОЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ я приму какую-то вшивую поездку на какой-то жалкий Барбадос?!

Игорь молчал, как утопленник. Девушки за соседними столиками укоризненно на него поглядывали, мужчины — сочувственно.

— Сейчас я встану, спущусь, сяду в машину и поеду домой, — продолжила я, — а ты посиди, покушай и подумай о своем поведении. И, кстати, завтра мы обедаем у моей мамы!

16 мая

Разумеется, встали, спустились, сели и поехали мы вместе. Потому что хрупкое мужское самолюбие Игоря не выдержало бы укоризненно-сочувственного внимания половины Рублевки. Мое возмущение подействовало на него еще сильнее. И к маме я приехала, небрежно помахивая винтажной Birkin шоколадного цвета. Не знаю, как он это организовал, но она была у меня уже в полдень. Ведь может же, когда хочет!

Мама одобрительно подняла брови. Я победно подняла в ответ свои. Затем мы подняли брови вместе. В общем, ничего не предвещало… не важно, чего, но от маман я такого не ожидала! Хотя…

Мама сегодня была в образе курицы-несушки: туда-сюда передвигала по столу блюда, любезно всем предлагала то одно, то другое, напоминала новому папе, чтобы он открывал бутылки.

— Курочка хорошо прожарилась? — заботливо спросила мамуля у Игоря.

— Ум… ммм! — благосклонно ответил Игорь.

И тут маман как выдаст:

— А когда свадьба?

Игорь замер, а потом стал задыхаться. Видимо, курочка все же оказалась непрожаренной, н-да… Мы всем семейством вскочили, начали стучать его по спине и давать бесполезные советы о правильном дыхании.

Честно говоря, мне Игоря стало даже жалко: сначала лоханулся, потом подавился, а затем еще и побили ни за что ни про что… Наконец Игорь задышал, видимо, испугавшись, когда новый папа предложил использовать свой спиннинг, чтобы вытащить застрявший кусок. Все расселись. И мама, снова любезно придвигая к Игорю блюдо с курицей, продолжила:

— Я мать, имею право спросить!

Спасибо, мама! Я тебя тоже очень люблю.

20 мая

Игорь приходил в себя несколько дней: вздрагивал от малейшего звука и то и дело подозрительно оглядывался на меня. Не рассмотрел еще, что ли? Но человеческий организм может переносить даже космические перегрузки, и сегодня мы празднуем мой день рождения с моими же милыми друзьями!

Решили пожарить шашлыки (это плюс к тем разносолам, что приготовила «так-и-неподцепившая-миллиардера» домработница). Игорь со своим водителем Андреем и Наташин «хахель» Сережа колдовали вокруг мешка с углем, а мы все расположились неподалеку, но с подветренной стороны.

Дворик, прямо скажем, был размером со спичечный коробок («наш» особняк как раз из тех, что строились на огородах), но места хватило всем, даже Инночкиному благоверному, который разложил шезлонг среди рододендронов и уже похрапывал. Девчонки (плюс Димыч), затаив дыхание, слушали эпопею «Барбадос и мы. Легенда о Карибах».

— А Леонардо Ди Каприо ты видела? — с горящими глазами спросила Инночка.

— А он что, там был?! — встревожилась я.

— Ага, в «Hello!» была фотография, — возбужденно закивала Инночка.

Ее информации можно было доверять — так как целыми днями Инночка просиживает джинсы D&G в Жуковке в обществе дочери и нянек, то, чтобы окончательно не сдвинуться, запоем читает всю светскую прессу подряд. Блииииииин! А я целыми днями в SPA торчала! Это надо же было так опростоволоситься!

— Ты не перевозбуждайся, — увидев мое лицо, сказала Ольга. — Он наверняка был в обществе своей супермодели.

— Что ты хочешь сказать? Что она не отбила бы его у какой-то там супермодели? — вступился за меня Димыч.

— Отбить-то, может быть, и отбила, — оценивающе прищурилась на меня Наташа, — но при малейшем намеке на взаимность Леончика эта супермодель утопила бы ее в бассейне.

Ох, и людоедские же нравы в модельном бизнесе! И как только Наташа там пять лет продержалась?

— В любом случае, предложение он тебе не сделал, — резюмировала Оля.

— Кто, Ди Каприо? — не могла я оторваться от своих фантазий.

— Игорь, дурища!

Я сделала загадочное лицо.

— Ой-ой, только не надо! — ехидно заметила Оля.

— Зато у меня есть винтажная Birkin, а у тебя лишь новая Kelly, — парировала я.

Ну?

— Это серьезная замена, — одобрительно закивала головой Инночка.

Ее благоверный, кстати, его зовут Эрнест, в свое время сложил к ее ногам весь ассортимент бутика Hermes, прежде чем Инночка удостоила его хоть намеком на взаимность.

— Ага, и именно этот квадратный метр телячьей кожи (она телячья, я не ошибаюсь?) будет тебя в дальнейшем одевать, обувать, водить по ресторанам и вывозить на Барбадос? — с насмешечкой протянула Оля.

— Будет-будет, — снова закивала Инночка. — Девушка, у которой есть Birkin, может больше никогда и ни о чем не беспокоиться.

У самой Инночки их две: из кожи аллигатора, натурального зелено-коричневого окраса, и красная, из кожи страуса, под цвет ее новой машины.

Я промолчала, но не потому что я такая скромная. Краем глаза я наблюдала, как Настя с Аленой потаскивали маринованное мясо из тазика, и скармливали его вечно голодному «сыночку». Как я понимаю, эти собачницы со стажем (у одной — бульдог, у другой — овчарка) решили провести эксперимент: можно ли превратить «сыночка» в человека (в смысле — в пристойное животное), если покормить его полноценной пищей?

Ну что ж, эксперимент закончился удачно: весь оставшийся день «сыночек» дристал, поджав куконьки. Ольга носилась вокруг, кудахтала и огрызалась на нас с Инночкой, когда мы брезгливо морщились при очередном «фонтане». Настя с Аленой то и дело убегали в рододендроны, чтобы просмеяться. А Эрнест даже не проснулся!

25 мая

С тех пор как светская Москва присоединилась к мировому сообществу (или считает, что присоединилась), мы стали «как большие» проводить всевозможные конкурсы, рейтинги и премии. Призы уже вручают за все — за предприимчивость и сексуальность, за фотогеничность и самые большие траты на шопинг, за рьяную тусовочную жизнь и регулярное посещение фитнес-центра. В общем, мало какая из сторон светской жизни осталась неохваченной. Поэтому, в конце концов, и, не мудрствуя лукаво, решили вспомнить о такой насущной вещи, как красота. А что, не оставлять же ее в узких рамках конкурсов красоты для провинциальных фей?

А так как сегодня красота (впрочем, как и всегда) — серьезный двигатель карьеры, то в «Тор-100 самых красивых людей Москвы» попадают не столько природные красавицы и красавцы, сколько герои столицы России текущего года — талантливые, успешные и знаменитые. В общем — люди приятные и полезные во всех отношениях.

«Тор-100» который год с помпой оглашают в рамках Бала моды и красоты May Fashion и проводят исключительно на открытых площадках. В последнее время — в Летнем саду Театра кукол Образцова. При этом все как-то благополучно забывают, что май месяц в городе-герое Москва — это отнюдь не май в тропиках. Короче, был редкостный колотун, а я в кои-то веки вырядилась в платье и босоножки (Pucci 1968 года и прошлогодний Giuseppe Zanotti Design, соответственно), о чем пожалела уже через десять минут после того, как вышла из машины.

Таких «сосулек» в кукольном саду было немало. О, вон Алена с Настей подрагивают. Тоже платья надели, идиотки! У бара Оля (в почти невидимом шифоне Roberto Cavalli) одним боком приникла к брату, а второй прикрывает «сыночком» (впрочем, он был в норковой попонке, гаденыш!). И, что примечательно, все знают, что будут мерзнуть, но, тем не менее, обнажают все возможные части тела. Как говорится, красота требует жертв!

Но это я отвлеклась. По кукольному саду дефилировали, проваливаясь каблуками в газон, все знакомые по прошлым премиям лица (впрочем, некоторых с трудом можно узнать после недавних пластических операций): телесериальные дивы с неудачно выщипанными бровями, ведущие с музыкальных телеканалов с плохо прокрашенными корнями волос, рублевские жены с заботоксированным выражением лица и энное количество лауреаток, источник дохода которых озвучивается шепотом, а светским обозревателям приходится ломать голову, придумывая им приличные профессии при подписывании фотографий. Зато вокруг них была самая высокая концентрация успешных предпринимателей. О, Ольгин брат туда поскакал!

— Оля! Давай к нам! — пришла я на помощь подруге.

Оля протиснулась сквозь толпу пестрых геев (как же без них!), чмокнула меня в щеку и застенчиво прижалась боком к Игорю («сыночек» все так же доблестно прикрывал другой фланг). Н-да, такими темпами она мужа себе не найдет, если только не попытается отбить у меня Игоря…

Мимо пронеслась растрепанная Наташа и бросила Димычу (он, опытный светский обозреватель, пришел в теплом свитере): «Через пятнадцать минут» Ах да! Мы же сюда не просто так мерзнуть приехали. Сегодня у Наташи дебют: она участвует в том самом Бале моды и красоты May Fashion как дизайнер одежды. Точнее, как дизайнер одного платья для гипотетической невесты. Это многолетняя фишка мероприятия — каждый участник показа изобретает по свадебному наряду.

Скажу честно, мы все раскатали губы, что Наташа задействует в дефиле нас (ну, или одну из нас). Но новоиспеченный дизайнер уже проявила креативную хватку и выбрала — внимание! — Димыча. И в этом был определенный смысл: участники May Fashion отрываются по полной программе — «авторские новобрачные» устраивают на сцене стриптиз, демонстрируют приверженность к садо-мазо, нетрадиционную сексуальную ориентацию, короче, чего только не демонстрируют, за исключением, может быть, прямого проникновения, но даже за это я не ручаюсь, поскольку из-за голов некоторых неопределенной профессии лауреаток мне не всегда все видно. В общем, чтобы выделиться на фоне этого дизайнерского разгула, Наташа и решила привлечь Димыча. Насколько я помню Наташин эскиз, его, Димыча, с головы до ног должны оклеить стразами Swarovski, что должно олицетворить нечто вроде «лучший твой подарочек — это я!».

Игорь, когда я ему в красках описала грядущее Наташино выступление, забеспокоился: «а, как же… ммммм… собственно… это…» Но я разъяснила, что предварительно на Димыча натянут телесный комбинезончик и ничего болтаться не будет. Ах, ты не об этом беспокоился? Нет, ТАМ ничего от клея не пострадает. Мы же не враги Димычу?!

Скажу сразу — совместный дебют (Наташа, Димыч и стразы) прошел «на ура!». Мы все, включая подоспевших Аню и Инночку с Эрнестом, пробились в первый ряд и хлопали громче всех. Димыч сиял и переливался, а когда он эдак делал позу, опираясь рукой о бедро, в разные стороны летели стразы — очень красиво! Некоторые подозрительные лауреатки тайком собирали стразы в карман, не иначе для того, чтобы потом приклеить на джинсы.

А потом мы поехали отмечать в «Nobu» (при нашем появлении хостес вздрогнула и побледнела), и в полумраке в шевелюре Димыча светились не отклеившиеся стразы. Ой, он наш звездный мальчик!

3 июня

Сегодня спозаранку позвонила Аня и пригласила составить ей компанию на выставке «Сады на Даче». Несмотря на то, что Анин дом еще даже не обзавелся крышей, а по участку разбросаны землянки со строителями-гастарбайтерами, она уже дальновидно интересуется ландшафтным дизайном.

Вообще-то, «Сады на Даче» — это выставка достижений рублевских жен и примазавшихся к ним. Арт-галерея «Дача», на территории которой и устраивается этот гламурный дебош, уже не знает, что и придумать, дабы привлечь к себе внимание покупателей, вот и решила заманить их возможностью проявить творческий потенциал (а какая рублевская жена откажется что-нибудь подизайнировать?!). Кто не в курсе, «Дача» — это гигантская белая «избушка» посреди Жуковки, от фундамента до чердака забитая предметами прикладного искусства со всего мира по ценам антиквариата из Версаля. Их активность можно понять, верно?

Не знаю, каких там идей для своего сада решила наворовать Аня, но я на этот разгул дизайна смотрела с искренним любопытством, тем более что темой этого года были «Сады моего детства». Мы с Аней бродили среди «стендов» и оценивали, какое у кого было детство. И надо сказать, путь на рублевские просторы у всех был разной продолжительности: у кого-то во дворе сохло детское бельишко, у кого-то анютины глазки на грядках цвели, у кого-то — карликовые кипарисы, а у Ирины Гафиной стояла белая плетеная мебель и супруг — вице-президент «Альфа-банка».

Созерцая Александра Гафина, я просто слезы проливаю от умиления. Его любимая супруга на двадцатом году брака расхотела быть столбовою дворянкой, а захотела быть?.. Ну, дети, кто ответит?.. Правильно, дизайнером! Для начала Ирина Гафина занялась дизайном шляп, а точнее модернизацией антикварных головных уборов, затем — декорировала стразами элитные бейсболки, теперь дело дошло и до ландшафта. И, что примечательно, при полной поддержке супруга! Вот и сейчас — он послушно собрал вокруг сада «Гафин & Гафин» толпы фотокорреспондентов и телекамер. Просто визуальный укор прочим рублевским мужьям!

В общем, насмотрелись до кровавого газона в глазах. Потом перебежали дорогу и расположились подкрепиться в «Базаре».

— Ну что муж? — спросила я, когда немного пришла в себя и ополовинила коктейль.

— Муж объелся груш, — печально констатировала Аня.

— Что, уже?! — округлила я глаза.

— Он на самом деле объелся, — виновато сказала Аня.

— Так сильно домогался? — сочувственно уточнила я.

— Угу. Достал уже: целыми днями гоняет мячик, а я — торчу на стройке! Приезжаю домой без задних ног, а тут он — в полной боевой готовности! — со злостью выпалила Аня.

Надо сказать, на Аниного супруга не распространяется утверждение моего психоаналитика о том, что после целого дня физической нагрузки мужчина должен падать бездыханным, как после встречи с маньяком с топором. Потому что Анин муж — спортсмен, правда, вышедший в профессионалы — он тренер какой-то там сборной. По-моему, пупсик устроился неплохо — занимается любимым делом, а его любимая супруга целыми днями проводит в окружении представителей бывших союзных республик и по колено в цементе. Кстати, особняк строится на деньги Аниного папы (крепкого хозяйственника, недавно перешедшего в ГосДуму), так как Анин муж своим мячиком с трудом зарабатывает на чаевые в ресторанах. Вы спросите: на фиг Ане такой муж? Мы тоже ее об этом спрашивали перед свадьбой (кстати, также оплаченной хозяйственным папой), но там была ЛЮБОВЬ! А кроме, собственно, любви, еще и ТАКОЕ тело! Но по прошествии трех лет после Аниной свадьбы могу смело заявить: лучше бы у него был ТАКОЙ кошелек!

8 июня

Ну вот, наконец-то, наступило полноценное лето. А лето в Москве — замечательная пора, если, конечно, знаешь нужные места. А я эти места знаю!

Во главе моего списка пристрастий — прибрежный ресторан «Причал» в поселке Ильинское, между прочим, самая близкая к резиденции Президента точка общепита. Акватория ресторана заполнена правильными людьми (читай — не всех фей туда пускают), да и природа среднерусской полосы вдохновляет куда лучше среднерусского SPA, да.

Но так как по такой жаре на Рублевку лень тащиться, то я направляюсь в «Gorky-пляж» — единственный пляж в самом центре Москвы, на набережной «Парка Горького». Здесь есть: деревянные шезлонги, белые мягкие диваны, бассейн, бар и раздевалки с тростниковой крышей, в общем — как будто и не улетала с Барбадоса! Кстати, рядом за заборчиком расположено кафе «Веранда», выдержанное в колониальном стиле, где также есть бассейн, а посреди него, представьте себе, стеклянная танцплощадка!

На «Веранде» хорошо завтракать и отплясывать посреди бассейна по ночам, а в «Gorky-пляж» — загорать днем и мечтать по вечерам, глядя на Москву-реку. Сейчас, собственно, день, я валяюсь на диване в «Gorky-пляж» в компании Димыча, щурюсь от солнца и пью «мохито». Вокруг на шезлонгах — полгорода. Совершенствуют загар, пьют, сплетничают, рассылают SMS или просто дремлют.

Такое ощущение, что работа вышла из моды — никого не затащишь в офис. Даже Настя плюнула на свою сверхважную работу, взяла продолжительный отпуск и улетела в Ирландию. Я сначала удивилась такому выбору, но потом поняла: она хочет побыть в одиночестве, в окружении бессловесных овец и баранов, чтобы отдохнуть от овец и баранов офисных. В общем, никто больше не работает. Все только отдыхают.

— Димыч! — лениво окликнула я своего визави.

— А?.. — привычно откликнулся он.

— Бэ, по шее получишь!

— А что сразу я?

— Придумай, куда вечером пойти.

— А надо?

— Ты что, больше никому не хочешь рассказать, как сиял и переливался на подиуме? — лукаво взглянула я на Димыча.

Надо сказать, что выступление на May Fashion подействовало на Димыча возбуждающе. Успех, еклмн! В течение последних двух недель мы раз сто выслушали подробный рассказ, как ему наклеивали стразы (отдельное и не менее освещаемое эссе было посвящено тому, как ему ТАМ наклеивали стразы), как под белы руки выводили на подиум, а потом заводили обратно (Наташа в конце концов призналась, что ей пришлось силой затаскивать Димыча за кулисы — все не хотел уходить с авансцены всеобщего внимания). А уж как ему аплодировали! Никому так громко не аплодировали. Короче, Димыч сам напросился на то, чтобы мы признались: «Было очень холодно, и если бы не некоторые движения руками, то можно было повторить подвиг генерала Карбышева».

Как он обиделся! Поджал губки, нахохлил бровки, отказался пересказывать сплетни. Ну, и пожалуйста! — сказали мы и обиделись в ответ. Но потом Олино фото вышло на светских страницах Harper’s Bazaar (с братом, издалека и с неудачного ракурса), и мы поняли, что «илиада» Димыча была еще цветочками! А если учесть, что после светского триумфа Оля почему-то села на жесточайшую диету и стала огрызаться даже на «сыночка», то Димыч был прощен, обласкан, и избранные моменты его «одиссеи» даже благосклонно выслушивались. Чем Димыч и сейчас воспользовался:

— А ты помнишь, как я закружился перед носом у фотографов и они взвыли от восторга?!

Вот так и проявляется настоящая дружба.

— Расскажи еще раз, Димыч. Боюсь, этот момент загородил от меня живот Эрнеста.

И он рассказал! Причем со всеми подробностями! Впрочем, до вечера было еще далеко, и какая разница, что в такую жару слушать?

15 июня

Второй час торчу в гардеробной. Душно так, что хочется раздеться до трусиков и заснуть под кондиционером. Но нет, нужно наряжаться и тащиться в гости к Пете с Марианной! Что бы такое надеть? Что бы и не жарко, и горячо?

Игорь заглядывает и движением бровей уточняет, на какой я стадии. О, отлично!

— Как ты думаешь, надеть этот сарафанчик или вот этот? — Я демонстрирую Игорю две тряпочки.

— Этот, — тыкает Игорь в ближайший от него.

— Нуууу, ты хочешь, чтобы я смотрелась на фоне Марианны как кошка драная? — надуваю я губы.

— Тогда тот, — быстро передумывает Игорь.

— Хм, — окончательно обижаюсь я, — ладно, иди, ты мне только мешаешь.

Через двадцать пять минут я, наконец, определяюсь (очень милое платье Mary Quant 1967 года), и мы отправляемся в Петин мавзолей. Это я так тактично называю его поместье на Николиной горе.

Надо сказать, Петя относится к тем людям, которые все и строго делают «как у людей». Иными словами, все едут в Куршевель — и Петя туда же, все едят суши — и Петю не вытащишь из «Самосана», все содержат малолеток из Тамбова, так Петя находит самую малолетнюю и самую тамбовскую содержанку (это мне Оля на днях поведала — благодаря ее болтливому брату мы всегда в курсе личной жизни московских нефтяников). И, разумеется, такая существенная часть жизни, как дом на Рублевке, не могла выйти за рамки «как у людей». Поэтому Петино «поместье» выглядит так: участок в десять соток, а на нем — большой враскоряку раскинувшийся дом, увенчанный спутниковой антенной. В произвольном порядке по участку также разбросаны: хозяйственные постройки, псарня с охраной, банька с сауной, бассейн с мангалом, а вокруг — трехметровый кирпичный забор и глухие железные ворота с видеокамерами.

И «как у людей», несмотря на обширные размеры, в этом доме едва ли найдется пара гостевых комнат, не говоря уже об отдельном доме для гостей. Поэтому неосмотрительно оставшимся на ночь, обычно долго подыскивают спальное место, и в итоге укладывают в гостиной на раскладном диване (так сказать, болезненное наследие прошлого). Еще один «последыш» советского детства — кухня, объединенная со столовой и гостиной: все вместе едят, отдыхают, смотрят телевизор. А запах готовящейся еды распространяется по всему особняку вплоть до спален.

А вот к интерьеру приложила свои акриловые руки уже Марианна. Она также озабочена тем, чтобы все было «как у людей», «прилично» и «я видела в журналах». Поэтому дом обставлен солидным «чиппендейлом» — внушительные диваны, объемные столы, кресла-монстры и обязательно комоды-серванты. Плюс пара восточных предметов для актуального «антуражу»: японский сундук, переделанный в журнальный стол, и шкура зебры — в коврик у камина.

И уж никак Марианна не могла пройти мимо последней рублевской моды — постановочных семейных фотографий (стилизованные под портреты Боровиковского и Брюллова, на холсте метр на полтора и в золоченых латунных рамах). Со всех стен на меня смотрели нарядные и загримированные Петя и Марианна, Петя и Марианна по отдельности, Петя и Марианна с детьми, Марианна с детьми и дети сами по себе. Скажу честно, зрелище это душераздирающее (грабителей, которые собираются посетить Петин мавзолей в ближайшее время, предупреждаю: не забудьте захватить валидол, а то живыми наружу не выберетесь!). В общем, как говаривала одна хозяйка борделя, зациклившаяся на интерьере: в приличном заведении обязательно должен быть шикарный рояль, тогда хоть знаешь, куда поставить вазу с гладиолусами.

И хотя я не в первый раз посещаю этот счастливый семейный очаг, Марианна в который раз протащила меня по всем этажам и комнатам, вплоть до хозяйского туалета. И в каждом ее слове и жесте только слепой не мог увидеть: «Мое! Я добилась своего! Теперь все это — мое!» Дорогуша, ты еще не знаешь последних новостей из сексуальной жизни своего драгоценного супруга, но если будешь меня доставать, то, так и быть, — я тебе их поведаю. В общем, настроение у меня было боевое и, скажу честно, Марианна еще не скоро оправится.

— Какое милое платье, — с ходу сказала я ей.

— Это я купила весной в Милане, — выпятив грудь так, что затрещала ткань, ответила Маринна.

— Не может быть! — с ужасом воскликнула я. — Неужели итальянцы так наебывают покупателей!

— Что?! — переполошилась Марианна.

— В Третьяковском проезде это платье в прошлом году висело на распродаже, а в Милане его как новую коллекцию продают! Или ты его там тоже на распродаже купила? — прищурившись, уточнила я.

— Нет-нет! Это была новая коллекция! — возмутилась Марианна.

— Значит, точно наебывают! — победно заключила я.

Марианна приуныла и осмотрела свое платье с уже меньшим восторгом.

— Оно точно было на распродаже? — на всякий случай уточнила она.

— Спрашиваешь! Да я с Ольгой… Ольгу знаешь?.. Каждые два месяца прочесываю все бутики, — добила я ее.

Марианна совсем поникла. Еще бы! Платье она купила на той самой распродаже, а Пете сказала, что в Милане отоварилась. Разница была потрачена на консумацию в «Красной шапочке»! И Марианна сама себя выдала:

— Только ты Петюнчику не говори, а то он знаешь, какой вспыльчивый?!.. Специально поедет с этими итальяшками разбираться, — задушевно зашептала мне она на ухо.

Во время обеда я еще немножко повыделывалась: напомнила Пете о нашей последней встрече и расписала, как с тех пор развились кулинарные способности нашей домработницы (Петя закатил глаза и пустил слюни). В итоге, мы добрых полчаса вспоминали каждый «ингредиент» и смаковали «послевкусие». А так как на столе ничего более калорийного, чем вареный шпинат, не было, Петя, вынырнув из кулинарных фантазий, чуть не придушил Марианну. Прощаясь, я нанесла последний удар:

— Не понимаю, как с такими кулинарными способностями наша домработница еще не нашла себе даже самого завалященького миллиардера?

Петя глубоко задумался, а Марианна просто с лица спала.

2: 0!

23 июня

Что? Почему?! Я в шоке! Я поправилась… Мне через неделю лететь на Лазурный берег, а жир просто выпирает из-за бретелек! В панике звоню Ольге, как уважаемому специалисту в диетической области:

— Ну, во-первых, ты уже не девочка, — выслушав мою истерику, констатирует она.

— Мне всего двадцать шесть! — возмущаюсь я в ответ.

— Во-вторых, — флегматично продолжает Ольга, — странно, что ты не поправилась раньше: семейная жизнь на девушек всегда так действует — ты его заполучила, успокоилась, вот и стала набирать вес. Дальше будет только хуже! — закончила она зловеще.

— Но я не хочу!!!

— Тогда голодай, как все нормальные люди в этом городе, — отрезала Оля.

Оля права. Знаете, что такое пройти все круги ада? Это не влезть в 42-й размер. А еще хуже — в 44-й! Если ты не помещаешься даже в 44-й, твоя жизнь в нашем милом городе закончена. Остается лишь один выход: затворничество. И целибат. Потому что худоба стала смыслом жизни, в том числе и сексуальной, да.

В Москве уважающая себя светская девушка не должна весить больше 49 кг (52 кг, если она ростом с братьев Кличко), в противном случае ты здесь никому не нужна. Нефтяники, возможно, вожделеют более фигуристых девушек, но, чтобы не падать ниц в собственных глазах и глазах окружающих, встречаются с самыми худыми и высокими девицами, которых удается найти. Кстати, мужчина из нашего «обчества», если все же решает наплевать на все и найти девушку с нормальной фигурой, сталкивается с серьезной проблемой: все девушки вокруг очень худые, все едят только салаты, пьют зеленый чай, жуют тайские таблетки и ни за что не хотят полнеть, чтобы не выйти из светской формы.

Некоторые идут еще дальше, например, Оля. Она перепробовала (по порядку): белковую диету доктора Аткинса, раздельное питание по Монтиньяку, режим питания, основанный на анализе крови и — последний писк диетологии — систему коррекции веса, построенную на сведениях, полученных из ДНК. Не помогло. Затем она тупо ограничивала себя во всем «вкусненьком», и чтобы не соблазниться ничем калорийным, держала в машине портативный холодильник с едой — правильно приготовленной, из свежих продуктов (круто, да?). Но не помогло. Следующая попытка — йога и иглоукалывание, дополненные органически чистой едой, в частности, такой суровой штукой, как свежевыжатый сок из проростков пшеницы (на вид такой же противный, как и на вкус). Так же не помог персональный тренер и занятие на тренажерах до полуобморока. И теперь Оля тупо отмывает пищеварительный тракт до блеска посредством шланга с водой, что в ее салоне красоты тактично называется гидроколонотерапия. Бррррррр!

Я решила начать с белковой диеты доктора Аткинса.

27 июня

Домработнице были даны жесткие указания готовить исключительно белковые блюда. А пока они не подействовали, приходится скрываться дома и следовать примеру Инночки: запоем читать все светские журналы. Например, сегодня вышел список самых стильных людей Москвы. Просто предвкушаю это удовольствие!

Надо сказать, на всех вечеринках я просто изворачиваюсь, чтобы не попасть в кадр светских фотографов. Первый (и надеюсь последний!) раз, когда меня пытались включить в список самых стильных людей Москвы, я пригрозила судом. У этой вульгарной выскочки — редактора светской жизни — просто челюсть отвисла. Своим куцым умишком она не могла постигнуть, что кто-то не хочет попасть в СВЕТСКУЮ ХРОНИКУ! Как?! А вот так! Знаете ли, я слишком высокого о себе мнения, чтобы попадать на одни страницы с публикой, которая выглядит — краше в гроб кладут.

Честно говоря, я давно в шоке от того, как одеваются наши публичные персоны (и некоторые светские девушки, кстати). И что у них считается стильным (прости Господи!) Несмотря на то, что из сезона в сезон ВСЕ модные журналы превозносят «аристократичный и лаконичный» стиль Жаклин Кеннеди, Одри Хэпберн и Грейс Келли (иногда, в качестве альтернативы — «богемный шик» Кейт Мосс), соотечественницы упорно выглядят как трансвеститы в отрыве.

Итак, «Снимите это немедленно!», или самые ужасные вещи, которые носят светские люди. Тор-10:

1. Декольте до пупка на дамах очень после сорока. В свое время Коко Шанель придумала твидовый костюм (свободный жакет с вырезом под горло в сочетании с чуть клешеной юбкой до колена), чтобы прикрыть свое тело, которое в 1954 году стало выглядеть не так аппетитно, как в 1913-м. Так почему же некоторые особы считают, что они не подвластны законам природы?! Когда я вижу эти «шеи шарпея» в обрамлении шифона Cavalli, то, калеча маникюр, рассылаю SMS девчонкам: «Видели?!.. Пристрелите меня, если я буду ТАК одеваться!»

2. Нескромного вида тряпочки диких расцветок на загорелых искусственных блондинках (я уточняю — загар и грудь тоже покупные). Эти, с позволения сказать, платья настолько откровенны, что нет пространства для воображения… Блин, да там вообще ничего нет!

3. Одновременно надевать на себя все, что модно в текущем (а заодно и в прошлом) сезоне. Причем в три-четыре слоя. А так как до вкуса (и размеров) Кейт Мосс — как до Альфы Центавра, то выглядит все это, как оживший ночной кошмар стилиста.

4. Стиль «тинейджер-в-попе-пейджер». Женский вариант — виниловые микро-шорты, леггинсы с бодреньким рисунком и платьица с расцветкой «вырви глаз и сожри его!». Мужской вариант — мешковатые штаны, которые держатся лишь на остатках чувства приличия, золотые цепи в пять рядов (везде, где только можете вообразить) и фигурно выбритая растительность на лице. Кто-нибудь позвоните их родителям!

5. Розовые рубашки с кружавчиками на груди. Без комментариев.

Бонус: стойка ног «я у мамы дурочка» — даже сорокалетние дивы позируют, развернув носки туфель внутрь. Такая, блин, вечная молодость, да?

А настроение-то улучшилось!

4 июля

Первый раз в жизни рада видеть Марианну. Ее хозяйственная жилка — проследить за багажом, рассадить всех по креслам, прикрикнуть на стюардессу, чтобы несла шампанское, — это именно то, что сейчас нужно моему ослабленному организму. Ослабленному и белковой диетой, и сборами на Лазурный берег. Под последним я подразумеваю не собственно маникюр-педикюр-эпиляцию-автозагар, а постоянные бодания с Игорем насчет моих трат. Поимел бы совесть! Одни его плавки Versace стоят больше, чем все мои купальники (ну, ладно, все мои купальники, купленные за последнюю неделю). И я не понимаю, из-за чего такой сыр-бор, раз он опять экономит, в смысле, нашим авиатранспортом снова является Петя?

Кстати, у меня, как у светской девушки с опытом, Петин альтруизм вызывает смутные сомнения. С какого, собственно, перепугу он постоянно выступает нашим перевозчиком, а на этот раз даже домовладельцем? (пригласил пожить у него на Кап-Фера). Откуда такая любезность посреди нашего погрязшего в пафосе и жадности города?

О БОЖЕ! Он хочет переманить нашу домработницу! И поэтому задабривает Игоря. Да я костьми лягу, чтобы этого не случилось! Хотя… может, и не стоит никуда ложиться, мне с моим нынешним семейно-физическим состоянием нужно кушать вареный шпинат, а не «Оливье». Тогда нужно поторговаться: мы им отдаем нашу домработницу, а они нам — свою, набившую руку на варке шпината. Представляю, как через месяц-другой разнесет Марианну!

Но это я отвлеклась. Сцепились мы с Игорем не на жизнь, а на смерть! Хотя я проверяла биржевые страницы — его акции стабильны, отчего же такая возбуждаемость при виде счетов? Решила посоветоваться с единственной по-правильному замужней подругой — Инночкой (Аня отпадает, поскольку это ОНА содержит мужа).

— Что он тебе в последнее время дарил? — сразу взяла быка за рога Инночка.

— Ммммм… Birkin? — не слишком уверенно сказала я.

— Я имею в виду: в последнее время, а не сто лет назад! — Инночка была непреклонна.

— Но если Birkin не считается, то, пожалуй, ничего… — Я похолодела, но с надеждой спросила: — А оплата счетов в ресторане считается?

— Не считается! — отрезала Инночка. — Если он ДАЖЕ не оплачивает счета в ресторане, можешь подыскивать себе кого-то получше.

Мы помолчали. Я почему-то вспомнила об Ане.

— Не вздумай Аньку в пример приводить! — мгновенно прочитала мои мысли Инночка, — Ей еще эта глупость с мячиком боком выйдет! Например, дом придется пилить пополам. Если, конечно, ее родитель-депутат не вмешается…

Мы снова помолчали. Я почему-то представила, как в спортзал врываются камуфляжные амбалы в черных масках и под угрозой ампутации всех конечностей заставляют Аниного мужа подписать отказ от бывшей, текущей и будущей недвижимости (и повезет, если это только будет угроза — вы бы видели этого родителя-депутата!).

— Так что он тебе дарил в последнее время? — заострила вопрос Инночка.

— Ни-че-го! — наконец призналась я.

— И о чем ты думаешь? — искренне удивилась она. — Я понимаю, что ты все себе сама можешь купить, а если хорошенько достанешь свою мать с ее мужем (какой он там по счету?), то тебя на Барбадос навечно отправят, но НИ-ЧЕ-ГО?! — Инночкин голос просто звенел от возмущения.

И было от чего. Даже если твой папа — миллиардер, а мама — сенатор, и тебе в любой момент могут достать Луну с неба, ты ни в коем случае не должна расслабляться! Если хочешь, чтобы московские кавалеры тебя ценили, холили и лелеяли, то должна раскручивать их на все подарки, которые тебе на глаза попадутся. Потому что наши мужчины оценивают девушек по тому, сколько в них вложили, а если вложено две с половиной копейки, то девушка именно столько и стоит на матримониальном рынке.

— Короче, подруга, подумай на досуге о своем поведении, а то еще пару месяцев — и тебя перестанут в приличные места пускать! — дала страшный прогноз Инночка.

Ну, я пустилась во все тяжкие! Продавцы Tiffany мне уже руки готовы целовать, а в Louis Vuitton удивляются, что я на ночь не остаюсь…

Короче, я была морально подготовлена к отпуску.

10 июля

Вся эта лазурная поездка — одна большая ошибка! Тургенев, долго живший во Франции, писал, что русский человек ведет себя за границей так, будто там каждый имеет право дать ему в морду. В принципе, за сто пятьдесят лет ничего не изменилось, н-да…

Я старожил Лазурного берега. Когда-то, в незапамятные времена, мы всей компанией наезжали сюда регулярно — Алена сожительствовала с местным наследным принцем (сыном то ли личного ювелира, то ли личного дизайнера князя Монако). И уже тогда Ривьера была лишь тенью былого великолепия.

Когда-то в Биаррице, Ницце, Каннах и Монте-Карло отдыхала европейская знать, в том числе и русские великие князья. Посторонние сюда на выстрел не подпускались, исключение было сделано лишь для американских магнатов. Но Каннский кинофестиваль и женитьба вышеупомянутого монакского князя на кинозвезде Грейс Келли принесли побережью чересчур широкую известность, и господа отсюда постепенно отчалили, зато бросили якорь разные богатые выскочки и бездельники: нефтяные шейхи и ливанские торговцы оружием, европейские плейбои-альфонсы и американские рэперы.

Но соотечественникам о смене экспозиции сообщить забыли. И они, лелея воспоминания о школьной программе по литературе, где подробно описан высокоаристократический отдых на Ривьере, как только позволили финансы, высадились здесь всем Рублево-Успенским шоссе. И началось безудержное веселье — череда оглушительных вечеринок! Причем строго по классикам: чтобы непременно пел цыганский хор, бегали дрессированные медведи и делали антраша красивые балерины. Хорошим тоном также считается: выставить горы икры, бочки соленых огурцов, небоскребы блинов и, конечно же, море водки и шампанского. Особо продвинутые добавляют к этому комплекту из серии «жизнь купца удалась» — поп-звезд, в качестве «свадебных генералов», и наркодилеров с ассортиментом, как в хорошей аптеке.

Мировой бомонд не без любопытства наблюдает за весельем a la russ и искренне потешается: гляди-ка, русские дикари до больших денег дорвались! Но презрение аристократии — это еще можно пережить: они — отдельно, мы — сами с собою. Гораздо больше угнетает презрение, сквозящее в дежурных улыбках обслуги: портье, официантов, шоферов, продавцов в бутиках. С этим борются единственным доступным методом — заваливают чаевыми. От этого поведение чуткой обслуги становится угодливее, но презрение к выскочкам лишь возрастает.

Я с Игорем провела целую серию психологических тренингов: «Мы едем отдыхать, мы едем отдыхать, мы едем отдыхать, а не быть участниками этого балагана!». Вы думаете, это помогло? Ага, щаз! Как только мы приземлились, вся наша дружная компания, включая Эльвиру, которая так и не подцепила за полгода никого стоящего, рванула за развлечениями. Я понуро плелась следом и молилась всем светским богам: «Пожалуйста, пара английских неженатых аристократов, всего парочка, чтобы был выбор! Больше мне ничего не нужно!». Но, видимо, светские боги тоже уехали в отпуск, поэтому в течение этой кошмарной недели я наблюдала все знакомые по московским злачным местам лица, вечеринки с самобытными, а главное оригинальными, названиями «Икра-party» или «Самогон-party», персиков-перерестков в мини-бикини и бриллиантах, пузанов в шортах Gucci и сгоревший нос Марианны во всех бутиках Сен-Тропе. Мама, забери меня обратно!

На помощь мне, как ни странно, пришла Марианна. Она застукала Петю с Эльвирой на месте преступления, а если по-простому — они трахались в бассейне, пока мы с Игорем были на экскурсии в Биаррице, а Марианна носилась по бутикам и где-то в восьмом поняла, что лимит на кредитке сделал ей ручкой. Марианна рванула за картой мужа, где узрела оного в объятьях подруги (понятно, что с этого момента — уже бывшей).

Какой был скандал! Мы вернулись часа через три после встречи у бассейна, но обитатели соседних вилл все еще прятались по подвалам от страха. Понятное дело, что после ТАКОГО ни о каком продолжении отдыха и речи быть не могло. Эльвиру со всеми чемоданами оставили посреди Английской набережной, а Петя (с синяком под глазом), Марианна (с новым колье de Grisogono), я (счастливая до полуобморока) и Игорь (очень задумчивый) отчалили на Родину.

12 июля

Мужчины ничему не учатся, даже чужим синякам, да.

Я сегодня чуть не стала убийцей! Представляете, приезжаем мы с Игорем в «GQ-бар», усаживаемся в ресторане, заказываем пасту, вдруг в дверях показывается Петя (чуть-чуть замазанный тональным кремом), мы его любезно приглашаем за наш столик. Согласитесь, ничто не предвещало? Через некоторое время я отлучаюсь, чтобы припудрить носик. Пока потолкалась в туалете у зеркала, то да се, возвращаюсь и вижу: мой пупсик и его спутник обвешаны как новогодние елки мишурой особами без определенных занятий, но с определенными целями.

При моем возвращении особы порскнули в стороны, но не слишком быстро, так что нанесенный ущерб оценить я успела. Видимо, мой вид не внушал чувства безнаказанности происходящего, и Игорь с Петей виновато пискнули что-то вроде: «Ой, они сами к нам подошли!». Но оба счастливо хихикали, как кошки, объевшиеся валерьянки.

Блядь, бляди совсем оборзели! Уже в наглую знакомятся с мужчинами, буквально на считанные минуты оставшимися без присмотра почти законной половины. Им уже плевать, как плотно окольцован «объект», лишь бы, как пел бит-квартет «Секрет» по одноименному поводу: «иметь последней моды шелка, покуда грудь высока». И уж ни в коей мере они не считают это проституцией! Проститутки — это несчастные девчонки с Украины и Белоруссии, которым ума хватило только на «дефиле» по Ленинградскому шоссе. Эти же феи из бара, в большинстве своем тоже не коренные москвички, могли свернуть на это шоссе, но благодаря телевидению и журналу Cosmopolitan они еще в школьные годы поняли, что высокий рост, торчащие отовсюду кости и смазливое личико — это «путь наверх».

Путь этот весьма стандартен: вступление в ряды местных моделей в пятнадцать лет, по окончании школы выбитая потом и кровью «путевка» в одно из московских модельных агентств, здесь — после десятка дефиле и тусовок — приходит здравая мысль, что работой манекенщицы в столице состояния не сделаешь. Далее — самые настырные едут в Милан или Париж, а менее амбициозные — остаются, ведь сказочное будущее в образе мужчин ходит вокруг толпами, строит глазки и предлагает прокатиться на Рублевку. Через полгода возвращаются товарки из Милана, утомленные жестким графиком фотосъемок, зато приобретшие замашки топ-моделей, оглядываются вокруг и тоже решают, что работа — это так скучно, а простое женское счастье — вот оно!

Это вечная история богатства и молодой, но нищей красоты. Только в нашем милом городе, где все принимает гипертрофированные формы, стремление молодых красавиц к «сладкой жизни», а богатых мужчин — получить взамен свою долю удовольствия выглядит как осовремененная версия «Блеска и нищеты куртизанок». Причем современный в ней только антураж — автомобили, самолеты, марки одежды, а отношения так и остались на уровне позапрошлого века. Раз за разом, наблюдая за стайками дев, гарцующих вокруг пузанов, у меня складывается впечатление, что молодым девушкам без приданного нет иного пути, как в эскорт-услуги…

Мне пришлось взять себя в руки, чтобы не организовать теракт прямо здесь и сейчас. А зря! Когда мы выходили наружу, одна из тех девиц притиснулась к Игорю и подмигнула ему.

Я взорвалась прямо на пороге «GQ-бара»:

— Игорь, что происходит?!

— А, что?

— Да ничего! В какое положение ты меня ставишь?

— При чем здесь твое положение?

— На глазах у всех ты едва не отдался этим сучкам!

— Да просто девушки подошли…

— Они были девушками, когда я под стол пешком ходила!

— Слушай, чего ты хочешь?

— Я хочу, чтобы ты вел себя как мой мужчина, а не как посторонний пузан!

— А я и есть посторонний — ты мне не жена!

Парковщики сбились в кучу и смотрели на нас во все глаза. Вышедший за нами Петя прятался за капотом своего Bentley. Водитель Андрей просто сполз под руль.

Моя ярость медленно, но верно трансформировалась в состояние ядерной зимы.

— Немедленно извинись, — сказала я почти ласково.

— С чего бы это? — попытался Игорь отстоять свое мужское эго.

— Не-мед-лен-но-из-ви-ни-сь, — сказала я совсем ласково.

— Сначала ты извинись, — все хорохорился Игорь.

— Я должна подумать. Одна. И ты тоже подумай. Один. В ближайшие пару дней я тебя видеть не желаю. — Я развернулась на каблуках, села в машину и бросила Андрею: «Домой!»

Игорь остался посреди стоянки, к нему медленно подползал Петя.

Ничего, приползет на коленях, и со всем ассортиментом бутика Van Cleeff & Arpels!

14 июля

Весь день бродила из угла в угол и продолжала злиться. Как я могла вляпаться в такую ситуацию? Хотя, чего я ожидала…

Успешный российский предприниматель — эксклюзивнейший товар на матримониальном рынке столицы. Даже если он ростом с сидячего кота. Даже если ему хорошо за сорок, а здоровье в таком состоянии, что не поправишь даже с его доходами. А доходы эти так велики и так привлекательны, что те, кому удалось не только довести их обладателя до ЗАГСа, но и вывести обратно с соответствующей пометкой в паспорте, воспринимаются окружающими как небожительницы. Еще бы! Им прошлось убедить Его отказаться от холостяцкой жизни, доказать, что только с ней Он будет счастлив, что только она достойна Его. Далее по сценарию любой сказки следует счастливая семейная жизнь с регулярными выездами в Лондон, на Мальдивы и Сардинию, покупка «вон той чудесной соболиной шубки» и бриллиантов величиной с куриное яйцо. Не тут-то было!

Эксклюзивнейший товар не теряет своих привлекательных качеств даже при кольцевании. Особ, желающих получить в подарок соболиную шубку, квартиру, а то и просто денег на пропитание, в светском обществе первопрестольной так много, что даже на женатых богатых мужчин идет настоящая охота. Основной закон капитализма гласит, что только эксклюзивный товар дорого продается, а какой же он эксклюзивный, когда тысячи девчонок готовы за триста у. е. орально порадовать твоего любимого в туалете любого ночного клуба?!

Такое количество желающих вступить в сексуально-коммерческие отношения потребовало наличие посредников. Сутенер номер раз в России — Петр Листерман. Благодаря широким знакомствам, хорошо подвешенному языку и не брезгливости признаться в сущности своего бизнеса, он монополизировал в России рынок элитных знакомств.

И больше всего меня интересует, куда смотрят полиция нравов и налоговые органы?! Не обогащает же он закрома моей Родины, заявляя себя в налоговой декларации продавцом плюшевых мишек? Ведь статью за сводничество никто не отменял. И термин «модельный продюсер» может запудрить глаза только невинному маленькому принцу. Но никак не представителям СМИ, которые взахлеб пишут, что Листерман — владелец модельных агентств, сваха для олигархов и многие крупные бизнесмены нашли своих жен благодаря его «элитному брачному агентству». Богатые люди просто не могут создать семью без помощи посредника: они-де так загружены работой, что у них нет времени искать девушку мечты. А жениться так хочется! И тут как тут Петя Листерман — гарант успеха и надежности в этом сложном деле.

Разумеется, истории о романтических знакомствах и свадьбах — это сказки для наивных дурочек, в том числе и из СМИ. Девушек продают, так же, как на Ленинградском шоссе. Конечно, у успешных предпринимателей очень мало свободного времени, чтобы наладить личную жизнь, но не до такой же степени, чтобы они женились на проститутках, это же не голливудское кино?! Бизнесмены трясутся над своим реноме, и самое страшное — это «темное прошлое» потенциальной супруги. Один мой шапочный знакомый, вице-президент нефтяной компании, проверяет всех своих потенциальных невест у знакомой бандерши: она звонит девушке и предлагает ей составить компанию «одному состоятельному бизнесмену» на Лазурном берегу. Все до одной, выслушав неприличное предложение, спрашивали: гонорар обычный? Вице-президент рвет на себе волосы, выгоняет потенциальную невесту взашей, но все еще верит, что в ресторане «Галерея» он может встретить приличную девушку. А Листермана обходит за километр. И таких немало.

Впрочем, сегодня Листерману не нужен роскошный офис, чтобы заманивать девушек в свою секс-картотеку. Многочисленные ассистенты Листермана — проворные юноши с фальшивыми визитками глянцевых журналов — выискивают в ночных клубах или просто на улицах девушек модельной внешности, предлагают сфотографироваться якобы для светской хроники, а затем берут координаты (девушки, не позируйте кому попало!). Кроме того, телефоны Листермана размещены на массе бесплатных форумов и чатов — звони не хочу. Есть у Листермана и официальный сайт с доменом, наводящим на похабные мысли. Тем, кому дороги иллюзии о прекрасном и возвышенном, лучше его не посещать.

Все снимки и координаты попадают на стол к Листерману, который либо бракует девушку, либо заносит в базу данных. Потом на «избранниц» выходят Петины агенты, которые доходчиво объясняют девушкам правила игры и блестящие перспективы. И для этого не нужно особых усилий. Всероссийскую славу «крестной феи для провинциальных золушек» Листерману сделали светские журналистки, в большинстве своем толстозадые и коротконогие коровы (уж простите меня, девочки!), считающие, что модные шмотки и автозагар делают их сексуально привлекательными для олигархов. На тщеславии этих дур очень удачно играет Листерман: делает комплименты внешности, предлагает познакомить с холостыми миллиардерами — им-де такие и нужны, и красивые, и с мозгами, выбирай, кого хочешь — организуем. А потом эти «умницы и красавицы» пишут, что Листерман велик и могуч, каждый считает своим долгом подойти к нему и благодарственно пожать ему руку, а какой он интеллигентный! А какие у него глубокие еврейские чувственные глаза! Мало у кого есть такой запас обаяния!

Особ, которые хотят заполучить свой кусочек роскошной московской жизни, сегодня так много, что ставки на их услуги стремительно рухнули. А Листерман теперь берет комиссионные «за знакомство» не только с одержимых желанием мужчин, но и с одержимых деньгами дам. И при очередной «сексуальной инфляции» только повышает свой тариф. Разумеется, на мужчин. В итоге золотодобытчицы теряют в деньгах дважды.

На поддержание пристойного образа жизни денег до такой степени не хватает, что, получив от спонсора в подарок шопинг в Третьяковском проезде, дальновидная золотодобытчица в течение двух недель демонстрирует ему на себе коллекцию одежды, аккуратно заправив ценники, а затем несет ее обратно в магазин. Чтобы получить наличные: по закону о правах потребителя ей обязаны вернуть всю сумму. Одежда и сумки из старых коллекций реализуются в элитных комиссионках, здесь прибыль меньше, но за опт можно получить приличную сумму. А уж в комиссионках эти вещи приобретают небогатые студентки и психологи из спальных районов, мечтающие фирменными шмотками покорить принцев на белых «шестисотых». Но у них шансов еще меньше, чем утверждают их зловредные подружки. Переполненность рынка живого товара привела к тому, что сегодня жесткий кастинг проводится даже среди девочек пятнадцати лет. Даже среди девственниц (такса — полторы тысячи у. е., справка от гинеколога обязательна). А уж за групповой секс гонорар ниже в разы. Мужчины периодически делают попытки еще больше сэкономить: берут машину поскромнее и едут к институтам. Или спускаются в метро (в сопровождении охраны). Заходят в «МакДональдс». Но это самые креативные. Обычно желания сэкономить хватает на то, чтобы заказать у «поставщиков» королеву красоты или начинающую модель из провинции. Голодных и с маленькими запросами.

А что делать мне?

15 июля

Проснулась с чумной головой и от урчания мобильного. У кого это наглости хватило в такую рань… ммммм… в час дня звонить?! Оля.

Оля, захлебываясь от радости, прокричала на всю квартиру:

— Анька ушла от мужа! Точнее, он был выставлен за дверь вместе с его долбанутой мамашей!! Через два часа собираемся на «Причале»!!!

Обычно уход от мужа среди светских девушек воспринимается как древнегреческая трагедия, но в случае с Аней Олин энтузиазм был объясним. Кроме мячика у Аниного мужа имелся еще один серьезный недостаток. Точнее, два. Первый — имя Афанасий. Второй — мамаша, которая, собственно, это имя ему дала.

К слову, я всегда с состраданием относилась к людям с необычными именами и удивлялась дурости их родителей, которые думали только о том, чтобы повыделываться, но отнюдь не о том, как ребенку будет тяжело. Например, в школе. Наши детки, со свойственным им садизмом, распинают на классной доске всех, кто хоть чем-то выделяется из серой массы. А имя собственное — это самый удобный повод. Девочка с именем Василиса становится Васькой для всех, включая учителей. Стефания превращается в Стешку (лучше бы сразу Степанидой назвали, честное слово!). А Семену до старости придется слышать убогую шутку: «Сеня, береги руку!»

Но это я отвлеклась. Как понятно по имени «Афанасий», его мамаша была помешана на своих древнерусских и старомосковских корнях (иными словами, в Москву они вселились после коллективизации их рязанской деревни), но главное — считала, что ее кровинушка ни дня не может прожить без полноценного питания! А так как Аня от роду не знала, с какой стороны подойти даже к микроволновой печи, то поползновения Афониной маман были приняты благосклонно. А чего? Пусть готовит, хоть за домработницу платить не надо.

Таким Макаром эта мать, твою, затесалась к ним в жилплощадь. И понеслось! С шести утра по квартире разносился аромат жарящихся блинов, а на логичный Анин вопрос: «Алевтина Васильевна, вы что в такую рань поднялись?», получался ответ: «Ты спишь до обеда, а Афонечке нужно перед утренней тренировкой плотно покушать».

Я прямо-таки удивляюсь, как Аня выжила в этом браке три года. Разумеется, удивлялась не я одна, но, как принято в нашем милом городе, мы все молчали в тряпочку и делали вид, что все зашибись. Но зато теперь и Афонасий, и его старомосковская мамаша обыкаются по полной!

Я примчалась на «Причал», по дороге выдернув из офиса Настю (она наплела коллегам, что ее забирает важный клиент, тем более Андрей за рулем сурово морщил брови — я продолжаю им безнаказанно пользоваться, пока Игорь затаился где-то в дебрях города). На террасе девчонки отпаивали Аню коньяком.

— Ну, и что послужило последней каплей? — присоединившись к бабятнику, спросила я.

— Представляете, она повадилась жарить блины в четыре часа утра! — закатила глаза Аня.

— Да ладно! — не поверила Инночка.

Если бы ее няня-тире-домработница такое провернула, то Эрнест нанял бы киллера (если, конечно, на следующий день не нужно отчаливать на Мальдивы).

— Я сначала тоже подумала, что у меня начались звуковые галлюцинации, — снова закатила глаза Аня.

— А почему звуковые? — как всегда конкретно уточнила деловая Настя.

— Так она еще каждый раз пела при этом «Утро красит нежным светом стены древнего Кремля», — простонала Аня.

Надо сказать, что из ее квартиры действительно отлично виден Кремль — хозяйственный родитель в свое время выкупил целый этаж в Доме на Набережной.

— И сколько ты терпела? — спросила Оля.

— Две недели, — виновато прошептала Аня.

Мы ахнули: вот это ЛЮБОВЬ!

— Подруга, ты охренела? — прямо спросила Алена.

— Ну, я думала, ей самой надоест, или Афанасий ее приструнит, — еще тише прошептала Аня.

— И что, приструнил? — снова съязвила Оля.

Мы зашикали на нее: Ане и так долгожданный подвиг совершила, нечего теперь ее тыкать в прошлые ошибки!

Аня печально покачала головой:

— Сказал, что хочет нормально есть перед утренней тренировкой, а никаких песнопений не слышит, поскольку так набегается за день с мячиком, что спит как убитый.

Мы переглянулись: вот ссссскотина!

— И как ЭТО произошло? — с интересом спросила Наташа.

— Днем вызвала папину домработницу, она запаковала их вещи: мячики там, сковородки… а вечером папина охрана не пустила их в подъезд, ну, и ключи забрала, — отрапортовала Аня.

Даааа, с таким папой жить можно. Афанасию и Ко еще повезло, что по шее не надавали, а то знаю я методы этого папы!

— А документы на развод ты уже подала? — снова конкретно уточнила Настя.

— Папин референт отвез сегодня утром в ЗАГС, — подтвердила Аня, отхлебнув коньяк.

Неплохо подруга устроилась!

— Да, девочки, и что с мужиками такое происходит? — резюмировала я, задумавшись о своем.

— Если ты Афонечку имеешь в виду, то это еще не самый страшный вариант, — многозначительно сказала Оля.

— Точно! — вклинилась Алена. — По городу ходишь как по минному полю…

Итак, десять мужчин, с которыми не нужно связываться ни под каким видом!

Из уважения к Ане первое место отдали:

— Женщина его мечты — его мама. Ее внешность, как она одевается, как строит отношения с отцом, как она вложила в него (сына, а не отца) всю душу. Причем рассказывает это с ходу и по любому поводу. Это, конечно, зашибись, но ты, детка, всегда будешь на втором месте, а если он еще и страстно чем-то увлечен (работа, футбол, марки, рыбки, «первый»), то и на третьем.

Олин вклад:

— Ему сорок лет, а он все еще носит дизайнерские спортивные костюмы, ездит на ярко-красном кабриолете и говорит к месту и не к месту «Йоу, бэби!». При этом он никогда не был женат, и даже Димыч не слышал, чтобы он встречался с кем-то дольше недели (и тем «счастливицам» было не больше восемнадцати лет). Конечно, случаются чудеса, и он когда-нибудь женится, но не раньше чем через десяток лет: чтобы наконец родить законного наследника и передать ему свое состояние. И, скорее всего, это будет дочь текущего министра финансов или, на крайняк, пышущая здоровьем (бюстом, ногами, папой-нефтяником — нужное подчеркнуть) нимфетка из глубокой провинции.

Я! Я! Я!

— Он носит деловой костюм с такой широкой вертикальной полоской, что против воли вспоминаются матрасы в детском саду. У него часы именно той марки, которые носит Президент, но из чистого золота и с бриллиантами. Он ходит только в те рестораны, о которых пишут глянцевые журналы, и приходит в восторг, если видит за соседним столиком какую-нибудь знаменитость. Он проводит в салоне красоты больше времени, чем ты перед первым свиданием. У него огромная квартира-студия в стиле минимализм, существенную часть которой занимают: низкая кровать, огромный кожаный диван и стопки мужских журналов за последние десять лет.

— В принципе любого из вышеперечисленного достаточно, чтобы бежать от мужчины сломя голову, — заметила Наташа.

Инночка:

— Когда в твоем присутствии ему на мобильный звонит особа женского пола, то он включает громкую связь, чтобы ты слышала их разговор. Причем эта особа явно не Ольга Дерунова, а (ты определяешь это по манере разговора) третьесортная модель или стриптизерша. И речь явно идет не о покупке акций «Microsoft»!

Алена:

— Всех своих бывших подруг или жен он проклинает последними словами — они шлюхи, шалавы, жадные, обманывали его и так до бесконечности. Даже если они такие и есть, невольно закрадывается мысль: что же это за лох, который связывается только с такими шлюхами, шалавами, жадными?..

Настя:

— За рулем он нервничает, матерится и проклинает других водителей. При этом подсекает всех, включая «скорые» и «пожарные».

— Это от комплексов неполноценности: хочет самоутвердиться изо всех сил, но кишка тонка, — объяснила я.

Опять Алена (да что ж ей за кошмарные мужики достаются?):

— Он употребляет слова: блядь, пиздец, сука, наебалово, охуеть — чаще, чем в каждом предложении. Причем, невзирая на окружение и тему разговора.

— Опустим морально-орфографические нормы, просто представь, как в ЗАГСе на вопрос регистраторши «Согласны ли вы?..» он ответит «Да, блядь», — вклинилась Оля.

Снова я:

— Он не раз попадал в списки самых заветных холостяков всех популярных изданий — от Forbes до ELLE. Про него знают даже учительницы в Мухосранске, а в Москве он не может спокойно пройти пять метров от своего Bentley до двери «Vogue-cafe», чтобы на него с разбегу не запрыгнула какая-нибудь фея. При этом он даже не скрывает своего удовлетворения!

Опять Инночка:

— Он здоровается за руку с Петей Листерманом. На глазах у всех и в твоем присутствии.

— Беги, детка, беги! — закричали мы хором.

И опять я:

— Все было зашибись: его гардероб, его речь, телефонные звонки в нужное время, романтические ужины при свечах, интерьер его квартиры. Но когда ты уже разделась, он вдруг просит его отшлепать, или требует анального секса, или хочет примерить твои кружевные стринги Agent Provocateur, или предлагает для компании позвать его шофера, что скучает под окнами. Даже если ты ко всему готова, для первого раза это слишком круто! Просто представь, что будет дальше, и сваливай со скоростью ветра.

— Мы забыли о блядях, — сказала Оля, когда мы отсмеялись и заказали еще бутылку.

— Ну, это за пределами добра и зла! — небрежно отмела я Олино предложение. — Мужик, который спит с блядями, вообще не попадает в рейтинг, ведь мы с такими даже не пересекаемся…

Оля прищурилась на меня сквозь клубы дыма:

— Некоторые с ними даже живут и, мало того, планируют выйти замуж!

Девчонки мгновенно замолчали и вытаращили глаза, как будто языки заглотили. У меня засосало под ложечкой.

— Ольга, ты хочешь мне что-то рассказать?

— Да, хочу. — Оля сочувственно посмотрела на меня, — Крепись, дорогая, все самое страшное, что ты можешь представить, случилось.

Меня как будто ударили мокрым полотенцем по лицу.

— Игорь — гей?!

Девчонки с интересом посмотрели на меня, а затем так же дружно перевели глаза на Ольгу.

Блядь, на теннисе, что ли?!

— Так вот что является твоим ночным кошмаром… — задумчиво протянула Ольга. — Могу тебя успокоить: он не гей, он — пидорас! Впрочем, как и все московские мужики. Потому что за твоей спиной трахает все, что движется!

— Этого просто не может быть, — я растерялась.

Хотя…

А Оля усмехнулась:

— Почему не может — это Москва, детка.

— Этого не может быть, потому что мы все время вместе!

— За исключением его мнимых командировок, — включилась Алена. — Он не так часто бывает в Нефтеюганске, как говорит тебе.

— А ты откуда знаешь?! — резко повернулась я к ней.

— Я выгуливала своих художников в «Распутине», ну и засекла там твоего в полном расслаблении, — пожала плечами Алена.

— Я тоже в курсе, — призналась Наташа. — Мы пересеклись как-то весной в «Dяgilev», ну, и он пытался развести меня на «продолжить вечер». Я была в таком шоке, что даже не сразу сообразила, что он вроде в командировке.

— И я, — подала голос Инночка.

— А ты-то откуда? — изумилась Ольга.

— Ну, я была в «Dяgilev»…

— ТЫ — и в «Dяgilev»?! — Мы чуть не попадали со стульев.

— Ну, один знакомый пригласил, — скромненько так потупилась Инночка.

— Случайно, не знакомый владелец автосалона? — уточнила я.

— Не суть важно, — отмахнулась Инночка, — я была не одна, и Игорь был не один. Мммммм… и даже не вдвоем: на нем висели две какие-то лахудры… Дорогая! Они тебе даже в подметки не годятся!

— Спасибо, ты настоящий друг, — с чувством сказала я, — и вы все — мои самые настоящие друзья! Молчали до последнего, как партизаны под пытками.

— А я ничего не знала, — с обидой сказала Настя.

— Ты еще поплачь по этому поводу! — огрызнулась я.

— Девочки! Девочки! Не ссорьтесь! — вклинилась Ольга.

— Ни фига себе «не ссорьтесь»! — Я подскочила. — Я уже минимум полгода сижу в настоящем дерьме, и никто не пошевелился мне об этом сказать! А еще подруги называются!

— А чего ты ожидала? — завелась Ольга. — Это произошло, потому что ты была слишком занята собой. Тебя больше волнует твой торшер, чем чувства твоего мужика!

— Блядь, Оля! Какие чувства?! Кого в этом городе волнуют чувства?! В лучшем случае — чувство удовлетворения, когда видишь свое имя в списке VIP! — Я так кричала, что начала задыхаться.

— Говори за себя, — обиделась Инночка.

— А ты вообще молчи! Тайком от своего Эрнеста шляешься с какими-то автосалонами!

— Я не намерена продолжать разговор в таком тоне. — Инночка с достоинством встала из-за стола.

— Инна! Сядь! — осадила ее Ольга. — Кончай строить из себя гранд-даму. Если всплывут какие-то грешки твоего Эрнеста, я посмотрю, в каком тоне ты будешь разговаривать.

— Инка, действительно, кончай выделываться, не благородная. — поддержала Настя, — Девочки, давайте подумаем, что теперь делать.

— Яйца ему оторвать, — флегматично заметила Аня.

— Тогда уж полностью кастрировать, — отозвалась я.

— Ну и на фиг тебе такой бобик нужен? — спросила Алена.

— Ты что, думаешь, после того, что вы мне доверчиво поведали, я еще с ним останусь?! — Я вытаращила глаза.

— Нет, конечно, — пошла на попятную Алена, — но, с другой стороны, кто его знает… Есть же в нем и какие-то положительные моменты?

— Ага, высокий уровень тестостерона, — съязвила я.

— И завидная коммуникабельность, — улыбнулась Настя.

— Дом в Барвихе, — на голубом глазу сказала Инночка.

— И вообще, он просто мужчина моей мечты. — Я подвела черту в дискуссии. — Ладно, подруги, по коням, а то уже вся охрана Президента в курсе моей неудачной личной жизни.

— И что, ты так просто уедешь? — переполошилась Настя. — Ты ничего не собираешься с собой сделать?

— Ничего она с собой не сделает, — резким жестом Ольга застегнула свою Kelly, — слишком гордая.

Оля была, как всегда, права. Меня просто распирало от злости и желания отомстить! Я едва не грызла подголовник переднего сиденья машины Игоря. Как это ничтожество, жалкий поц, мог со мной так поступить?! Ну, я ему устрою небо в душистый горошек! Я поставлю на уши весь город, его больше никогда не пустят ни в одно приличное заведение, до конца жизни будет шариться по привокзальным забегаловкам!

Я просто задыхалась: что бы еще такого придумать? Мой взгляд уперся в шею водителя. Трахну Андрея, а потом скажу Игорю, что это был лучший секс в моей жизни! А что? Шея у Андрея — закачаешься, впрочем, как и все остальное (я отлично помню его топлесс, когда он жарил шашлыки).

Я буравила взглядом шею Андрея и представляла нас вместе: в машине? или дома у Игоря? можно начать в машине, а потом продолжить дома. Теплая волна залила мой живот и поднялась к груди. Я облизнулась.

Андрей перехватил мой взгляд в зеркале:

— Все в порядке, Светлана Викторовна?

Я отвела глаза и перевела дыхание:

— Да, все в порядке, Андрей. Только немного душно.

Пожалуй, я не так сильно хочу отомстить Игорю, чтобы спать с его водителем. В конце концов, что я скажу: «Андрей, вы просто обязаны ЭТО сделать»?

Я пулей вылетела из машины, лишь бы не передумать. В лифте немного пришла в себя. Значит, расслабляешься во всех злачных местах, ссссскотина? И я тоже расслаблюсь!

Я вдумчиво обошла квартиру Игоря, внимательно разглядывая каждый закуток. Таааак. Одежда, обувь, не забыть про галстуки, горные лыжи, седло Hermes, коллекция CD, что там тебе еще дорого, пупсик? Кончики пальцев возбужденно зазудели.

В ход пошло все — ножницы, кетчуп, соевый соус, спрей для обуви. К трем часам ночи я закончила: в доме не осталось ни кусочка ткани больше пары квадратных сантиметров, включая мягкую мебель и шторы. Лыжи подпилила, седло раскромсала на ленточки, а CD расцарапала заколкой для волос (восемьдесят две штуки, и все потом заботливо разложила по коробочкам!). Посуду оставила на утро — нечего соседей будить.

16 июля

Позвонила Алене, попросила, чтобы она меня забрала.

— А как же месть? — искренне удивилась она.

— Увидишь, — пообещала я. — Жду машину к трем!

Алена прихватила Инночку с водителем (ой, меня сейчас стошнит!), сорвалась с фотосессии Наташа.

Девчонки ввалились в квартиру.

— Ого! — восхитилась Алена, обозрев погром.

— Я думаю, не нужно останавливаться на достигнутом. — Наташа подняла свою сумку, и в ней что-то загремело. — Позаимствовала на съемке спреи для граффити. Шесть цветов, и все баллоны почти полные.

У Инночки заблестели глазки:

— А что будем рисовать?

— Мы и писать умеем. Дамы — первыми, — любезно сделала я ручкой.

Когда мы покинули квартиру Игоря (все ключи я не забыла выкинуть в мусоропровод), она меньше всего напоминала помещение, пригодное для жизни. Каждый сантиметр стен был покрыт надписями и рисунками, которые сделали бы честь пэтэушникам из Люберец. На полу гостиной красовалось весьма реалистичное изображение мужского полового члена с жизнеутверждающей подписью «отсоси, ублюдок!» (Инночка постаралась). А пока Алена с Наташей бегали к консьержу одолжить стремянку, чтобы добраться до четырехметрового потолка, Инка еще и рукояткой ножа перебила все стеклянные поверхности, даже умудрилась расколоть журнальный столик из закаленного стекла!

Инночкин водитель, поднявшийся за моими вещами, побледнел и стал с нами до неприличия вежливым. У самой Инночки в крови гейзерами бурлил адреналин:

— Ну что, продолжим в том же духе?

И мы поехали в «Красную шапочку».

18 июля

Стою на балконе, курю и наблюдаю за торжественным выходом невесты из дома напротив. В наш маленький двор, огороженный и перегороженный со всех сторон, въехали два длиннющих свадебных лимузина. Как им удалось это сделать — не представляю. Наверно, магия… Все соседи повывешивались из окон, участвуют в веселье, блин! Как бы сказала мой психоаналитик: пытаются за чужой счет получить хоть немного экшна. Давеча такой же аншлаг был, когда я таскала свои тюки. Соседка сверху чуть ли не на весь двор прокричала: «Вернулась?! А мы уж думали, ты замуж выскочила!» Я аж посинела от злобы. Чтоб до вас ЦРУ наконец добралось!

Квартира мне досталась от дедушки, который работал по мидовской линии. Но это официальная версия. На самом деле, все эти вице-атташе и пятые секретари занимались сбором разведданных на благо Родины. И до сих пор продолжают в том же духе. Даже поселились все вместе, чтоб никто не шалил! Дома можно охранную сигнализацию не ставить — соседки блюдут круглосуточно. Ох, включая личную жизнь! Пойду-ка, позвоню маме, а то ей как-нибудь не так все расскажут.

Маман в своем репертуаре:

— Я тебя предупреждала, что он на тебе не женится!

— Мам…

— Что, мам?! Слушалась бы мать, уже бы танцевала под марш Мендельсона!

— Мам, в ЗАГСе не танцуют…

— А тебе откуда знать? Ты до него так и не дошла!

— Мам, я была на двух твоих свадьбах, помнишь? Такая маленькая девочка в красивом платьице, даже фото сохранились.

— Да? — с подозрением спросила мамуля. По ее официальной версии мне всего четырнадцать лет, и я даже перестройку не должна помнить.

— Мам, да плюнь ты на Мендельсона! Игорь оказался такой скотиной, — захныкала я.

— Бедная моя девочка! — закудахтала мамуля. — Все мужчины таковы! Увы… Да-да, милый, и тебя я тоже имею в виду, — бросила она куда-то в сторону, — не переживай, мы тебе другого найдем. Вон Прохоров до сих пор не женат.

— Мам, он похож… похож… — попыталась я вспомнить выступление Инночки, — он похож на комсомольского вожака восьмидесятых.

— Как выглядели комсомольские вожаки восьмидесятых, мне лучше знать, ты еще тогда даже не родилась! И, на мой взгляд, — это только комплимент. Тогда мужчины были — ух! Все подтянутые, при галстуках, а как они ухаживали! — припомнила мамуля свою бурную молодость.

— Мам, папа рядом, — вернула я ее к действительности.

— Да-да…, — рассеянно заметила та, — о чем бишь я? Ах да, плюнь ты на этого хлюпика и смотри лучше по сторонам! И бери пример со своей матери, если меня что-то не устраивало в мужчине, то я находила другого, гораздо лучше!.. Да-да, милый, именно тебя я имею в виду, — снова в сторону, — ну, все, вытри глазки и езжай развлекаться. А лучше приезжай к нам: у Ольги Борисовны из сорок четвертой квартиры сын из Брюсселя вернулся, симпатичный мальчик и очень перспективный. Он по мидовской линии.

— Спасибо, мама, — твердо сказала я, — я лучше поеду развлекаться. Пока-пока! Я тебя тоже очень люблю!

Ох, пойти, что ли, поесть?

21 июля

Пошла в супермаркет купить себе немного еды. Народ на улице — я в шоке!

Итак, самые ужасные вещи, что носят русские люди:

1. Капроновые подследники и капроновые носочки — не поверила своим глазам, пока не увидела! А я думала, что все это осталось в прошлом веке, наряду с авоськами, молоком в пирамидальных пакетах и платьями из кримплена. Особенно хочу отметить капроновые гольфы в сочетании с прямой юбкой по колено на тетках от 50 размера и больше. Ноги выглядят как сардельки (и цвет я тоже имею в виду).

2. Мини-юбки в сочетании с высокими каблуками и бедрами с целлюлитом. Подруга, нужно отдавать себе отчет, что ты можешь надеть, а что нет.

3. Толстопузики в коротких шортах игривой расцветки. Но это еще не все! На ногах они носят шлепанцы с серыми носками!!! Пришлось зайти в пиццерию, съесть мороженое, чтобы прийти в себя. Но там я увидела:

4. Комплект — джинсы на бедрах и укороченный топ. Сразу вспомнились киносказки Птушко — перебродившее тесто свисает из квашни. Здесь же: кружевные стринги наружу. Что, отель «Интурист» еще не упразднили?

5. Поддельные сумки всех возможных марок. Девочки, побойтесь Бога, даже продавщицы в овощном уже могут отличить паленый Louis Vuitton от настоящего!

Бонус: золотая цепочка на щиколотке. Я стою у ресторана, замуж поздно, сдохнуть рано?

24 июля

Рыдаю так, что Царевна Несмеяна умерла бы от зависти. Просто упиваюсь жалостью к себе. Игорь так и не позвонил! И это после всего, что я для него сделала?! Ссссскотина!

Ой, опять слезы! Да что это такое?! Мне срочно нужна помощь, а Татьяна отчалила в Карелию. Что это за психоаналитик, которого никогда нет в городе? Поехала отдыхать на наши денежки, ууууууу… И что мне теперь делать? Я и так уже дважды сделала генеральную уборку. Квартира в шоке. Я — в ауте.

Хороших новостей на сегодня нет!

26 июля

Заехала Оля, ошарашено оглядела сверкающую квартиру и повезла меня в люди. По дороге вызвонили Инночку и Наташу. А Димыч и так был на месте, потому что мы приехали в «Gorky-пляж». Вокруг все так же лежало на шезлонгах полгорода, а мы расположились в тени и стали пить.

— Ну и что будешь дальше делать? — после первого коктейля поинтересовалась Наташа.

— Снимать штаны и бегать! — огрызнулась я.

— Тихо-тихо! — вклинилась Оля.

— Что «тихо-тихо»?! — подскочила я. — А кто мне про Игоря всю правду рассказал?!

— Так, значит, теперь я во всем виновата, да?! — подскочила в ответ Оля. — А ты хотела и дальше пребывать в счастливом неведении, да?!

— Нет, конечно, — пошла я на попятную, — но что мне теперь, ходить с плакатом «Я — в поиске!»?

— А я тебе ужасно завидую, — сказала Инночка, — сколько клевых новых миллиардеров появилось, а я уже… — печально закончила она.

— Ага, вон Прохоров не женат, — подколола я Инночку.

— Только ты Эрнесту не рассказывай, ладно? — зашептала Инночка. — А то у них какой-то совместный бизнес наклевывается…

— Дааааа?! — заинтересовалась Оля. — Значит, мы теперь будем иметь прямой доступ к миллиардерскому телу?

— Оля, прямой доступ к телу будет иметь только Эрнест, он же не дурак! — Осадила я ее.

— А ты не расстраивайся, — вдруг проснулся Димыч, — этот хлюпик тебя не достоин!

— Ты что, с моей мамой поговорил? — с подозрением спросила я. — Я сама знаю, что он меня не достоин. Только где искать достойного в нашем милом городе?

Оля залпом допила второй коктейль и вдруг выступила:

— Мы все — злосчастное поколение, выросшее на идеалах журнала Cosmopolitan. Мы захотели равняться на глянцевые стандарты: быть самостоятельными, иметь внешность супермоделей, быть асами в постели и при этом иметь идеального мужа и детей — мечту работников РОНО. Но мы забыли, что живем в реальном мире, имя которому — Москва. И что мы в итоге получили? Наша самостоятельность ограничена возможностью поймать такси или ехать на частнике. Мы даже не можем сказать мужчине «да» или «нет» без оглядки на советы женских журналов. У нас жуткие комплексы неполноценности по поводу внешности, и потому что бы мы с собой ни делали, мы упорно не выглядим как супермодели (Наташа — не в счет). В постели мы так привыкли заниматься эквилибристикой, что не получаем от этого никакого удовольствия. А что касается мужа… Ну, те, у кого из нас он есть, хотят от него только одного: чтобы он нас содержал, поэтому мирятся с его постоянным отсутствием, усталостью и монструозным поведением по вечерам.

— А дети? — с тревогой спросила Инночка.

— Дети воспитаны на музыкальном телевидении и компьютерных играх, и хотят одного — развлечений. На все остальное им насрать! В первую очередь на родителей. С их присутствием они готовы смириться только потому, что предки обеспечивают их деньгами на эти самые развлечения.

— И что же делать? — с не меньшей тревогой спросила я.

— Если бы я знала, то не сидела бы в такой заднице, — призналась Оля.

Аминь.

29 июля

Загораю на балконе — а что еще остается еще делать? — отвечаю на тест в Glamour (обожаю это дело, есть за мной такой грешок). И после второго же вопроса меня чуть удар не хватил: число, которое у вас получилось — семь — умножьте на пять. Они что, издеваются?! Да я из всей таблицы умножения помню только первую строчку — 2 х 2 = 4. И то не уверена, что правильно… Пришлось вставать, тащиться за калькулятором. Все настроение испортили, честное слово. Тем более что тест для меня завершился: «Любовь — эта область жизни требует вашего внимания». А то я сама этого не знаю!

3 августа

В истерике позвонила Алена — она ОПЯТЬ осталась без мобильного телефона. Надо сказать, что в среднем раз в три месяца (а Димыч так вообще еженедельно) каждая из моих подруг, знакомых подруг и подруг знакомых лишаются своих мобильных. Как? А вот так: их заимствуют, крадут или просто тырят! При этом все упомянутые персоны не шастают по рабочим кварталам, а лишаются своего имущества в самых центровых точках, причем благодаря другим посетителям этих самых точек.

Так, например, Алена выгуливала художника в «Prado-cafe» и отлучилась в комнату для девочек (припудрить носик, то да се). Мобильный был у нее в руках. Возвращается, а мобильного нет! Поднапрягла девичью память и вспомнила, что последний раз вышеупомянутый объект был у нее в руках, когда эти руки, собственно, она хотела помыть. Бегом спускается к раковине и, разумеется, никакими мобильными там и не пахнет! Алена еще раз поднапрягла девичью память и вспомнила, что в районе раковины крутились две какие-то итальянки. Алена снова поднимается в зал и устраивает международный скандал. И что? А ничего! Итальянки, видите ли, в шоке от дикости «этих russi», метрдотель косится на Алениного художника, в общем — сама виновата.

В принципе, я тоже так считаю: что за идиотская манера постоянно таскать телефоны в руках, как собачонок (кстати, Оля от этой идиотской привычки отучилась именно благодаря «сыночку»)? И какого хрена надо было тащить телефон в WC, если учесть, что он находится в подвале, и туда все равно никакие мобильные волны не доходят?! Алена обиделась. Ну, и пожалуйста, только в следующий раз, когда лишишься своего ручного фаллического символа, можешь мне не жаловаться!

9 августа

Наташа вытащила меня в Переделкино на дачу к своему деду-академику (и академика, и дачу дед получил за что-то государственно-важное и обороноспособное). Правда, сейчас дед находится в длительном турне по западноевропейским университетам, а на его даче со всеми удобствами расположились Наташа и ее «хахель» Сережа. И живут душа в душу уже почти два года! Самое удивительное в этом, что Сережа — модный фотограф. А может, в этом и вся суть, потому что трахаются они как кролики. Вот, например, сегодня с утра первое, на что я наткнулась по дороге в туалет, — это Сережа в голом виде.

— ААААААААААА!

— Ты чего?! — испугался Сережа, пытаясь спрятаться за штативом (у них по всей даче раскиданы разные фотографические принадлежности).

— А ты чего?! — прикрывая глаза ладошкой и пытаясь отдышаться, спросила я.

— Чего это вы? — вышла из-за угла такая же голая Наташа.

Совесть бы поимели! Я тут в таком личном стрессе, а они даже фиговых листиков не подумали надеть!

К обеду я чуток пришла в себя (тем более все, наконец-то, оделись), но тут меня ждало новое испытание. Сережа, плюс ко всем своим достоинствам, еще и начинающий буддист, поэтому по всему академическому саду (а садик будь здоров — почти тридцать соток, куда там нефтяникам!) были разбросаны ароматические курильницы и всевозможные скульптуры профильных божеств. Представьте, бредешь себе к дальней беседке с томиком Хмелевской под мышкой, листочки шелестят, птички поют, то да се и тут — бац! — смеющийся Будда с золотым слитком в руках. Наверно, такой же шок испытывали старорежимные бояре, посетив поместье прогрессивных бояр, и увидев всех этих голеньких наяд и психей.

Да и курильницы — на любителя, к вечеру я чувствовала себя как участники «Вудстока». А когда я подсмотрела, как Сережа медитирует на закате, то поняла, что пора сваливать из этого саентологического гнезда. Их сексуальной жизни можно только позавидовать, но что-то я не вижу себя в этом кордебалете.

В дорогу меня загрузили всевозможной эзотерической литературой, типа, чтобы я просветлялась и верила только в хорошее. Спасибо, я еще собрание сочинений Хмелевской не дочитала.

14 августа

Девчонки передают меня из рук в руки. Настала очередь Ани. А так как мы — независимые светские девушки (или все же в поиске?), то решили не запираться в четырех стенах, а показать свою независимость во всей красе. А по-простому — поперлись на вечеринку.

Вечеринка, надо сказать, была из тех, что посещаются только полностью больными на тусовку персонажами, но нам было не из чего выбирать, поскольку август на дворе, и все, кто мог, свалили на Ривьеру (а кто не смог — на дачу под Вологду). Короче, светская жизнь столицы пребывала в коме. Созерцая суету возле фуршетного стола и позорное дефиле какого-то хиленького бутика, мы как-то быстро скатились на разговор о вымирании мужчин как таковых.

Аня пересказывала какой-то доклад, что ее родителю прислали товарищи по фракции (я с уважением на нее покосилась: да чтобы Аня заглянула куда-то, где нет глянцевых картинок?!). Там говорилось, что сегодня смертность отечественных мужчин сопоставима с потерями во Второй мировой войне.

— Ты представляешь, в четыре раза выше, чем женская! — отхлебывая мартини с водкой и сверкая глазами, вещала Аня. — И это не о старичках, а о молодых здоровых мужиках!

— Да ты что?! — чуть не подавилась я мартини с соком.

— Я сама была в шоке, — возбужденно закивала Аня, — мало того, что нормального мужика днем с огнем не найдешь, так они еще мрут как мухи!

— Это по поводу антиалкогольной программы? — на всякий случай уточнила я.

— В том-то и дело, что нет, — замотала головой Аня, — алкоголиками другая фракция занимается. А папина — духовным возрождением. Потому что без веры в себя, без смысла жизни, мужчины впадают в угнетенность, подавленность, депрессию, а там и до надгробной плиты уже недалеко.

— Слушай, точно! — Вспомнила я. — Помнишь, кризис был? Так мой новый папа от отсутствия заказов чуть не помешался. Все лежал на диване, стонал, что вернулись темные времена, и пока не поздно, нужно получать американскую визу, или, на крайняк, израильскую. Только мамуля была как огурчик, обошла всех знакомых, выбила ему пару заказов на дизайн, а потом еще стояла над ним со скалкой, чтобы эскизы рисовал, а не заламывал руки. Правда, видела я потом эти интерьеры — жить в них невозможно, только помирать…

— Вот-вот, — снова возбужденно закивала Аня, — и в докладе тоже написано, что вся надежда России на женщин, потому что они могут приспособиться к самой тяжелой ситуации, потому что не о фрустрации думают, а о том, что дети будут кушать.

— Так что же делать? — встревожилась я. — Надеяться только на себя? Идти в феминистки или лесбиянки?

— Ну, в докладе ничего подобного не было, — обиделась за папину фракцию Аня, — там советовали открывать какие-нибудь перспективы, бороться с разочарованием нации, улучшать материальное благосостояние.

— И когда это случится? — с интересом спросила я.

— Ну, это пока только доклад, — призналась Аня, — когда нефтяников на щедрость раскрутят, станет законопроектом.

— Ага, щаз! А мы к тому времени станем старушками, и вокруг нас будут одни старушки, потому что все мужики вымрут лет за двадцать до этого, — трезво прикинула я.

— Наверно, нужно не выделываться, а брать что есть, — неуверенно предположила Аня. И тут же стушевалась.

Ага, Афанасия вспомнила!

— А потом надеяться только на себя? — едко уточнила я.

— Нет, только на себя надеяться не надо, — твердо сказала Аня. Молодец! — Нужно знать, что тебе надо, и вести к этим светлым идеалам своего избранника под белы рученьки.

— Или под скалкой?

— Или под скалкой, — согласилась Аня.

19 августа

Опаньки! — сказали мне весы. 49 кг! Такими темпами очень скоро моей ролевой моделью станет Виктория Бекхэм. И это первая хорошая новость за лето!

Вообще, в разрыве отношений есть немало положительных сторон:

1. Ты перестаешь есть всякую гадость в дорогих ресторанах и худеешь естественным путем.

2. Не нужно ездить на Лазурный берег в сопровождении всяких дебилоидов, типа Пети с Марианной.

3. Можно не смотреть трансляцию матчей «Челси» (даже если учесть, какой у них симпатичный тренер).

4. Можно выбирать то, что ты хочешь сегодня надеть, сколько тебе угодно времени, без выслушивания стонов за дверью гардеробной.

5. А главное — высвобождается куча времени на все остальное, чем тебе хотелось заниматься в жизни и до чего в пылу любовной лихорадки не доходили руки, как-то: посещение вечеринок, шоппинг, встречи с подругами, уборка квартиры и т. п.

26 августа

Во время обеда рассматривала Ульяну Цейтлину, впрочем, как и весь ресторан-поплавок «Шатер». Почему наших мужиков так привлекает все яркое, цветное и блестящее, а главное — стати профессиональной порноактрисы? Мадемуазель Цейтлина — самый яркий тому пример: силиконовая грудь четвертого размера, коллагеновые губы в пол-лица, отутюженные белые волосы до пояса и пронзительно-синие контактные линзы. И это чудо пластической хирургии и тяжелой косметологии не просто привлекает, а завлекает. Иначе, каким образом в считанные месяцы, после своего появления в Москве, Ульяне удалось организовать феноменальный образ жизни — с роскошным домом на Рублевке, привычкой к дорогим ресторанам и пристрастием к сделанным на заказ сумкам Hermes? Подозреваю, что дело не только в наповал убивающих хороший вкус внешних данных, а в феноменальной наглости. Даже Ксении Собчак пришлось постараться, чтобы попасть на страницы глянцевых журналов, а Цейтлина раздавала интервью направо и налево еще раньше, чем был достроен ее рублевский особняк.

Наглость — второе счастье: у меня бы язык не повернулся объявить себя дизайнером интерьеров после обустройства собственного загородного дома. А наша Ульяна — и глазом не моргнула! Такое жесткое позиционирование привело к тому, что фройлен Цейтлину журнал Glamour даже включил в число номинанток на титул «Дизайнер года». Смех смехом, но видели бы вы вытянутые лица профессиональных модельеров, которые были выдвинуты в этой номинации!

Но и этого Ульяне показалось мало: во время каникул в Сен-Тропе она примазалась к компании одного известного голливудского актера, заранее рассадив по кустам фотографов. А затем в Москве, потрясая пачкой снимков, на голубом глазу заявила: все так серьезно, что она со дня на день ждет в подарок симпатичное колечко. А ровно через неделю вся мировая светская пресса вышла с заголовками, что предполагаемый жених уже давно встречается с Памелой Андерсон! Думаете, это Ульяну поставило на место? Вы слишком хорошо о ней думаете: следующее жертвой тщеславия мисс Цейтлиной стал новый монакский князь Альберт. Она-де не только присутствовала на церемонии возведения на трон, но и на последующем приеме вальсировала с князем до утра. Впрочем, Ульяна не привередлива, о чем и сообщила в интервью GQ: «Выпирающий животик легко прикрывается килем собственной яхты, желательно — с вертолетной площадкой. А наличие собственного пляжа избавит обладателя кривых ног от косых посторонних взглядов».

27 августа

Ради интереса зашла в свой салон красоты и поинтересовалась, сколько стоит нарастить волосы.

— Полторы тысячи у. е. за то, чтобы пару-тройку месяцев поносить несколько пучков из шевелюры какой-нибудь вьетнамской крестьянки?!

Нормально? Я что, Виктория Бекхэм?! Да я за двести баксов могу купить косу дочери моей домработницы, во всяком случае, я буду знать, откуда растут ножки этих волос. Полторы штуки! До сих пор не могу прийти в себя от жадности этих салонов красоты, можно подумать, они свои волосы отдают…

29 августа

Ольга, прослышав о моих успехах на снежном поло (не то чтобы совсем успехах, но ведь попытка была, верно?) вывезла меня на летнее. Ну и со своими далеко идущими планами. Но нас ждал конкретный облом! Никаких долговязых аристократов не было. Только пожилые итальянские текстильные магнаты, которые после каждого гейма (или сета?) стягивали с себя потные майки и демонстрировали всей Рублевке морщинистые торсы с въевшимся за десятилетия пребывания на Капри загаром.

Мы печально бродили вокруг трибун (чтобы быть подальше от «торсов» — еще ночью приснятся, бррр!) и от нечего делать разглядывали публику. Даааа, видимо, все московские феи решили повторить творческий путь Джулии Робертс: натянули платья-стрейч и шляпы из какой-то позорной синтетической соломки — насмотрелись, блин, на фильм «Красотка». Кстати, отличный тест-драйв — спрашивать у всех свеженьких провинциалок, какой их любимый фильм, и если она говорит — «Красотка», то сразу же направлять их к Листерману и в «GQ-бар»!

2 сентября

— Ну и в чем проблема? — спросила мой психоанлитик, закуривая сигариллу.

— Нет счастья в жизни, — печально констатировала я, почесывая за ушком ее скотч-терьера.

— Что так? — удивилась Татьяна.

— Да вот так! — емко ответила я.

— Так в чем проблема? — снова спросила Татьяна.

— Да козлы одни кругом! Едят свою козлиную еду, ездят на свои козлиные курорты, трахают своих коз…

— А вы, несчастная овечка… — начала было Татьяна.

— Только не надо про овец, умоляю! — Меня передернуло.

— Хорошо. — Татьяна внимательно посмотрела на меня. — Значит, вокруг одни козлы, а кстати, где вы с этими козлами встречаетесь?

— Как где? — удивилась я. — В «Пушкинъ», в «GQ-баре», в «Галерее»… ммммм… на «Причале»… Да где обычно!

— Может, в этом вся проблема? — еще более внимательно посмотрела на меня Татьяна.

— В ресторанах? — снова удивилась я.

— И в ресторанах тоже, — покивала Татьяна. — Вы постоянно жалуетесь на козлов, козлиную еду, козлиные курорты и прочих коз… жалуетесь, жалуетесь! — в ответ на мой недоуменный взгляд, сказала Татьяна. — Только козлами их не называете, а просто неумытыми, вульгарными или лохами.

— Хм, — задумалась я.

— Хм! — подтвердила Татьяна, — и при этом проводите среди них все свободное время.

— А где же его проводить? — очень удивилась я. — В музее?

— Можно и в музее, — согласилась Татьяна.

— В музее я и так часто бываю: там то один благотворительный банкет, то другой, — я пожала плечами.

Татьяна внимательно посмотрела на меня, потом вздохнула:

— Я не банкеты имею в виду, а что-то отличное от вашего обычного окружения.

— Н-да, — задумалась я, — на банкетах космонавтов не встретишь….

— Вы мыслите в правильном направлении, — одобрила Татьяна, — вы бываете только там, где водятся козлы с козами и их козлиные развлечения, но вокруг целый мир!

— Хм, — вновь задумалась я.

— Хм! — опять подтвердила Татьяна. — И в этом огромном мире есть другие животные… тьфу! Я хотела сказать — мужчины.

— Другие? — искренне удивилась я.

— Ну, не совсем другие, но отличные от козлов!

— А как найти этот другой мир? — жадно спросила я.

Татьяна снова внимательно посмотрела на меня:

— Лана, мы не в сказке «Алиса в Стране Чудес», его искать НЕ НАДО, и пить-есть всякую гадость тоже НЕ НАДО!

— Клево! — обрадовалась я и чмокнула терьера в мокрый нос.

— Просто подумайте хорошенько и вспомните, где вы не бываете, не потому что там плохо, а потому что в голову не приходило. Может, стоит туда зайти?

6 сентября

Я думала целый день. Полистала светский ежедневник Glamourama, позвонила Оле, Ане, Инночке, Алене и Насте, наконец, посоветовалась с Димычем и поняла, что мне никогда не приходило в голову ходить на посольские приемы! Если, конечно, меня туда не затаскивают знакомые лошадники, но не будем о грустном… А ведь там попадаются внуки герцогов!

Оля и Аня очень заинтересовались моим открытием, выкрутили руки, кто брату, кто папе, — и вот мы оказались обладательницами VIP-приглашений на прием к французскому послу. Чтобы не пугаться в незнакомых ситуациях, мы выбрали показ коллекции одежды (Оля особенно на этом настаивала).

Дрожа от предвкушения, мы подрулили к одному из самых красивых и недоступных особняков города — бывшему дому купца Игумнова, а ныне официальной резиденции посла Франции в России (интересно, а бывает НЕ официальная резиденция?..). Из уважения к хозяину дома мы напялили на себя все французские одежки, что смогли найти. Аня поклялась, что добыла даже французские прокладки (надо проследить, чтобы она не ляпнула это кому-нибудь).

Первый приятный сюрприз ждал нас прямо в вестибюле: очень милые французские военные отказались обыскивать наши сумки, притом, что в каждой из них можно было пронести достаточное количество динамита, чтобы разнести на хрен всю округу (у меня — Birkin, у Оли — Kelly, у Ани — Chanel). Мы торжествующе переглянулись и торжественно поднялись наверх, собственно, в покои.

Очень милый домик был у купца Игумнова, я вам скажу. Конечно, чересчур напоминает хоромы старорежимных бояр, но у тогдашних успешных предпринимателей так было принято — это как сегодня «мой личный Кремль». Посол с супругой облагородили что смогли: гобелены повесили, столики на гнутых ножках поставили и… ой! Вячеслав Зайцев в килте! Мы переглянулись, а затем снова присмотрелись: точно он! Кроме «красного Диора» в покоях также были замечены: телесериальные дивы с неудачно выщипанными бровями, ведущие с музыкальных телеканалов с плохо прокрашенными корнями волос, рублевские жены с заботоксированным выражением лица и так по мелочи — капризные стилисты из популярных салонов, пара модных пиарщиков-конкурентов и одна престарелая фея, а ныне владелица модельного агентства. Н-да, съездили на посольский прием. Оптимистка Аня прошептала, чтобы мы не расстраивались раньше времени, вон-де симпатичные французы у портьеры кучкуются. Мы снова воспряли духом, поправили сумки и направились к свои местам.

Господин посол с супругой тепло поприветствовали гостей и заверили собравшихся, что дефиле «Трепет тканей» олицетворяет франко-российскую дружбу (тут я начала что-то подозревать — и точно!), потому что «Трепет тканей» — это объединенный показ новых коллекций одежды двух подруг — россиянки и француженки, начинающих, но очень талантливых модельерш.

Вы поверили? Вот и я нет. И была абсолютно права: обе модельерши оказались поклонницами стиля «женщина-вампир», поэтому созданные ими вещицы были преимущественно броских цветов, плотно облегающими тело, часто — полупрозрачными и непременно декорированными блестками, бисером, вышивкой, контрастными кантами и перьями. Мне пришлось пнуть Олю, чтобы она не взвизгивала от восторга.

Симпатичные французы, на которых так рассчитывала Аня, глядя на полуголых манекенщиц, необыкновенно оживились (понятненько, этих тоже вычеркиваем). Единственное, что порадовало, — для посла этот форменный стриптиз также стал сюрпризом: сидя в первом ряду рядом с супругой и новоявленным шотландцем Зайцевым, он с удивлением следил над взлетавшими над головами шифоновыми юбками, но, тем не менее, после завершения дефиле тепло поздравил франко-российский тандем. Мне бы такую дипломатичность! А так осталось только заглушить свое разочарование французским шампанским.

8 сентября

Наш провал обсуждали все вместе. Алена, Инночка, Наташа и Настя сначала чуть не придушили нас, что мы намылились в посольство, не захватив их, но потом успокоились и стали думать, что мне, собственно, делать дальше? Самый сложный вопрос состоял в том, где я не была.

— Ты не работала в офисе! — наконец, придумала Настя.

— Работала-работала, — возразила я, принимая у официанта «Оливье» (разумеется, мы заседали в «Пушкинъ»). — Помнишь, у меня еще был совместный проект с этой толстозадой коровой…

— Да пусть не похудеет она до 46-го размера! — хором провозгласили девчонки, посмеиваясь надо мной.

— Точно-точно, — согласилась я. — И это были самые кошмарные полгода в моей жизни!

— А если тебе стать дизайнером интерьеров? — предложила Инночка.

На нее дружно зашикали: что мы, феи какие-то?

— А может быть, в Думу? — неуверенно спросила Аня.

— Забудь об этом, — не отрываясь от «Оливье», сказала я.

— Тебе нужно в глянец, — наконец придумала Оля.

— Ее не возьмут в глянец, — подняв голову от тарелки с «Цезарем», возразила Наташа.

— Что значит не возьмут?! — возмутилась Настя. — Если ее не возьмут, то кого же тогда?

— Там все свои, — объяснила Наташа, — все эти шизанутые на моде и красоте тетки из спальных районов. Они костьми лягут, но не допустят конкуренции. Ведь работа в глянце — это единственное, что позволяет им вырваться из своей убогой жизни. А оставшиеся вакансии перекрывают все эти дочки министров и нефтяников. Эти дуры считают, что раз с четырнадцати лет начинают выезжать в Милан на шопинг, а с пятнадцати делать бразильскую эпиляцию, то все понимают в моде и красоте. А долбанутые на гламурной жизни главные редакторы (не поверите, все — бывшие референты издателей!) берут их на работу из-за внешнего вида и связей. А там, типа, научатся.

Это абсолютная и окончательная правда. Все российские компании (и глянец в том числе) помешались на юных представителях громких фамилий. Особенно в цене специалисты в области пиара или журналистики, где узнаваемость играет не меньшую роль, чем талант. Тех, кого мамы-папы еще не пристроили к себе, с руками и ногами отрывают конкуренты. Ксения Горбачева, родственница понятно кого, начала работать PR-менеджером в одном из рекламных агентств, еще будучи студенткой факультета журналистики МГИМО. Но не скоро будет побит рекорд Шахри Амирхановой, внучки аварийского поэта Расула Гамзатова, которая в двадцать один год возглавила русское издание журнала Harper`s Bazaar. Конкурентам мажоров-карьеристов остается уповать лишь на свою удачливость, поскольку кадры у нас до сих пор решают все.

— У нас та же фигня, — призналась Настя. — Одни протеже.

— Да и зачем тебе в глянец? — Наташа внимательно на меня посмотрела. — Там одни девицы и пидоры. Ты с кем там собираешься знакомиться: с первыми или вторыми?

— Ой, тогда я не хочу в глянец! — испугалась я.

— Ей нужно в арт-бизнес, — подала голос Алена. — там куча богатых коллекционеров. И не все они женаты.

— Дааааа?! — Заинтересовалась Оля. — А почему же ты нам раньше об этом не говорила? А только все время жаловалась на неумытых художников?

— Неумытых там тоже достаточно, — не стала отрицать Алена, — но есть и положительные моменты, нужно только набраться терпения.

— Я готова набраться терпения, — твердо сказала я. — Хочу коллекционера!

— Я не просто так про арт-бизнес сказала: есть одна вакансия в художественной галерее, только боюсь, тебе ее не получить. — Алена с сомнением на меня посмотрела.

— Почему?! — заволновалась я. — Я не такая худая?

— Ты слишком худая и слишком яркая, — ответила Алена.

— Так в чем же проблема? — удивилась Настя. — С каких пор внешность стала мешать карьере?

Алена закатила глаза:

— Просто хозяйка галереи — баба долбанутая, и если ты заявишься к ней во всей красе, работы тебе не видать. Ты что, не знаешь, что такое женщина постбальзаковского возраста?

Мы почему-то покосились на Олю.

— Что, нужно одеться в рванинку? — уточнила я.

— И в рванинку тоже, — закивала Алена. — У тебя что-нибудь завалялось от бельгийцев или японцев, знаешь, эти серо-буро-малиновые свитера и пальто швами наружу?

Я задумалась:

— Кажется, есть что-то… Точно есть! Для выездов на бабушкину дачу специально покупала.

— И грязь можешь не счищать, так даже надежнее. — обрадовалась Алена. — И тени с блестками сотри.

— Ты куда это ее отправляешь? — заволновалась Инночка.

— Куда надо, туда и отправляю — за коллекционерами!

11 сентября

Я даже волновалась перед собеседованием. Я ведь никогда раньше его не проходила! Не считать же за собеседование первые встречи с этими гениями российской моды? Это я их собеседовала!

Долго перебирала свой гардероб, даже думала сгонять к маме за заляпанной краской рабочей курткой нового папы, но решила, что это слишком (я же не художником устраиваюсь, верно?). Наконец завернулась в свитер и твидовые брюки, зачесала хвостик, а вместо Louis Vuitton взяла кошелку Fendi (Fendi — это же достаточно скромно?).

Баба-галеристка действительно оказалась не в формате: размер 52–54, килограммы египетского жемчуга и ботильоны на металлических шпильках. Осмотрела меня с ног до головы, но осталась довольна. Долго водила меня среди белых стен, чуть не указкой показывала на картины. Я смотрела во все глаза — искусство, еклмн! Затем мы перешли, собственно, к моим обязанностям.

Итак:

1. Я сижу в галерее и встречаю реальных и потенциальных клиентов (ок, а зачем же я сюда устраиваюсь?).

2. Я отвечаю на телефонные звонки и объясняю реальным или потенциальным клиентам, как удобнее проехать к галерее на их лимузинах (ок, как действует телефон, я в курсе).

3. Я помогаю ей с организацией выставок именитых художников (даже так? клево!).

4. Я выполняю ее поручения, в том числе развожу разные важные бумажки и картины (хм, а такси мне оплачивается?).

5. Я душой и телом предана делу ИСКУССТВА (ладно-ладно, телом я так и быть готова пожертвовать).

Я посмотрела по сторонам — уютненько, центр, все рядом, правда, зарплаты хватит только на бизнес-ланчи в «Пушкинъ»… Ок, я согласна!

17 сентября

Целый день носилась из Дома Художника в Пушкинский музей и обратно. Сколько творческих мужчин увидела, жуть! Только ножки болят, как у Русалочки… Никогда не думала, что Москва такой огромный город! Только с помощью атласа я смогла найти нужные объекты (как импортная туристка, раскрывала его прямо посреди улицы). Например, для меня стало открытием, что Пушкинских музеев у нас два — литературный и, собственно, изобразительный. Хорошо хоть они в одном районе находятся! А в схеме метро обнаружилась такая загадка, как две параллельные ветки, на каждой из которых есть станции «Арбатская» и «Смоленская»! Милые аборигены объяснили мне, что не нужно пугаться, раз вышла не на той станции, выход с соседней ветки — буквально в пятидесяти метрах. Какие оригиналы, однако, были эти метростроевцы!

Завтра в центр Грабаря тащиться за экспертизой. Блиииииин! Какой большой город!

19 сентября

Сегодня мне открыли глаза на многое. Я узнала, как (а главное — где) делается антиквариат. Пометила себе в ежедневнике и разослала SMS девчонкам:

«НИКОГДА НЕ ПОКУПАТЬ КАРТИНЫ: КУСТОДИЕВА, ШИШКИНА, МАКОВСКОГО, АЙВАЗОВСКОГО. ПОДРОБНОСТИ ПРИ ВСТРЕЧЕ. ЦЦЦ. ЛАНА».

Но и это еще не все! На моих глазах за пять минут телефонного разговора Хозяйки (так для краткости я называю бабу-галеристку, которую, кстати, зовут Нина Майская) картина Гриши Брускина выросла в цене с восемнадцати тысяч у. е. (цена владельца) до тридцати пяти тысяч у. е. (цена для нового владельца) с промежутком в двадцать пять тысяч для посредника. Неплохо! А кто такой Гриша Брускин?

21 сентября

Наконец-то есть возможность присмотреться к коллекционерам! Сегодня открывается Международная выставка антиквариата и ювелирных украшений. Хозяйка попросила встретить ее с нашими пригласительными, которые я предварительно забрала у организаторов. Кстати, никогда не видела столь замученных людей, неужели из-за искусства?

Стою на крыльце Манежа, жду спешащую из салона красоты Хозяйку (по-моему, для нее это абсолютно бесполезное времяпрепровождение), курю, смотрю на прибывающую публику. И хорошо хоть я стояла с солнцезащитных очках, потому что у меня глаза на лоб вылезли. Вот это публика! Последний раз я такой идеальный суповой набор видела только на открытии Московского поло-клуба. Одни миллионеры, причем не из ассортимента «Галереи» и даже «Пушкинъ», а те, кого я изредка видела на благотворительных банкетах в Пушкинском музее (тот, что изобразительный). Хм, так вот как выглядят коллекционеры… Ой, Петя!

Сквозь строй благотворительных миллионеров действительно вышагивал прифранченный Петя с еще более прифранченной Марианной. Блядь, неужели искусство в моду вошло?! Не мог же Петя сюда случайно забрести, тем более в смокинге?

Меня вовремя прикрыла задница моей Хозяйки, под этой надежной защитой я пробралась внутрь. А там! Ммммм… антиквары со всего мира привезли к нам, любителям Шишкина и Айвазовского, свой лучший и наидорожайший товар — раритеты мебели, бронзы, живописи, фарфора. Кстати, кроме знакомства с редкими произведениями искусства миллионеры могли приобрести приглянувшиеся шедевры.

Ну, что касается искусства, тут я не специалист, но выставка антикварных драгоценностей заслужила мое самое пристальное внимание. Ой, какие штучки! Как хорошо, что это не распродажа, лишь презентация, а то расхватали бы все разные марианны! Я развернула ворот свитера Comme des Garcons и с лучезарной улыбкой подошла к витринам: да-да, я хочу примерить!

— Ооооо! Чье, вы говорите, колье? Императрицы Жозефины? Мне так нравится! Буду вас иметь в виду, обещаю, — и с самыми сияющими мыслями я удалилась восвояси.

Дааааааа, в бутиках такого не показывают!

23 сентября

О, у нас будет своя выставка! С кучей коллекционеров. С интересом изучаю списки гостей. С телефонами и адресами! Где тут у нас ксерокс?

26 сентября

Пиздец подкрался на мягких лапках. Оказывается, выставка будет не в благоустроенной галерее (электричество, сигнализация, туалет и даже душ), а в каком-то наимоднейшем фабрично-складском помещении на рабочей окраине, типа, больше народа влезет. Я сегодня там была и даже поплакала в уголке: холодно, грязь, какая-то живность в туалете летает, а что из себя представляет сам туалет, я никому и никогда не расскажу, а то люди перестанут со мной здороваться! И ЗДЕСЬ показывают искусство?!

Но это было первое испытание. Второе — это, собственно, художник, которого мы выставляем. Скажу честно, меня никогда не интересовали вечно хмурые мужчины с гардеробом времен расцвета социализма и без копейки в кармане, которые постоянно рассуждают об экзистенциальных страданиях, а потом напрашиваются на дармовой обед. Но сегодня именно с таким персонажем мне пришлось провести полдня. Это и был вышеупомянутый художник. Я до сих пор в шоке!

Осмотрев меня с головы до ног и задерживая взгляд в стратегически важных местах, этот товарищ начал со мной какую-то мутную беседу, смысл которой я смогла расшифровать, только когда услышала до боли знакомое слово — секс. ЧТО?!

Оказывается, мы, молодые девахи, слишком много работаем и забываем о своем, хе-хе, здоровье, поэтому чахнем, вянем и превращаемся в сухих вобл (нормальный заход, да? слушайте, что было дальше!), и чтобы поддержать здоровье на должном, хе-хе, уровне, нужно заниматься сексом не просто регулярно, а где и когда возможно (а глаза озорные-озорные…).

Я ушам своим не поверила: он считает, что нам нужен только член! Впрочем, у меня есть приятель (ничего серьезного, случайно свела судьба), так он считал, что «девахам» нужен только большой член. И это в двадцать первом веке! Мама, забери меня обратно!

30 сентября

Пиздец не только подкрался, но и, похоже, поселился здесь навечно. Сегодня была НАША выставка. Конечно, какие-то сомнения в ее проведении у меня были, но не до такой же степени! В фабрично-складское помещение набилась куча культурного народа, который быстро потерял не только культурный, но и человеческий облик. А по-простому, все напились вдрызг! Хозяйка висла на всех окрестных мужиках и ритмично трясла жемчугом. Герой дня (вышеупомянутый, хе-хе, товарищ) передвигался исключительно по-пластунски и блевал в каждом углу (туалет загадили в первые полчаса). При этом все решили приобщить к искусству подрастающее поколение и привели с собой детей. Дети с визгами носились по залу, периодически врезаясь в группы взрослых. Я не знала, где спастись (учитывая «занятые» туалет и углы). Ненавижу, когда на тусовки таскают отпрысков — это еще хуже, чем светские собаки!

Но в еще больший шок меня вверг язык общения культурных людей. Не могу сказать, чего я ожидала, но не ТАКОГО!

Итак, никогда не употребляйте нижеследующих слов, а, услышав их от собеседника, убегайте вприпрыжку — он уже испортил себе репутацию и непременно испортит вам!!!

Бабло, кэш, наличка, тонны, ярды — деньги слишком ценная вещь, чтобы их так называть. Персонажи, что злоупотребляют этими терминами, явно не имеют таких денег или они слишком легко (читай — незаконно) достались.

Брателло, пацаны, беспредел, кидать, замочить — отстой! Все производные от тюремной фени могут безнаказанно употребляться только лингвистами.

Бэби, диэр, кам тугезэ — использование английских слов в русской речи показывает, что вы хотите продемонстрировать свою крутизну, которой на самом деле нет.

Вау! — полный отстой! Так сегодня говорят лишь пэтэушники.

Вертушка — мобильный телефон Vertu с корпусом из драгметаллов и VIP-услугами. Дорого. Пупсик, если ты уж купил Vertu, то называй его как положено, с ударением в правильном месте! Из этой же серии — Мобила.

Зажигать — сожги лучше свой флаер, лох!

ЗвОнит, по-любому, без разницы — самый простой способ выдать свое место рождения и что вы, голуба, мыслями, чувствами и сердцем еще там. В этом же районе обитают: винцо (вино), нотка (ноутбук), каблы (каблуки), сиськи (грудь), бюздик (бюстгальтер), шмотье (одежда).

Куршевелево, Лазурка, Лондон-град — так говорят лишь гопники, которые хотят показать, что они везде свои.

Креатив, концептуально, позиционировать, маржа, откат — оставь свой рекламный сленг всяк сюда входящий.

Рома — называть г-на Абрамовича по имени может узкий круг друзей и родственников, но никак не пол-Москвы.

Стильно — термин из диких девяностых, обозначавший что угодно, за исключением того, что собственно обозначать должен. В наше время персонаж, употребивший С. даже в правильном контексте, должен быть сразу же и решительно вычеркнут из списка людей, с которыми стоит поддерживать отношения.

Тетки, телки, цыпочки, девахи — услышав такое обращение, немедленно вызывайте милицию! Дальше будет только хуже.

Эксклюзив, VIP — если вы действительно из себя что-то представляете, то этих слов вы просто не должны знать. Вся ваша жизнь уже сама по себе эксклюзив и VIP.

2 октября

Лежу дома в ауте. Прихожу в себя после выставки. Бип-бип! SMS. Кого это нелегкая принесла…

Alena: Ya na otkritii Millionaire Faire. A tut predmeti roskowi ot bide do vertoleta…

Молодец! Явно подцепила себе коллекционера. Нужно будет уточнить.

Лана: Будь внимательна — присматривай на будущее:)

Бип-бип!

Alena: Nea. Oni ubogi v svoem bogatstve. Sku4no i ne zavidno.

Нет, коллекционера она не подцепила.

Лана: Богатые тоже плачут (и платят за фигню:))

Бип-бип!

Alena: Esli ho4ew zavtra sida poрast u menya est priglas.

Ага, щаз!

Лана: Ой, лень тащиться в такую даль!

Бип-бип!

Alena: Lenivim millioneri to4no ne dostautsia!:)

Подруга, ты с дуба рухнула?

Лана: Да какие там миллионеры! Одни любопытные обыватели и бл. в поиске.

Бип-бип!

Alena: Net, segodnia bili prosto, a zavtra za tovarom poedut.

Так, меня эта душевная простота уже достала. Мало того, что засунула в какую-то дыру, так еще и жизни учит!

Лана: Сегодня было открытие, только туда и ходят милл. И там договариваются обо всем. А обычные дни для лохов!

Пииииииип! «Сообщение не может быть отправлено». Что? Почему?! «Уважаемый абонент, на вашем счете осталось шесть центов». Блядь! Они что, живут на мои деньги?!

Хороших новостей на сегодня нет!

5 октября

Сегодняшний день будет вписан черным в мои мемуары. За один вечер меня не пустили ни в один «сливочник». Ни в один! Неужели я выгляжу такой покоцанной?! А все эта работа! Как только людям удается прилично выглядеть, проводя в офисе весь день? Или в арт-галерее.…

В истерике звоню Оле.

— Что, загуляла с коллекционерами, про подруг забыла? — бодро приветствовала меня она.

— Оля, какие коллекционеры?! Вокруг одни неумытые художники! И я уже такой стала — меня никуда не пускают!!!

— А где же коллекционеры? — недоуменно спросила Оля.

— А хуй их знает! — в сердцах ответила я. — Пока они проявятся, моя светская жизнь протянет ножки!

— Что, вообще никуда не пускают? — уточнила Оля.

— В «Dяgilev» я уже не рискнула сунуться, унижений от Паши-Фейсконтроля мне не вынести.

— Н-да, — посочувствовала Оля, — ну ничего, крепись, меня тоже однажды в «Шамбалу» не пустили.

— Оля, «Шамбала» закрылась миллион лет назад, — напомнила я, — и кого туда пускали или не пускали, уже не важно!

— Значит, коллекционеров нет? — уточнила Оля.

— А хуй их знает! — честно ответила я.

8 октября

Сегодня я, наконец, пообщалась с коллекционером. А ведь ничто не предвещало… Сижу в галерее, листаю свежий Vogue, старюсь не смотреть на стены, куда перевезли выставку «хе-хе» товарища, вдруг — звонок телефона. Беру трубку, вежливо говорю: «Галерея. Чем, собственно, могу помочь?», а в ответ слышу ТАКОЕ, что чуть не отлетаю к противоположной стене.

Какой-то кекс начинает настойчиво требовать (перемежая эти требования неправильным русским языком) экспертизу на «Девятый вал» Айвазовского. Я не в курсе, о чем честно и сообщаю. В ответ слышу еще порцию матюгальников, требование перевернуть небо и землю, добыть экспертизу — у него сегодня вечером прием и он хочет друзьям продемонстрировать коллекцию со всеми сопроводительными документами. Ах, это коллекционер! — догадалась я. С трудом вклинилась в его страстный монолог:

— Может быть, уточнить у Нины?

— Блядь на хуй, а это кто?! — услышала я в ответ.

Я представляюсь.

— Слушай, ты, сучка, пиздуй к Нинке, и хоть из задницы ее, но высоси, блядь, мне экспертизу!

Нормально?! Не будь я на работе, я бы ему яйца оторвала, пизденышу!

— Я так и сделаю, — искренне пообещала я.

— Давай, двигай жопой, пизда сраная! — слышу я в ответ.

— Охуительно романтично! — и я кладу трубку.

Закуриваю и перезваниваю Хозяйке. Но этот пизденыш уже нашел правильный телефон и опередил меня, поэтому Нина с ходу буквально визжит, что я ей распугиваю клиентов. Меня не для того в галерее посадили, чтобы я разговаривала с ними в ТАКОМ тоне!

Конечно, живешь, как говорится, ради искусства, а хвала и клевета публики — это дело десятое, но все-таки приятно обзавестись одобрительным отзывом, который можно наклеить к себе в альбом, верно?

— Нина, высасывайте эту гребаную экспертизу для этого пизденыша хоть из задницы. Меня ваши блядские проблемы больше не ебут! — Я кладу трубку, собираю сумку и ухожу.

Совсем.

11 октября

Какой оргазм просыпаться в одиннадцать утра! Завтракать до двух, а потом решать, что надеть, куда поехать и с кем посплетничать? Никогда больше не сменю специализацию. Лучше всю оставшуюся жизнь проведу в «GQ-баре»! Нечего лезть к культурным…

А сегодня я еду в «Bosco-бар», встречаться с девчонками. Смена антуража связана с тем, что Оля не доступна — у нее гидроколонотерапия (приближается ее день рождения, хе-хе).

Скажу честно, «Bosco-кафе» я люблю больше, но в «Bosco-баре» есть два туалета, а в «Bosco-кафе» — один, который перманентно занят. Посетители постоянно вытягивают шею в направлении WC, пытаясь угадать — уже можно или нужно еще потерпеть? Зато в «Bosco-кафе» тихо, только по вечерам приходит пианист, с гардеробщиком всегда можно обсудить, стоит ли носить в Москве калоши или это не комильфо? Еще в «Bosco-кафе» есть открытая терраса с видом на Красную площадь, с которой можно совершенно на халяву смотреть на генеральные репетиции Парада Победы. Но там всего один туалет, поэтому я выбираю «Bosco-бар».

— Так и сказала? — восхищенно переспросила Инночка, выслушав мой подробный рассказ о знакомстве с коллекционером.

— На самом деле они только такое обращение и понимают, — заметила Алена. — Так что ты могла не хлопать дверью, а продолжать работать, и тебя бы еще больше уважали.

Я со скептическим видом жевала моцареллу.

— Какой все-таки пизденыш! — никак не могла прийти в себя Настя.

На ее сверхважной юридической работе отношения выясняют лишь сочинением доносов начальству.

— Ну и что будешь дальше делать? — спросила Наташа.

— А нужно? — лениво отпила я мартини.

— Но ты же хотела что-то в жизни изменить? — неуверенно сказала Наташа.

— Больше не хочу! — твердо ответила я. — Молодой человек! Еще мартини. Двойной!

15 октября

Инночка повезла меня на презентацию в какой-то автосалон. Я сказала: какой-то? Ну-ну.

Скажу честно, мне было ужасно интересно, что же это за кекс такой, который смог в Инночкиных глазах затмить щедрого Эрнеста. Но когда я увидела автосалон и узнала, что презентуют, то все мгновенно прояснилось.

Кекс осчастливливает народ «мерсами» и «майбахами», да не простыми, а тюнингованными. Причем это не какой-то там тюнинг, а ТЮНИНГ! Тачки дополняют салоном из розового дерева, сиденьями из кожи аллигатора, кашемировыми подушками и так по мелочи — пуленепробиваемыми стеклами и несдуваемыми шинами. А сегодня простому русскому народу был представлен автомобиль, декорированный бриллиантами.

Надо сказать, идея довести до логического совершенства элитное средство передвижения не нова. Тюнинговые фирмы изготавливают золотые колпаки на колеса уже не первый год (чем немало осчастливили арабских шейхов и медельинских наркобаронов). Но этот вариант отдает дурновкусием, а от него новейшие русские бегут, как от налоговой полиции. А вот декорировать переднюю панель и внутреннюю отделку дверей машины горстью бриллиантов — это скромненько и со вкусом.

Прицениться к драгоценной игрушке приехало немало знакомых лиц. О, Олин брат с какой-то феей в леопардовом мини! Мы с Инночкой вовремя свернули с его дороги, а то к завтрашнему утру полгорода будет в курсе, что Инка шлялась неизвестно где, вместо того чтобы сидеть на маникюре (это ее официальная версия). В районе бара я, наконец, узрела владельца автосалона.

Ну, что сказать? Если я хорошенько выпью, то на раз спутаю его с Эрнестом. Впрочем, на Инночку всегда западали мужчины одного типа — солидные господа для солидных трат.

Нас торжественно проводили в супер-бупер-VIP-ложу, отделенную от остального зала внушительной стеной живых растений — это чтобы ничей болтливый братец нас не увидел. Но можно было не суетиться, потому что как только пали «покровы» и перед глазами предстал во всей красе герой вечера — драгоценный автомобиль, — многочисленных ценителей и любителей оторвать от него можно было только прямым разрядом тока в десять тысяч киловольт.

Приличные с виду люди буквально преклоняли колени! Каждый найденный на внутренней обшивке бриллиант доводил до полуобморока. Его гладили, нежно касались, едва не целовали. Дамы задыхались от переизбытка чувств. А говорят, что золото правит миром — ха! — несколько кусочков чистого углерода и — уноси готовенького! «Готовеньких» действительно уносили: жене известного банкира стало плохо прямо у капота, и ее под руки выпроводили на свежий воздух, а в дамской комнате популярная светская львица, рыдая, пудрила щеки со следами чужих накладных ногтей. Дааааа, последний раз я такое видела на презентации ювелирной коллекции Golden Diamonds. Тогда половина народа чуть не била витрины с украшениями, а вторая — облизывалась на Наоми Кэмпбелл.

Владелец автосалона с гордостью обозревал поле сражения, Инночка довольно мурлыкала (еще бы, такие прибыли!), а я просто получала удовольствие. Добро пожаловать домой, детка!

18 октября

Мой непризнанный гений российской моды снова сварганил новую коллекцию. Ну что ж, поглядим… А чтобы мне мало не показалось, Наташа подкинула еще одного клиента — модельершу, с которой познакомилась на фотосессии.

Собеседование чуть не сорвалось: когда я вскарабкалась по лестнице к модельерше в студию на шестой этаж, меня пришлось долго отпаивать кипяченой водичкой. Когда я пришла в себя и осмотрела потенциального клиента, то поняла, что регулярный променад по лестнице подействовал на нее еще хуже.

Не пойму, почему люди из мира моды такие скучные, причем, чем больше культивируют свою эксцентричность, тем скучнее? Например, женщины-дизайнеры. Творчество ударяет им в голову, и все они начинают выглядеть как недоделанные художники: какие-то хламиды асимметричного кроя, переизбыток самодельных аксессуаров, зализанные волосики и очки в стиле «ученая мышь». Никому не приходит в голову, что красивая женщина с уложенными волосами привлечет больше клиентов? Или богатого мужа, который поддержит под локоток и оплатит рекламную кампанию?

Итак, самые успешные женщины-дизайнеры всех времен и народов (внешность, плюс талант, плюс богатый «хахель»). Top-5:

1. Коко Шанель

Модному дому Chanel нужно не за рекламу платить, а отслеживать, чтобы в модных журналах печатали не предсмертные фото «великой мадемуазель», а портреты времен становления ее бизнеса. Вот это была конфетка! Фигура, профиль, стать. Сразу становится понятно, почему все кексы складывали к ее ногам целые состояния. А предусмотрительная Коко тратила их не на цацки, а на собственный промоушн.

2. Диана фон Фюрстенберг

Ну и что, что она придумала всего лишь один шедевр — платье с «запахом»? Зато это платье никогда не выйдет из моды, как и сама дивная Диана — женщина с самыми красивыми ногами в модном бизнесе, бывшая жена принца Эгона фон Фюрстенберга и нынешняя — медиа-магната Барри Диллера. Последний, между прочим, добивался ее благосклонности двадцать лет!

3. Соня Рикель

Это она сейчас выглядит как смерть отца Гамлета, а сорок лет назад мадам Рикель была олицетворением француженки: хрупкая, рыжая, пикантная, с собственным взглядом на моду. И месье Рикель с удовольствием предоставил в ее распоряжение принадлежавшие ему магазины одежды. Остальное — история моды.

4. Княжна Ирина Голицына

Титул в сочетании с внешностью, такими поклонниками, как греческий судовладелец Ставрос Ниархос, подругами-клиентками Жаклин Кеннеди, принцессой Сорейя, Элизабет Тейлор и Одри Хэпберн, — сделали из русской эмигрантки самого влиятельного дизайнера середины прошлого века. И пусть вокруг были более талантливые дамы, но именно в нарядах княжны Голицыной миссис Кеннеди визитировала Папу Римского, а бывшая жена иранского шаха Сорейя снималась в кино.

5. Каролина Эррера

Вот пример для всех светских жен — латиноамериканская аристократка и супруга плейбоя Рейнальдо Эрреры просто страдала от невозможного вкуса американских дизайнеров, а потом подумала и — решила стать дизайнером сама! И теперь мистера Эррера вспоминают не из-за его должности (большая шишка в американском Vanity Fair) и не по его гулянкам в компании супермоделей (читай — «Грязный бизнес прекрасных женщин» Майкла Гросса), а «всего лишь» как мужа знаменитой Каролины Эррера.

23 октября

Отправились с Аней и Инночкой в магазин Articoli за парфюмерией. Заодно решили присмотреть подарок Оле на день рождения. Надо сказать, что мы все категорические противники парфюмерных новинок. На них пусть ориентируется большинство, воспринимающее аромат как модный аксессуар, который можно менять от сезона к сезону. Мы предпочитаем парфюмерию уровня de luxe, эксклюзивную продукцию не для широкой продажи.

Мой психоаналитик говорит, что жажда эксклюзивности — это характерная особенность нашего времени. Например, духи всегда были принадлежностью элиты, но с открытием искусственных эссенций и масел ароматы стали доступны всем и каждому. Поэтому используя парфюм за триста у. е., а еще лучше лимитированный, я утверждаюсь в своей элитарности — ведь я достойна этой роскоши!

Очень верно подмечено. Как и украшения, парфюм должен радовать всю округу сам по себе, но при этом доставляемая радость должна относиться на счет личности его носителя.

Лично нам особую радость доставляют винтажные ароматы, изготовленные по старинным технологиям. Здесь вне конкуренции марка L’Artisan Parfumeur, которая предлагает впечатляющий выбор оригинальных туалетных вод на натуральных экстрактах высокого качества. Так же я фанатею от тяжелых и приторно сладких ароматов роз марки Rosine.

Инночка предпочитает тонкий парфюм Victorian Rose от Penhaligan’s.

Ане нравится весь ассортимент парфюмерного дома Annick Goutal, ей на совершеннолетие даже заказывали у них эксклюзивный аромат.

Настя в последний раз грохнула всю зарплату на какой-то арабский Amouage в золоченом хрустальном флаконе.

Алена по очереди пользуется всеми ароматами Coudrey, защищаясь от неумытых художников, хе-хе.

Димыч обливается посвященной Наполеону «Водой славы» от Maitre Parfumeur et Gantier.

Последняя любовь Оли — Youth Dew Amber Nude от Estee Lauder, к которому приложил ручки сам Том Форд.

А Наташа пользуется Cuir de Russie от Chanel.

К слову, духи Chanel очень спасают жизнь при выборе подарков. Chanel № 5 всегда радует девушек. А когда его дарить уже неприлично (пятый раз подряд), то есть еще более эксклюзивные ароматы, созданные парфюмером Эрнестом Бо под руководством самой мадемуазель Шанель — это Chanel № 22, выпущенный сразу после № 5 в 1922 году, Gardenia 1925 года, Bois des Iles (1926) и тот же Cuir de Russie (1929). Эти ароматы до сих пор ценятся дорого — как, впрочем, и все настоящее. Но кроме цены, эксклюзивности и натуральных компонентов, у них есть еще одно важное преимущество — они очень долго звучат.

Аня пошла по проторенному пути:

— Может, возьмем Оле эксклюзивный Chanel?

— Дарили уже в прошлом году, забыла? Давай лучше что-нибудь с феромонами. Ольге это точно понравится!

— А что такое феромоны? — спросила Инночка.

— Инна, тебе не стыдно? Чему тебя в школе учили? Феромоны — это гормональная приманка. Воспользовавшись таким парфюмом, ты повышаешь к себе внимание противоположного пола на подсознательном уровне. Смотри, есть альдегидно-цветочный Maitresse от Agent Provocateur и цветочно-восточный Kasaneka от Menard.

— Дааааа? — заинтересовалась Аня. — Я тогда себе тоже возьму парочку.

— Ага, и поливайся ими одновременно, чтобы усилить эффект, — с самым невинным видом предложила я.

— Думаешь? — оживилась Аня.

— Я шучу. — Ох уж эти одинокие светские девушки! — Бери оба, но пользуйся по очереди, а вдруг какой подействует?

— Я себе тоже возьму, — решила Инночка.

— А тебе-то куда? — изумилась я. — И так от поклонников отбиться не можешь. Или автосалон свинтил?

— Никто никуда не свинтил, — обиделась Инночка, — просто с феромонами надежнее.

— Ок, — согласилась я, — берите, только потом расскажете о произведенном эффекте. И с подробностями! Мне тоже о личной жизни пора подумать.

28 октября

Настя, уж, на что далека от мира моды, и чтобы не заморачиваться, каждый сезон скупает весь ассортимент бутика Burberry, нарекла весь этот дизайнерский междусобойчик Russian Fucking Week. По-моему — в точку!

Знаете, чем я сейчас занимаюсь? Прикидываю, сколько мне жить осталось. Потому что я стою в центре лужи, а вокруг меня змеятся электрические кабели от пульта звуковиков. И я не собираюсь покончить жизнь самоубийством, просто лужи здесь — за кулисами недели моды — ВЕЗДЕ! Клеенчатый павильон, в котором все это действо проходит, протекает от дождя со всех сторон. В холле еще кошмарнее — ходынка с дождем.

Я взяла себя в руки и поплыла на другой конец закулисья, чтобы продемонстрировать себя модельерше. И с ходу получила порцию упреков: «где вы ходите?!», «у меня дефиле вот-вот стартует!», «гости уже ломятся в зал!» Но это их обычные завывания, вроде жвачки после обеда, пять минут назад я получила такую же порцию упреков от моего постоянного гения российской моды. Потому что мне не повезло — оба клиента демонстрируются в один день и один за другим. Но с другой стороны — повезло и еще как: один день мучений — и свободна до весны!

Я воспряла духом и вышла в холл, чтобы добраться до входа в первый зал. И тут же угодила в водоворот фриков. Ой, не прикасайтесь ко мне, я потом не отмоюсь от вашего дешевого парфюма!

Через десять минут «борьбы на-найских мальчиков» я столкнулась с потрепанной Олей (она всегда выпрашивает у меня приглашения, хочет быть поближе к миру моды, несчастная!), и меня озарило: и чего я суечусь? Мое присутствие или отсутствие в этой давке все равно никто не заметит. А гонорар я уже получила!

Пересказала свое озарение Оле, и она поддержала меня обеими руками, даже «сыночек» был «за!» (в последние полчаса он потерял половину шерсти). И мы свалили. Совсем.

30 октября

Я люблю первый снег. Особенно когда он выпадает поздним вечером, накрывая город, как покрывалом. И скрывает все реалии жизни: мертвые листья и собачьи экскременты, пустые пивные банки и окурки, бомжей и ржавые «москвичи». На улице никого нет, и кажется, что живешь в каком-то другом городе, так не похожем на сумасшедшую Москву.

А еще мне нравится, когда в это время нулевая температура и с крыш на жестяной подоконник падает капель. Как будто уже весна и это последний снег, осталось чуть-чуть до первых зеленых листочков, новых босоножек и любимого платья…

А утром ты просыпаешься от экстренного сообщения: в городе чрезвычайное положение! Вся снегоуборочная техника выведена на магистрали! Километровые «пробки» парализовали жизнь столицы! А аварий столько, что офисы страховых компаний пусты и даже уборщицы выезжают на происшествия… Меня такой ажиотаж всегда приводит в изумление — как будто мы живем в Калифорнии, и снега у нас не было с 1971 года! Еще больше меня поражает, что в нашем милом городе люди все покупают и покупают машины. Неужели с этой постоянной битвой с погодными условиями им нравится свою единственную и неповторимую жизнь проводить в салоне автомобиля?

Но это я отвлеклась. Сегодня за завтраком пролистала книгу про фэн-шуй, что мне летом подкинули Наташа с Сережей. И уже на десятой странице у меня потемнело в глазах: теперь понятно, почему у меня были такие проблемы. Моя зона любви вся завалена глянцевыми журналами! А точно по направлению удачи — шкаф с постельным бельем! Или это хорошо? Хм… Ой, а в самом благоприятном углу уже лет сто пылится абстрактная картина, что новый папа подарил на новоселье, а по фэн-шуй вся абстракция — это хуже цианистого калия. Ну, спасибо, папа!.. И у меня дома нет ни одного:

а) хрустального шара,

б) фигурки дракона,

в) старинной китайской монеты.

Полдня двигала мебель. Блин, почему у меня в квартире так много окон?! Шкаф с постельным бельем никуда не влезает, пизденыш! К тому моменту, когда в панике примчалась соседка снизу (у них люстра на грани срыва), я почти закончила. Осталось только купить: шар, дракона, монеты и… ммммм… парочку Цилиней, трехлапую жабу и знак двойного счастья.

2 ноября

Никогда бы не подумала, что вся эта эзотерика стоит стольких денег. Меч из китайских монет, связанных красным шнурком, — почти сорок долларов! Согласна, он отражает энергию зависти, но если кто из девчонок узнает, СКОЛЬКО я за него заплатила, мне придется скупать амулеты, отражающие энергию сочувствия. А старинные китайские монеты стоят как золотые червонцы! Ага, заверните мне десяток.

Я бродила по эзотерическому супермаркету «Путь к себе» и сверялась со списком: пара Цилиней — есть, дракон с фениксом — есть, трехлапая жаба — есть, воздушный колокольчик — есть, а вот знаки двойного счастья закончились. Видимо, не у меня одной застой и сухостой, хе-хе.

4 ноября

У меня зазвонил телефон: «Кто говорит?» — «Слон». Короче, позвонил Игорь. Однако, как интересно подействовал фэн-шуй…

— Чего надо? — поприветствовала я его.

— Ну, зачем же так грубо? — поприветствовал меня Игорь в ответ.

— Чего надо?!

— Я скучаю по тебе, Светлячок, — сказал Игорь самым задушевным тоном.

Однако, какая наглость!

— Что, квартиру уже отремонтировал?

— Что?.. Так это была ТЫ?! — просто завизжал Игорь.

— А ты думал, Карлсон залетал плюшками побаловаться? — удивилась я его недогадливости.

— Что я тебе сделал?! — Игорь продолжал рвать на груди рубашку Gucci.

Так, вечер перестает быть томным.

— Пупсик, лучше скажи, что ты НЕ сделал! НЕ оставался в Москве, когда вроде бы улетал в Нефтеюганск? И НЕ шатался в это время по всем злачным местам в полном расслаблении? А может, ты и НЕ изменял мне, как последний пизденыш?!

Пауза. Что-то я стала злоупотреблять этим «пизденышем»…

— Это неправда, — наконец, придумал, что сказать Игорь.

— Даааааа?! А ну поклянись на своей Master Card Platinum! И если соврешь, — зловеще предсказала я, — карточка рассыплется в прах, а на твой банк наедет налоговая полиция!

Очень долгая пауза.

— Ну…

— До свидания! — я отключаю телефон.

Пизденыш!

7 ноября

В честь праздника, знакомого с детства, решили собраться все вместе, даже с Димычем, тем более он уже давно нашими бабятниками манкирует (после посещения последнего он вообще месяц от нас скрывался, пиз… пупсик!).

С трудом выдернули Олю с примерки — она готовится к своему дню рождения, который, как это стало модным в Москве, будет балом-маскарадом. Меня, кстати, уже задолбало придумывать каждые полгода идею для маскарадного костюма! Я была и Красной Шапочкой, и Аленушкой, и Спящей Красавицей (кстати, самый удобный был костюм — с подушкой), и даже Чебурашкой. В этот раз решила не ломать голову, а нарядиться императрицей Жозефиной. Осталось только найти подходящее колье.

Но это я отвлеклась. В честь праздника решили пересмотреть «Властелина колец». Димыч особо настаивал! Аня обеспечила нас жилплощадью (той самой — с отличным видом на Кремль), а ее хозяйственный папа — алкоголем, едой и вереницей такси, чтобы развезти наши бесчувственные тела по домам. И, как всегда, с первых же минут первой серии начался жаркий спор, местами переходящий на личности, — кто из героев-мужчин нам больше всего нравится? Лично мне нравятся все — рыцари без страха и упрека! В итоге к концу третьей серии и восьмой бутылки вина я скандировала: «Верните рыцарей! Я хочу, чтобы меня спасали и защищали!».

Итак, кто нам больше всего нравится во «Властелине колец». Top-5:

1. С перевесом в мой голос победил Фродо! И нечего на меня коситься, Димыч, он все-таки главный герой и сделал всю черную работу, пока остальные расслаблялись по дворцам и лесным курортам.

2. Леголас. Отличный парик!.. Ой-ой, я пошутила! Не надо в меня кидаться арахисом!

3. Элронд… Кто-то явно на днях пересматривал «Матрицу». Сами признаетесь или как?

4. У Арагорна были все шансы подняться повыше, но — увы! — неудачный кастинг… Алена, я знаю, что у него самый длинный меч, но если бы этот меч был, например, у Джонни Деппа, то вы бы не писались от восторга при виде эльфов в париках. Все, молчу!

5. Кто голосовал за Гимли?! Инночка?! А, ну да, у него же целая гора самоцветов.

Борясь в такси с тошнотой, я решила отвлечься и составить свой личный рейтинг мужчин мечты.

Итак, Top (Ик!) 5:

1. Джонни Депп

О, Джонни! Кумир моих отроческих грез до сих пор тревожит мои потаенные, ну, скажем так, мысли. Во-первых, он красив как греческий бог! Во-вторых, он красив как греческий бог уже двадцать лет! В-третьих, даже парики а-ля Сергей Зверев и дреды в стиле неумытых растаманов не могут повредить тому, что он красив как греческий бог. Правда, говорят, что он еще хороший актер… Хм… Но эта проблема пусть волнует кинокритиков!

2. Близнецы Уизли из романов о главном борце с всемирным злом

Рыжеволосые Фред и Джордж — самые симпатичные и реальные герои «поттерианы». Они творят что хотят, доводят родителей до истерик, преподавателей до полуобморока и друзей до колик в животе — от смеха. Но несмотря на почетное звание «главных хулиганов столетия» близнецы Уизли очень интересные юноши, что и доказали, став успешными предпринимателями.

3. Джейк Гилленхол

Актеры обычно далеки от своего экранного имиджа, но, по утверждениям таблоидов, миляга Джейк — самое очаровательное существо на свете. Что подтверждает мой безупречный вкус — еще на заре тысячелетия я не могла уснуть, только представив себе брови «домиком» и взъерошенную челку Гилленхола. Ой-ой, нужно пересмотреть «Послезавтра» и порыдать в подушку от вида замерзающего от глобального похолодания Джейка!

4. Берти Вустер — главное творение мировой классической литературы.

Редкое сочетание незыблемого кодекса чести, уютного юмора и почти детской свободы. Дева в беде (а это, увы, случается с каждой светской девушкой!) всегда может рассчитывать на помощь этого рыцарственного бездельника, пусть даже с помощью вранья, шантажа или мудрого слуги. Честь для Вустеров — превыше всего!

5. Сергей Шойгу

Когда нахлынут цунами, налетит ураган и рухнут все элитные небоскребы, я даже не сдвинусь с места. Потому что знаю, на голубых экранах непременно появится ОН, министр чрезвычайных ситуаций, с ног до головы в мужественном камуфляже. И, хмуря кустистые брови, весомо произнесет: «локализовано, ликвидировано, откачали, разобрали, восстановили». Очень возбуждает.

15 ноября

Так как с утра до вечера мы таскаемся в джинсах и олимпийках, то бал-маскарад — это единственный законный повод нарядиться и не выглядеть при этом как Ульяна Цейтлина в поиске.

Как и грозилась, я оделась в костюм императрицы Жозефины. Алена одолжила мне свои украшения, которые получила за победу на каком-то конкурсе красоты в юные годы. С платьем проблем не было: у какой светской девушки нет платья со шлейфом, которое уже вечность пылится в гардеробной? В моем случае — это было платье Дома Madeleine Vionnet 1937 года.

Именинница была в образе мадам де Помпадур — буклированный парик, фижмы и «сыночек» (все точно по истории!). Настя оделась Гарри Поттером, только без очков (ах, это Гермиона Грейнджер! Иизвини, дорогая). Аня натянула на себя что-то декольтированное и кружевное (фея?). Алена была цыганкой и просто достала всех предложениями «позолотить ручку»! Димыч был в белом парике, зеленой рубашке и с пластиковым арбалетом (н-да…). Инночка с благоверным оделись пиратами (н-да, не тянет Эрнест на Джонни Деппа…). А Наташа с Сережей — хиппи, впрочем, с их гривами — это был единственный приемлемый вариант.

Димыч, Эрнест и Сережа были единственные мужчинами, кто поддержал идею Оли, точнее, им выкрутили руки их благоверные, а Димыч и так был «за!». Прочие же кексы заявились в обычных костюмах, ну, может, кто рубашечку поярче надел. Ольгин брат, взасос расцеловываясь со всеми присутствующими девушками, поострил на счет меня: «Императрица на престоле или уже в разводе?» Очень остроумно! Посмотрел бы на свой полосатый костюм и лаковые ботинки в стиле «тапки Аладдина»!

Все было как обычно, когда собираются девушки, которые отчаянно хотят повеселиться, и мужчины, которые хотят только пить по углам. Сначала поздравления из серии «как летят годы» (Олю передернуло), затем «ну, за таких замечательных родителей», потом понесли горячее, и в итоге мы ПЯТЬ раз танцевали под «Если вам немного за тридцать, есть надежда выйти замуж за принца…» (ди-джея специально предупредили, чтобы на Олином мероприятии был «The Best» Верки Сердючки).

Вечер закончился как обычно: хоровым пением под караоке. После того как я третий раз исполнила нетленный шансон «Владимирский централ», всем, и даже мне, стало понятно, что пора закругляться.

Подпрыгивая от мороза, мы загружали в машины подарки именинницы, а затем рассаживались сами. Ольга вовремя выдернула меня из «шестисотого» брата (ой, а как я там оказалась?) и потащила в сторону серебристого «ягуара»:

— Саша живет в твоей стороне, он тебя подбросит. В целости и сохранности.

— Ик! А кто у нас Саша?

— Да фиг его знает! Ужинал в соседнем зале, его Эрнест отловил — они, кажется, знакомы, — чтобы девчонок по домам развести.

— Оля, а вдруг он маньяк? — включила я осторожность.

— А тебе ли не все равно в твоем состоянии? Главное, чтобы до дома довез, — отмахнулась Оля.

Логично.

В «ягуаре» оказались две «тепленькие» вампирши (с Хэллоуина, что ли, не отмылись?) и блондин в черном.

— Зззрасссте, — я полезла на заднее сиденье.

Проснулась я возле дома. Мотор урчал, блондин задумчиво смотрел вдаль. И больше никого в машине не было! Ой, все уже закончилось, и он в благодарность довез меня до дома?..

— О, проснулись? А мне пришлось Эрнесту звонить, чтобы узнать, где вы живете, — приветливо обернулся ко мне ночной водитель.

«И откуда это Инкин муж знает, где я живу?» — мрачно подумала я и стала выбираться из машины.

— Спасибо большое, что подвезли. Ик! Провожать не надо! — Я с размаху захлопнула дверь и бодрым шагом (насколько позволяло мое состояние) направилась к подъезду.

— Вы сумочку забыли! — вдруг раздалось сзади.

Блииииин! Точно маньяк. Рысью возвращаюсь назад, выхватываю сумочку и галопом обратно.

— Приятно было познакомиться, — крикнул блондин мне вслед.

Ну, это ему лучше знать.

16 ноября

Ой, как болит голова! Никогда больше не буду пить. Во всяком случае, столько…

Мрачно брожу по квартире, пытаясь собрать Аленины драгоценности. Вчера от радости, что вернулась домой целая и невредимая, я устроила стриптиз под ночной эфир радиостанции «Маяк», а побрякушки разбрасывала, как невестки Царевны-Лягушки — пищевые отходы. Только присела передохнуть (диадему пришлось вытаскивать из-под кровати), как заурчал мобильный. Неужели, кто-то уже до такой степени пришел в себя, что смог попасть пальцами в кнопочки?!

— Привет алкоголикам! — радостно закричала я в трубку.

— Вообще-то, мне вчера выпить так и не удалось, я был за рулем, — слышу я в ответ приятный баритон.

— Ой, кто это? — пугаюсь я, одновременно пытаясь рассмотреть номер на экранчике мобильного. Незнакомый…

— Я вас вчера, точнее уже сегодня, до дома подвозил, — представляется баритон, — Помните?

— Еще бы! — радостно откликаюсь я и тут же снова пугаюсь.

Это маньяк в черном! Мама!

— У вас все в порядке? — интересуется маньяк в черном.

— О да! — а вот и не испугаешь! — Во всяком случае, проснулась я в своей постели.

— Ну, я рад за вас.

Маньяк в черном помолчал. Я тоже затаилась.

— Извините, что я так запросто вам звоню. Кстати, вас не удивляет, что я знаю ваш номер?

— Бляяя… То есть, удивляет. И еще как! А откуда, собственно…

— Эрнест дал, на всякий случай, когда я ваш адрес у него узнавал.

— Это на какой такой случай? — с интересом спрашиваю я. — Чтобы мне на заднее сиденье звонить?

— Да, действительно… — задумался маньяк в черном.

Мы снова помолчали. Блин, как же его зовут-то?

— Но раз Эрнест был столь любезен, — вдруг прорывает незнакомца, — то, может быть, вы согласитесь поужинать со мной сегодня вечером?

Правила пай-девочек гласят: ни под каким видом не следует принимать приглашение на свидание в последнюю минуту!

Но так как свидание у нас вроде уже было (хе-хе!), то без напряга соглашаюсь. Не сидеть же дома в ожидании того, что кто-нибудь, наконец, сможет воспользоваться телефоном?

17 ноября

Как же мне плохо. А как стыдно! И отнюдь не за то, что я решила устроить русский народный ужин и глушила водку стаканами, а за то, что я облевала Сашину квартиру от дверей до унитаза. Но все по порядку.

Я решила не наряжаться, так как во всей красе он меня уже видел, да и сил на малярные работы не было, и выползла из дома в чем была: в свитере, мятых джинсах и кедах. На свежем воздухе и увидев машину, в голове сразу же прояснилось: «ягуар», Саша, живет неподалеку. Это радует — значит, он не охранник Эрнеста.

В машине я с ходу получила комплимент:

— Мне нравится, когда девушки чувствуют себя достаточно независимо, чтобы не расфуфыриваться на первое свидание.

Все-таки у нас свидание — клево! Я уже и забыла, когда это у меня было в последний раз… Скосив глаза налево, пытаюсь разглядеть «претендента». Что-то ни одного логотипа не заметно, может, все-таки это Эрнестов шофер?

— Единственная проблема, я заказал столик на втором этаже «Пушкинъ», а туда в спортивной обуви нас не пустят. Но это решаемая проблема. — И Саша посмотрел мне прямо в глаза.

Ооооо! Девочки, какие у него глаза! Пусть он будет хоть художником, но если у него ТАКИЕ глаза и он может решить НАШУ проблему с надменной обслугой кафе «Пушкинъ», — мне плевать!

Домчались мгновенно, хотя он никого не подрезал, не рвался к светофору, вообще не суетился и всю дорогу молчал. Я даже немного занервничала. Чтобы московский мужчина молчал больше трех минут подряд?!

В «Пушкинъ» проблема решилась мгновенно, и нас с поклонами проводили к уютному столику у окна. Тут я и смогла разглядеть Сашу полностью. Только сначала мне пришлось откинуть голову так, что я затылком стукнулась о позвоночник. Даааааа, а я еще считала, что братья Кличко высокие. А Шварценеггер — мускулистый… Да мне этого Сашу и за полчаса не обойти, не объехать! А если он меня задавит? Впрочем, это я забегаю вперед. Может, он женат или носит трусы Cavalli?

Саша выжидательно смотрел на меня.

Что? Ах, он предлагает мне сделать заказ первой. Вот это да! Игоря в первые два раза пришлось пнуть под столом, чтобы не лез наперед дамы. Это уже потом он научился затыкаться, когда я поворачивалась к официанту.

Впрочем, поесть мне так и не удалось. Я, не отрываясь, смотрела то в Сашины глаза, то на его руки. Какие длинные пальцы!.. Он ел медленно, не торопясь, смакуя каждый кусочек. Я сглотнула. И чтобы прийти в себя, начала нести всякую чепуху: почему я люблю «Пушкинъ», об Олином «сыночке», о правильном рецепте «Оливье» и — глушила водку стаканами.

Саша становился все туманнее и туманнее, зато как-то роднее. Потом — бац! — провал. И вот я уже лежу на прохладном кафеле в незнакомой ванной, а Саша поддерживает мою голову над унитазом.

Проснулась я после полудня, одна, но в чужой постели и в незнакомой спальне. Первым делом заглянула под одеяло и проверила наличие трусиков. На месте. Хм, — задумалась я, а затем прислушалась. В квартире было подозрительно тихо. Кое-как выпутавшись из простыней, я завернулась в покрывало и осторожно покинула спальню.

Ничего себе квартирка. Ой, этот столик я видела на выставке антиквариата, и этого Шагала тоже! Ага, на книжных полках только хорошие романы и дельные исторические биографии. И никаких пособий по «сексуальной магии»…

— О, уже проснулись? — вдруг услышала я за спиной и от неожиданности подпрыгнула до потолка. А это надо было постараться, потому что покрывало было тяжелое, а потолки почти пятиметровые!

Саша стоял в дверях кухни и доброжелательно смотрел на меня. А меня, почему-то очень заинтересовал узор на ковре. Да, я вообще больше никогда не смогу взглянуть ему в глаза!

— Вы, наверно, голодны? — снова спросил Саша. — Завтрак на столе.

Стыд стыдом, а кушать хочется. Так же внимательно разглядывая ковер, я пошла на голос.

— Вам, наверно, неудобно в покрывале? Может, лучше надеть халат? — снова спросил Саша и пошел прямо на меня. Я снова повторила рекорд Сергея Бубки, но уже не вверх, а в сторону. Приземлилась точно за креслом, вцепившись одной рукой в его спинку, а другой в покрывало, я приготовилась к обороне: вон тот серебряный подсвечник вполне сгодится.

Саша вернулся с халатом, положил его на кресло и ушел на кухню. Я немного подождала, потом, присев за креслом, быстро переоделась (о, отличный шелк!), прикинула, прилично ли будет прийти на кухню с подсвечником в руках, решила, что нет, и ограничилась тем, что потуже затянула пояс халата.

А на кухне — ммммммм! На столе стоял кувшин свежевыжатого апельсинового сока, омлет с беконом и сыром, чашка сладкой овсянки и огромный кофейник. То, что надо! Саша сидел у окна и что-то печатал в ноутбуке. В очках. Ах, какой у него интеллигентный вид! Я так засмотрелась, что врезалась в стол. Кувшин с соком опасно закачался. Саша поднял голову:

— Я помню, что вы любите «Оливье», но подумал, что для завтрака это слишком сытно. Может быть, пожарить сырники?

Я тупо на него уставилась:

— В смысле, позвонить домработнице, чтобы она привезла сырники?

— Зачем? Я и сам могу пожарить.

Я была в полуобмороке. И перед ТАКИМ мужчиной я опозорилась по полной программе! Я жевала овсянку со слезами на глазах. Когда я, в конце концов, добралась до кофе, то смотрела на мир уже более оптимистично. Я всегда говорила, что на сытый желудок многие проблемы не стоят и выеденного яйца. Ну напилась, ну проблевалась, зато трусики остались на месте!

— Вы не против надеть мой свитер? — вдруг спросил Саша, а я так замечталась, что от неожиданности чуть не откусила кусок чашки.

— Что, прямо сейчас?! — Я почти кричала, но потом успокоилась. — А с моим что случилось?.. Ой! — Я вспомнила, и мне снова стало стыдно.

— Пока он высохнет, вы не сможете выйти на улицу.

Я мгновенно вспомнила, что мой свитер — кашемир от Yves Saint Laurent — сохнет больше суток. Он что, не собирается меня все это время отпускать?! Решил, что если ничего не добился от меня пьяной, то стоит попробовать уломать трезвую?! Извращенец!

— Нет-нет, я с удовольствием надену ваш свитер. Голубого цвета подойдет, спасибо. Красного и розового тоже. Да и сиреневый с зеленым сойдут. На крайний случай, готова надеть даже коричневый, — выпалила я на одном дыхании.

Блииииин! Лишь бы выбраться из логова этого маньяка!

Саша вышел, а я быстро окинула взглядом кухню: на всякий случай надо бы запастись чем-нибудь колюще-режущим. О, вилка!

Саша заглянул в дверь:

— Все готово. В спальне.

Я пулей пронеслась мимо него, влетела в спальню, быстро сориентировалась и подперла дверь стулом. Повернулась к кровати и остолбенела. На уже заправленной постели лежало штук десять свитеров, всех возможных фасонов и цветов. Дааааа, как же он хочет от меня избавиться…

Из спальни я выбралась только через час. Вовремя сообразила, что дверь в углу ведет в ванную, там минут десять в оцепенении таращилась на себя в зеркало — вся тушь была на щеках, а волосы стояли дыбом. Потом смывала с себя пот ужаса, затем ковырялась в его баночках с косметикой, чтобы подобрать себе подходящий крем. Долго выбрала самый симпатичный свитер (а вдруг его не придется возвращать?) и, наконец, была готова встретиться лицом к лицу с неизвестным.

Саша все еще ковырялся в ноутбуке, я демонстративно посмотрела на часы. Мамочки мои, уже четвертый час!

— А почему вы, собственно, не на работе? — в лоб спросила я Сашу.

— А я не работаю. Деньги работают на меня, — отозвался он. — Да и не мог же я вас оставить одну в таком состоянии.

Я приосанилась, а затем задумалась. Значит, деньги работают на него? Бандит или депутат?

Дома я была в полпятого, но от всего пережитого сразу же рухнула в постель. Последней каплей стала соседка сверху, которая чуть не в бинокль наблюдала за моим возвращением (надо для мамы придумать какую-нибудь правдоподобную версию). Уже засыпая, я подумала: а почему после всего, что между нами было, мы с Сашей еще на «вы»?

20 ноября

Как только пришла в себя, созвала чрезвычайный бабятник. С Инночкой был особый разговор: она должна была протрясти Эрнеста на всю возможную информацию о Саше.

Пока девчонки съезжались, я приводила лицо в порядок. Лучшее средство от последствий загула — это крем от геморроя. Нанести на кожу вокруг глаз на пару часов. В особо печальном случае — на все лицо. Лучше всего действует крем с кортизоном, но подойдет и обычный. Но ни в коем случае не используйте крем с маслом из акульей печени! У него такой специфический запах, что окружающие начинают с подозрением принюхиваться…

Инночка была в такой ажитации от спецзадания, что умудрилась примчаться первой. Наташа, которую она захватила по дороге, по-моему, наполовину еще находилась на Кольцевой автодороге.

— Все узнала! — прямо в домофон прокричала Инночка.

Я поморщилась, но все же впустила ее. Как мне ни было любопытно, пришлось затыкать Инночке рот всеми возможными способами, включая хлебные палочки и яблоки, чтобы вся компания узнала информацию одновременно. Но вот все собрались, и Инка, раздуваясь от важности, протарахтела:

— Все-все узнала! Этот Саша когда-то с Эрнестом вместе работал. Но Саша решил, что работа не стоит того, чтобы гробить из-за нее жизнь. Эрнест так удивился! Саша перевел все активы в западные акции. И уехал путешествовать. В Москве появляется редко. Не женат.

— И это все? — с недоумением спросила Настя.

— Для начала и это неплохо, — быстро сказала Оля, увидев, как Инночка начала снова начала раздуваться, но уже от возмущения. — Главное мы узнали.

— Это что же? — уточнила Наташа.

— Алло, прием! — помахала рукой перед ее носом Оля. — Что он не женат.

— Спасибо, Инночка, — сказала я. — Остальное могу сама рассказать.

Все устроились поудобнее и приготовились мне внимать.

— Высокий, красивый, спокойный, носит очки, кстати, хорошие такие очки — в титановой оправе. На одежде не заметила ни одного логотипа. Может пожарить сырники. Может молчать и слушать. Смотрит в глаза, кстати, какие у него глаза! — я прервалась и закатила свои. — И очень длинные пальцы… — Я со значением посмотрела на девчонок. — И после всего, что между нами было, он все еще обращается ко мне на «вы».

Все смотрели на меня с завистью.

— Какая у него квартира? — буквально простонала Наташа.

— Очень ничего. Не идеал, конечно, но уж лучше с недоделками, потому что к идеальной руку уже не приложишь. И совсем не заметно, что он там не живет.

— И он, правда, умеет жарить сырники? — на всякий случай уточнила Аня.

— Умеет! — немного приврала я.

Девчонки завистливо застонали.

— А он тебя точно не изнасиловал? — наклонилась ко мне Инночка с горящими глазами.

— Инна, что за идиотские вопросы! Неужели, по-твоему, я бы этого потом не обнаружила?

— Ну, а вдруг в извращенной форме? — не унималась Инночка.

— ИННА!

— Не обращай на нее внимания, это от зависти, — подпустила шпильку Аня.

— Кому из нас тут завидовать? Ты голого мужика последний раз давно видела? — окрысилась Инночка.

— Девочки-девочки, не ссорьтесь! — вклинилась Оля.

Пока они пререкались, Настя подсчитала что-то в уме и спросила меня в лоб:

— Ну и сколько правил пай-девочек ты нарушила?

Все замерли и уставились на меня. Я попыталась пошевелить извилинами, потом еще раз, и, наконец, сообразила:

— Ни одного, если не считать первого свидания. Но я же не знала, что это свидание?!

— Хм, — засомневалась Оля, — зато он знал.

— Но это же не считается? — пришла мне на помощь Алена.

— Может быть, не считается, зато потом как аукнется! — зловеще предсказала Оля.

— А в остальном, точно ни-ни? — снова спросила меня Настя.

— Точно! — твердо сказала я.

Итак, десять заповедей светской девушки, не желающей нажить себе большие неприятности в личной жизни.

1. Никогда не делай первого шага! Не только не знакомься первой, но и не проси прикурить, не улыбайся зазывно и не покачивай кокетливо ножкой. Максимум — полуулыбка и опустить ресницы. Все! Запомни: мужчинам свойственно охотиться, а не выступать в роли добычи.

2. Никогда не звони первой! Можно перезванивать, пропустив его звонок, но и то — не раньше чем через час. В идеале за это время он должен перезвонить сам. И никогда не перезванивай в ответ на SMS! Этот вид связи — только для проверенных временем отношений.

3. Никогда не отвечай на SMS вроде: «Так бы тебя и съел», «Детка, я хочу тебя», «Детка, я люблю тебя», «Выходи за меня замуж». И уж тем более не принимай их всерьез: детка, он просто тебя разводит на потрахаться! Серьезные вещи должны говориться в серьезной обстановке — во время ужина при свечах и с соответствующим «подношением».

4. И, тем не менее, никогда не принимай в подарок ювелирные украшения. Не потому что ты такая альтруистка, а потому что ты никогда не узнаешь, хорошего ли качества камень и вообще — что это за камень? Украшения безбоязненно можно принимать исключительно за рубежами нашей Родины, в совместном романтическом шопинг-туре. Первый подарок — серьги, затем — украшение на шею, следом — браслет.

Warning! Никогда не доверяй мужчине, который с места в карьер дарит кольцо, не делая соответствующих предложений! «Пустое» кольцо — это его желание привязать тебя к себе, не давая никаких обязательств.

5. Но не выпрашивай подарки даже в шутку — многие пупсики не женятся еще и потому, что боятся чрезмерных материальных аппетитов потенциальных жен. Ты можешь выкручивать ему руки, отказать в ласке, просто давить на психику, но он все должен подарить САМ.

6. Не строй из себя недотрогу, но и не будь доступной. Даже если это любовь с первого взгляда и тебя сжигает латиноамериканская страсть — нужно перетерпеть и набить себе цену. В нашем милом городе слишком много особ, готовых лечь под любой кошелек на ножках. Свою любовь ты ему продемонстрируешь в полном объеме, когда скажешь «да!» в Грибоедовском ЗАГСе.

7. Не соглашайся на гражданский брак. Что досталось на халяву, не жалко и бросить. Он должен заполучить тебя, любимую, и твои домашние тапочки, только после марша Мендельсона.

8. Заставь его ревновать. Хоть чуть-чуть. Приветствуются: плотное расписание дня с множеством встреч (но не с маникюршей), звонки от мужчин (хоть и по работе), а его друзья должны восхищенно присвистывать при виде тебя (при этом ты должна быть одета, как для собеседования на получение кредита в немецком банке).

9. Будь самостоятельной, но не слишком. У тебя должен быть свой источник дохода, который бы позволял оплачивать модный гардероб, обеды в ресторанах, такси, а то и собственный автомобиль, и поездки на приличные европейские курорты. Или делай вид, что можешь это себе позволить. Короче, работа должна быть такой, чтобы имела денежный вес.

Warning! Модельный бизнес не считается. Даже нефтяники из Кагалыма знают, что русские манекенщицы зарабатывают гроши и так голодны, что переночевать негде. Ни в коем случае нельзя работать и менеджером модельного агентства — после Листермана и Ко всех их принимают за бандерш.

10. И самое главное: не играй с ним в ролевые игры, и в прямом и в переносном смысле. В первую очередь это относится к роли няни-тире-домработницы: не опекай его, не корми с ложечки, когда он вымотался на работе, не покупай ему подарки просто так, не несись по первому его требованию на другой конец города. Это не ты должна за ним ухаживать, а — он за тобой!

26 ноября

Инночка предложила мне помощь: надавить на Эрнеста, чтобы Саша пригласил меня еще на одно свидание, или, хотя бы Эрнест расписал, какая я хорошая девочка на самом деле. Я чуть ее не убила!

— Инка, ты с ума сошла?! Да после этого он убежит от меня на край света! Мужики боятся давления сильнее налоговой полиции. А что касается моего резюме, то ты можешь поклясться, что Эрнест скажет то, что нужно? Нет? Вот и я нет. А в суфлерскую будку нас не пригласят.

Инночка немного обиделась, но я пообещала, что ей первой расскажу о продолжении отношений с Сашей. Но это я перед Инкой так хорохорилась, на самом деле я вовсе была не уверена в каком-либо продолжении. Но с другой стороны — он же должен еще раз попытаться добиться своего? И я с нетерпением ждала следующего штурма, а пока через день ездила к маникюрше, поскольку питалась исключительно ногтями и заусенцами.

И дождалась!

— Здравствуйте, это Александр, — сказала мой мобильный приятным баритоном.

— Здравствуйте, Александр, — поприветствовала я мобильный в ответ.

— Извините, что так пропал. Пришлось уехать по делам.

Ага, проверить западные активы! Там действительно была какая-то встряска — я мониторила биржевые страницы.

— А как вы? — помолчав, спросил Саша.

— Все пучком! — заверила его я.

— Да, Эрнест говорил, что у вас все хорошо.

ЧТО?! Инночку кастрирую!

— А что еще Эрнест говорил? — осторожно спросила я.

— О, много чего! — туманно ответил Саша.

Эрнеста, похоже, придется тоже кастрировать…

— А все же? — не унималась я.

— Только хорошее. — Твердо заверил меня Саша.

— Если бы он сказал плохое, то я бы ему яйца оторвала… Ой!

Саша рассмеялся:

— Мне нравится ваша откровенность!

— Ну что вы, — я засмущалась.

О какой откровенности вы говорите, Саша? Посмотрите на Эрнеста с Инночкой! Вот кому языки нужно отрезать. И не только языки…

— Ну, если у вас все хорошо, то может быть, у вас найдется свободный вечер, чтобы поужинать со мной?

ЙЙЙЕЕЕССС!!! У меня чесались руки прошелестеть страницами какой-нибудь толстенной книги, изображая ежедневник, чтобы продемонстрировать, насколько я занята по вечерам, но — увы! — после многочисленных экранизаций женских романов про этот фокус знают даже жители дельты Амазонки. И поэтому я просто сказала:

— Найдется.

— Тогда, может быть, завтра? — предположил Саша.

— Отлично.

— Тогда я заеду за вами в семь. До встречи!

ЙЙЙЕЕЕЕССС!!! А теперь займемся планами кастрации Инночки с Эрнестом. Если только они сразу и чистосердечно не признаются, что там Саше наболтали.

27 ноября

Перед выходом из дома я торжественно поклялась себе больше не пить. Если только белое вино. Пару бокалов. Ну, хорошо, три бокала.

Мы поехали в какой-то маленький рыбный ресторан, про который мне однажды, захлебываясь восторгами, рассказывала Настя (она там была на переговорах): мало того, что рыба свежая, так в зале ни одной феи, притом, что постоянные посетители — кексы самой высокой пробы! Мы с Олей и Аней давно собирались этот Клондайк посетить, но все руки не доходили.

Забыла сказать: я еще поклялась себе молчать как рыба, чтобы хоть так разговорить Сашу. А то он уже знает обо мне все, включая, какого цвета стринги Agent Provocateur я предпочитаю, а я только — что он умеет жарить сырники.

Ну, совсем молчать не удалось, пришлось задавать наводящие вопросы. И вот первая достойная обсуждения на бабятнике информация: он сирота — родители погибли в авиакатастрофе, вырос в детском доме, потом учился в Суворовском училище и служил в спецвойсках.

В туалете устраиваю телефонную конференцию.

— Сирота — это же хорошо? — поудобнее устроившись на крышке унитаза и закурив, спросила я девчонок.

— Ну, не знаю…, — засомневалась Оля.

— Не слушай ее! — перебила Аня. — Жениться нужно только на сироте! Уж поверь.

— А замуж выходить? — уточнила я.

— Ты что, совсем мозги пропила?! Какая разница, что делать, главное, чтобы был без этих долбанутых родственников, — поддержала Аню Инночка.

— А я не знала, что вы так не любите моего брата, — обиделась Оля.

— Оля, мы его с тобой потом обсудим, сейчас не об этом речь, — напомнила Алена.

— Ага, спасибо. А спецназ? — спросила я.

— А кто хотел рыцаря?! — хором закричали девчонки.

— Ну да, ну да… — вспомнила я.

— Короче, шпарь обратно, а то он подумает, что у тебя плюс к алкоголизму еще и булимия, — напомнила мне Наташа, где я нахожусь. — Веди себя как зайчик: держи ушки на макушке и не забывай наматывать на ус, что он говорит и как себя ведет. Потом обсудим. Если начнет жевать бокалы — не пугайся.

— Жевать бокалы?! — Я чуть не подавилась сигаретой.

— Наташа хотела сказать, что он может попытаться произвести на тебя впечатление любыми доступными для него методами, — пояснила Настя.

— Но бокалы?.. — Я все еще сомневалась.

— Ну, или разбивать кирпичи о голову, блин, чем там спецназовцы занимаются в свободное от спецопераций время? — наконец забыла о родственных чувствах Оля. — В общем, не пугайся — это он петушится. И давай, отбой. Если что — мы на связи.

Лучезарно улыбаясь, я вернулась за столик. На всякий случай проверила количество бокалов на столе и поискала глазами кирпичи. Саша смотрел на меня выжидающе.

— Александр, а чем вы занимаетесь в свободное от ссссс… ну, в общем, в свободное время?

— Я делаю мебель, — просто ответил он.

— Купили мебельную фабрику? — уточнила я.

— Зачем же, сам делаю, своими руками. Придумываю, распиливаю, собираю, потом шлифую… — У Саши загорелись глаза, и он пустился в подробный рассказ о том, как недавно смастерил кушетку из карельской березы.

Я слушала его, затаив дыхание: творчество и ловкость рук везде пригодятся!

Когда «ягуар» затормозил у моего подъезда, я сложила губки бантиком и повернулась к Саше. А он посмотрел мне прямо в глаза и сказал:

— На следующей неделе будет любопытный шахматный турнир. Я уже давно не играю, но все равно продолжаю следить. Может быть, вам тоже будет интересно сходить?

Да куда угодно, хоть на шашки! Саша, вы меня поцелуете, в конце концов? Или я так и буду сидеть, как дура, с бантиком на лице?

Вместо этого я ответила:

— Шахматы — это любопытно! А там точно будет интересно?

— Обещаю, — ответил Саша и пожал мне руку.

Но хоть на этом спасибо! Значит, решающий штурм переносится на следующую неделю?

5 декабря

Как приятно появиться перед всем «обчеством» с новым, но уже постоянным поклонником! Потому что шахматный турнир проходил в ресторане «Галерея». И я не шучу! Чемпион мира по классическим шахматам Владимир Крамник организовал, при содействии своего личного спонсора, сеанс одновременной игры на тридцати досках. Понятное дело, что соперниками чемпиона, кстати, очень симпатичного, были тоже люди непростые. О, Олин брат справа пыжится от раздумий! Напротив него вальяжно развалился на стуле Эрнест, а из-за его спины выглядывает довольная Инночка. По центру расположился достопочтимый Джастин Портман — тоже видный интеллектуал!

Интересующихся шахматами набилась в «Галерее» целая тьма! И тут я оценила Сашу с новой стороны — при виде его габаритов все вжимались в стены, и мы шли по битком набитому залу как через пустой коридор. Саша объяснил мне, что дети, которые с визгами носятся по залу, — это тоже игроки, правнуки гроссмейстеров и видных шахматных комментаторов. Они пока не приобрели знаменитой усидчивости шахматистов — это придет с годами.

— А если не придет? — с тревогой за их будущее спросила я.

— А если не придет, — ответил Саша, — то шахматные турниры будущего будут выглядеть как игра в стулья: игроки будут бегать вокруг стола и когда прозвучит сигнал, кто успел, тот сел и сделал ход.

О, какой он остроумный! Вдруг из-за колонны вынырнула Оля и с выжиданием посмотрела на меня, типа, давай знакомь! Я представила ее Саше. А он в ответ сообщил Ольге, что знает ее брата с лучшей стороны (это какой же?) и много наслышан о достоинствах «сыночка». Ольга была очень довольна! Осмотрела Сашу с головы до ног, потом так же подробно продемонстрировала ему «сыночка» и подмигнула мне, типа, созвонимся, обсудим. В следующий раз я увидела ее за спиной Эрнеста, Инночка тоже внимательно осматривала Сашу. Ага, значит, на днях будет бабятник.

11 декабря

Бабятник совместили с предновогодней гулянкой. Эрнест увозил Инночку на Барбадос уже во второй половине декабря. И я их просто достала полезными советами: куда идти и что делать. Вот и сейчас Инночка села от меня подальше, а Оля, наоборот, во главе стола, тем более что бабятник было в кафе «Пушкинъ», где официанты уже так к ней привыкли, что принимают за мебель. Димыч, которого тоже решили привлечь к обсуждению Саши, сел рядом со мной.

— Ну и как он? — спросила Олю Алена.

— А чего ты у нее-то спрашиваешь? — удивилась я.

— У тебя предвзятая точка зрения, а Оля расскажет всю правду-матку. — Алена нехорошо улыбнулась.

Я сдвинула брови и грозно посмотрела на Ольгу:

— Только попробуй!

— А если он мне понравился? — Оля лукаво на меня посмотрела.

— Если понравился, то валяй, рассказывай, — согласилась я.

— Мне он тоже понравился! — воскликнула Инночка. — Правда, немного худоват…

— Ни фига себе, худоват! — Оля чуть не подавилась солянкой. — Да вы бы видели этого амбала! Инка, тебе живот Эрнеста весь мир застилает!

— У Эрнеста нет живота, — обиделась Инночка.

— Ага, это трудовая мозоль, — подхватила Аня. — Ну, так как он?

Оля откашлялась:

— На пять с плюсом!

Я торжествующе обвела глазами собрание.

— А подробности? — жадно спросила Аня.

— Представь себе двухметрового амбала с лицом доктора наук по философии, вот и будут тебе подробности, — пожала плечами Оля и вернулась к солянке.

— Оля, ну что ты говоришь! — Инночка сделала страшные глаза. — Девочки, никакой он не амбал. Просто у него хорошо проработаны мышцы торса и…

— И бедер, — снова вклинилась Оля и со значением подвигала бровями.

— Даже так?! — изумилась Наташа.

— Ага, я специально обратила внимание, пока она, — Оля кивнула на меня, — восторженно таращилась в его прекрасные глаза.

Теперь все посмотрели на меня. И Наташа озвучила проявившийся у всех на лбах вопрос:

— Ну и как он в постели?

— Ну, как сказать… — сразу стушевалась я.

— Что, так плохо?! — с ужасом воскликнула Алена.

— Я всегда говорила, что мужчины с большим членом — это только красивая декорация! — торжественно провозгласила Настя.

— А может, он еще научится? — вступился за меня Димыч.

— Ему что, пятнадцать лет? — спросила Наташа. — Если еще не научился, то все — поздняк метаться!

И все снова уставились на меня. Даже официанты. По-моему, весь «Пушкинъ» уже был в курсе анатомических особенностей Саши.

— Я не знаю! — наконец честно призналась я.

— До сих пор? — уточнила Алена.

— Что значит «до сих пор»? — возмутилась я. — Да мы с ним знакомы всего без году неделя!

— Дорогая, как отношения могут наладиться без секса? — строго спросила меня Оля. — Да и вообще, лучше все подробности выяснить сейчас, а не потом. А если он любитель садо-мазо?!

Это был самый страшный Олин кошмар. Ей однажды достался такой поклонник.

— Вы хоть целовались? — с надеждой спросила Аня.

Я помотала головой.

— Но за ужины он платит? — уточнила Инночка.

— Ага, — ухватилась я за ее поддержку. — А после шахмат прислал мне горшок с целым кустом садовых роз! Персикового цвета.

— Персиковые — это неплохо, — согласилась Оля. — Но все равно, тебе нужно узнать его поближе.

— И что ты предлагаешь? Заманить его к себе домой, предварительно натянув черное кружевное белье и зажгя по периметру ароматические свечи? — огрызнулась я.

— Что, совсем не реагирует? — участливо спросила Настя.

Я помотала головой:

— Ведет себя как кастрат, только двери открывает налево и направо.

— Ясно. Он — гей! — Ольга победно обвела нас глазами.

Мы в ответ покосились на Димыча.

— А я откуда знаю? — оскорбился Димыч. — Я по мужским клубам не хожу.

— А надо бы, — с нажимом сказал Алена. — И мы бы сейчас не сидели и не гадали!

— А если тебе напиться и упасть в его объятья? — предложила Инночка.

— Инночка, да он ее и так трезвой видит только по большим праздникам! — в голос закричали Алена, Ольга, Наташа и Настя.

— Ну, раз он такой фарфоровый, то и не надо! — вдруг выступила Аня. — Пусть лучше двери открывает. Будет у тебя один хороший друг!

— У нее уже есть один хороший друг, — вновь обиделся Димыч.

Мы помолчали. А чего тут обсуждать?

— Н-да, сколько усилий мы в свое время прикладывали, чтобы лишиться девственности — и все без толку, — наконец сказала Оля, печально ковыряя солянку.

— А ты что, еще и усилия прикладывала? — удивилась Наташа.

— А ты что, нет? — в ответ удивилась Оля.

— Я только приехала в Нью-Йорк, в свое первое модельное агентство, и прямо на следующий день директор повел меня в ночной клуб, а потом к себе домой.

— Ни фига себе! — вытаращила глаза Ольга, — тебе же было…

— Пятнадцать лет. А как, ты думаешь, я получила обложку Vogue? — Наташа пожала плечами.

— А мне было шестнадцать! Только обложку я не получила — это был мой одноклассник, — вдруг выдала Инночка.

— А я получила. Только не обложку, а картину. Это был художник, которому я позировала, — призналась Алена.

— Круто! — я поаплодировала. — А у меня все было очень скучно: по достижении совершеннолетия и по большой любви. Только он не понял, что я была, ах, невинной девушкой! Пришлось самой разъяснить, на пальцах, хе-хе.

— Ничего себе скучно! — оживилась Инночка. — Как это можно не понять?

— У меня была та же фигня, — поддержала меня Настя. — Только он не просто не понял, а даже не поверил.

— А мне поверил, — засмеялась Аня. — Это был целый цирк: у меня дома, а в соседней комнате спал дедушка!

— Аня рулит! — подняла бокал в ее честь Алена.

— Оля, твоя реплика, — встряла я.

— Та же фигня, — засмеялась Ольга.

— О, сестры по невинности! — мы чокнулись. — Даже не представляю, как раньше мы обходили эту тему?..

— У нас остался Димыч, — напомнила Наташа.

Димыч поджал губки.

— Давай, давай! — раскраснелась Инночка. — Расскажи нам твою самую страшную тайну!

— Димыч, не строй из себя целку, — поддержала ее Алена.

— Ой, а может, он еще не того? — подмигнула Оля.

— Неправда! — Димыч тут же засверкал глазами.

— И это была Ульяна Цейтлина! — У Инночки, по-моему, началась истерика.

— Дим, мы не спрашиваем, КТО это был, скажи хотя бы, КАК это было, — поддержала я своего лучшего друга.

Димыч откашлялся.

— Не врать! — сразу предупредила его Ольга.

Дима с обидой покосился на нее и залпом выдал:

— Мне было тринадцать лет, я гостил с сестрой у бабушки с дедушкой. Были зимние каникулы и лютый мороз: почти минус двадцать. Согласитесь, за сто километров от Москвы эта температура очень и очень ощущается! Мы с сестрой тусовались в местной крутой компашке, там у нее был кавалер, какой-то бандит, а мне сосватали местную деваху. Она была старше меня на два года. Крупная, плечистая, эдакая бой-баба. Парням спуску не давала! Вот мы с ней бежим по заснеженной дорожке зимним вечерком. Бежали к нашим. Они ушли вперед слишком. Бежали, бежали… Не потому, что отстали, а потому что холодно очень было. Я так бежал, что поскользнулся и свалил ее с ног. Она восприняла это как шаг к действию. Мы скатились с ней в снежный овраг. Тут она и уселась на меня верхом и дала волю своим фантазиям. Было очень здорово! На морозе!! Холодно не было. Было жарко. Она все время кричала: «Еще! Еще!» Какие еще?! Когда зуб на зуб не попадает после всего этого. Чуть замедлишься, сразу мороз хватает…

Мы все просто рыдали от смеха, а Инночка вообще икала вперемешку со стонами.

Димыч рулит!!!

— Боже, как я люблю этот город! — возвела я руки к потолку, — молодой человек, счет, пожалуйста.

12 декабря

На следующее утро я проснулась от урчания мобильного. И как обычно это была Оля. Не спится же некоторым…

— Ну что, ты мне вчера не все рассказала? — спросила я ее с ходу.

— Я беру свои слова обратно, — ответила Оля.

— Насчет девственности? — невинно уточнила я.

— Насчет твоей девственности! — парировала Оля. — Я тут подумала вчера о поведении твоего Саши, посоветовалась с братом…

— ЧТО?! — Я от шока чуть не разбила голову о спинку кровати. — Оля, ты с ума сошла — такие вещи ему рассказывать?! Да уже сегодня днем весь город будут в курсе моей интимной жизни и размера Сашиного члена! Кстати, как ты там просчитывала его размеры — до сих пор не могу прийти в себя…

— Спокойно! — вклинилась Оля. — Я не называла имен.

— И на этом спасибо…

— Я вообще сказала, что это мой поклонник.

— Дааааа?! — изумилась я ее наглости. — И с какой же это целью?

— Чтобы выяснить, какое мужское поведение считается нормальным и перспективным! — торжественно провозгласила Оля.

— Ну и что сказал великий специалист в сексуальной жизни столицы? — подъебнула я ее брата.

— Спасибо за комплимент, — приняла мои слова за чистую монету Оля. — Первое, про отсутствие поцелуев и всего остальное я поняла, но он вообще к тебе прикасается?

Я задумалась. В десять утра это было ой как нелегко!

— Ручку пожимает, под локоток поддерживает, пропускает вперед — это считается?

— Считается. Только пропускает вперед? — уточнила Оля.

— Не только, еще дверь машины открывает, если, конечно, я не ломанусь вперед сама. Ах да, без всяких намеков ждет, пока я первая сделаю заказ в ресторане.

— Отлично! — обрадовалась Оля. — Второе, ему кто-нибудь на мобильный звонит?

— Да, но не часто. Какие-то деловые звонки из-за границы, но он их быстро сворачивает, типа, звоните в рабочее время. Девицы точно не звонят, я же не дура, прислушиваюсь!

— А SMS? — уточнила Оля.

— Ни одной! Я даже поразилась, чтобы в нашем городе, да телефон постоянно не бибикал!

— Очень хорошо! Теперь слушай. Он не гей… — начала Оля.

— Это тебе брат сказал? — я нервно перебила ее.

— Нет, это я у Эрнеста уточнила.

— О боже! — я застонала. — В этом городе еще остался кто-то, не охваченный твоим энтузиазмом?

— Алена с Настей. А Димыч сам вчера сказал, что нигде его не видел. Наташа тоже — ни здесь, ни в Нью-Йорке. А Анин папа узнал через свою фракцию, чем Саша занимается.

— И чем же? — Я скрестила пальцы.

— Инвестиции в недвижимость. В Лондоне, — добавила Оля многозначительно.

— Ой! — Я оживилась. — А там как раз рост цен!

— Ты пока на цены не облизывайся, — осадила меня Оля, — потому что брат сказал, даже если все тип-топ: прикасается, двери открывает, мобильный молчит, да еще он практически не местный, то пока не нужно спешить натягивать кружевное белье и зажигать свечи. Нужно протестировать его.

— Что значит «протестировать»? — удивилась я. — Он же не новая «бэха».

— На знакомство с блядями протестировать! Вы пока бывали только в приличных местах.

А ведь действительно! Я задумалась:

— И куда мне его повести, в офис к Листерману?

— Так, что там у нас по календарю? — Оля зашелестела страницами Glamourama. — Ага, презентация новой коллекции Prada. То, что надо! Там ты его протестируешь на все: и на блядей, и на вкус, и на цвет.

И мы поехали на Prada.

15 декабря

Несмотря на то, что Москва — огромный город, для бутиков в ней места все равно не хватает. Поэтому их стали вывозить за город, но, разумеется, не в Мытищи или Ступино, а поближе к целевой аудитории — на Рублевку. Специально для этого выстроили «Барвиха Luxury Village» (в вольном переводе — «деревня роскоши») — серию двухэтажных деревянных коттеджей в стиле hi-tec. Так сказать, идеальная русская деревня, нафаршированная самой дорогой одеждой в мире. И теперь, не уезжая далеко от своего гламурного огорода, можно с головы до ног одеться в Dolce & Gabbana, Gucci, Prada… О последней, собственно, и речь. Саша на удивление легко согласился поехать на презентацию новой коллекции, только уточнил у меня, буду ли я что-то покупать? Я слегка напряглась и спросила, с какой целью он интересуется моим гардеробом?

Саша пожал плечами:

— Девушки обычно застревают в примерочной надолго, а я еду на эту Prada, чтобы быть с вами, а не скучать среди продавщиц.

ЙЙЙЕЕЕССС!!! Он в этом признался! Он хочет быть со мной, а не просто тусоваться! Еще один плюсик в его резюме. Впрочем, это не сняло вопроса: оплатил ли бы он мне покупки, если бы я так низко пала и решила надеть новую коллекцию?

Похоже, этот вопрос беспокоил также Олю, Инночку, Аню, Настю и даже Димыча, который единственный из нас был в «Барвиха Luxury Village» по работе — записывал в блокнотик имена гостей и гонял своего светского фотографа. Девчонки же рассредоточились по бутику и наблюдали за поведением Саши со вниманием стервятников.

А он вел себя идеально: со скукой оглядел вешалки, равнодушно прошел мимо глубоко декольтированных фей, а когда началось дефиле, вообще повернулся спиной к вышагивающим манекенщицам. Оживился лишь тогда, когда полностью осмотрел интерьер и сообщил мне, что нью-йоркский бутик Prada, с которого его скопировали, все-таки интереснее, хотя при его бюджете — тридцать миллионов долларов — и архитекторе — Рем Колхас — сложно не быть интересным.

Но девчонок это не убедило, и Оля с Инночкой устроили целое представление у примерочных. Они перетаскали туда половину ассортимента бутика, а Сашу привлекли как эксперта — он-де единственный здесь знакомый им мужчина, поэтому пусть оценит их безупречный вкус. Как говорится, сами напросились. Он ТАКОГО им наговорил, что я от смеха чуть не упала за прилавок. У Оли вытянулось лицо, но я развела руками: то же самое я тебе говорю, дорогая, при каждом совместном шопинге. Подошел Димыч, посмотрел на озлобившихся девчонок и прошептал мне на ухо:

— Не обращай на них внимания — это от зависти. Я всех блядей опросил — они Сашу не знают. Хотя и заинтересовались, что за кекс такой неохваченный?

Я переполошилась: ну, спасибо, Оля, за тестирование! И быстро свернула презентацию. Главное я ведь узнала — Саша почти девственник!

19 декабря

Это было последнее и самое серьезное испытание. Сегодня я повезла Сашу знакомиться с мамой. Надо сказать, что маман уже пару недель мне руки выкручивала. Соседка сверху ей все подробно обрисовала — и «ягуар», и Сашу, и мой помятый вид. А моей версии мама не поверила, она же не дура?

Чтобы сразу расставить все точки на «ё» и черточки над «й», я Саше о перспективе знакомства с моим семейством сказала в лоб. Причем не поленилась расшифровать, что мама — это только первая часть «Знакомства с родителями», а вторая еще впереди — мой настоящий папа как раз обещал вернуться из горной экспедиции в новом году. Саша выдержал удар в лоб стойко, и мне показалось, даже обрадовался. Ну-ну, он еще не знаком с мамулиной курочкой и спиннингом нового папы.

Первое впечатление было самое положительное. Саша притаранил маме целую кадку садовых роз, а папе — какой-то эксклюзивный талмуд по искусству интерьера. Мамуля, которая никогда не держит язык за зубами, поинтересовалась: почему розы в земле, а не в целлофане? Саша объяснил, что дарить мертвые цветы — не комильфо. Тут я его полностью поддерживаю, тем более в руководстве по фэн-шуй то же самое сказано.

Маман сразу задумалась о тоннах мертвых цветов, которые ей дарили всю жизнь, потом покосилась на нового папу, который увлеченно шелестел страницами эксклюзива.

— Ну, что ж, это даже удобнее, не нужно подбирать вазу и менять воду, — наконец благосклонно согласилась она и пригласила всех к столу.

Правда, мне не сразу удалось туда попасть, поскольку маман удержала меня за хлястик (платье-рубашка Halston), потом зажала в угол и спросила:

— А почему это ты с ним на «вы»? «Войну и мир», что ли, на ночь перечитываете?

Я посмотрела на маму свысока, насколько позволяли ее десятисантиметровые каблуки, и с достоинством ответила:

— А мы на брудершафт не пили!

Мамуля посмотрела на меня с интересом, затем на мое платье и, наконец, решила:

— Ты идешь в правильном направлении, дорогая. Теперь посмотрим, куда двигается этот Саша.

И мы пошли в столовую. У моей маман слово не расходится с делом, и уже на закусках она вцепилась в Сашу мертвой хваткой.

Даже советские граждане, претендующие на место в туристической группе для поездки в капиталистические страны, не подвергались такому подробному допросу! Вопросы из мамы сыпались, как из рога изобилия: а кем вы работаете? а сколько зарабатываете? а где учились? а еще где? какой вид из окон вашей московской квартиры? а из лондонской? почем сейчас курс фунта стерлингов? что вы думаете по поводу перспектив брака принца Уильяма? и как, собственно, познакомились с нашей любимой дочерью?

Саша держался хорошо. Почти как опытный турист!

Когда у мамы закончились вопросы, она сделала движение бровями, и в дело вступил новый папа. Тут у меня совсем уши завяли, поскольку уже через пять минут они ушли в такие дебри искусства, что только МЧС их мог оттуда вытащить. Но мама благосклонно кивала укладкой и еще более благосклонно поглядывала на меня.

Значит, все хорошо? Ага, щаз! Когда я совсем расслабилась и углубилась в горячее, мама как выдаст:

— Александр, а почему вы, собственно, с Ланочкой все еще на вы?

У меня кусок застрял в горле. А если он скажет ПРАВДУ?!

— А мы на брудершафт не пили, Маргарита Евгеньевна.

ЙЙЙЕЕЕССС!!!

— А когда, собственно, собираетесь? — не отставала мамуля.

Теперь у меня похолодели ноги. Мам, ты чего, сводничеством занялась?!

— С брудершафтом никогда не стоить спешить, Маргарита Евгеньевна, потом обратной дороги нет.

И как это понимать?

— В наше время не все так принципиальны, Александр, — со значением сказала мама.

— Согласен. Но я никогда не ориентировался на «всех», — не менее значительно ответил Саша.

— Но все же брудершафт стоит в ваших планах? — еще более значительно спросила мама.

— Это зависит от желаний вашей дочери, Маргарита Евгеньевна, — просто запредельно значительно сказал Саша.

И все посмотрели на меня. Значительно.

И что мне делать?

— С брудершафтом никогда не стоит спешить, — наконец проблеяла я.

Слышали бы меня девчонки…

24 декабря

Я порхаю как птичка!

Дома некуда шагнуть, чтобы не наткнуться на горшок с садовыми розами. У мамы та же фигня. Саша сказал, что никогда не видел столь прекрасный дуэт — мать и дочь, поэтому цветочный магазин теперь получает двойной заказ.

Мамуля была очень довольна и сказала, чтобы я думала о брудершафте, но все же не спешила, а то желающих выпить на брудершафт много, и поэтому они уже не воспринимаются достойными партнерами по выпивке.

Если честно, то если я еще раз в жизни услышу слово «брудершафт», то стану трезвенницей! Впрочем, распивать на пару мне пока не с кем: Саша улетел в Нью-Йорк, но обещал вернуться и уже спросил, буду ли я свободна для ужина с ним в новогоднюю ночь? Чудной такой, а с кем мне еще пить на брудершафт?

Мои алкогольные планы прервал звонок Оли. Если честно, то после того тест-драйва, что она устроила Саше, я с трудом удержалась от желания набить чем-нибудь тяжелым свою Birkin и хорошенько отдубасить ею Олю!

Оля звонила с радостными новостями, поэтому как всегда прокричала на всю квартиру:

— У Ани новый кавалер!

— Да ты что?! — тоже обрадовалась я. — И как это случилось?

— Не поверишь, на Prada! Пока мы отвлеклись на примерку, она паслась у стенда с галстуками, как говорит, для папы выбирала, и там ее этот кавалер и отловил.

— Клево!

— Клево-то клево, только она опять в ту же глупость вляпалась.

— Он что, спортсмен? — я чуть не проглотила сигарету от удивления.

— Еще хуже, — зловеще сказала Оля.

— Что же может быть хуже? — я похолодела от дурных предчувствий.

Оля помедлила:

— Он владелец спортивного клуба.

— Даааааа… — наконец нашлась я, — похоже, Аня неравнодушна к тренированным телам.

— Мы все неравнодушны к тренированным телам, — со значением сказала Оля.

Так-так-так.

— А ну колись!

— Ну, мы с братом обедали в «Пушкинъ», и к нему подошел симпатичный кекс. Мы поболтали немного, а потом он сказал, что никогда не видел столь очаровательной девушки, и попросил разрешения у брата меня куда-нибудь пригласить! — Олин голос просто звенел от восторга.

— Ну? — с нетерпением ждала я продолжения.

— Ну и пригласил! — ответила Оля с еще большим восторгом.

— Ну? А дальше? — просто изнывала я от любопытства.

— А дальше — еще раз пригласил!

— Оля, я поняла, что ты уже объелась за чужой счет. Кто это был?

Оля сделала эффектную паузу и назвала имя из первой двадцатки «золотой сотни» журнала Forbes.

— А-бал-деть! — честно ответила я. — Он точно не женат?

— Нет! — Голос Оли звенел, как воздушный колокольчик моей у входной двери. — Брат проверил! И теперь мы на Новый год едем на Маврикий!!!

— Оля! Оля! — осадила я ее. — А как же правила пай-девочек?

— А по хую! — беззаботно ответила Оля и поскакала на шопинг.

Я в панике перезвонила Насте.

— Аллоу, — ответила она мне томно.

— Это я. Ты в курсе, что Ольга нарушила все правила, которые только можно?! — залпом выпалила я, а потом спохватилась: — А что за тон?

— Тон как тон, — так же томно ответила Настя. — А за Ольгу ты не переживай, у этого «форбса» контракт с ее братом. Очень прибыльный. Поэтому он ни за что не свинтит.

— Хм… — Я все еще сомневалась.

— Ты не бойся, я за ней на Маврикии присмотрю, — успокоила меня Настя.

— ЧТО? — Я чуть не выпрыгнула в окно от изумления. — А ты-то как там окажешься?

— Нуууууу, — совсем расслабилась Настя. — Поклонник пригласил.

Нормально?!

— А почему я не в курсе? — со злостью спросила я.

— Нуууууу, ты так увлеклась своим амбалом, что вообще про нас забыла, — ткнула меня носом Настя в наладившуюся личную жизнь.

— Может, я еще чего-то не знаю? — на всякий случай уточнила я.

— Сережа сделал Наташе предложение. Аленка решила открыть собственную арт-галерею. А твоего лучшего друга Димыча пригласили на работу в какой-то новый ночной клуб.

А-бал-деть!

— Что, правда? — не поверила я такому камнепаду новостей.

— Чистая и благородная, — заверила меня Настя. — Ну ладно, некогда с тобой болтать, у меня звонок на второй линии, — и отключилась.

Значит, у всех все хорошо?

31 декабря

Уфффф! Умаялась, как папа Карло.

Пользуясь отсутствием Саши, я просто поселилась в салоне красоты, но так как подобное желание возникло у половины города, то за запись к стилисту или косметологу пришлось биться насмерть. Но мои чаевые перевесили всех!

В общем, к вечеру 31 декабря я была в такой идеальной форме, что меня можно было заворачивать в бумагу и отправлять в музей.

Саша не сказал, куда мы поедем, но на мой нервный вопрос, как же мне все-таки одеться, сказал, что ему все равно, но если я особо настаиваю (а я настаивала!), то платье, которое было на мне, когда мы познакомились — для него самый лучший вариант.

Легко!

Я снова одолжила у Алены королевские драгоценности и перевоплотилась в императрицу Жозефину.

У подъезда я немного пометалась на снегу, потому что вместо «ягуара» полдвора занимал длиннющий лимузин. Ах, это за мной!..

В машине Саша взял меня за руку и не отпускал всю дорогу. Я смотрела в его глаза и таяла, как снег на плите.

— Так куда же мы едем? — наконец нашлась я, что спросить.

— Вам понравится, — пообещал Саша.

И мне понравилось! Хотя сначала я удивилась: мы остановились у какого-то старинного особняка, было тихо, только потрескивали факелы у входа.

— Это один из немногих домов в Москве, которые сохранились после пожара 1812 года, — сказал Саша тоном опытного экскурсовода.

— Хм, — я была озадачена.

— И, кроме того, — продолжил Саша, — этот дом построен точно по моде того времени — стиля «ампир», который ввел моду император Наполеон.

И тут я догадалась! Какая предусмотрительность: подобрать дом точно под мое платье! Мы вошли, прошли по длинной анфиладе и остановились в круглой зале, в центре которой столик на двоих, а вокруг горели свечи в напольных подсвечниках.

Ужин был выше всяких похвал. Даже ваза с «Оливье» присутствовала! А потом Саша поднял бокал шампанского:

— Я думаю, нам уже пора выпить на брудершафт.

Я замерла и сразу вспомнила все мамины советы. Уже пора, или еще немного поломаться? Посмотрела на Сашу, свечи, «Оливье» и решилась:

— Согласна!

И мы выпили. Потом я еще немного подумала и сложила губки бантиком. И не зря!

Саша посмотрел мне прямо в глаза (я на все согласна! — просигнализировала я в ответ) и достал что-то из кармана.

Какая симпатичная голубая коробочка Tiffany! Так вот зачем он ездил в Нью-Йорк! Хм, надеюсь, там не брелок…

Я потянула загребущие ручки к коробочке. Но Саша улыбнулся и сам развязал ленточку. Значит, не брелок… Может, серьги?

Саша открыл коробочку и достал футляр.

— Я никогда не встречал такой потрясающей девушки, — начал Саша.

Я кивнула: знаю, дальше.

— И хотя мы не так давно знакомы, я понял, что ты именно та девушка, которую я искал всю свою жизнь.

Саша открыл футляр, а там… мммммм… кольцо из белого золота и бриллиант огранки «изумруд», пять карат, не меньше! Мысли сбились в кучу, а затем понеслись наперегонки: что? что? так сразу?! Не может быть! Таких чудес просто не бывает. А вдруг он мне его ПРОСТО дарит? Я сделала независимое лицо.

Саша внимательно посмотрел мне в глаза и, наконец, сказал:

— Ты согласна стать моей женой?

Я задумалась и искоса взглянула на Сашу: мамуля умрет от счастья, а я? А я уже на седьмом небе!

— ДА!

Сдохните все от зависти!