Читать онлайн Дорога в Царьград | Глава 1 и скачать fb2 без регистрации

Прочитайте онлайн Дорога в Царьград | Глава 1

Читать книгу Дорога в Царьград
3516+401
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1

   Нигде и никогда, вне времени и пространства.

   ГОЛОС звучал, перекатываясь в головах людей громовыми волнами.

- Службе Обеспечения Эксперимента приступить к созданию темпоральной матрицы!

- Докладывает Служба Обеспечения Эксперимента, сканирующая линза создана, процесс обнаружения, и локализации объектов запущен. - после длящейся вечность паузы, заполненной стуком метронома ГОЛОС продолжил, - Обнаружено и локализовано шестнадцать надводных и два подводных объекта, объекты в воздухе отсутствуют. Приступаю к процессу сканирования. Десять... двадцать... пятьдесят... восемьдесят... сто... Сканирование завершено, матрица сформирована.

- Службе Обеспечения Эксперимента приступить к трассировке темпоральных узлов-реципиентов.

- Докладывает Служба Обеспечения Эксперимента, трассировка темпоральных узлов инициирована. Первый доступный узел-реципиент - 4 января 1942 года от рождества Христова, координаты сорок четыре дробь тридцать один в Гринвичской системе координат. Второй доступный узел-реципиент - 3 марта 1917 года, координаты пятьдесят девять дробь двадцать один, имеется критическое предупреждение первого уровня об опасно низком соотношении силы матрицы и сопротивления среды. Третий доступный узел-реципиент - 5 июня 1877 года, координаты тридцать девять дробь двадцать пять. Четвертый доступный узел-реципиент - 4 ноября 1854 года, координаты сорок два дробь тридцать... Остальные энергетически доступные темпоральные узлы-реципиенты заблокированы логическими запретами первого и второго уровней.

   - Выявленные темпоральные узлы-реципиенты санкционированы, Службе Обеспечения Эксперимента приступить к процессу копирования матрицы.

   - Служба Обеспечения Эксперимента к процессу копирования матрицы приступила. Первая копия - готово, копирование успешно! Вторая копия - готово, копирование успешно! Третья копия - готово, копирование успешно... - потом ГОЛОС хихикнул и в манере хорошо вышколенной стюардессы продолжил, - Дамы и господа, а также товарищи, наш рейс прибыл в 1877 год, за бортом 5 июня означенного года по григорианскому календарю, сто километров южнее острова Лемнос. Командир корабля и экипаж прощаются с вами и просят сохранять спокойствие и мужество. О своих семьях не беспокойтесь, о них позаботятся ваши Оригиналы. - ГОЛОС посуровел, - Делайте что должно, и да свершится что суждено! Аминь!

Узел третий, 5 июня 1877 года, Эгейское море, 60 миль южнее острова Лемнос .Раннее утро... Над водной гладью Эгейского моря медленно расползалось линзообразное облако странного грязно-желтого тумана. Вот, клочья его подхватил легкий утренний ветерок, и перед глазам моряков приближающегося Средиземноморского флота Оттоманской империи предстали несколько лежащих в дрейфе кораблей с безвольно обвисшими андреевскими флагами.

   Командующий флотом вице-адмирал Гуссейн-паша, рассматривавший русские корабли с мостика флагманского броненосного фрегата "Османие", отдал подзорную трубу адъютанту, и огладил пышные усы.

   - Аллах сам отдает неверных в наши руки. Судя по виду этих кораблей, у русских собак закончился уголь, и теперь они в нашей власти. И к тому же я не вижу у этих московитов не только парусов с мачтами, но и достойных нашего внимания орудий.

- Гладстон-бей, - обратился он к британскому офицеру командовавшему "Османие", - прикажите сделать выстрел, может эти собаки сдадутся без боя?

Не имея перед собой достойного противника, на Средиземном море турецкий флот в основном занимался перевозкой войск из Египта на Балканский театр военных действий. Опасаясь действий русских рейдеров, турецкое командование задействовало для этой операции даже тяжелые батарейные броненосные фрегаты, вооруженные многотонными дульнозарядными нарезными пушками системы Армстронга - тот еще кошмар.

   Вот и сейчас на борту турецких кораблей было десять тысяч пехоты, пять тысяч кавалерии и двадцать пушек, которых египетский хедив любезно предоставил своему повелителю для войны с неверными. Воинство хедива, расположилось на палубах турецких кораблей, а в трюмах деревянных пароходофрегатов ржали лошади.

   Не имея собственных, хорошо подготовленных морских офицеров, турки пригласили к себе в качестве инструкторов и командиров кораблей офицеров британского королевского флота. Вряд ли это им сильно помогло, британский флот в это время больше казался, чем был. Вот и сейчас, отдав приказ выстрелить из носовой девятидюймовки, коммодор Гладстон лихорадочно соображал, а почему это вдруг при виде русских кораблей у него в душе появилось нехорошее предчувствие. И этот странный туман, что же он ему напоминает...

Его мучительные размышления закончились сами собой в тот момент, когда пушка на "Османие" все таки выстрелила в направлении двух русских кораблей, которые оказались в пределах дальности орудий турецкого фрегата. А тем временем из таинственного желтого тумана появлялись все новые и новые русские корабли... Причем, некоторые из них своими размерами превосходили турецкие, а один был вообще громадиной, даже больше, чем знаменитый парусно-колесный гигант "Грейт Истерн".

   Ни турецкий адмирал, ни его британские советники не могли знать, что корабли русской эскадры появились здесь всего несколько минут назад, а желтый туман, это остатки внешней оболочки распадающегося темпорального кокона. Не знали они и то, что с того самого момента, как этот кокон начал разрушаться, на кораблях снова ожили радары, сонары, и прочая электроника. Боевые информационно управляющие системы, обнаружив в опасной близости от эскадры сборище не отвечающих ни на какие запросы кораблей, включили автоматические сигналы тревоги. Вообще-то и до переброса управляющая автоматика была настроено довольно параноидально, да и люди, в общем-то, знали, куда идут. Поэтому тревогу никто не отключил и, услышав сигнал, на боевые посты с топотом рванулись матросы и офицеры.

   После ЭТОГО головы у всех ныли, как после недельного запоя. Контр-адмирал Ларионов, борясь с этой болью, мучительно соображал, - Если это действительно 1877 год, то... Российская империя воюет с Турцией, и само-собой, надо быть на стороне наших предков.

Когда штурман "Адмирала Кузнецова" доложил, что потеряна связь с навигационными спутниками, причем всех систем сразу, адмирал только отмахнулся, ибо штурман отвлекал от Главного. - Из боевых кораблей в ближней к противнику линии находятся североморцы: "Кузнецов", "Ушаков" и "Североморск". Из всех прочих кораблей шанс выйти на ударную позицию был только у "Ярослава Мудрого", но одной его башни АК-100 мало, у "Североморска" таких башен две...

   Над носовой частью головного турецкого корабля, а судя по алым флагам с белым полумесяцами, это были именно турки, вспух белый клубок дыма. Через пару томительных минут, примерно на полпути между эскадрами, поднялся всплеск. Адмирал тяжело вздохнул и поднял микрофон к губам, - Внимание! Всем кораблям, говорит контр-адмирал Ларионов! Приказываю по готовности открыть огонь на поражение по турецкой эскадре! - потом аккуратно повесив микрофон на место, он взялся за бинокль.

   Первый его взгляд назад, на "Ушакова", обе его башни уже развернуты в сторону турецкой эскадры, следом за ним "Североморск", тоже готов к бою. Удар сердца, еще один.

   И вот орудия кораблей замолотили бешеным темпом. Воздух наполнился летящей сталью. Ларионов успел перевести бинокль на флагманский корабль турок, и увидел, как его рвут на части осколочно-фугасные снаряды "Адмирала Ушакова". Капитан 1-го ранга Иванов, слегка перестраховался, и выделил на поражение цели типа "броненосный фрегат" водоизмещением в 6400 тонн двадцать снарядов, которые вылетели в сторону противника в течении всего восьми секунд. В штиль, с места, дистанция всего сорок кабельтовых, условия, как для новобранцев на полигоне...

   Из двадцати выпущенных снарядов, двенадцать попали в цель. Легко пробивая 114-127 мм слой мягкого железа, который в те годы гордо именовался броней, они взрывались внутри корпуса обреченного корабля. В конце всей этой вакханалии разрушения один из снарядов добрался таки до бомбового погреба, и косматый шар багрового пламени разнес броненосный фрегат британской постройки на куски. В воздух они взлетели вместе с Гуссейн пашой, британскими офицерами, турецкой командой и египетскими солдатами.

А "Североморск" короткими злыми очередями посылал снаряд за снарядом в конец турецкого ордера, и там факелами вспыхивали деревянные пароходофрегаты.

   Потеряв с ходу свой флагман, турецкие корабли сделали попытку развернуться, подставляя борта под огонь русской артиллерии. Два броненосных корвета столкнулись, и теперь, охваченные пламенем, тонули, быстро погружаясь в синие волны Эгейского моря.

Зря контр-адмирал Ларионов беспокоился о том, что больше половины его боевых кораблей бездействуют. В принципе на всю турецкую эскадру хватило бы и одного "Ушакова". Через полчаса на поверхности моря остались только русские корабли, плавающий мусор, и головы турецких матросов, цеплявшихся за обломки своих, некогда грозных кораблей.

Контр-адмирал Ларионов приказал прекратить стрельбу, спустить катера и собрать уцелевших турецких "водоплавающих". Особый интерес он проявил к людям в турецкой военной форме, но с ярко выраженной англосаксонской внешностью. Кроме того, через час на борту "Адмирала Кузнецова" в адмиральском салоне был назначен Военный Совет. Это же сообщение о военном совете было отправлено по звукоподводной связи, и к всеобщему удивлению, через несколько минут из волн появились рубки двух подводных лодок. Одна из них была дизель-электрической лодкой "Алроса" с Черноморского флота, типа Кило-II (по натовской классификации - "Черная дыра"). Другая была, непонятно как взявшаяся здесь АПЛ "Северодвинск", типа "Ясень" которая пока еще не была принята флотом, и находилась в процессе государственных испытаний, но при этом несла на борту не массогабаритные макеты вооружения, а полный комплект ракетоторпед "Калибр" и ракет Х-101/102. Наличие последних означало, что лодка уже была подключена к пресловутому "черному чемоданчику".

Теперь забота об этих восьми ядерных зарядах, и четырех ядерных "Вулканах" на "Москве" легла на плечи контр-адмирала Ларионова.

   В основном именно на эти темы он собирался поговорить с командирами кораблей на Военном Совете. Кроме них, были приглашены: полковник Антонова, полковник Бережной, и другие командиры частей, личный состав и техника которых перевозилась на "Колхиде", "Смольном" и "Перекопе". Надо было принимать какое-то решение - куда идти, что делать, как и с кем воевать.

   Первую кровь туркам они уже пустили, но было это все сумбурно, суматошно и как то бестолково, больше смахивая на пьяную драку а не на правильное сражение. И только "антикварность" противника спасла соединение от потерь. В дальнейшем все операции должны проходить более-менее в соответствии с разработанными планами, а не так, как сейчас.

   Контр-адмирал догадывался, что их "приземление" из будущего рядом с турецким флотом было одним из испытаний "экспериментаторов". Попались бы они ему в руки! А раз это невозможно - за все будут отвечать турки, ну и англичане, конечно, за компанию.

   День Д, 5 июня 1877 года, Эгейское море, 60 миль южнее острова Лемнос, адмиральский салон тяжелого авианесущего крейсера "Адмирал Кузнецов". Онлайн библиотека litra.info

   Контр-адмирал Ларионов прохаживался перед собравшимися в адмиральском салоне офицерами. Тишина стояла такая, что был слышен тихий шум принудительной вентиляции. - Товарищи офицеры, не буду вдаваться в подробности "эксперимента" невольными участниками которого мы оказались, - начал он. - В общих чертах вы и так все знаете, ибо ГОЛОС был слышен всем. Своего рода система общего оповещения, куда более эффективная, чем те, что установлены на наших кораблях.

   Теперь об военно-политической обстановке. В окружающем нас мире месяц с небольшим, как началась Русско-турецкая война. Та самая, в которой была Плевна, Шипка, и так и не взятый из-за страха перед Британией Константинополь. Мы тоже только что слегка отметились в этой войне. Как нам удалось выяснить, скорее всего на нас вылез Средземноморский флот Турции...

   - Товарищ контр-адмирал, - поднял руку командир эсминца "Быстрый", капитан 1-го ранга Иванов, - разрешите поправку? - Ларионов кивнул, - Виктор Сергеевич, у меня такое ощущение, что это не турецкий флот "вылез" на нас, а нас "подкинули" ему навстречу. Оттого все и произошло так скоротечно и сумбурно.

   - Возможно, что и так, Михаил Владимирович, - ответил контр-адмирал, -- но это отнюдь не отменяет того факта, что в Средиземном море у турок флота уже нет.

- Зато есть у англичан, товарищ контр-адмирал, - из группы сотрудников разведки, стоящих в задних рядах, вышел пожилой мужчина с коротко подстриженной седой бородой. Рукава его рубашки защитного цвета были закатаны до локтя, открывая сильные мускулистые руки, - корреспондент ИТАР-ТАСС, Александр Тамбовцев, или же, если вам будет угодно, капитан Тамбовцев ПГУ КГБ СССР. - журналист обвел взглядом собравшихся офицеров, - Видите ли, товарищи, военная история России - это мое хобби, можно сказать вторая специальность. Потому-то любезная полковник Нина Викторовна Антонова и пригласила меня на этот военный совет, ибо никто из присутствующих здесь офицеров разведки не готовился к прошлым войнам.

И если операции и сражения времен Великой Отечественной войны еще как-то разбираются в военных училищах и академиях, то более ранние войны отданы на откуп историкам. Ну, а информация, хранящаяся в моем ноутбуке, была бы бесценна как для русских, так и для турецких штабистов.

Итак, война за освобождение Болгарии (и не только ее) от османского ига. Обстановка на 5 июня 1877 года. На европейском ТВД линия соприкосновения русских и турецких войск все еще проходит по Дунаю. На русской стороне в самом разгаре подготовка к переправе, которая должна произойти через три недели в окрестностях Зимницы. Это прямо в центре русско-турецкого фронта. Еще через неделю падет Никополь. Если мне не изменяет память, Осман паша с 20-тысячной армией все еще находится в крепости Видин, это на стыке болгарской, румынской и австрийской границ.

   После переправы русских войск через Дунай, он успеет со своей армией форсированным маршем дойти до Плевны. И из-за этого война затянется на лишних полгода.

   На Кавказском театре военных действий обе армии уже начали активные действия. Турки взбунтовали горцев, а русская армия, перейдя границу, начала продвижение к Карсу. Кстати, именно сегодня турками взята в осаду крепость Баязет. Да-да, та самая, о которой писал Валентин Саввич Пикуль.

   На Черном море господствует турецкий флот, основные его базы - Батум-кале и Варна. Господствует настолько, что турки всю войну не прерывали регулярные грузопассажирские перевозки по Черному морю. Вот и вся военно-политическая обстановка.

Кроме того, у России в Европе практически нет союзников, Франция после поражения в франко-прусской войне и Парижской коммуны обессилена и боится каждого шороха. Все остальные страны нейтральны (в лучшем случае), а в худшем, мечтают при поражении России в этой войне ударить нам в спину. Особо в этом деле надо отметить Великобританию и Австро-Венгрию. Вероятность их вступления в войну на стороне Турции достаточна реальна. Союзники же России, сербы и румыны, еще те проститутки, и постоянно смотрят - откуда дует ветер. Вот, вкратце, и вся политинформация.

   - Понятно, товарищ Тамбовцев, спасибо! - Коротко и ясно. - контр-адмирал побарабанил пальцами по своему столу, - Но, напомните нам, пожалуйста, внутриполитическую обстановку в России на данный момент?

   - Она такова. На Российском троне сидит государь Александр II. Его ближайший помощник канцлер Горчаков. Оба уже стары, оба придерживаются весьма либеральных взглядов в стиле Путин-лайт. Наследник престола - Великий Князь Александр Александрович, будущий император Александр III - тот самый который сказал: "У России только два союзника - Армия и Флот". Он придерживается прямо противоположных внутриполитических взглядов, чем его отец, и в либеральной и советской историографии закреплен как оголтелый реакционер.

- Ну что же, Путин-лайт, это все же лучше чем Ельцин-хард, - сострил адмирал, разрядив обстановку, - А если серьезно, то присягу я не нарушал и нарушать не собираюсь. - Другие мнения есть? - собравшиеся ответили молчанием, - Отлично! - Следовательно, присягнув России, я должен за нее воевать, а значит, объявляю соединение находящимся в состоянии войны с Оттоманской империей. - А начнем мы с создания операционной базы. - Контр-адмирал подошел к карте. - Практически у нас под носом расположен остров Лемнос, как пробкой затыкающий вход в Дарданеллы. Остров населен в большинстве своем православными греками, в настоящее время, с большой симпатией относящимися к Российской империи. На борту "Колхиды" имеется оборудование, а на "Смольном" и "Перекопе" персонал, предназначенный для расширения нашей базы в Тартусе. - Что вы скажете товарищ Тамбовцев, нет ли у вас информации о том, что собой представляет турецкий гарнизон на этом острове?

   - Товарищ контр-адмирал, точной информации нет, но известно, что все турецкие регулярные войска были отправлены на фронт, а охранять порядок в тылу, особенно в христианских областях, были оставлены банды башибузуков. Войска эти - напрочь отморозки, недаром слово "башибузук" в переводе с турецкого означает "неисправная голова". То есть, говоря современным языком - "безбашенные". Набирали их в 70-е годы XIX века из эмигрировавших в Турцию северокавказских абреков. Что это за публика - те, кто побывал в горячих точках на Северном Кавказе, может себе представить. Так что занятие Лемноса может выглядеть, как своего рода продолжение "контртеррористической операции".

И еще одно, воевать с Турцией на стороне России, во исполнении присяги - дело совершенно святое. Но мы приносили присягу России, а не государю-императору Александру II, поэтому идти в прямое подчинение к тамошним деятелям... я бы считал недальновидным. А вот вступить с царем в переговоры, уже контролируя определенную территорию, было бы весьма полезно.

   Кстати, при царице Екатерине II в этих краях существовала целая российская губерния. Да-да, ни много ни мало! На островах Эгейского моря отвоеванных у турок, базировалась в течение нескольких лет эскадра адмирала Спиридова. Столицей островной губернии был остров Парос. Здесь русские корабли чинились, получали провизию и боеприпасы, команды их отдыхали перед выходом в поход. Дарданеллы были практически наглухо заблокированы, и турки ничего с этим не могли поделать.

   В этой островной российской губернии были организованы русские школы для греческих ребятишек, которые позднее, получив звания офицеров российской армии и флота, отличились в следующей русско-турецкой войне. Все это назло матери похерил Павел I.

Почему бы не повторить опыт предков? - Взять, к примеру, предложенный вами остров Лемнос. Остров большой, площадь четыреста восемьдесят квадратных километров. На острове есть удобные бухты для стоянки кораблей, население в основном греческое, то есть, как вы правильно заметили - сочувствующее русским.

   Именно здесь можно будет заложить нашу военно-морскую базу. Отношения с Россией установить, как союзнические. Мы воюем с врагами России, а Санкт-Петербургские власти не вмешиваются в наши дела. Заняв эти острова можно контролировать все Эгейское море, и даже все Восточное Средиземноморье. Ну и соответственно устанавливать свою власть над окрестными территориями.

   Теперь о снабжении... Продукты питания можно покупать у греков и жителей малоазийского побережья Турции. Ведь там, помимо турок, проживает много армян, и тех же греков, которые, как я уже говорил, хорошо относятся к русским. Да и сирийские арабы тоже настроены антитурецки, и с удовольствием будут, за деньги, разумеется, поставлять нам продовольствие.

- Вопрос только в том, где взять местные деньги, - хмыкнул контр-адмирал Ларионов, - я не думаю, что кого-нибудь из них устроят российские рубли из кассы соединения. И даже евро с долларами.

   - Товарищ контр адмирал, - вышел вперед полковник Бережной, - деньги в большом количестве имеются в Стамбуле, который, как говорится, есть город контрастов. Веками турки грабили свои европейские и азиатские владения и свозили туда сокровища. Пусть государственная казна пуста, но есть личная сокровищница султана, а также отдельные богатенькие османские буратины, немало награбившие в Болгарии, да и не только в ней. В конце концов, как говорил один из военачальников, деньги -- это война, а война -- это деньги.

- Все это, конечно, хорошо, но Стамбул не Лемнос, и гарнизон там малость побольше... - возразил Ларионов.

   - Кстати, - добавил Тамбовцев, - в самом Константинополе сейчас практически нет войск, кроме двенадцатитысячной султанской гвардии. Солдаты ночуют в глинобитных казармах, расположенных неподалеку от султанского дворца в Долма-Бахче...

- Товарищ контр-адмирал, - не торопясь встал командир авиагруппы "Адмирала-Кузнецова" полковник Хмелев, - разрешите один вылет с пятьсот килограммовыми ОДАБами, и мы сделаем так, что эти двенадцать тысяч так в казармах и останутся. Навечно... И если там в гарнизоне действительно нет других войск...

   Полковник Бережной переглянулся с летчиком, потом, с контр-адмиралом Ларионовым, - Вы что, товарищи?! - Мы, конечно, авантюристы, профессия обязывает, но не настолько же. - Хотя... Если взять в плен султана Абдул Гамида, то тогда война кончится уже на следующий ж день.

   - Ага, и тогда вся Турция превратится в одну большую Чечню, - добавила полковник Антонова, - в каждом вилайете будет свой султан, и еще с десяток полевых командиров помельче, желающих стать этим самым султаном. Если не найдется какой-нибудь умный и беспринципный паша, вроде Кемаля Ататюрка. Хотя, конечно, можно попробовать, потому что в нашей команде, кажется, есть свой "Ататюрк", российского розлива.

- Вот и решено! - подвел итог контр-адмирал Ларионов, - операцию по захвату острова Лемнос готовит командир батальона "Севастополь" майор Осипян. Полковники Бережной, полковник Хмелев, майор Смирнов, и майор Гордеев, ваше задание - проработать план операции по нейтрализации гарнизона Стамбула, и захвату в плен султана, что явится первой фазой по овладению Константинополем.

   Во второй фазе операции к ним присоединятся батальон "Балтика" и, сдавший позиции на Лемносе комендантской роте базы, батальон "Севастополь". - Все ясно?

   Ну, а с таких позиций можно будет и с самодержцем Всероссийским поговорить. И не как нищебродам залетным, а как людям солидным с капиталом и недвижимостью. Все остальные получат поставленную задачу в виде боевого приказа, а посему все свободны... - присутствующие уже начали расходиться, когда адмирал добавил, в уже привычном ему стиле, - А вас, товарищ Тамбовцев, я попрошу остаться.

   Тогда же и там же, журналист Александр Тамбовцев.

   Когда мы остались наедине, адмирал пару минут задумчиво ходил по салону, а потом вдруг спросил, - Александр Васильевич, как вы думаете, каковы вообще наши перспективы в этом времени? - Конечно, как военно-морское соединение мы можем уничтожить любой военный флот мира, но, простите, это даже не из пушки по воробьям, это атомной бомбой по тараканам.

Да и на суше наши парни могут немало дров наломать, особенно в радиусе досягаемости палубных бомбардировщиков, но... ресурс. Кончатся топливо и боеприпасы, хотя при некоторых материальных и интеллектуальных затратах этот ресурс возобновимый. Но вот запчасти к технике и вооружению здесь еще никак не произведешь... Паршивый затвор к "калашу" не сделать.

Короче так, Александр Васильевич, начистоту... Наше соединение рассчитано на полтора-два месяца автономных активных действий, исходя из запасов топлива и боеприпасов, или полгода по ресурсу ЗИПов. - И все.

   Вы человек опытный, как журналист, в первую очередь, в общении с людьми. Мы же люди военные, атака - оборона, профессия обязывает. Если и проявляем хитрость и предусмотрительность, то особого рода. От вас же мне нужна помощь в сфере политики, раз уж подобное занятие для нас стало неизбежным. Ведь даже предстоящий захват острова Лемнос и Проливов с Константинополем - шаг сугубо политический, и вызовет большой шум, как в Петербурге, так и в прочих столицах.

Я медленно прошелся туда-сюда по салону, - Виктор Сергеевич, конечно, вы правы, шаг который нам предстоит сделать является и политическим, но без него нам никак. Да и Александр II, может на людях и поморщится, но в душе останется доволен.

В этом случае будет выполнено и Рейхштадское соглашение, то есть Российская Империя будет непричастна к захвату Проливов, да и сами Проливы будут находиться под дружественным контролем. Ведь это соглашение заключали австрийский и российский императоры. - А с нас какой спрос?

   Теперь, товарищ контр-адмирал, о дружественности. Нам нежелательно идти в прямое подчинение, хоть к Александру II, хоть к будущему Александру III. Царский двор - это еще тот серпентарий. Нравы там царят жестокие, все интригуют против всех, а упавшего дружно топчут. Тамошние порядки не для наших людей, выросших в значительной мере, на советских ценностях.

   Мы должны иметь общий с Империей внешнеполитический курс, быть лояльными к ней в военном плане, и одновременно, проводить свою, совершенно независимую внутреннюю политику.

   Теперь по ресурсам и территории... Больше всего дня нас подходят сами Проливы с островом Лемнос, как передовой базой, и по куску европейского и азиатского берега с городом Измиром. То, что мы можем это захватить, я не сомневаюсь, а вот удержать эту территорию возможно только опираясь на местное население.

   Товарищ контр-адмирал, мы как-то отвыкли сортировать людей по вероисповеданию. Но это не просто констатация того, в какой храм человек ходит молиться, это то, какой у него менталитет, совместим ли он с нашим в принципе или нет. Славян на этой территории почти нет, но это может быть даже и к лучшему. Достаточно вспомнить кровавую резню сербов во время распада Югославии, трагическую судьбу Слободана Милошевича, преданного и проданного своими соотечественниками гаагским упырям за обещание неких преференций, которые сербы, кстати, так и не получили, и прочие жуткие реальности Балкан в XXI веке.

Греки были к России гораздо лояльней, но, к сожалению, мы их несколько раз предали. Один раз после смерти Екатерины Великой, когда вместе с Турцией занялись войной с Францией. А Республику Семи островов, образованную на отвоеванных Ушаковым территориях, Александр I передал Наполеону, а позднее все Ионические острова попали под тяжелую лапу британского льва. Другой раз во времена Николая I, когда греки получили в качестве короля Оттона Баварского, а потом, Вильгельма Датского, фактически отдали их в руки англичан. Потом в этой войне, когда не оправдались их надежды в освобождении островов...

Ну, а Советская Россия оказала Турции помощь в войне с "англо-греческими интервентами". И Кемаль устроил в 1922 году резню грекам и армянам в Смирне. Тогда, под звуки турецкого духового оркестра, заглушавшего крики и людей, безжалостно убиваемых турецкой солдатней, на виду у эскадры европейских судов, стоявших в гавани Смирны, были вырезаны около 200 тысяч человек.

   Я думаю, этого достаточно. Для удержания желательных территорий нам нужен будет корпус вспомогательных войск, вооруженных трофейным оружием. Не тем барахлом времен Наполеона, которым вооружены башибузуки, а новыми винтовками английского и американского производства, которыми вооружена регулярная турецкая армия. Ну, и конечно, выучка, приближенная к выучке наших морских пехотинцев. Не знаю, для контроля границ на первом этапе должно хватить одной дивизии в десять-пятнадцать тысяч штыков. И главное лояльность - эти люди должны верить нам, как божьим посланцам, от нас должна зависеть жизнь их семей. Здесь с эти серьезно.

   Теперь о Российской империи... Во первых нынешний император хотя человек и неплохой, но на старости лет его либерализм уже порой доходит до маразма. Под стать ему и канцлер Горчаков. На Берлинском конгрессе они с такой легкость сольют плоды побед русского оружия, что просто диву даешься. Пусть им и грозили чуть ли не мировой войной, но ведь можно же было поблефовать. Напомнить, к примеру, некоторым судьбу Наполеона.

- Насчет мировой войны пусть не беспокоятся, - буркнул Ларионов, - это моя профессия. Пусть император пришлет желающих повоевать к нам, а мы их обучим хорошим манерам. От Триеста "Сушки" с бомбами долетят до Берлина, а от Марселя, до Лондона и Парижа. Я уже молчу про Вену. Ради такого случая насколько возможно поэкономим ресурс.

Я кивнул, - Если в этой войне будет осада Плевны, можно будет показательно, на глазах военных атташе, как их называют сейчас, агентов, разнести эту крепость по камешку, тогда вся Европа застынет в позе испуганной мышки. - Но это детали.

   Суть же не только в страхе перед европейской военной силой, но и в обилии при дворе и вообще, в "обществе", всяческих "филов". Франкофилы, англофилы, пруссофилы, австрофилы... Короче, все это очень похоже на тусовку наших рукопожатых правозащитников, только хозяева у них разные и ненавидят они друг друга люто.

Русофилы есть только в окружении цесаревича Александра Александровича, но там это выливается в такие перегибы, такую кондовую реакцию... Фамилию Победоносцев вы, наверняка, слышали... - адмирал кивнул, - Так вот, идеи у этого дядечки вполне правильные, патриотические, а вот их воплощение извращено до предела. Можно сказать, его идея "подмораживать" российское болото и привели к росту революционного движения. Хочешь превратить болото в твердое место, надо сваи забивать, да камень с песком сыпать, а не морозить. Природу не обманешь, весна обязательно придет. Если не удастся переубедить Наследника, то отношения с Империей у нас будут умеренно прохладные, при папе по одной причине, при сыне - по другой.

Адмирал махнул рукой, - Ну да ладно, Александр Васильевич, вы человек опытный, будущий Александр III тоже не дурак, надеюсь, вы его распропагандируете. - А что касается этого Победоносцева, то попросим товарища Бережного, и его люди устроят ему геморроидальные колики с летальным исходом.

   Я вздохнул, - этим лучше не увлекаться, поскольку нам частенько придется прибегать к таким методам за пределами нашего богоспасаемого отечества, и желательно не наводить никого на ненужные мысли... - и после некоторого молчания, - Так все-таки Лемнос, Виктор Сергеевич?

- И Лемнос тоже, Александр Васильевич. - Я подумал, что не стоит туда наваливаться всей массой, точно будет из пушек по воробьям. Выделим один БДК с черноморцами, "Ярослава Мудрого" для огневой поддержки, ну и "Колхиду", "Смольный", "Перекоп" и "Енисей" с буксирами да с танкерами, чтоб под ногами не путались, пока Босфор с Дарданеллами воевать будем.

Форты Дарданелл будем не захватывать, а уничтожать. Они ничего не смогут сделать против огневой мощи орудий "Ушакова" и "Москвы". Правда, на перешейках надо будет высадить десанты, чтоб телеграф перерезать, да гонцов отлавливать. Потом и очередь Константинополя с Босфором наступит. Операция планируется в стиле блицкрига, так что готовьтесь. На днях будете беседовать от моего имени с царем или наследником. С кем именно еще раз хорошо подумайте. А сейчас извините, - контр-адмирал Ларионов посмотрел на часы, - меня уже ждут в оперативном отделе.