Прочитайте онлайн Дом волка | Глава сорок пятая

Читать книгу Дом волка
4012+1367
  • Автор:
  • Перевёл: Наталья Рейн
  • Язык: ru
Поделиться

Глава сорок пятая

Колоссальных размеров бур на вершине хребта отчаянно вонзался в лед, издавая при этом звук, подобный жужжанию злобного гигантского комара, пребывающего в поисках свежей крови.

— Стоп! — крикнул бригадир. — Прекратить бурение!

Август с любопытством и страхом наблюдал за тем, как бур начал выползать из земли.

Бригадир подбежал к проделанному отверстию, заглянул в него.

— Дело сделано, — объявил он. — Можете посылать команду разведчиков вниз.

— Это означает… нас, — сказала Айви. Ухватила Августа за рукав и повела к дыре. За ними под присмотром охранников последовали Эйприл и Чарли.

— Разве мы разведывательная команда? — спросил Август.

— Вы должны меня поблагодарить, — ответила Айви. — Они хотели перерезать вам глотки. И мне удалось уговорить их, убедить, что ваше участие — прекрасный способ испытать надежность первого туннеля.

— То есть сделать нас подопытными кроликами.

— Можно и так сказать.

— Что ж, спасибо большое.

— Не за что, — ответила она и начала облачаться в специальный костюм.

С помощью своих людей бригадир стал опускать в отверстие кабель.

— Стоп! Хватит! — скомандовал он и обернулся к Айви. — Кто там пойдет первым? Вы?

— Нет. — Девушка указала на Августа. — Он.

— Спасибо за оказанную честь, — пробормотал тот.

— Ну, кто-то должен работать канарейкой в угольной шахте.

Охранники начали обвязывать торс Августа сбруей из ремней и веревок.

— Надо бы снять с него вот это, — заметил бригадир и кивком указал на связанные руки Августа.

— Нет уж, извините, — ответила Айви. — Я получила особую инструкцию на этот счет. Руки должны остаться связанными.

— А если с ним внизу что-нибудь случится?

— Давно хотела сделать на него ставку.

К сбруе прикрепили конец троса.

— Ну, полезай, — сказал бригадир.

Август подергал трос, затем начал потихоньку опускаться в дыру. На миг он почувствовал себя огромной наживкой.

— Ты там осторожней, — сказала Эйприл, а охранники тем временем начали надевать сбрую на нее.

— Ты, главное, не волнуйся, пап, — сказал Чарли, когда и его обвязали вокруг талии широким кожаным ремнем. — Похоже, мы с мамой спустимся следом за тобой.

И вот голова Августа скрылась из вида. А затем начался довольно быстрый спуск. Сам он практически не мог управлять этим процессом, просто крепко держался за висевший перед лицом трос, а ноги использовал, чтобы отталкиваться от стен этого узкого колодца. Над головой, у входа в туннель, свистел ветер, звук этот отдавался в колодце унылым завыванием.

— Как там у тебя? Что видишь? — окликнула его Айви, она тоже готовилась к спуску.

Август глянул вниз, между ног.

— Ничего не вижу! — ответил он.

— Ну а сам туннель? Надежен?

По некоей непонятной причине — возможно, из чувства протеста — Август даже не рассматривал возможности, что туннель окажется ненадежен.

— Хочешь сказать, этот туннель может на меня обрушиться?

— Я не говорю, что обязательно обрушится, — ответила Айви. — Я только сказала, что может. Но если ты считаешь, что все в порядке, то я начинаю спускаться.

— Да, конечно. Давай полезай.

Трос продолжал медленно опускаться, Август все глубже погружался в дыру. Айви тоже уже находилась в шахте, а также Эйприл и Чарли. Следом за ними начали спуск два охранника, в целом получалось шесть человек, спеленатых, точно коконы. Их сапоги с рифлеными подошвами с противным скрипом и стуком отталкивались от ледяной цилиндрической поверхности, и Август не мог удержаться от мысли о том, что тем самым они выдают свое присутствие кому-то или чему-то, что может ждать их внизу.

И вот наконец он достиг дна туннеля. Почти весь свет, что проникал сверху, теперь заслоняли другие спускающиеся, так что оценить обстановку хотя бы визуально было сложно. Он понимал лишь одно благодаря звукам: помещение было огромным. Август крикнул, прислушался — казалось, прошла целая вечность, прежде чем эхо от его голоса стихло во тьме.

— Что там у тебя? — спросила Айви.

— Да никого. Только я.

— В следующий раз кричи не так громко, понял?

И тут вдруг послышались звуки совсем другого рода — более громкие, низкие и грозно рокочущие.

— Это опять ты?

— Нет, — ответил Август, и ему вдруг стало жутко. — Что-то другое. Это было похоже на…

Тут металлические скрип и скрежет заставили его замолчать.

Сверху прозвенел голос Эйприл:

— Туннель рушится!

Август услышал эти ужасные слова как раз в тот момент, когда ступни его коснулись земли.

— Все сюда! Быстро! — крикнул он. И натянул трос, навалившись на него всем своим весом.

Затем прислушался — те же звуки. Туннель продолжал рушиться. А потом ушей его достиг новый пронзительный звук — визг. Трос бешено задергался, и Август понял — сейчас вся эта масса льда обрушится на него.

— Нажми на кнопку «отпустить»! Она у тебя на груди, на панели! — крикнула ему Айви. И секунду спустя приземлилась рядом с Августом. Полезла в рюкзак, достала два осветительных патрона, зажгла.

Тут начала обваливаться часть туннеля — неровные куски камня, льда, какой-то мусор. Август прикрыл руками голову и успел отскочить в сторону — острый металлический прут пролетел, как стрела, и вонзился в землю прямо возле его ног. Он оглядел рушащийся туннель, и сердце у него упало. Эйприл и Чарли нигде видно не было.

— Они в порядке? — спросил он Айви.

— Не знаю, не уверена, — громко ответила она, стараясь перекричать грохот.

Тут один из осветительных патронов погас, и Айви зажгла новый. Как только помещение вновь наполнилось бледным сиянием, Август увидел Чарли. Мальчик соскользнул с потолка и приземлился рядом с ним.

— Где мама?

Чарли плакал. И поначалу не мог вымолвить ни слова. А затем еле слышно пробормотал:

— Она все еще там…

— Она… жива?

Чарли неуверенно пожал плечами.

Постепенно грохот стих, стало слышно лишь мягкое шуршание оседающей вниз пыли.

— Зажги еще один патрон, — попросил Август. Он хотел разглядеть, не застряла ли в туннеле над ними Эйприл.

— Это последний.

— Эйприл! — отчаянно закричал Август, и эхо от голоса вновь раскатом отдалось от стен.

Ничего. Полное молчание.

— Эйприл! — крикнул он снова.

— Может, ей просто не удалось…

— Нет, — твердо заметил Август. — Она жива. Эйприл!..

По стене ссыпались вниз мелкие камушки, от пыли все вокруг покрылось серой копотью. А затем, точно капля воды, соскальзывающая с серебристой паутины огромного паука, с потолка спустилась Эйприл.

Чарли радостно потряс руками. Август с облегчением выдохнул.

Она тяжело плюхнулась на землю, с головы до ног покрытая толстым слоем пыли и грязи. Волосы спутаны, одежда порвана, щеки расцарапаны в кровь.

— Выглядишь просто чудесно, — сказал Август и прикоснулся связанными руками к ее шее. А потом наклонился и поцеловал.

Эйприл удивленно округлила глаза.

— Извини… Я просто подумал… — Он осторожно отнял руки, отодвинулся, позволил Чарли подбежать к матери.

— Господи, — пробормотала Айви, подходя к ним. — Вечно вы опаздываете, не можете рассчитать время.

— Я опоздал на собственную свадьбу, — сказал Август, глядя на то, как Эйприл крепко прижимает к себе Чарли, а по щекам ее потоком катятся слезы. — Всего на несколько минут, но и этого было достаточно.

— Вечно вы, мужчины, озабочены своей значимостью.

И тут находившийся неподалеку последний патрон замигал, а потом погас. Все вокруг погрузилось в непроницаемую тьму.

Август не терял ни секунды. Он запомнил, в каком направлении от него находилась Айви, метнулся туда и врезался прямо в нее. Они упали на пол, и Август умудрился оказаться у нее за спиной. Накинул на шею связанные руки и стал ее душить. Айви отчаянно боролась, но он продолжал удерживать ее.

— Что ты делаешь? — прохрипела она.

— Беру тебя в заложники, — ответил Август. — Нас ведь привели сюда убивать, верно?

— Да откуда мне знать? — сказала Айви. — Я всего лишь выполняю приказы.

— Зачем?

— Есть на то причины.

— Плевать мне на твои причины! Мне нужно выбраться отсюда самому и вывести свою семью.

Небольшие осколки льда продолжали падать вокруг с легким шелестом и звоном, точно миллионы крошечных колокольчиков звонили в унисон.

— Отсюда выхода нет, — сказала Айви. — Был один-единственный, но теперь его завалило.

— Ну а другая команда? Она наверняка тоже пробивается сюда.

Айви усмехнулась:

— Ты вообще имеешь представление, сколько всего людей сюда послали? Скоро кругом будут кишеть члены «Черных Фем». Так что выбраться отсюда все равно не получится. По крайней мере живым.

Август немного ослабил хватку. Он понимал: Айви права.

И девушка не преминула воспользоваться своим шансом: резко ударила Августа острым локтем в живот. Тот застонал от боли, а она тут же выскользнула из-под него. И через долю секунды, набросившись на Августа, приставила нож к его горлу.

— Ну назови хоть одну причину, по которой я не должна прикончить тебя прямо сейчас!

И тут вдруг стены пещеры взорвались ослепительно ярким светом. Август впервые увидел, как огромно это пространство, оценил величие архитектуры.

И немедленно понял, что это такое, потому как видел нечто аналогичное раньше — сильно уменьшенную копию в библиотеке Моргана. Это был зал суда «Черных Фем», но только огромный, величественный, как Римский стадион, погруженный под землю. Гигантские каменные ступени тянулись вдоль стен, образуя ряды сидений, здесь свободно могли разместиться несколько тысяч человек. А в центре помещения на постаменте, укрепленном на стенах этого чудовищного собора, высилась позолоченная статуя Девы Марии, и взгляд ее был преисполнен печали по тем, над кем она должна вершить правосудие.

В арку, находящуюся в задней части помещения, шагнул человек со связанными руками. По бокам вышагивали двое вооруженных до зубов охранников.

— Я назову тебе причину, — сказал мужчина Айви. — Он твой брат.

— Отец? — неуверенным тоном произнес Август.

Айви встала.

— Доктор Адамс?

— О чем речь? — продолжал недоумевать Август.

— Уж не знаю, радостным ли для вас сюрпризом будет эта новость, — заметил Кливленд, когда один из охранников подтолкнул его вперед. Все остальные бойцы «Черных Фем» выстроились вдоль стен, по периметру зала.

— Вы… мой отец? — недоверчиво спросила Айви. — И вы знали об этом и раньше, когда мы работали вместе?

— Нет, — ответил Кливленд. — Даже не предполагал, что такое возможно. Мне нужно все вам объяснить. Предупреждаю, Август, слышать это будет больно.

— Ничего, думаю, как-нибудь справлюсь, — ответил тот и ощупал то место на шее, которое едва не располосовала ножом сестра.

Охранник проверил, надежно ли связаны руки у Кливленда, затем отступил и застыл с оружием наготове. Похоже, ему было безразлично, о чем говорят эти люди. И Август догадывался, по какой причине — ведь скоро все они будут мертвы.

— Я учился в колледже, — начал рассказ Кливленд. — Познакомился там с молодой девушкой, дочерью профессора. Добрая, милая, полная противоположность отцу, который был груб, резок, категоричен в суждениях. Как-то раз я работал над одним проектом в библиотеке колледжа. Было уже поздно, я настолько увлекся, что потерял счет времени. И вот меня там заперли — по чистой случайности, конечно. Наверное, какой-то выход найти было можно, и не успел я начать искать его, как обнаружил, что заперт не один, а с дочерью профессора. Сама судьба. К тому же проект я делал по заданию ее отца. И мы проговорили о нем несколько часов… точнее, она говорила, а я слушал. Для меня стало настоящим шоком услышать такие грубые и злые слова из уст этой красивой молоденькой девушки. Все эти разговоры об отце… они лишь разожгли во мне подспудную жажду мести. К тому же я и опомниться не успел, как ее губы прижались к моим. Не стоит, пожалуй, рассказывать вам остальное, потому как результат этого порыва… стоит сейчас прямо передо мной.

— Она забеременела, а ты так об этом и не узнал, верно?

— Вскоре после этого приключения в библиотеке она ушла из колледжа, и больше я ее никогда не видел. Правда, слышал, как профессор, ее отец, говорил что-то на тему того, что красивым девушкам не стоит доверять парням, которые учатся в этом колледже. Наверное, был прав.

— Как ее звали?

— Элизабет Ворт.

Айви закрыла лицо обеими руками, тело ее сотрясала дрожь. Она рыдала.

— Они мне лгали, — сквозь слезы пробормотала она. — Все, что они говорили мне, было ложью.

Август не знал, что и делать. Он чувствовал: надо обнять Айви, попробовать как-то утешить ее. Ведь она ему сестра, пусть только по отцу. С другой стороны, он помнил, что несколько минут назад эта девушка едва не перерезала ему горло. Решение за него принял Кливленд — подошел и неловко обнял Айви связанными руками.

— Так, значит, у тебя есть сестра? — спросила Эйприл.

Август увидел, что теперь они с Чарли стоят рядом с ним, по бокам.

— Ну, как видишь, — пробормотал он в ответ. — Немного непривычно, конечно, ведь я всегда считал себя единственным ребенком в семье. Ну и привык к более чем снисходительному отношению.

— Хочешь сказать, считал себя пупом земли?

— Я бы сказал, имел предрасположенность к самолюбованию, но и твоя версия имеет право на жизнь.

— Не знаю, что и думать, — пробормотала Айви, отходя от Кливленда. — Я так давно, так долго ждала этого момента… И вот теперь, когда он наступил, вдруг испугалась.

— Меня тоже пугает это.

Услышав эти слова, она резко развернулась.

— Штульгерр!

— Связать их! — скомандовал он.

Охранники бросились выполнять приказ.

И тут на арену высыпало, похоже, все братство «Черных Фем». Они поспешно занимали места на трибунах. Очевидно, собрались увидеть занимательное представление. И у Августа не было сомнений на тему того, кому суждено стать звездами этого шоу.

— Откуда они здесь взялись? — спросил он Кливленда.

— Прошли через боковой вход. Я был вместе с ними. А отряд, с которым продвигался ты сверху, давал им точную информацию с помощью радаров. Так что им не понадобилось много времени, чтобы найти все, на что рассчитывали, в этой фашистской могиле.

— Вряд ли подходящее название для столь потрясающего сооружения, — заметил Штульгерр.

Август скроил презрительную гримасу. И тут их всех бросили на пол и связали вместе.

— Это смертельная ловушка. А ты говоришь о ней, как о фешенебельном СПА-салоне.

— Может, ты и прав. Однако сомневаюсь, что предстоящие процедуры покажутся тебе и твоему семейству приятным времяпрепровождением.

— Ты бессердечная тварь!

— Напротив. Должен признать, я испытываю особую теплоту, видя, что вся ваша семья наконец-то оказалась вместе. Жаль только, что воссоединение это долго не продлится.

— Мне следовало бы догадаться, что это ты, — пробормотал Август.

Штульгерр улыбнулся:

— Откуда тебе было знать? Ты же считал меня мертвым.