Прочитайте онлайн Дом волка | Глава двадцать первая

Читать книгу Дом волка
4012+1360
  • Автор:
  • Перевёл: Наталья Рейн
  • Язык: ru
Поделиться

Глава двадцать первая

Хотя специальностью ее были книги, Эйприл всегда испытывала особое пристрастие к картам. Особенно к необычным — тем, где были обозначены какие-нибудь спрятанные сокровища, реальные или воображаемые. Возможно, пристрастие ее было обусловлено тем, что именно благодаря карте она познакомилась с Августом.

Было это давно, тогда она работала в библиотеке Массачусетского технологического института, в отделе редких изданий. На стол ей положили открытку. Институт приглашал посетить сегодняшнюю вечеринку.

Вечеринку? С чего это вдруг ее приглашают на какую-то вечеринку? Идея ничуть не грела. К тому же совершенно нечего надеть. Про себя она взмолилась: лишь бы босс не заставил ее идти.

— А вы не считайте это вечеринкой, — сказал он ей. — Представьте, что это своего рода исследование. Кроме того, вам надо выходить в свет. Постоянно вижу вас уткнувшейся носом в книгу. Не поймите меня неправильно. Я очень ценю вашу преданность работе. Но вы молодая девушка, надо же хоть когда-то начать жить.

— Но…

Он вскинул руку.

— И слышать ничего не желаю! Вы пойдете, иначе уволю!

— Шутите?

— Я так похож на шутника?

Эйприл выбежала из кабинета и отправилась в город на поиски подходящего для события туалета. Купила костюм, туфли и сумочку, словом, целый ансамбль. Если уж идти, решила она, надо предстать во всей красе. Потрясти всех, показать, какая она стильная. При каждом шаге в новеньких узких лодочках на шпильках она проклинала это решение.

Первый каблук сломался, когда Эйприл спускалась по лестнице в бальную залу. Второй — когда сняла проклятые туфли и швырнула их в мусорное ведро в дамском туалете. Она забилась в одну из кабинок, сидела там и плакала — и случайно подслушала разговор двух женщин у зеркала. Они сплетничали о некоем загадочном красавце, настоящем мачо и великом специалисте по торговле редкими книгами, который должен был посетить мероприятие. Звали его Август Адамс, и, судя по всему, все женщины были у его ног.

— Ой, я вас умоляю… — пролепетала Эйприл и только тут поняла, что произнесла эти слова вслух.

Женщины захихикали и выбежали из помещения, оставив ее в одиночестве. Убедившись, что они ушли, она вышла из своего укрытия, долго стояла перед зеркалом и поправляла макияж. Она читала об Августе Адамсе, и ей хотелось увидеть этого великого книжного махинатора во плоти и крови. В нем воплотилось все, что она ненавидела в людях, особенно в том, что касалось книг. Адамс стал первым в мире человеком, сколотившим на торговле редкими книгами по Интернету целое состояние — свыше миллиона долларов.

И вот она вошла в бальную залу. Ее ослепили свет, блеск и великолепие. Кругом расставлены ледяные скульптуры высотой с дерево каждая. Официанты во фраках и бабочках носятся с тарелками, уставленными изысканными закусками, десертами и дорогими винами. Джаз-банд вживую наяривает какую-то популярную мелодию, и в сердце всего этого — книга. И разумеется, не простая книга. А чрезвычайно редкая — «Нюрнбергская хроника», также известная под названием «Всемирные хроники». И на нее пришли посмотреть все, кто хоть что-то представлял собой в книжном мире, и ее босс хотел, чтобы она потусовалась среди этих людей, смотрела, слушала и подыскивала бы потенциальных жертвователей в фонд редких книг при Массачусетском технологическом институте.

Эйприл решила и сама взглянуть на эту редчайшую и чудеснейшую книгу. Прошла по темному, до блеска натертому паркету, надеясь, что никто не заметит ее босых ног в этом приглушенном свете. Приблизилась к стенду из толстого стекла с подсветкой и с изумлением заметила, что осталась одна наедине с чудом. И стала любоваться книгой, которая была раскрыта на цветной иллюстрации, карте мира.

— Вам что-нибудь о ней известно? — спросил мужской голос за спиной.

— Кое-что, — ответила девушка, вспомнив, что это, возможно, потенциальный благотворитель. Уж она постарается произвести на него впечатление. — Думаю, эта иллюстрация основана на карте Кузануса тысяча четыреста девяносто первого года.

— Кузануса? То есть Николая из города Кус? Но вроде бы он умер в тысяча четыреста шестьдесят четвертом, или я не прав?

Эйприл не сдержала улыбки. Вопрос любителя, иначе не назовешь.

— Да, но, видите ли… ответ вряд ли будет вам интересен.

— Напротив, очень даже интересен, — сказал мужчина. — Ведь разве мы с вами говорим не об одном и том же человеке, Николае из Кус, которого начали называть «человеком Ренессанса» еще до наступления одноименной эпохи? Гений, вдохновивший Кеплера, Лейбница и Кантора! Уже не говоря о его глубоких высказываниях по метафизике и религии. Уникальный человек! Олицетворял собой само определение понятия «интересно». Так что я буду просто счастлив выслушать ваше мнение о нем.

Эйприл обернулась и начала пристально разглядывать странного собеседника. А потом с трудом подавила удивленный возглас.

— Ведь вы Август Адамс, верно?

Он улыбнулся:

— А вы?..

Она приоткрыла было рот и вдруг сообразила, что не помнит своего имени. Вообще ничего не помнит. Да что это с ней такое?

— Эйприл! — выпалила она, задыхаясь от волнения.

— Эйприл? Что ж, мне нравится.

— Нравится?

— Ну конечно, — ответил Август. Он придвинулся к ней еще ближе, заглянул через плечо. — Ну и что вы думаете?

У Эйприл даже закружилась голова — от осознания того, что он так близко. Такого с ней никогда не случалось, даже когда у нее был парень или она собиралась на важное свидание. Но все это было давно. Слишком долго проторчала она в этом институте за книжками.

— Что я думаю о чем?

— О книге, разумеется, — ответил Август.

— Ах да! Книга… Думаю, она замечательная.

— Замечательная? Нет, не только. Вообще-то она на полтора миллиона больше, чем просто замечательная, если вы понимаете, о чем я.

— Долларов?

— Тсс! — Август приложил палец к губам. — Не слишком вежливо говорить о таких вещах на публике.

— О!.. Простите.

— Да шучу я, шучу, — усмехнулся Август. — Завтра утром на первой полосе «Нью-Йорк таймс» будет красоваться мой снимок, «Нюрнбергская хроника» и чек, который я получил, продав эту замечательную книгу.

И тут колдовские чары мужчины рассеялись.

— Что ж, наверное, я просто приняла вас не за того…

— Не понял?..

— Значит, у вас все исключительно ради денег, так?

— Нет. Не так.

— Тогда ради чего?

— Ради приключений. Деньги делают приключение возможным.

Тут на плечи Августа легли руки в белых перчатках. Он обернулся и радостно приветствовал фигуристую блондинку, которая при виде его, похоже, впала в экстаз.

— Деньги многое делают возможным, не так ли? — язвительно заметила Эйприл.

Но, как выяснилось, говорила она сама с собой. Август отошел вместе с блондинкой и тотчас оказался в толпе обожателей и поклонниц.

Эйприл пробыла на вечеринке достаточно долго, чтобы собрать несколько визиток. Они — единственное доказательство, что вечер для нее выдался успешным. Она съела немного сыра, попробовала парочку совершенно изумительных пирожных, а затем направилась к выходу, стремясь как можно скорее оказаться в тихой своей квартирке. На улице она какое-то время безуспешно ловила такси, бегая на цыпочках взад и вперед, чтобы босые ноги не замерзли окончательно. И тут вдруг на плечо ей легла рука.

— Уже уезжаете?

Она обернулась. Август.

— Да. Кое-кому завтра с утра на работу.

— Я тоже должен работать.

Эйприл окинула его хмурым взглядом.

— Да вы будете спать до полудня, затем подниметесь и пойдете выпить коктейль с одной из ваших фанаток.

— Моих фанаток?

— Ну, с одной из тех девушек.

— Думаете, поболтав со мной пять минут, вы успели составить обо мне полное представление?

— Может, и так, — ответила Эйприл.

Ей удалось привлечь внимание одного из таксистов, и он затормозил у обочины. Она распахнула дверцу и уселась, ей не терпелось закончить этот разговор. Но не успела она захлопнуть дверцу, как Август скользнул в машину и уселся рядом.

— Вы ошибаетесь.

Девушка тихо застонала.

— Знаете, мне все равно. Я просто хочу домой, и все.

— Нет, не хотите. По крайней мере пока. Сначала вы должны заехать со мной в одно место.

Эйприл подозрительно уставилась на него.

— Нет, не подумайте, ничего такого, — добавил Август. — Просто у меня есть один секрет, хочу поделиться им с вами.

— Почему?

— Да потому что в отличие от большинства людей на вечеринке вы это оцените.

— Оценю что?

Август сказал водителю адрес.

— Куда мы едем? — встревоженно спросила Эйприл.

— Я же сказал, пока секрет.

Эйприл пыталась оценить обстановку. Она может выскочить из машины и вернуться к своей обычной жизни. Или же может остаться с этим дьяволом-искусителем и узнать, чем же так замечателен этот его секрет. Любопытство перевесило, она осталась.

— Попробуйте только сделать что-то, и, клянусь, проткну вас кием, — предупредила она.

— Вы носите при себе кий?

— Всегда.

— Это хорошо. Потому как район, куда мы направляемся, считается не слишком благополучным.

— Я не могу никуда ехать. Я без туфель.

Август взглянул на ее босые ноги.

— Туфли — самая важная деталь дамского туалета. Вам не мешало бы прикупить пару. Как так получилось?

— О, это долгая история.

— Не сомневаюсь. Но послушайте, если вас удерживает только отсутствие туфель, я могу купить вам пару.

Эйприл усмехнулась.

— Где же вы найдете туфли в это время?

— Это Нью-Йорк! — воскликнул Август. — Город, который никогда не спит. Здесь можно накупить целую кучу туфель среди ночи.

Эйприл покачала головой:

— Ну, не знаю.

Август назвал водителю другой адрес.

— Куда мы едем?

Он улыбнулся.

— Просто вспомнил, есть один магазинчик; надеюсь, он вам понравится.

— Но откуда вы…

— Когда у мужчины столько «фанаток», как вы изволили выразиться, он быстро узнает лучшие места в городе, где можно приобрести отличные туфли.

Час спустя, после успешного приобретения туфель, они остановились у непримечательного складского помещения.

— Подождите нас, — сказал Август водителю, протягивая несколько купюр, затем вылез из машины и знаком попросил девушку следовать за ним. Они подошли к дверям, и Август отпер их ключом, который достал из потайного кармашка на поясе.

— Осторожность никогда не помешает, — пробормотал он, нервно озираясь по сторонам.

«Осторожность?» — удивилась мысленно Эйприл. Может, ей все же пригодится кий?

Они вошли в помещение, Август включил свет. Внутри было почти пусто, если не считать стоявшего посередине черного «БМВ». Август приблизился к машине сзади, снял туфлю, вытряхнул из нее еще один ключ.

— Как я уже говорил, осторожность никогда не помешает.

Эйприл боязливо приблизилась, а он меж тем отпер багажник и достал из него довольно объемистый серебристый кейс.

— Еще один ключ понадобится? — спросила она.

— Нет, — ответил Август и щелкнул замками. — Решил, что это будет уже перебор. — И вот он поднял крышку.

Эйприл потрясло представшее перед ней зрелище. Это были «Всемирные хроники».

— Но… я думала…

— Книга, что была на вечеринке, — подделка. Копия, — пояснил Август, разворачивая кейс к Эйприл, чтобы ей было удобнее смотреть. — А вот это настоящие «Хроники». Выставлять такую редкостную и дорогую книгу в публичном месте без соответствующей охраны было бы безумием.

— Просто глазам не верится…

— А вы поверьте, — сказал он. Поставил кейс на пол, снова полез в багажник, достал оттуда две пары перчаток, одну протянул Эйприл. — Вот, наденьте, чтобы можно было как следует рассмотреть.

— А можно?

— Ну конечно!

Эйприл натянула перчатки.

— Вы это со всеми своими девушками проделываете? — спросила она, бережно доставая книгу из кейса.

Август усмехнулся:

— Вы уж поверьте, вообще ни с одной!

И вот весь остаток вечера и ночь они провели за разглядыванием этой чудесной книги, сравнивая данные по ее истории, споря о создателях, легендах и мифах, что окружали и художников, и их творение. В какой-то момент — Эйприл не помнила, когда именно, — Август отослал водителя такси.

На рассвете он убрал книгу в кейс, спрятал его в багажнике, затем уселся в «БМВ», включил мотор и отвез девушку на работу.

— Вы как, ничего? — спросил он, озабоченный тем, что она провела бессонную ночь.

— Со мной все отлично. И буду чувствовать себя еще лучше, если вы сделаете пожертвование в наш фонд, как и обещали.

— Так вот кто у нас говорит о деньгах! — воскликнул Август и шутливо подмигнул ей. — Вот что. Согласен отдать вам чек сегодня же вечером, когда мы отужинаем вместе.

— Так мы идем ужинать?

— Это самое малое, что я могу для вас сделать. В знак благодарности за то, что провели со мной без сна всю ночь.

Всю ночь… Эйприл была уверена, что предстоящая ночь тоже будет бессонной. Спрятала карту под блузку и набрала код задней входной двери в библиотеку Моргана. Она не знала, возможно, члены «Черных Фем» поджидают ее внутри, но это было единственное место, где они с Августом могли встретиться.

Она вошла и тихо притворила дверь. А затем на цыпочках двинулась по коридору и, добравшись до лестницы, остановилась и прислушалась. Поначалу не было слышно ничего, кроме тихого гула приборного щитка с указанием выхода на случай срочной эвакуации. Но затем она начала различать голоса, тихие, приглушенные, и шарканье ног. Эйприл силилась расслышать два более отчетливых голоса, отдельные слова, но никак не получалось. А голоса звучали все ближе и ближе.

Эйприл развернулась, собралась бежать обратно к выходу, но там, в темноте, ее кто-то поджидал. В руках мужчины был зажат пистолет с лазерным прибором наведения, и он целился прямо в нее — на груди у себя она заметила красное подвижное пятнышко.

— Я ее взял! — крикнул мужчина своим товарищам.

Эйприл услышала, как они подбегают сзади. Каждая жилочка, каждая клетка тела твердила о том, что надо бежать, спасаться, но она так и застыла на месте как вкопанная. Она в ловушке, и рассчитывать на везение, как на крыше, просто глупо. На этот раз они ее точно прикончат.