Прочитайте онлайн Дом волка | Глава пятнадцатая

Читать книгу Дом волка
4012+1267
  • Автор:
  • Перевёл: Наталья Рейн
  • Язык: ru
Поделиться

Глава пятнадцатая

Лимузин погружался в мутные и темные воды реки, шел ко дну, точно гигантский черный обелиск, левиафан, явившийся из самых ее глубин, рыба поистине библейских размеров с Ионой — охваченной паникой Эйприл Адамс — в своем чреве. Она слышала только один звук, бульканье все прибывающей воды, напоминавший о том, что она обречена на неминуемую гибель. Эйприл поднялась почти во весь рост, всем телом навалилась на перегородку, отделявшую водительское место от пассажирского салона. В отчаянии она стала бить ногой по этой проклятой перегородке, точно надеялась совершить то, что не смогла сделать пуля.

Мертвое тело Вероники плавало рядом и походило на сломанный манекен — глаза на бледном, меловом лице широко раскрыты, смотрят жалобно и одновременно бессмысленно, как у куклы. Эйприл пыталась отогнать от себя мысль, что заперта в этом тесном и все убывающем пространстве рядом с трупом.

Как же выбраться отсюда? В который уже раз она задавалась этим вопросом в надежде, что ее вдруг осенит, и она найдет выход. И тут вдруг Эйприл подняла голову и, к своему изумлению, увидела, что выход есть. Вот он, складной подлокотник заднего сиденья. Минуя его, можно попробовать пробраться к аварийному выходу, который вел к багажнику в лимузине. И уже оттуда — наружу. Одна проблема: как это сделать?

Уцепиться совершенно не за что, нет ничего похожего на лестницу, чтобы попасть в это пространство, по длине в два раза превышающее ее рост. Но вода быстро прибывала, и вместе со страхом пришла уверенность, что у нее все получится.

Сиденья были обтянуты тонкой дорогой кожей, практически без швов, пальцам Эйприл просто не за что было уцепиться. Пол тоже скользкий, не ухватишься, весь покрыт черным резиновым ковром. Единственная поверхность, на которой можно хоть как-то удержаться, — это мягкий губчатый материал на потолке. К тому же в него были вставлены шесть небольших прямоугольных лампочек, тянувшихся цепочкой.

И вот, цепляясь за эти лампочки, Эйприл начала карабкаться вверх, точно альпинист-любитель. Жаль, что Август не видит ее в этот момент. Сразу понял бы, что она куда круче, чем кажется.

Она поднялась на максимально возможную высоту, протянула руку и ухватилась за складной подлокотник заднего сиденья. Подлокотник разогнулся, внутри открылась щель с кожаной перегородкой, разделяющей кресла. Эйприл запустила руку в эту щель, ухватилась за перегородку, подтянулась. И наконец оказалась в задней части салона. И стала пробираться к аварийному выходу. Он оказался страшно узким — уже, чем она предполагала. Она насилу протиснулась в окошко. И вылезла наполовину, как вдруг обнаружила, что юбка ее за что-то зацепилась.

Вернуться и отцепить полу проклятой юбки было уже невозможно. Тогда она ухватилась за края отверстия и начала рваться наружу что было сил. Она рвалась, дергалась, извивалась, делала все, чтобы только освободиться. Вода продолжала прибывать. Тогда Эйприл собрала всю волю и силы, рванулась, услышала треск рвущейся ткани и наконец ввалилась в багажник. Юбка была разорвана по всей длине, но это ее ничуть не огорчало. «Невероятно! Я сделала это!»

И вот она скорчилась в неосвещенном пространстве, прислушалась к журчанию воды, просачивающейся через щель в крышке багажника. И тут у нее сдали нервы, она запаниковала. Пыталась вспомнить, чему ее учили в школе выживания, пыталась побороть приступ клаустрофобии и водобоязни, правильно дышать, успокоиться, взять себя в руки и привести мысли в порядок. Но все это бесполезно. Она столкнулась с третьей неконтролируемой фобией, превосходящей все остальные, — со страхом смерти.

Багажник был наполовину залит водой. Эйприл решила сосредоточиться на поисках ручки, с помощью которой можно было бы открыть крышку. Судорожно шарила руками в темноте, в поисках рукоятки или шнура, но ничего похожего не находила.

Багажник уже на две трети заполнился водой, и Эйприл прижалась губами к крышке, втягивая остатки кислорода. В воображении она видела безжизненные тела Вероники и водителя, плавающие где-то внизу, под ней, всего в нескольких ярдах. И молилась о том, чтобы не повторить их судьбу, продолжая судорожно шарить руками, и вдруг… нащупала шнур! Ухватилась за него, дернула, но, видно, слишком сильно. Шнур оборвался.

— Нет! — крикнула она.

Зная, что шнур крепится к специальному механизму, позволяющему открыть багажник, она примерно рассчитала, где он должен находиться, и нашла крохотную металлическую петельку в трех дюймах справа от запорного устройства. Просунула в петельку палец, рванула, но замок не поддавался.

Еще несколько дюймов воды — и ее затопит окончательно. И тут она представила себе Чарли: сын подгонял, подбадривал ее. «У тебя получится, мам! — говорил он. — Попробуй еще раз, дерни сильнее!»

Она понимала, что говорит это не Чарли, но воспоминание о любимом сыне придало сил. Она снова дернула за кольцо, понимая, что это будет последней попыткой.

Послышался щелчок.

Она толкнула крышку багажника, открыла его и увидела сквозь толщу воды слабое свечение над головой. Оттолкнулась и поплыла к этому свету, не слишком уверенная, что в легких осталось достаточно воздуха, чтобы доплыть. Она едва шевелила руками. Сил уже не осталось, но она заставляла себя двигаться вперед и вперед. Все выше и выше, наверх. Свет стал ярче. Но воздуха в легких уже не осталось.

Эйприл закрыла глаза. Как же не хочется умирать!

Прошла целая вечность.

Тьма навалилась со всех сторон.

А потом…

Она вырвалась на поверхность.

Она кашляла, задыхалась, выплевывала изо рта воду, и вот наконец дыхание восстановилось. Помня, что Алексу тоже грозит опасность, она подплыла к берегу, ухватилась за деревянную лесенку с прогнившими ступенями. Поднялась, осмотрелась и увидела внедорожник, столкнувший лимузин в воду. Он был объят языками пламени. Эйприл бросилась к машине. А потом заметила человека, лежавшего на земле в нескольких ярдах от нее.

Женщина упала на колени рядом с ним, бережно взяла голову обеими руками.

— Алекс! Ты меня слышишь? — спросила она, молясь, чтобы он ответил.

Алекс подмигнул ей, улыбнулся:

— До сих пор не верится, что ты выжила.

— Ты тоже, — отозвалась Эйприл, вытирая кровь с его лица рукавом своей блузки. — Что случилось?

— Они связали меня, бросили на заднее сиденье джипа, — начал рассказывать Алекс. — Они мне лгали. Сказали, что Вероника убила тебя. Ну и когда я увидел ее едущей в лимузине прямо перед нами, понял, что надо делать…

Эйприл ловила каждое его слово, пытаясь разобраться в случившемся.

— Люди всегда склонны недооценивать калеку, — продолжал между тем Алекс. — К счастью для меня, так оно и произошло. Они поленились как следует затянуть узел веревки у меня на руках. И вот я потихоньку освободился и выхватил пистолет у парня, который сидел рядом. Застрелил его, потом и типам на переднем сиденье тоже всадил по пуле. Перегнулся через спинку, и мне удалось надавить на ногу убитого водителя, она осталась на педали газа. Ну и джип врезался в лимузин. И я, вне себя от ярости, все толкал его и толкал, пока он не рухнул в реку. — Алекс закрыл глаза, удрученно покачал головой. — Я же не знал, что ты там, внутри…

Эйприл притянула его к себе.

— Ты и не мог знать.

Плечи Алекса затряслись. Он не сдержал рыданий. Женщина не знала, что и думать о такой реакции, — случаи, когда Август плакал в ее присутствии, можно было пересчитать по пальцам одной руки. Вернее, при ней он плакал всего один раз. Впрочем, Алекс только что испытал нешуточный стресс. И конечно, имел право пролить слезинку-другую. Ведь от этого она не станет думать о нем хуже.

Но вот Алекс откашлялся, взял себя в руки. Нацепил обычную свою маску спокойствия и уверенности.

— Тебе надо срочно уходить отсюда, — сказал он. — Копы появятся с минуты на минуту. Если хочешь найти Августа, иди скорее.

— А как же ты? — спросила Эйприл.

— У меня выбора нет. — Алекс похлопал себя по коленкам. — И потом, кто-то должен объяснить полиции, что здесь произошло.

Эйприл колебалась. Ей казалось неправильным покидать жениха в такой момент, тем более что она собиралась броситься на поиски бывшего мужа.

— Нет, — сказала она. — Просто не могу оставить тебя здесь.

— Со мной полный прядок, — ответил Алекс. Притянул ее к себе, поцеловал в щеку. — Ты должна найти и спасти Августа.

— И Чарли. Чарли может быть с ним.

— Тем более, — заметил Алекс.

Эйприл поднялась. Вдалеке послышался вой сирен.

— Погоди! — воскликнул вдруг Алекс. Полез в карман, достал немецкую карту, взятую в книжном магазине. — Может, Август догадается, что с ней делать.

— Как она оказалась у тебя?

— Лежала в кармане у водителя джипа. Хорошо хоть пуля прошла мимо. Они говорили о какой-то связи между этой картой и «Евангелием от Генриха Льва». Может, вы с Августом сообразите, о чем шла речь.

Эйприл взяла карту. Сумочки не было, а потому пришлось засунуть ее за пояс мокрой разорванной юбки.

— Всегда говорил, что у тебя очень красивые ноги, — с улыбкой заметил Алекс.

— Прекрати, — сказала Эйприл и покраснела.

Ей казалось, она похожа на черта, и никакие ноги тут не спасут. Волосы слиплись, макияж размазался, грязная блузка липла к телу, словно ее на нем нарисовали. Если бы не вопрос жизни и смерти, она первым делом постаралась бы переодеться, привести себя в порядок. Но не получится. Она пыталась соединить разорванные полы юбки, связала их узлом и отошла. А потом вдруг резко остановилась.

— В чем дело? — спросил Алекс.

— Только сейчас дошло. Я не знаю, куда идти.

— Как думаешь, где Август будет искать тебя?

— В библиотеке Моргана! — тут же выпалила она. — Я постоянно торчу там.

— Правильно. Вот и иди туда. И он тоже придет, — сказал Алекс. — И прошу тебя, пожалуйста, будь осторожней.

— Обещаю, — ответила Эйприл, в глубине души чувствуя, что обещание это не стоит и гроша. Судя по тому, как развивались события, дальше будет только хуже.