Прочитайте онлайн Долина любви | ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Читать книгу Долина любви
4816+815
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Егорова
  • Язык: ru

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Еще одна ночь, проведенная в одиночестве на огромной постели, измучила Гвинет. Она спала тяжело, постоянно просыпалась, чтобы проверить, одна ли она, и безумно боялась — вдруг сейчас зайдет Тарик и скользнет к ней под одеяло, что тогда?

И все внутри нее начинало радостно трепетать при мысли о такой возможности.

Он нравился ей и как мужчина, и просто как человек, такого чувства она раньше ни к кому не испытывала. Даже закрыв глаза, Гвинет не могла не думать о нем, потому что сразу же погружалась в пучину сладострастных эротических образов.

И почему она его так сильно хочет? Человека, который…

Которому ей хотелось задать сотню вопросов. Вопросов о том, кто он такой. О том, как он рос. Как жил. О чем думал и что чувствовал. Какие сны ему снились, мучили ли его когда-нибудь кошмары.

Она поняла, что ею владеет не только желание. Это была… Не любовь, конечно, отринула она невольную мысль. Это точно не любовь. Или совсем не та любовь, какой она себе ее представляла. Любить можно только человека, которого хорошо знаешь. Это значит доверять ему и чувствовать себя с ним в безопасности. Она же Тарика не знала, не доверяла ему, а о безопасности и говорить нечего.

Впрочем, он пытался ее защитить. Пустая кровать тому доказательство. Может, она сама выдумывает себе страхи, чтобы интереснее жилось? И поэтому не хочет на него полностью положиться. Уже очень давно она никому не доверяет. Довериться кому-то — значит показать свою беззащитность и ранимость, позволить другому узнать свои слабые места. А это всегда опасно…

Пора вставать. Хватит думать о всяких глупостях.

— Поздравляю с успешным окончанием операции, — улыбнулся Правитель шефу полиции, который только что объявил о задержании Омара. Предатель подтвердил свою связь с бандой. Скоро члены группировки во главе с Чадом Рейнвельтом предстанут перед судом.

— К сожалению, у нас еще одна проблема, — сказал шеф полиции.

— Какая? — удивился Тарик.

— Омара мы арестовали сегодня рано утром, когда он возвращался от Рейнвельта. На допросе он рассказал, что Рейнвельт расспрашивал его о принце Тарике. Очевидно, главарь подозревает вас. Омар ответил ему, что вы вряд ли сможете причинить вред своей семье, он охарактеризовал вас с положительной стороны. Кроме того, он дал ему понять, что, будучи богатым человеком, в деньгах вы не нуждаетесь. Омар сообщил, что Рейнвельт поклялся отомстить вам.

— К чему эти беспокойства? — спросил Тарик. — Ведь вся банда за решеткой.

— Да, но у Рейнвельта масса связей в преступном мире. Конечно, мы допросили его, но он ни в чем не признался. Однако Омар настаивает на своем: Рейнвельт заказал вас, — сообщил шеф полиции. — Мы приняли это к сведению и пытаемся взять след наемного убийцы. Поэтому я хотел просить Ваше Высочество быть поосторожнее. Мы обеспечим вас охраной.

Тарик тут же покачал головой.

— Я в этом никогда не нуждался, и сейчас тоже, — холодно ответил он.

— Я бы посоветовал вам на сей раз отступить от своих правил, — настаивал шеф. — Имейте в виду, ваши близкие и друзья тоже в опасности.

Тарик нахмурился:

— Они не могут подобраться к моей семье так близко.

— Я говорю не о Правителе, — уточнил шеф.

— Тогда кого же вы имеете в виду? — нетерпеливо спросил Тарик. Ведь его ближайшим родственником был только Правитель.

Шеф полиции поклонился и с почтением продолжал многозначительным тоном:

— Учитывая создавшуюся обстановку, я послал людей охранять квартиру в районе Аль-Мирах-ли. Там заметили молодую женщину, Ваше Высочество, прошу прощения за подробности, — добавил он быстро. — Но Ваше Высочество все поймет правильно. Нам не нужны лишние жертвы.

Могло быть и хуже. Но Гвинет засекли в его квартире. А в глазах шефа полиции она была женщиной Его Высочества, и никем иным. Значит, она тоже подвергается опасности.

Таков был ход мыслей всех мужчин Зурана. Даже если он расскажет историю с квартирой, он не переубедит шефа полиции. Да и Чада тоже, что гораздо хуже. Тарик отказался от услуг профессионалки, значит, у него есть другая женщина. Й эта женщина может быть ему дорога. И было совершенно бесполезно что-то объяснять.

— Безусловно, она для убийцы самая доступная мишень. Возможно, они попытаются напасть на нее, и это будет вам предупреждением, — заметил шеф полиции, чувствуя гнев Тарика.

Да, он и сам уже подумал об этом. Слишком все правдоподобно выглядит. А значит… мисс Гвинет Тальбот должна немедленно уехать обратно на родину ради собственной же безопасности.

Это надо сделать быстро, без промедления. Отправить ее без лишних расспросов с ее стороны. Хорошо, что можно воспользоваться ее слабостью: страстью к деньгам. А уж легенду-то он придумает быстро.

Вернувшись в квартиру, Тарик нашел Гвинет на террасе. Она опять читала одну из его книг. На этот раз — о местных обычаях.

И как всегда при виде ее, молодой человек старался сдерживать себя, чтобы не обнять ее, что удавалось ему с огромным трудом.

Итак, чем быстрее она вернется домой, тем лучше. Для них обоих.

— Я тут размышлял над твоей историей с квартирой, — заговорил он внезапно.

— О моей? — удивилась Гвинет. Она не собиралась сдаваться, ведь на нее надеется Тереза.

Тарик пожал плечами.

— Насколько я понимаю, ты ждешь документов. И как только они появятся, ты вернешься к себе, а квартиру продашь, так?

Гвинет медленно кивнула.

— Учитывая длительный процесс оформления документов, я придумал кое-что более выгодное для тебя. Предлагаю тебе сумму за квартиру выше той, что дадут на рынке. И завтра ночью ты уже в Британии.

Что? Уж не ослышалась ли она?

— Ты хочешь выкупить у меня квартиру? — крайне удивленно спросила она. Слова давались ей с трудом.

— Именно.

Гвинет подозрительно смотрела на него. Что он задумал? Она ни минуты не верила в его добрые намерения.

— Зачем тебе это нужно? — спросила она.

— Не хочу терять время на сложные операции в агентстве недвижимости.

Бровь Гвинет поползла вверх.

— Но это же незаконно, — напомнила она ему.

Тарик посмотрел на нее с таким видом, словно вот-вот бросится и задушит.

— Я пытаюсь помочь тебе, — воскликнул он. Гвинет подозрительно взглянула на него.

— Как бы не так, — грубо ответила она и одарила его весьма обаятельной улыбкой.

Кажется, она все же вознамерилась свести его с ума. Но он продолжал стойко держать дистанцию между ними. Мало ли что она надумала.

— Ты не обманешь меня. Хочешь заставить меня поверить, что это выгодно. Не пройдет. У тебя здесь явно личный интерес, — догадалась она.

Вдруг в его глазах мелькнуло странное выражение. Кажется, надвигалась настоящая гроза. Еще одна фраза, и он убьет ее на месте одним взглядом.

— Возможно, я просто хочу, чтобы ты побыстрее убралась из моей жизни, — яростно заявил он.

Гвинет заморгала. Она должна была это предвидеть.

— Рыночная цена квартиры — три четверти миллиона фунтов стерлингов. Я готов сейчас же подписать тебе чек на миллион, это с лихвой покроет все твои расходы. В том числе и моральный ущерб.

Реальная цена была гораздо ниже, но Тарика это не волновало. Ему нужно было отправить дамочку домой во что бы то ни стало и ради ее же собственного блага. Кажется, она становилась ему все дороже и дороже. Он должен положить конец развитию своего чувства к девушке.

— Чек? — подозрительно спросила Гвинет. Значит, он продолжает попытки выгнать ее из квартиры. Весьма хитроумный план он придумал. Только вот почему предлагает цену намного больше реальной, которую ей называл агент недвижимости? Неужели он думает о ней так плохо? Из каких соображений он все это затеял? Явно денег у него куры не клюют. Тогда в чем дело? И что же ей предпринять?

Перво-наперво, она должна думать о Терезе и Энтони, поэтому сумма, предложенная Тариком, манила. Но ее не так-то легко купить. Она должна понять его мотив.

Тяжело вздохнув, Гвинет спросила:

— Ты считаешь меня круглой дурой?

— Ты о чем? — удивился он.

— Как будто непонятно, — съязвила она. — Ты выпишешь чек, а потом окажется, что его нельзя обналичить, потому что на счету нет денег.

— Что? Ты смеешь обвинять меня в бесчестности? — возмутился он.

Гвинет гордо подняла голову.

— Очевидно же, что тебе чересчур сильно нужна квартира, и здравый смысл подсказывает мне, что на это у тебя свои мотивы. Ты сделал мне воистину королевское предложение. Почему? Это благотворительный акт? — Она хитро улыбнулась и покачала головой. — Не думаю. Ты искренне считаешь, что я соглашусь, когда услышу сумму, и не буду тебя ни о чем расспрашивать? Может быть, эта квартира имеет для тебя определенную ценность, не знаю. Ведь за что-то же ты готов заплатить двойную цену, — рассуждала она, пожимая плечами. — Иначе как понимать твой жест?

— Так вот как ты рассуждаешь? — удивился Тарик. — Все измеряешь деньгами?

Кажется, ему нравилось ее доводить. Гвинет понимала: он что-то затеял, но что? С ловкостью факира он заставлял ее играть по его правилам.

— Это финансовая сделка. Квартира — денежное вложение, поэтому речь и идет о деньгах, — ответила она как можно тверже. — Я не могу согласиться на твое предложение, пока квартиру не оценят.

— Как ты смеешь не доверять моему слову?

Гвинет была непоколебима.

— Да, смею.

Он прошептал что-то себе под нос, явно что-то нелестное, шагнул к ней и с силой схватил ее за запястья.

— Убери руки! — воскликнула Гвинет, пытаясь освободиться.

Тарик просто хотел успокоить ее, однако, когда она начала вырываться, в нем вспыхнуло примитивное чувство страсти. Притянув к себе женщину, он завел ее руки за спину, чтобы та не сопротивлялась.

— Отпусти меня! — вскричала Гвинет. Но тут она случайно взглянула на его губы и тем самым допустила ошибку. По ее жилам словно бы потекло что-то горячее, но причиной этого был вовсе не гнев. Возможно, это…

Тарик прошептал что-то неразборчивое и склонился над ней. Девушка простонала, когда он коснулся ее своими твердыми губами. Она уже не пыталась посмотреть, возбужден ли он. В этом не было никакого сомнения: его бешеный пульс она ощущала всем своим телом.

С новой силой вспыхнули мучившие ее образы. Тысяча и одна любовная история были созданы в этих землях, под этим черным небом и яркими звездами, в бескрайней пустыне, где встречаются земля и небо и где женщина касается небес в объятиях своего любовника. Здесь рождались настоящие чудеса света — человеческая страсть, желание и любовь…

Гвинет невольно подалась ему навстречу, приоткрыв губы. Пусть это ее и пугало.

Тарик ощущал, как сильно билось ее сердце, словно пойманная в клетку птица. Он положил руку ей на грудь, и дыхание девушки смешалось. Она смотрела на него широко раскрытыми глазами.

Как удавалось этой бледнокожей взбалмошной девице так возбуждать его? Эти мысли терзали его гордую душу. Он тяжело вздохнул и покачал головой, желая отрешиться от непостижимой реальности. Жар, будто раскаленный песок, сжигал его изнутри. И невозможно было избавиться от него, не утолив желания. А это можно сделать, только добравшись до того самого оазиса, которым была эта женщина.

В прежние времена он бы, наверно, стал подозревать ее в том, что она околдовала его. Но если так, то она и сама поддалась своим чарам.

Бешеный стук ее сердца говорил Тарику о настоящих чувствах девушки. Его собственное желание сводило его с ума, оно было ведущей силой, без которой он не мог существовать.

Он коснулся рукой груди Гвинет, взяв ее полностью в ладонь. Девушка издала стон удовольствия, и за ним последовал новый прилив желания.

Как она решилась на то, чем они занимались с Тариком? А как она могла бы воспротивиться? Почему-то его простые движения привели ее в состояние близкое к обмороку, ввергли в транс.

В прежние времена он бы запер эту светлокожую соблазнительницу в свой гарем, где больше ни один мужчина не бросил бы на нее похотливый взгляд. И она бы развлекала его, когда он хотел и как он хотел. Но они жили в изменившемся мире. Тарик терял контроль над собой. Лишь неимоверным усилием воли он заставил себя отпустить ее.

Он просто обязан это сделать. Почему она стоит и не уходит? Мгновение спустя Гвинет уже поправляла одежду дрожащими пальцами.

— Неверный ход! — вскричала она. — Думаешь, таким образом ты можешь от меня избавиться?

Он не успел ей ничего возразить, как она развернулась и ураганом вылетела из квартиры.