Прочитайте онлайн Долина любви | ГЛАВА ПЕРВАЯ

Читать книгу Долина любви
4816+819
  • Автор:
  • Перевёл: Е. Егорова
  • Язык: ru

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Выйдя из такси, Гвинет облегченно вздохнула. Она посмотрела на здание, рядом с которым остановилась. Здесь была квартира ее отца, после его смерти ставшая ее собственностью.

А его долги? Как бы хотелось от них избавиться! За последние несколько недель она сгорбилась от горя, словно тяжелый груз давил на ее плечи. Роковой сердечный приступ в один миг сделал ее сиротой. Возможно, между отцом и дочерью и не было особо теплых отношений, в классическом их понимании. Но все же он был ей родным.

После развода родителей она осталась на равнодушное попечение матери и отчима. Отец же исчез из ее жизни, и большую часть времени она его не видела, а он продолжал развлекаться на полную катушку. Иной раз он навещал ее в частной школе, где она училась и жила, опекаемая любящими учителями.

Отец был яркой, харизматической личностью, но за душой не имел ни гроша. Кривая улыбка появилась на губах девушки, когда она вспомнила, как достались ему эти апартаменты и королевстве Зуран на побережье Персидского залива.

— Дом расположен в центре стройки новой пристани. Говорю тебе, Гвинет, я мог бы сто раз уже продать квартиру, нет, даже тысячу, и в дни раза дороже, чем заплатил за нее, — твердил ей отец восторженно.

Тогда Гвинет толком ничего не знала Зуран, зато теперь пришлось узнать.

Ее била дрожь после жаркого дня — на побережье были прохладными. Ночь опустилась на Гвинет шелковой шалью. Ветер гладил ее кожу. Казалось, что это мистический любовник дарит ей свою ласку. Ни с чем не сравнимое наслаждение. Она вздрогнула и подавила в себе жажду нежности и чувственности, как делала это всегда. С того момента, как Гвинет стала девушкой, она старательно боролась с сексуальным желанием. Она боялась стать такой же, как и ее отец, рабой чувственных удовольствий.

Она сама выбрала такой путь для себя и будет ему следовать и дальше.

За последние несколько недель ей пришлось много страдать, и она выпустила из-под контроля эмоции. Да к тому же мягкий климат Зурана весьма к этому располагал. Все же надо быть настороже.

Гвинет поправила длинные огненно-рыжие волнистые волосы, убрав непослушные локоны с золотисто-зеленых глаз. По ним всегда можно было прочитать ее мысли, такова ее слабость. Глаза, длинные ресницы и персиковую кожу она унаследовала от матери-ирландки, а стройную фигуру — от бабушки по отцовской линии. Гвинет не раз думала, что вполне могла бы родиться привлекательным мужчиной… Возможно…

Внезапно девушке стало грустно. Широко распахнутые глаза затуманились воспоминаниями. С детства Гвинет переживала, что родители ее не любят. Когда она повзрослела, то поняла: она в этом не виновата. Мать и отец не любили друг друга, а она — нежеланный ребенок.

Через год после развода мать вышла замуж, уехала в Австралию и начала новую жизнь. Отец, освободившись от уз брака, которых никогда не хотел; начал бродить по свету, пить, играть в азартные игры и встречаться с женщинами. Наследник поколения хиппи, се отец даже в среднем возрасте продолжал принимать наркотики, алкоголь и оставался сторонником свободной любви.

Оказалось, она не единственный его ребенок. Он легкомысленно завел себе вторую семью — молодую жену и младенца.

Гвинет не сразу узнала об этом. Однажды отец позвонил ей и сказал, что остановился в отеле в Лондоне. После работы она сразу же направилась к нему в отель, где, к своему изумлению, обнаружила, что он снял не комнату, а дорогой помер. Это еще было не все: с собой он привез подружку, филиппинку Терезу, и ее маленького сына.

— Тереза так юна… — Гвинет не могла понять, зачем молоденькая и симпатичная девушка живет с ее потрепанным жизнью отцом.

— Ей двадцать два, — бросил отец.

На четыре года младше ее самой. Очевидно, ему было наплевать на чувства Терезы, он пожал плечами и сказал:

— Можешь относиться к этому как угодно. А мне нравится секс. И что не так? Вот уж никогда не думал, что моя малышка будет против этой радости жизни. Секс — это нормально. Как и потребность в еде, потребность в сексе надо удовлетворять. Ты даже не знаешь, чего лишена. На твоем бы месте…

— Ничего не хочу знать, — резко оборвала она отца. — Ты не будешь на моем месте.

Девушка прекрасно понимала, что отцовская чувственность досталась ей в наследство, и постоянно подавляла ее в себе. Признаться, это было нелегко. И вот теперь, когда отец умер, она вдруг перестала себя контролировать. И волна желания как будто бы прорвала все преграды.

Гвинет снова взглянула на здание перед собой и сверилась с адресом. Отец вполне мог что-нибудь перепутать, это было в его стиле.

Ей очень понравилась окружающая местность. Девушка увидела белые яхты, качающиеся на волнах в лунном свете. На конце волнореза красовалось здание, похожее на ресторан, — оно было сделано из стекла и светилось огнями.

Сначала она засомневалась, принадлежит ли ей квартира в таком роскошном доме. Гвинет даже обращалась в посольство Зурана в Лондоне. Но там подтвердили, что это действительно ее собственность.

Чтобы зарегистрировать недвижимость на ее имя, ответили ей в посольстве, придется самой выехать в Зуран или передать кому-нибудь доверенность от своего имени. Ей не хотелось делать последнее, ведь квартира — это единственное, что ей оставил отец. Вот так она и очутилась в Зуране.

Вынув пластиковую карточку-ключ из сумочки, Гвинет решительно направилась к входу. Она немного волновалась, что дверь не откроется. Но к ее великому облегчению, стеклянные двери разъехались легко и быстро, словно по команде «Сезам, откройся».

Лифт поднял ее на самый верхний этаж, в пентхаус. Гвинет и понятия не имела, сколько может стоить квартира в этом великолепном здании, но догадывалась, что сумма значительная. Надо продать эти апартаменты как можно скорее. Ведь деньги на ее банковском счете быстро таяли. Она получала приличное жалованье, но надо было покрыть еще некоторые расходы. Счет отца пуст, как холодильник безработного, а это значило, что похороны придется оплачивать ей. К тому же девушка пообещала помочь Терезе и ее малышу Энтони, хотя и сделала это без особого удовольствия.

Дверцы лифта раскрылись, и она вошла в коридор. Над огромной гостиной, видимо, поработал хороший дизайнер: комната напоминала декорации к съемкам фильма о жизни богачей. Даже ощущался легкий запах сандалового дерева.

Из гостиной девушка прошла в аккуратную кухню, где было все необходимое, включая холодильник. Из кухни можно выйти на балкон, на котором стояли стол и стулья. Однако ей было не до еды, ужасно хотелось спать.

Гвинет прошла до конца коридора, где обнаружила спальню. Комната была так пышно обставлена, что девушка ахнула от восторга.

Она вернулась в коридор и открыла следующую дверь. Там находился кабинет.

Был почти час ночи, а у нее завтра встреча в Государственном агентстве по вопросам собственности иностранцев в Зуране. Надо бы выспаться. Поэтому она быстро разделась и пошла в ванную принять душ.

Пятнадцать минут спустя Гвинет мирно спала в кровати.

— Тарик!

Теплая улыбка озарила лицо зуранского шейха, когда он приветствовал одного из своих любимых родственников. Он обнял его, как равного. В Зуране властвовал он, а принц Тарик управлял одним из маленьких королевств, находящихся в долине, где пустыня встречается с горами.

— Слышал, ты скоро собираешься начать раскопки древнего города своих предков? — спросил Правитель.

Тарик улыбнулся:

— Как только летняя жара пойдет на убыль, работы начнутся.

— А сам ты тоже будешь там? Тебе больше нравится копаться в песке, чем отдыхать у меня при дворе? — Правитель рассмеялся, изучая лицо молодого человека.

Оба они были в традиционных арабских одеждах. Тарик был гладко выбрит, в то время как Правитель носил бороду. У принца были серые глаза, а у Правителя — темно-карие. Да и кожа Тарика казалась загорелой, а не смуглой от природы. Несмотря на это, мужчины были похожи друг на друга как две капли воды. В глазах у обоих горел гордый огонь: они прекрасно осознавали свое высокое положение.

Правитель положил ладонь на руку молодого человека, Тарик дипломатично молчал. Он любил и уважал Правителя и как монарха, и как друга.

Наравне с многими другими молодыми людьми Зурана, принц получил образование в Англии и Америке. Брак его матери и отца был неудачным: отец бросил их, когда мальчику еще не исполнилось и пяти лет. После их развода Тарика привезли в фамильный дворец королевской семьи.

— Итак, — Правитель пригласил его присесть, — каковы успехи в деле о банде мошенников?

Правитель предложил Тарику восточные сладости, от которых принц отказался. Тарик улыбнулся: Правитель был известный сладкоежка.

— Главарь банды — африканец но фамилии Чад. И сейчас я должен встретиться с ним. Он поставил меня в известность, что ему помогает кто-то из правительства Зурана. Благодаря этому они совершают махинации с квартирами, перепродавая их по нескольку раз. Они сбывают их нелегально, по сниженной цене и не одному покупателю, а двум, так удваивается их прибыль от сделки. К тому времени, когда жертвы обнаружат обман, будет уже слишком поздно — деньги им никто не вернет.

К сожалению, на данный момент главарь банды, очевидно, не доверяет мне настолько, чтобы сказать имя служащего, который помогает ему. Чад слишком умен, чтобы рисковать. Он сейчас находится на яхте, дрейфующей в море. Как ты знаешь, меня только что представили всей команде. Я играю роль жадного и распутного изгоя королевской семьи Зурана, преданность которого можно купить. Чад очень осторожен и подозрителен. Ему, видимо, недостаточно того, что я рассказал о себе, ему нужны доказательства, то есть моя помощь. Хотя мне уже заплатили — подарили квартиру, в которой я должен жить, пока принимаю участие в этой операции.

— Значит, ты не хочешь рисковать?

— Пусть он поверит в мою жадность. Еще я заявил, что у меня очень мало наличных, потому что деньги моей матери я не получу, так как все мое наследство находится в твоих руках, — Тарик пожал плечами. — В конце концов, со временем все раскроется, и они узнают о моем реальном положении. Но пока пусть считают меня жадным до денег.

— Кажется, ты не очень доволен ролью, которую мы возложили на тебя, — сочувственно заметил Правитель. — Но ты один из немногих, кому я по-настоящему доверяю, Тарик, а это очень важное дело.

— Это так! Все жертвы, о которых мы знаем, заявили, что они купили свою собственность напрямую, от официального агента. К сожалению, — добавил принц, усмехнувшись, — поскольку их агент был одет в традиционную арабскую одежду, носил бороду и большие черные очки, никто не может его опознать. Мы предполагаем: либо он был, либо является до сих пор госслужащим Зурана. Если об этом станет известно всему миру, то репутация Зурана пострадает.

— Этого нельзя допустить. Мошенника надо найти и нейтрализовать, — хмуро заявил Правитель, — я доверяю тебе. Ты сделаешь все правильно.

Отпустив машину с водителем, Тарик вдохнул полной грудью свежий воздух. Именно в такие ночи, как эта, пустыня звала его с такой силой, что единственным его желанием было покинуть город.

Он с отвращением думал о свалившемся на его голову криминальном деле. Прошлой ночью главарь этой банды предлагал ему услуги одной из его шлюх в качестве награды за работу.

Конечно, Тарику пришлось притвориться, что он польщен этим щедрым предложением, хотя на самом деле его чуть не стошнило, когда он увидел эту девку. Он соврал, что боится быть застуканным своим кузеном Правителем. Если тот увидит Тарика с женщиной, это не будет принцу на руку.

Несмотря на тот факт, что последнее время Тарик жил в воздержании — с тех пор, как разорвал отношения с одной элегантной француженкой, которая не хотела замуж, — вид вульгарных молодых женщин с их вызывающе огромной грудью не возбуждал его. Сколько бандитов уже ею попользовались? Губы его искривились от отвращения, когда он вспомнил слова главаря банды:

— Я могу послать ее к тебе на квартиру, чтобы ты развлекся с ней в спокойной обстановке.

— Спасибо, не надо, — сожалеющим тоном ответил принц.

Тарик вернулся в квартиру. Не зажигая свет в спальне, он сразу пошел в душ, смыть пыль с утомленного жарой тела.

Гвинет проснулась. Ее тело горело огнем. И почему после стольких лет желание проснулось в ней именно сейчас? Почему оно вспыхнуло в ней, несмотря на все запреты?

Отец смеялся над ней и обвинял в том, чтоона не может попять радость секса. Но ведьона прекрасно понимала. Даже чересчур хорошо. Но еще она понимала, что может стать его рабой, если не сумеет взять под контроль эмоции.

Откинув покрывало, Гвинет села в кровати. Как раз в этот момент из ванной вышел Тарик.

Гвинет молчала и в изумлении смотрела на мужчину, стоящего в дверях. Как и она, он был абсолютно голый. И это был самый совершенный в мире мужчина, которого она только могла себе представить. Высокий, смуглый, привлекательный. Плюс опасный. И эта опасность возбуждала ее еще больше. Один его взгляд мог зажечь огонь в любой женщине. Девушка заморгала: не может такого быть. Это всего лишь иллюзия, фрагмент ее сна.

Нет. Он был живой, из плоти и крови. Стоял перед ней. А это значит… Гвинет поспешно отвернулась от него, ее лицо пылало.

Ее порывистое движение почему-то возбудило Тарика.

— Как ты сюда пробралась?

Но он не нуждался в ответе. Он прекрасно знал, кто она и благодаря кому оказалась здесь, в его спальне, в его постели.

Тарик подошел к ней:

— Можешь не отвечать. Я знаю, кто ты такая! — Он бросил на нее ледяной, полный презрения взгляд. Она здесь не останется ни минуты.

Итак, мужчина не был ни сном, ни галлюцинацией. Гвинет снова посмотрела на его широкую грудь и снова отвела взгляд.

Она вскрикнула, когда он схватил ее за руку и сбросил с кровати па пол.

Так, кажется, грудь у этой настоящая, подумал Тарик. Разницу он видел сразу: нагляделся на этих восковых куколок на яхте. Наверное, ее груди нежные и мягкие. Они достаточно большие, но не уродливые. Так бы хотелось их погладить. Любопытно, как это…

Тарик помотал головой: неужели он запал на шлюшку? Да он даже возбудился.

— Что ты делаешь? Отпусти меня! — закричала девушка и забарабанила свободной рукой по его груди.

Тарик ощутил прикосновение ее шелковистых волос, когда она наклонила голову, пытаясь прикрыть грудь. Ее кожа была молочно-белой. Темно-зеленые глаза сверкали, а розовые губы соблазняли и манили.

Тарик был безумно зол на себя. И на эту женщину. Да, не был он готов к такой вспышке желания, которое завладело его душой и телом. Но ведь хотеть продажную женщину — невозможно. В эту ночь произошло много невозможного.