Прочитайте онлайн Долина Безмолвных Великанов | Глава 13

Читать книгу Долина Безмолвных Великанов
3112+1297
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Тихонов
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 13

Кент онемел от неожиданности. Он не только не мог произнести ни единого звука, но не в силах был хоть каким-нибудь жестом или знаком приветствовать неожиданную посетительницу. Совершенно ошеломленный, он неподвижно застыл посреди камеры, не веря своим глазам. Если бы сама жизнь его сейчас зависела от произнесенных им слов, он был бы уже мертв; впрочем, то, чего он не в состоянии был выразить словами. — и даже значительно более того! — явственно отражалось на его лице. Девушка, должно быть, заметила это. Вцепившись обеими руками в прутья решетки, она пристально глядела на него, словно пытаясь найти ответ на мучившую ее загадку. Кента поразила неестественная бледность лица девушки, благодаря чему фиалковые глаза ее казались глубокими темными озерами. Капюшон ее насквозь промокшего плаща был откинут, и черные волосы, резко контрастирующие с алебастровой белизной щек, мокро блестели в тусклом свете тюремного фонаря. Длинные ресницы намокли и отяжелели под дождем.

Не в силах тронуться с места, Кент протянул руки и окликнул ее, с трудом обретя голос:

— Маретт!

Пальцы девушки с такой силой стиснули решетку, что побелели суставы. Дыхание учащенно вырывалось из ее полураскрытых губ. На лице нс было заметно ни следа улыбки, ни реакции на его радостный возглас, ни даже намека на то, что она его узнала. Случившееся потом было настолько неожиданным и странным, что сердце Кента, подпрыгнув, остановилось в груди. Вез всякого предупреждения девушка ни с того ни с сего отшатнулась от тюремной решетки и издала пронзительный испуганный крик. Не отводя глаз от Кента, она отступила к стене и продолжала неистово кричать, будто что-то до смерти напугало ее.

Из смежного помещения до Кента донеслись возбужденные голоса, грохот упавшего стула и топот бегущих ног. Маретт Рэдиссон отступила в дальний угол коридора, с неподдельным ужасом указывая выскочившим Картеру и Пелли на камеру Кента. Оба констебля промчались мимо. За ними следом бежал полицейский, специально выделенный для сопровождения Кента в Эдмонтон.

Изумленный Кент замер на месте, словно окаменев. Рядом с решеткой возникли встревоженные лица Пелли, Картера и специального полицейского агента, рисовавших уже в своем воображении самые страшные картины. Но тут за их спинами Кент увидел нечто совершенно невероятное. Рука Маретт Рэдиссон мгновенно нырнула под плащ и появилась оттуда с револьвером, направленным н троих блюстителей закона. Кент заметил не только это. Не менее разительная и быстрая перемена произошла и в самом облике девушки. Глаза ее один-единственный раз встретились с глазами Кента, и он увидел в них живой и насмешливый огонек. Сердце его в могучем толчке, казалось, готово было выпрыгнуть не только из груди, но и из-за тюремной решетки, и Картер, испытующе поглядев на его лицо и глаза, внезапно резко обернулся.

— Пожалуйста, не пытайтесь мне помещать, джентльмены, — сказала Маретт Рэдиссон. — Я убью первого, кто сделает малейшее подозрительное движение!

Голос ее был спокоен и решителен. В нем не слышалось ни пафоса, ни истерии; но в самой его будничной деловитости звучала смертельная угроза. Оружие в ее руке не колебалось и не дрожало. Это был черный тонкоствольный револьвер, один лишь цвет которого вызывал неприятный, тревожный холодок. И из-за черного револьверного ствола подобно двум озерам пламени угрожающе сверкали глаза девушки. Трое мужчин недоуменно уставились на нее, потеряв дар речи. Автоматически они подчинились ее молчаливому приказу поднять руки вверх. Затем девушка опустила зловещее мрачное дуло на уровень живота Пелли.

— Ключ у вас, — сказала она, — отоприте камеру!

Пелли покопался в карманах и извлек связку ключей. Девушка внимательно следила за ним. Неожиданно специальный агент хрипло рассмеялся и опустил руки.

— Чертовски ловкая шутка! — сказал он. — Боюсь только, что у вас все равно ничего не выйдет.

— Не волнуйтесь! — послышался ответ.

Маленький черный револьвер переместился одновременно с тем, как рука полицейского коснулась кобуры, висевшей у него на поясе. Глаза Маретт с холодной полуулыбкой напряженно следили за ним.

— Прошу вас, поднимите руки! — приказала она.

Констебль заколебался; затем его пальцы ухватились за рукоять револьвера. Кент, затаив дыхание, видел, как почти незаметно напряглось тело Маретт и дернулись руки Пелли, поднятые над головой вместе с ключами. Еще мгновение, и весь спектакль действительно обернется глупой шуткой. Но мгновение это не наступило. Из тонкого черного дула револьвера внезапно вырвался короткий язык пламени и дыма, и одновременно с грохотом выстрела специальный агент скорчился у тюремной решетки, ухватившись рукой за прутья, чтобы не упасть. Вторая рука его, в которой он держал револьвер, повисла беспомощной плетью. Он не издал ни звука, ни стона, хоть лицо его и перекосило от боли.

— Откройте дверь камеры!

На сей раз маленький револьвер черным зрачком дула смотрел прямо в грудь Пелли. Полуулыбка исчезла с девичьих губ. Глаза ее сверкали яростным блеском. Слегка наклонившись в сторону Пелли, она, учащенно дыша, повторила приказание. Голос ее частично потонул во внезапном ударе грома, но Пелли понял. Он видел, как губы ее произносят слова, и наполовину услыхал их:

— Откройте дверь, или я убью вас!

Больше он не колебался. Ключ заскрежетал в замке, и Кент сам распахнул дверь камеры, одним прыжком очутившись снаружи. Он достаточно быстро сориентировался в ситуации и приступил к действию.

Поразительная дерзость авантюры, то, как талантливо и умно была разыграна сцена испуга, вынудившая охранников столпиться у двери камеры, ошеломляющая решительность и ловкость девушки в обращении с маленьким черным револьвером — все это словно воспламенило каждую каплю крови в его жилах. Стоило ему оказаться вне камеры, как он вновь превратился в прежнего Джима Кента, отчаянного бойца. Он выдернул автоматический пистолет из кобуры Картера и, держа под прицелом Пелли и специального агента, обезоружил обоих. Сзади послышался невозмутимый и торжествующий голос Маретт:

— Заприте их в камере, мистер Кент!

Кент не обернулся, но сделал недвусмысленный жест пистолетом, и Пелли со специальным агентом, пятясь, шагнули за решетку. Картер не шевелился. Он смотрел прямо в лицо девушки, державшей его под прицелом своего маленького черного револьвера. Пелли и раненый констебль не могли видеть того, что губы Картера складываются в странную, загадочную улыбку. Глаза его встретились с глазами Кента, и молчаливое выражение дружеской поддержки — или, во всяком случае, нечто весьма похожее на это — промелькнуло в его взгляде. Картер был рад! Кент с трудом сдержал желание пожать ему руку, но вместо этого он втолкнул его в камеру, запер замок и с ключом в руке обернулся к Маретт Рэдиссон. Глаза девушки победно сияли. Никогда еще не Приходилось Кенту видеть ни таких великолепных задорных глаз, ни легкости и быстроты, с которыми она, точно птичка, повернулась и бросилась бежать к выходу, увлекая его за собой.

Кент отставал от нее лишь на шаг, когда они пробегали мимо служебного кабинета Кедсти. Девушка первой достигла наружной двери и распахнула ее. За дверью царил чернильный мрак. Проливной дождь холодными струями хлестал им прямо в лицо. Кент заметил, что девушка не накинула на голову капюшон плаща, когда выскочила из здания полиции. Захлопывая за собой дверь, Кент почувствовал, как девушка схватила его за плечо; рука ее, скользнув по рукаву его куртки вниз, отыскала его ладонь. Мокрые и холодные пальцы изо всех сил стиснули его руку.

Кент не задавал вопросов, молча стоя рядом с Маретт в беспросветном хаосе разбушевавшейся грозы. Пронзившая темноту вспышка молнии на мгновение осветила девушку, ее непокрытую голову, склоненную под порывами ветра. Затем раздался удар грома, который потряс землю у них под ногами, и пальцы девушки еще крепче вцепились в его ладонь. В громовом раскате он услышал ее голос, не то иронический, не то испуганный:

— Я… я так боюсь грозы!

Хохот Кента перекрыл шум дождя — искренний, веселый смех от души. У него вдруг возникло безумное желание тут же остановиться, схватить девушку в объятия и дальше понести ее на руках. Он едва сдерживался, чтобы в диком восторге не закричать во весь голос на всю округу. Не она ли несколько минут назад рисковала всем, выступая против трех храбрейших мужчин, когда-либо состоявших на службе защиты Закона, и даже подстрелила одного из них? Он попытался что-то сказать, но Маретт ускорила шаги, почти бегом продвигаясь сквозь тьму и сумятицу бури.

Она вела Кента не в сторону реки, а к лесу, расположенному за домом Кедсти. В окружавшем ее мокром и непроглядном мраке она ни разу не запнулась и не сбилась с пути. В крепком и уверенном пожатии ее пальцев было что-то повелевающее и властное, хотя они и сжимались непроизвольно при каждом раскате грома. Все это привело Кента к убеждению, что у девушки нет колебаний относительно конечного пункта их маршрута. Молния всякий раз на мгновение выхватывала из мрака ее стройную фигуру, упрямо противостоящую ветру и дождю, ее мокрую непокрытую голову, тонкие черты бледного лица. Кент не упускал ни одного из этих мгновений, чтобы еще раз полюбоваться ею.

Само ее присутствие, а не мысль об удачном побеге, приводило его в необычное возбуждение. Она была здесь, рядом с ним. Рука ее крепко сжимала его ладонь. Вспышки молнии время от времени позволяли ему видеть ее. Он ощущал прикосновение ее плеч, ее рук, ее тела, когда они в темноте сталкивались друг с другом. До сих пор девушка являлась к нему в мечтах, он постоянно думал о ней. И вдруг неожиданно она стала реальностью, как бы неотделимой частью его самого! Ошеломляющее сознание этого и ликующий восторг при мысли, что в самый последний момент именно она пришла к нему, спасла его, рискуя собой, и сейчас ведет к свободе сквозь грохот и завывания бури, подавили все остальные чувства в его душе.

На склоне пологого холма между поселком и домом Кедсти Маретт Рэдиссон сделала первую остановку. Кент снова ощутил непреодолимое желание схватить ее прямо здесь, под дождем, в темноте, прижать к груди и кричать ей во весь голос о своей радости, о счастье даже более великом, чем счастье свободы. Но он продолжал стоять молча, держа ее за руку, пока очередная молния не осветила ее вновь. На этот раз ослепительная вспышка распорола ночь так близко, что казалось, будто над ними с шипением пронеслась электрическая ракета. Страшный удар грома прокатился прямо над их головами, и девушка, вздрогнув, непроизвольно прижалась к нему, крепко охватив обеими руками. Ладонь Кента на мгновение коснулась в темноте ее мокрого лица и насыщенных влагой густых волос.

— Маретт! — прокричал он, стараясь перекрыть шум дождя. — Куда мы идем?

— Туда, вниз! — услышал он в ответ ее голос.

Рука ее перестала сжимать его ладонь, из чего Кент заключил, что девушка указывает куда-то в темноту, хотя вокруг не было видно ни зги. Перед ними простиралась непроницаемая бездна мрака, море сплошной черноты, в самом центре которого Кент с трудом разглядел мерцающий огонек. Он догадался, что это светится лампа в одном из окон дома Кедсти и что ее огонь служит Маретт своеобразным маяком, ориентиром, благодаря которому девушка находила дорогу, спускаясь по склону и все еще держа Кента за руку. То, что она не предпринимала попыток отпустить ее, заставляло Кента не замечать неудобств, причиняемых проливным дождем, хлещущим им прямо в лица. Девушка судорожно ухватилась за большой палец его руки, как ребенок, который боится упасть. И всякий раз, когда раздавался раскат грома, она сильно сжимала этот спасительный палец, а душа Кента замирала от счастья.

Они быстро подошли к склону холма, откуда до жилища Кедсти было недалеко. Мысль Кента усиленно работала, пытаясь предугадать дальнейшее развитие событий. Немного к северо-западу от дома инспектора находился залив Кимс Бэй, и Маретт, вероятно, вела его к лесной дороге, по которой она уже проходила однажды в ночь загадочного нападения на Муи. Вопросы нахлынули на Кента, требуя немедленного ответа. Конечно, они направлялись к реке. Подобный вывод не мог вызвать сомнений, поскольку река — самый быстрый и надежный путь к спасению. Приготовила ли Маретт все необходимое для такого пути? И собирается ли она разделить с ним превратности ночного бегства?

У Кента не осталось времени для ответов. Сапоги их захрустели по гравийной дорожке, ведущей ко входу в дом Кедсти, и на эту дорожку свернула девушка, направляясь прямо к освещенному окну. Затем, к своему неописуемому изумлению, Кент расслышал сквозь шум дождя ее голос, радостно восклицающий:

— Вот мы и дома!

Дома! У Кента от неожиданности перехватило дыхание. Он был более чем поражен. Он был потрясен! Неужели она сошла с ума? Или собирается сыграть с ним неостроумную шутку? Освободить его из тюремной камеры только для того, чтобы привести в дом инспектора полиции, злейшего его врага на всем земном шаре? Кент остановился, и Маретт Рэдиссон потянула его за руку, увлекая за собой, настойчиво требуя, чтобы он следовал за ней.

— Здесь вполне безопасно, мсье Джимс! — кричала она сквозь грохот бури. — Не бойтесь!

Мсье Джимс! И насмешливая нотка в ее голосе! Кент собрался с духом и поднялся за девушкой на три ступеньки, ведущие в дом. Рука ее нащупала задвижку, дверь отворилась, и они быстро прошли внутрь. Лампа на окне горела совсем рядом, но в первые мгновения Кент ничего не мог разглядеть из-за воды, стекавшей по его лицу и заливавшей глаза. Он несколько раз моргнул, стряхивая с век воду, провел рукой по лицу и взглянул на Маретт. Она стояла в трех или четырех шагах от него. Лицо девушки было очень бледным, и она тяжело дышала, словно запыхавшись от быстрого бега; но глаза ее сияли, и. она улыбалась ему. Вода стекала с нее потоками, собираясь в лужицу на полу.

— Как вы промокли! — воскликнула она. — Боюсь, вы простудитесь. Идемте за мной!

Опять она насмехалась над ним, как тогда, в больнице у Кардигана! Девушка повернулась, и Кент поспешно взбежал за ней по лестнице наверх. Здесь она задержалась, поджидая его, и, когда он приблизился, протянула ему руку, как бы извиняясь за то, что отняла ее при входе в дом. Кент снова сжал ее ладонь, и она провела его к двери, расположенной в дальнем углу коридора. Девушка распахнула дверь, и они вошли. Внутри царил сплошной мрак, и девушка снова отняла руку; Кент слышал, как она уверенно двигается в темноте. В этом мраке новое захватывающее чувство овладело им. Воздух, который он вдыхал здесь, отличался от того, что он вдыхал в коридоре. В нем витал сладкий запах цветов и чего-то еще — легкий, неуловимый аромат женского жилища. Кент молча стоял и ждал, пытаясь разглядеть окружающее в кромешной тьме. Глаза его были широко раскрыты, когда в пальцах Маретт вспыхнула спичка и она зажгла лампу, осветившую ее с ног до головы.

Кент продолжал молча стоять, остолбенев от потрясения, какого еще никогда не испытывал. Маретт, словно давая ему время для ознакомления с обстановкой, неторопливо снимала промокший плащ. Под ним вся она оставалась сухой, кроме шеи и плеч, куда попадала вода, стекая с непокрытой головы: Кент заметил, что она носила короткую юбку и сапожки, прелестные маленькие сапожки из великолепно выделанной кожи оленя-карибу. Неожиданно девушка шагнула к нему, протягивая обе руки.

— Что ж, давайте здороваться, — сказала она. — И скажите, что вы довольны. Да не смотрите на меня так… так испуганно! Это моя комната, и здесь вы в полной безопасности.

Кент крепко сжал ее руки, глядя в чудесные темно-синие. глаза, отвечавшие ему открытым и прямым взглядом доверчивого ребенка.

— Я… я не понимаю, — заикаясь, с трудом проговорил он. — Маретт, где Кедсти?

— Он скоро вернется.

— И конечно, он знает, что вы здесь?

Она кивнула:

— Я здесь уже месяц.

Руки Кента еще сильнее сжали ее ладони.

— Я действительно ничего не понимаю, — повторил он. — Сегодня ночью Кедсти узнает, что вы спасли меня и ранили констебля Уиллиса. Великий Боже, нам нельзя терять времени! Надо поскорее убираться отсюда!

— Имеются довольно веские причины, по которым Кедсти не посмеет выдать мое присутствие здесь, в его доме, — спокойно возразила девушка. — Да он скорее умрет, чем сделает это! И ему в голову не придет, что я привела вас к себе и что беглый убийца скрывается под крышей у инспектора полиции! Вас будут искать где угодно, но только не здесь. Разве не здорово придумано? Он все взвесил и рассчитал, каждый шаг, каждое движение, вплоть до визга перед решеткой вашей камеры…

— Вы хотите сказать… Кедсти?

Девушка выдернула руки из его ладоней и отступила на шаг назад. И снова Кент заметил странный огонек, сверкнувший в ее глазах, как и тогда, когда она держала под прицелом револьвера троих мужчин в коридоре тюрьмы.

— Нет, не Кедсти. Он с радостью повесил бы вас и прикончил меня, если бы посмел. Я имею в виду замечательного, толстого, огромного, такого смешного вашего друга — мсье Фингерса!