Прочитайте онлайн Доктор. Заново | Часть 1

Читать книгу Доктор. Заново
6216+9778
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

1

Сосуд никак не желает затыкаться тромбом. Изменения требуют времени, а времени сейчас нет.

Кровь из рваной раны на ноге, пульсируя, выбрасывается небольшим фонтанчиком. Наверное, в ритме пульса — не знаю, я не местный и не врач.

Было бы интересно, если бы не сопутствующие обстоятельства.

Девочке лет 10 или около того: худенькая, высокая для своих лет. Школьная форма и ранец. Водитель автобуса, сбивший её минуту назад, ходит вокруг, машет руками, как журавль крыльями, и пытается доказать окружившим его людям, что он не виноват.

Сотрудник местной дорожной полиции с погонами капитана, высокий, седой, как лунь, поживший мужик лет 45-ти, с тяжелым взглядом, кладёт водителю автобуса руку на плечо и коротко матом просит не мельтешить.

Скорая помощь уже едет. На часах — около 8 утра.

Странно. Я жив. Хотя и явно не дома.

Газ и напалм поначалу помогали. Но потом твари навалились, не считаясь ни с чем, как будто понимали, что нас нужно остановить любой ценой.

Керк тут же отдал приказ отступать, когда погиб командир десанта, но мы этот приказ проигнорировали: задачу надо было решить. А наш мир — не то место, где можно жевать сопли и поддаваться эмоциям. Вернуться у нас всё равно бы не вышло — нас бы задавили числом на обратном пути. ТЯ-заряд был с собой, и мы решили хотя бы «достать» источник всех наших неприятностей. Если получится. То, что в этот раз отбиться не удастся, нам было очевидно. В отличие от Керка, который «рулил» с орбиты.

После этого, в тактической сети один за другим стали гаснуть огоньки членов группы, по мере выбывания людей. Десант был из 25 человек, командир выбыл первым, последним в сознании оставался я, хотя и попал в состав десанта абсолютно случайно (оказался ближе других к Керку в момент формирования группы, а вылетать нужно было срочно).

Ловить уже было нечего, пришлось подрывать боеприпас. Лично. Что я и сделал.

Потом стало понятно, что экосистема действительно чувствовала наши намерения. По крайней мере, в части агрессивности. В момент подрыва того самого боеприпаса, поставившего точку в моей истории в нашем мире, этот остров со всей флорой и фауной, оказавшийся каким-то органическим частотным модулятором, щедро «поделился» всеми своими доступными частотами. Выплеснув в эфир, как тогда показалось, модель Вселенной. В виде одного сжатого сигнала. Фрагментарно осевшую лично мне — прямо в мозги. Про остальных числом 24 человека не знаю.

И вот я прихожу в себя. В теле какого-то рахита (прости, Создатель, но тело — действительно не фонтан), в кислородно-азотном мире, который явно не мой, с непонятной мешаниной в голове. Заканчивая утреннюю пробежку и направляясь от озера к дому.

Не успев прийти в себя, на пешеходном переходе сталкиваюсь с толпой людей, окруживших эту девочку, местный автобус и его водителя.

Вместе с телом, наследую и мозг аборигена, плюс всю информацию в нем. Но разбираться с наследством, похоже, придётся позже: под девочкой — лужица (пока) крови, которая растёт с каждым толчком «фонтанчика», вылетающего из бедра, точнее — из разорванного сосуда на бедре. Девочка в сознании, но слабеет на глазах.

Так. Что-то все какие-то заторможенные. Они что не видят, что ещё немного — и будет поздно? Или это вижу только я, как не местный?

Естественная система образования тромбов при разрыве сосуда у неё почему-то не сработала. Амплитуда колебаний в её нервной системе слабеет прямо на глазах. Как вода, вытекающая из ванной после вытаскивания пробки. Так, размышления откладываем на потом. И мой мир — не то место, где можно жевать сопли; и тут, похоже, тоже — эта девочка просто сдохнет на глазах у задумчивой массы взрослых, у которых нет даже простейших универсальных аптечек с собой. Что за мир?

Дети — наше всё. И тут тоже ещё несколько минут — и будет «всё». Если все так и будут ждать скорую. А если эта их скорая приедет через 15 минут? Или через полчаса? У меня возникает ощущение, что все вокруг живут в 2 раза медленнее, чем я. И думают раз в 5 медленнее, чем нужно. Оценивая обстановку из памяти «тела», выясняю, что этот мир с 1 (классическим) G (против двух наших). Возможно, у местных метаболизм медленнее, мыслительные процессы медленнее, и думать быстро они не умеют.

Раздвинув людей, быстро подхожу. Спрашиваю полицейского капитана, что со скорой? Потухший взгляд капитана оживает, сфокусировавшись на мне:

— скорую ждать ещё минут 10. Только одна машина в районе, пересменка с дежурства, пробка по Петровской. Наши уже дали сопровождение скорой, чтоб сделать «зелёный свет» по маршруту, но у нас тоже пересменка — раз, и наша машина тоже едет через пробку — два. А ты что-то можешь сделать?

Что ему ответишь? Выгляжу я, наверное, в этом теле, ещё и после «вселения», старше возраста «тела». И принять меня за студента мед. института можно вполне. А то и за молодого непьющего выпускника оного. Или интерна. Но вопрос стоит не так, как он его ставит. Вопрос — смогу ли именно я, именно здесь и именно сейчас. Изменения требуют времени.

С травматическими повреждениями и рваными ранами я имел дело у нас, но сейчас я абсолютно не в курсе анатомии и обмена веществ местных. Насколько они совпадают с нашими?

«В наследство» досталось катастрофически мало информации: пацан в свои 16, кажется, не то что сам не учился, а даже и в школе старательно затыкал уши бананами. Где его всё же пытались чему-то научить. У нас его бы и в 5 лет не выпустили из карантина с таким багажом, не то что в 16…

Плюс — на ситуацию накладывается шоковое состояние девочки; на её помощь и даже на точную обратную связь рассчитывать не приходится. Вдобавок, ей около 10 лет, значит, ресурсы организма гораздо меньше, чем у взрослого, и болевой порог ниже, и вообще…

2 секунды на сканирование. Новые способности радуют, но ещё не до конца разобрался: какие навыки со мной из нашего мира, какие появились после подрыва и «контакта» с модулятором, какие — остались от текущего тела. На удивление, воспринимаю себя как целостную личность.

Так. Самое главное повреждение — оно просто алеет в контурах её тела — это рваная рана бедра. Ну и перелом бедра, до кучи. Закрытый, поперечный, неполный. Перелом в данном случае — фигня. Основная проблема сейчас в том, что у неё просто вырван «с мясом» кусок бедра. Такое впечатление, что автобус зацепил, как косой или саблей. Бампером по касательной, что ли?

Сейчас без разницы.

Помогай, Создатель… и ей, и мне.

Трачу ещё 3 секунды, чтоб убедиться, что у неё нет перелома позвоночника. Может, это и не правильно, но я — не местный и не врач. Мне это кажется важным. С переломом позвоночника её нельзя было бы шевелить. И, уже по личному опыту, при переломах позвоночника нервная система при сканировании даёт отклик со смещением по частоте — это нужно учитывать. Особенно при изменениях, которые, будь они не ладны, требуют времени.

Попутно отмечаю непропорциональное наполнение кровью некоторых внутренних органов брюшной полости — но сейчас не до того. Нет времени с этим разбираться. Частота колебаний тканей там явно соответствует общей длине волны её нервной системы, значит, там процессы не критичные; как минимум — обратимые. Для меня, во всяком случае. (Хорошо видеть длину волны в органике)

Всё не так плохо.

Только бы справиться с этим крупным сосудом бедра, или как там он называется (мелкие сосуды не в счёт). Главная опасность — растущая кровопотеря: я отчётливо вижу, что снижение амплитуды колебаний у девочки чётко синхронизировано с вытекающей из неё кровью: значит — связанные процессы. Чем больше крови вытекло — тем слабее амплитуда. Мне этот сосуд видится шлангом, состоящим из нескольких слоёв. По нашей теории, его полагается как-то пережимать механически. Чем-то типа наложения жгута — но я этого делать не умею. Вернее, здесь не умею и не знаю, как: у парня в голове — какие-то обрывки информации о рефлексотерапии. Раздражение определённых нервных узлов местных даёт мощные рефлекторные всплески во всём организме, он это зовёт мудрёным словом «акупунктура». Вдруг, пережимая сосуд на бедре, я параллельно отдаю команды на остановку дыхания? или на прерывание ещё какой-нибудь функции первого порядка, типа сердцебиения?

В общем, гарантий при механическом вмешательстве не вижу. Метод, может, и хороший, но я — не местный врач. Я просто НЕ УМЕЮ этого делать правильно. Тут. Пока что.

Слава богу, у меня есть собственные методы; а в такой ситуации, самая короткая дорога — та, которую досконально знаешь. А не та, которая на первый взгляд ближе.

НЕНАВИЖУ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. ПОСЛЕДНЯЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПРИВЕЛА МЕНЯ… Этому телу ещё совсем мало лет, какого черта…

Закрываю глаза, чтоб мозгу не мешали сигналы от зрения.

Скан в приближении. Сосуд в сечении выглядит многослойным «пирогом» разных тканей. Слои — с разной фазой колебаний. Шут его знает, есть ли среди этих тканей мышечная. Поищем… методом тыка.

«Прозваниваю» слои сосуда по очереди. Один из слоев тканей сосуда отзывается раза в 3 быстрее, чем следующие перед и за ним слои. Это хорошо. Значит, работать будем с ним.

Концентрация. Снимаю её текущие параметры. Немного мешают люди вокруг — от них идёт такой фон колебаний, что местами перекрывает отклик её нервной системы. Для проверки, меряю ещё раз.

Частота колебаний в контуре молекул. Скорость создания межмолекулярных связей. Проверяю, отзываются ли её ткани на моё вмешательство — отзываются, есть контакт.

Скорая будет только минут через 10.

Работаем.

Фиксирую свободные радикалы в её крови, не совпадающие с её частотой колебаний. Это — самый первый строительный материал для «пробки» в сосуд изнутри. Подаю сигнал, сигнал проходит. Формирование пробки запустилось. Ура. Замеряем скорость.

Поможем и с другой стороны.

Контролируя формирование «пробки», «нажимаю» на сосуд. Внутренний слой не реагирует. Так, а какой тогда слой? Какой-то из слоёв отзывается. Средний. Кажется. Не важно. В моей проекции, похоже на сокращение мышечной ткани. Как раз то, что нужно. Подаю сигнал дальше. Один из слоёв сосуда, сокращаясь в диаметре, тянет за собой всю «систему». Кровотечение ослабевает.

Проверяю ещё раз, чтоб убедиться, что это не из-за кровопотери. «Родная» частота колебаний её крови — замеряю прямо с раны. Крови в теле ещё хватает: изменений амплитуды колебаний в органах не вижу. По фазам тоже всё согласовано. Значит, кровопотеря пока не критичная. Отмирание обескровленных клеток выглядит совсем иначе, был опыт…

Значит, кровотечение слабеет из-за сужения сосуда. Ура. Вот подоспевает «пробка» из свободных радикалов и закупоривает сузившийся сосуд изнутри.

Кровь почти остановилась. Ура.

Подымаю голову: люди вокруг никуда не делись, переговариваются о чём-то своём, капитан смотрит в небо и что-то беззвучно шепчет. Спрашиваю его:

— Что по скорой?

— Сейчас, две минуты. На соседней улице.

Наконец из-за спин людей выныривает женщина-врач и садится на колени рядом со мной.

Ура. Успели.

Всё; сделал всё, что мог. Теперь врачи рядом, и у них на этот случай есть свои механические способы, которые в данном случае подходят в пять раз лучше моих. Уже импортированных, но ещё не адаптированных.

Поднимаюсь с колен и, сделав 2 шага назад, скрываюсь за спинами людей. Уходя, вижу как полицейский капитан кладёт руку на шею водителя автобуса, направляя того к полицейской машине:

— Давай! Поехали.

Мои адаптационные механизмы всё-таки включаются. Скорость мыслительных процессов вырастает и к тому моменту, как я покидаю место дтп, информация в голове полностью укладывается.

Во-первых, местные действительно «живут медленнее» — из-за скорости метаболизма при 1 G. Думают, соответственно, с той же скоростью, как и живут.

Во-вторых, все 3 пакета информации прекрасно согласуются между собой: моё прошлое в нашем мире. Прошлое этого парня, Саши, в которого меня занесло. И импортированный островом-модулятором при взрыве «пакет» нашей экосистемы. Ни один из из инфопакетов не воспринимается, как чужой. Они в сумме теперь полноценно составляют мою новую личность.

Ну, спасибо и на том.

Там, если не сумел быстро приспособиться — закопали. Всё просто. Было…

А тут — как заново родился.

Прихожу домой, не понимая, что делать дальше: с одной стороны, чужим себя не чувствую: спасибо «местной» памяти. С другой стороны — я всё же несколько в шоке после произошедшего. Могу не всё оценивать адекватно.

Ладно, надо просто успокоиться, оценить обстановку, поставить цели и выбрать инструменты их достижения. Это — для начала. А потом, свадьба сорочку справит… В конце концов я жив, в явно менее агрессивном мире, системе жизнеобеспечения ничего не угрожает, а главное — ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

Почесав за ухом, направляюсь на кухню. Почесав за ухом ещё раз, смотрю с полминуты в окно и принимаю решение: будем жрать. В широкую кастрюлю отмеряю стакан муки. Потом — полстакана кефира. В кефир — пол чайной ложки соды, перемешать. Вымешиваю 3 минуты тесто до появления в нём пор. Раскатываю тесто в один большой тонкий слой. Густо намазываю томатной пастой. Выдавливаю измельченные 2 зуба чеснока. Щедро посыпаю тёртым сыром, потом впечатываю десяток колец сыровяленой колбасы.

Спохватываюсь и добавляю слой мелко нарезанных помидоров и перца чили.

Духовка уже разогрелась.

Ставлю полученное на 5 минут в духовку на 250 градусов. К тому времени, как моя пицца издаёт запах готовности, я уже пью томатный сок.

Делать абсолютно нечего. У меня сейчас каникулы. Живу я один. Не работаю. Никаких действующих сегодня обязательств в этом обществе не имею, кроме как ходить в школу. Но, во-первых, туда идти только 1 сентября (тут год = 1 оборот планеты вокруг Солнца = 365–366 оборотов вокруг своей оси). Во-вторых, судя по количеству жизненно важной информации в моей голове, я — который Саша — даже и после 1 сентября школу посещением не сильно баловал. Либо беспробудно спал на занятиях.

ИЛИ — это мир чертовски отличается от Пирра. И тут просто не нужно напрягаться для выживания.

Разрезаю пиццу на куски, складываю их стопкой на овальной тарелке и устраиваюсь в кресле перед компьютером. Будем сравнивать информацию в моей голове с другими источниками. Инфосети знают и здесь.

В этот момент звонит телефон.