Прочитайте онлайн До самого неба | 15. Мудрость

Читать книгу До самого неба
3116+1054
  • Автор:
  • Язык: ru

15. Мудрость

Потерпев сокрушительное поражение, коварный Имиштун признал власть Красного Ягуара. И стал частью земель Чак’Балама. А после воцарился мир, лишь изредка нарушаемый набегами диких племен.

В Чак’Балам пришло невиданное доселе изобилие. Всего было в достатке: маиса на полях, зверья в сельве, а в домах — веселья и радости. Пышные праздники хвалились богатством украшений и яркостью одежд. И люди славили халач виника Уман Ик’Чиля. Далеко разнеслась весть о его силе и мудрости, об удаче, что сопутствует во всех делах. Стали прибывать в Чак’Балам посланники из далеких земель, и они дивились богатству народа Красного Ягуара, восторгались величием Верховного Правителя… Большие города и плодородные земли на севере, прекрасные острова в море — очень скоро они пожелали принять власть Чак’Балама. Чтобы вел их Уман Ик’Чиль, любимец удачи, избранный богами…

…Шанук всегда был с ним. Отгонял всевозможные недуги, хранил от ран в бою, а случалось — отводил руку тайного убийцы, подосланного недругами.

Поначалу это было непривычно, иногда даже доставляло беспокойство: Шанук оказался ревнив и не хотел пускать Шочикель на ложе к Уман Ик’Чилю, по-всякому отпугивал её, так, что женщина убегала в слезах. Пришлось Уман Ик’Чилю уговаривать своего науа, убеждать, что нельзя пренебрегать обязанностями мужа, иначе богиня Иш-Чель, покровительница семьи, может оскорбиться и жестоко отомстить. Шанук, в конце концов, послушал и не стал больше препятствовать Шочикель. Хоть и выражал недовольство: каждый раз, как жена приходила к Уман Ик’Чилю, перья ковров начинали сердито шуршать…

Урожай за урожаем… Постепенно Уман Ик’Чиль настолько свыкся с постоянным присутствием Шанука, что стал думать «мы» вместо прежнего «я», а потом и вовсе — забывать то время, когда они были не вместе.

Дожди за дождями… Шочикель родила ему третьего сына. Народ его процветал и был всем доволен. И власть Красного Ягуара простиралась на земли, о которых и не слышали его предки.

Ветры за ветрами… Когда прошло его время, и сила оставила его, Уман Ик’Чиль не захотел для себя ни украшенной драгоценностями усыпальницы, ни погребальной маски из нефрита. Однажды на рассвете он покинул дворец и Чак’Балам, и тайными тропами ушел в сельву… Говорят, у одного народа на холодном Севере есть такой обычай…

Сильный добьётся победы. Смелого не покинет удача. Мудрый обретёт знание. Решительный пойдёт по прямому пути. А щедрому — улыбнётся счастье. Всё в мире устроено правильно.

…Он шел на восход, туда, где занималась заря цвета крови. Непроходимые заросли расступались перед ним, а яркокрылые бабочки — глаза предков — кружили, указывая путь. И каждый его шаг становился легче, и уже видел он впереди Великое Дерево, в тени которого достойные обретают радость и покой. Скоро он придёт туда. В краю, где исполняются желания, он не захочет ни дворцов, ни садов. Только маленький шалаш у реки.

— А первым делом, — улыбаясь, говорил он тому, кто шел рядом с ним, — мы пойдём на реку и поймаем рыбу. Да. Большую рыбу.

И тот, кто шел рядом с ним, улыбался в ответ.

© Copyright: Дэви Дэви, 2009