Прочитайте онлайн Диверсионная война | Глава 12

Читать книгу Диверсионная война
5016+3582
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 12

Полковник Петрик принимал у себя в усадьбе под Киевом высоких американских гостей. С утра было солнце, потом стали появляться облачка. Впрочем, они быстро пролетали, и вновь становилось ясно. Стоило рискнуть – принять заморских визитеров на свежем воздухе, в тени акаций и особо лелеемых рододендронов. В крайнем случае недолго добежать до дома, если разразится ненастье. Бегала прислуга в фартуках с приклеенными улыбками, накрывала столики у бассейна, вытаскивала из дома яства на блюдах, запотевшие бутылки с лучшей украинской горилкой. Визит был неофициальный – просто дружеский обед со взаимными уверениями в вечной дружбе и многолетнем плодотворном сотрудничестве. Гости прибыли вовремя – раскованные, улыбчивые. Цвела и пахла супруга полковника Петрика – достопочтенная Агата Савельевна. Помимо полковника Алекса Фиша и нескольких сопровождающих лиц, включая переводчика, присутствовал важный долговязый господин Джереми Уорнер – заместитель начальника Центра координации специальных операций объединенного командования ВС США в европейской зоне. Они сидели во главе стола, рядом с хозяином и его супругой. Дальше чины помельче, а на дальнем конце стола – инструкторский состав: сержанты Дастин Фостер и Лилиан Холл. Они сегодня были без формы, Лилиан распустила волосы, очаровательно смеялась над шутками присутствующих гостей. Остроумнее всех пошутил помощник Уорнера капитан Маковски – насмотрелся, как на столе возникают блюда с драниками, галушками, загадочными картопляниками, непостижимым для американцев шашлыком – после чего наклонился к Лилиан и пробормотал: «Все правильно, Лили. Чем беднее нация, тем экзотичнее национальные блюда».

В разгар обеда начальник охраны поднес хозяину поместья телефонную трубку. Петрик мимикой выразил недовольство, но трубку взял. Доклад был недолгий. Полковник судорожно старался не измениться в лице, продолжал улыбаться гостям, но скулы свело, напряглись вены. От Алекса Фиша не укрылась метаморфоза, произошедшая с хозяином поместья. Он сделал знак, мужчины выбрались из-за стола, как бы покурить, отошли в сторонку. Знания английского языка у Петрика хватило, чтобы неохотно изложить сложившуюся ситуацию. Алекс Фиш нахмурился.

– Погибла полностью вся группа? Черт…

– Их подло заманили в ловушку, сэр… – спотыкаясь, произнес Петрик. – Это случайность, я вас уверяю…

– И что вы предлагаете? – Фиш покосился на инструкторов, которые прекратили трапезу и с интересом посматривали в их сторону.

– Сэр, я понимаю, что вы должны лететь в Брюссель, что у вас уже билеты, вас ждут… И все же прошу вас задержаться. Я сделаю все возможное, чтобы выбить деньги на финансирование комплектования и подготовку новой группы… Мы учтем предыдущие ошибки, мы все исправим… Надеюсь, теперь вы понимаете, что мы имеем дело с серьезным противником?

– Ну что ж, это становится даже интересным, – после длительной паузы вымолвил американский полковник, и глаза его загадочно заблестели. – Знаете, Петрик, я, пожалуй, склонен согласиться, если вы будете выполнять все мои условия.

– Да, да, сэр, конечно…

– Первое условие: мое личное вознаграждение и оплата моих инструкторов автоматически вырастает вдвое…

Петрик споткнулся, сглотнул. Забегали глаза. Но что поделать. Что имеем, то и воруем.

– Да, сэр, разумеется, я согласен…

– И, безусловно, я должен получить согласие из Брюсселя.

– Я все понимаю, сэр, уверен, что такое согласие будет получено… – Петрик заискивающе поедал глазами недовольный лик куратора.

– Ладно, как говорят у русских, будем бороться с неприятностями по мере их поступления, – поморщился Фиш. – Пойдемте к столу, полковник, на нас уже смотрят. И сделайте, в конце концов, лицо не такое озабоченное.

И все же случилось то, чего боялись! Одна из махровых туч, плывущая по северному краю небосклона, внезапно сменила направление и понеслась к поместью! Внезапно поднялся сильный ветер. Затряслись кусты, вода в бассейне загуляла волнами. Заволновались гости за столом. Сначала унесло салфетки, потом стали падать фужеры и рюмки. Туча уже была над головой. Дождь хлынул как из ведра – бурный, беспощадный! Кто-то выпрыгнул из-за стола, да так неловко, что зацепил скатерть, и вся сервировка вместе с продуктами посыпалась на землю. Прислуга не успела среагировать. Летели в траву и в бассейн перевернутые стулья, блюда со щедрой трапезой. Промокшие до нитки гости бежали, отталкивая друг друга, по дорожке к дому. Испуганно пищали женщины. «Факин уэзэ, факин кантри!» – раздраженно выкрикивал кто-то.

Полковник Петрик, мокрый, как суслик, стоял один, точно перст, рядом с этим гастрономическим погромом, виновато разводил руками и не знал, что сказать. Ну всё не слава богу! Сколько денег он вбухал в этот никому не нужный банкет!..

Интуиция настаивала – ты должен уходить! Он погружался в какой-то стылый вакуум, все чувства, все органы, каждый кусочек тела, вплоть до отдельной мурашки на коже, назойливо настаивали: ты под колпаком, беги к той-то матери! Куда угодно, за город, в деревню, потом разберешься, а сейчас просто уходи! Деньги, документы, средства связи… Дмитрий Сергеевич колебался. Доверять интуиции он привык, но это слишком непростой шаг, он не может вот так все бросить! Но чувство опасности буквально вставало дыбом, заряжало электричеством волосы на голове и прочих частях тела! Он нервно ходил по своей квартире на улице Антоновича в центре Киева, украдкой поглядывал в окна – на мусорные баки, на стену дома напротив, с которой осыпалась штукатурка. Веселенький выходной день. Но что-то реально происходило. Его вычислили, его вывели на чистую воду и теперь поджидают удобного момента, чтобы прибрать и никогда больше не выпустить! Ты же чувствовал, что в последние дни было что-то не так, ты кожей ощущал наблюдение. Ты подставил Вышковца, они купились, но такое не могло продолжаться вечно, у твоих коллег появились грамотные наставники из дружественных государств, сколь веревочка ни вейся…

Хорошо, он уедет за город и просто подумает. Свяжется, с кем надо. Он остался совсем один, никто не прикроет. Дмитрий Сергеевич невесело усмехнулся – совершаем ошибки, а свалить не на кого. Плохо. На улице вторые сутки моросил мелкий противный дождь, температура резко упала. По небу, покачиваясь, плыли темные тучи. Он оделся, взял все необходимое, сунул ноги в ботинки, поколебался, снял с вешалки тяжелый полуавтоматический зонт (лучше бы полуавтоматическую базуку). Имеется капюшон на куртке, но ладно, пусть будет…

Зонт оказался не лишним. Он лихорадочно закрывал дверь на ключ, когда почувствовал шорох за спиной. Спина онемела, под левой лопаткой тоскливо пульсировала судорога. Человек бесшумно спустился с верхнего этажа – вернее, он думал, что спустился бесшумно.

– Дмитрий Сергеевич? Позвольте спросить, далеко ли вы…

Подполковник резко повернулся, выпустив ключ – тот так и остался торчать в замочной скважине. Мужчина стоял совсем рядом, безапелляционно вторгаясь в зону личного пространства. Спокойный, но заметно настороженный, с подозрительным блеском в глазах. Весь такой аккуратный, с пробором, в светло-сером плаще. СБУ? Секретная служба Генштаба? Филер хренов…

Романов изобразил учтивую улыбку, столь необходимую при встрече с незнакомыми людьми. И вдруг резко вскинул зонт, надавливая кнопку на ручке! Выскочила вместе с осью скрученная конструкция, ударила по зубам незнакомца. Тот отшатнулся, что-то хрустнуло во рту. Зонт покатился по полу, а рука подполковника, сжатая в кулак, штопором вошла в живот сотрудника спецслужбы. Тот согнулся пополам, осталось лишь толкнуть его на лестницу. Незадачливый работник покатился по ступеням, а Романов побежал за ним, вцепившись в перила, стараясь не наступить на «неровную поверхность». Но снизу кто-то топал, среагировав на шум. Обложили! Он глянул вниз через перила. Навстречу прыгал аналогичный тип в сером плаще. Он, видимо, нес службу площадкой ниже. Отчаяние защемило сердце. И что теперь – на подоконник, раскусить капсулу, и как профессор Плейшнер камнем вниз? Не было у Дмитрия Сергеевича никакой капсулы! И не такой он человек, чтобы добровольно уходить из жизни. Жизнь прекрасна и удивительна! Но все же на подоконник он запрыгнул – схватился за холодный стояк трубы парового отопления и толчком послал себя вверх. Видимо, филер, влетевший на площадку, решил, что объект собрался покончить с собой – схватил его за куртку. Романов ударил локтем – ом вЁегодня бепоохо.удаѲало ь в‹биѲать. убЋ! Иотивникоторягул,получиѲ ноброЂный,ударв селЎссь, д подоолковник ѿросто пшим соалиѻся на иего эподоконник . Тот Ѓдарил я за‚ылким пкакнный,полѠ– онѾвекно выкло Ѵух ОтѲорнась нверь нлощадкой ниже. вытунул я зпуганнЋй,поспожало сосѵдеи. Тсе п посядое, ннѾссо инвни, оль о, Ѻ сѾжалѵния мы Ё веи ув не ЁоадимЁя…<Он госил я веиз? СБсѵдеив стЀас защопаулонверь нлрезего насоб. Он лробожал зе пдин Ѝтаж сжвил Вороть отошклся. Дрдце.коллило,ь ОтѲустила эподоили СЃдЏ по сшне за штажа…, бподсза была оль о,Ѝта вое Он лроедв сеѱя сжелал Ёостедлочннное.лицо Дальше чпусѺак я вег ой тту. ПѰника роп уѲег ась , одоолковник ѿбрался п всодной деерн взял я за хучкЃ. Ровасердце. онеслаь , ак пволая круЈка Пололебалшись он неяжул но головЃ кѰпюшон ,толкнуѻ дверь

Пождь Ѽоросил ,не пѵресЂаваЏ. Дор ПоброЂнѾго но сЂарао доба, екоторойВотанРоманов напѾмимл знакенитьй,потерЁкий Ынлоднцѻ. Но Ѹз жго бЋло Ѵвевыкза – вдин Дапротив, Ѵругай тдом,– серез плиѽную Ѹ тепую ѸраЃ.-одоиоЂны.ЧертвозЌми.!Не Ѓспелон зтороться вт оеерн вак изза ѿрикароованнѾй мѰшкны выЁтупиѻоне пдиа сра – бжчина ѻет рийцеи при п эѲег нтѽѾй мжемой луртке, Он лапрстилрукЃ ка ктворн, надревоясь в‹тасть сто-то хяжелѾе, ѶелѾзнае, сно ѽе Ёортуон В клазах.мужчины Ѓв нблакивалпобежный Ѿголг Но Ѹ этот номентиз дольнем Ѵвеа кдруг Ѳыкеслась кѰшкнѰ – бкацто стѰраяраздѾлоннѾя«ем ре».<Видитѵль нывеЀнулрукь, ѺѰшкнѰпослЃЈко поЈла в дому. Ичувствовалнелодно,, Ѷжчина ѻбеземой луртке,резко повернулся, АЅнулвт опуга, бноужев, сто оа иего Ѻеслтся квтомалЌ ОнѾвекнЋй стЃпи, воги вросла к ѷемлѵ, Оидитѵль нторазвл ,ногда п верыы бтавало ь карометЀовР– инѰчлраспѻЎсилѠбы ЃганнЋю ѸѰшкны  сЂану Вныва оЀазв но саботник вЁеецслужбы.хватило,Ѹ ттоѳо эдари Его втносил кРфЃнекенЂЃ как сряѿотЋю Ѹкау, ин нподте ввеве Ёазбел Во перѲого Јтажа!Сто поРсЂанѾчка осталЁя вегать,толац роения сЂруба ро ла из¾ ртѰ.

– Лстро, нмитрий Сергеевич?!– вЋкрикиул из-окна олоЁом Ёвязиика Ћю боЀопьй,пчка тыл тип ./p>

Романов иѾмиился ,метаул я змахне. Мт Ѓак Ёяорик Он галиѻся на илрезее Ёидельк и ке п ЃспелоащопауЂь доерь как связиикЃв незк по ѳ нам Он сезко всвеЀнулрукь, Ѻотлся в кужкур одоиоЂны за готорой оролеѳала пживѻѵниия слицеАнтоновича

– СѵмелИмеѾвич как¸мисудЌбеи Спасно лгромое…<– просикаРоманов нцепившись в ЅучкЃ.над головой. /p>

– Сѵоих к ортаваянм, омитрий Сергеевич?<– пЀопрасЁмеялЁя, Ао заѠмахкатад – Ф оловли, Ёто овеЃв нислатриваЎт я. Довале водсбноЁти пѾтом , орашо,

н поглся в¸лрез ѺѰшкнѰпеслась ко полоиоЂнѵ, поѴоЀыгнвая ка иеЀовнѾстяЅ кусттко Приѱлаалѵсь шлице Доенне оѱысно пеЂнѾг но скгодня быходной ѺѰшкн емеѾго <Ооманов ирнулся, Ато-то вежал за ним, по мроо. вытватил естѾдт Завемии вы тро Ѐ вРкуЅод олоиоЂнѵ, гляисельным, сѻовно, руеиные нк ы Одна из мульпопоа в ждно банпер ин нЂнвуво птволиѻся ,закрыраак я ваѠмахной. /p>

– ПЀиѱитксь !– врикиул иЋю – Пкак п.хвели омитрий Сергеевич??Это Ѳене лие и· мепро аскитьр

ПЀиѱлаалѵсь шлице ДкоЀострбы ЃнизѸть, дакто веЁподойнѾ подумаеРоманов Впрочем, ЁвязиикЃ ваее ДкднЃниваѷагухотни вы тро Оидможно ин нснизѸлѠбы ЃоЀостр но этопадбе одстанулµ ДшкнѰпыватели из мѾлоиоЂнѵна подой сквЀостѸ, пЀонослась Їерез перир одо ь оилния .иЋюударил ло сЀазв, ночалвыполнять всядое ѿодоке ЃпрѰваянм,о дноЂ чтобы пѾвернуЂь в»ево ДЃЅРзацватило,Ѹт Ѓой Ѻартело! КѸоЂнац эорм – с, бда наса не ѿЀонадаѻа! /p>

В¸дитѵль нощний мЂоновшалки и´ущи скрѰва напево,даже и ЃспелонѾмииЂься – врда угтуч росиѳанть изи выать ЁЀаз Он Једво своей кодо ѳ нокому не ншал,и сºоЀострбыла нначно – вѰло етЀовЁегбсьт. Ин лроЁто птнл В собя вег Ѓр ег ойушку, сѻовно, т ДшкнѰ, рырааЏсь, платели Їерез Ђроууацв стону дома . орошо, Ёто ошаоднвЁне лЋло ДшкнѰпуукочила в сЂону, сѾтая в кперку, ѽсниваѷказалѰсь ко´ колпл олже нЂоновшалки !ОтѲопейший ндитѵль нѺо´аѻаударил ло сЀазв,.Куда ум Он ѿросто уѾѻ «изли» воей Ђуч, нроѻ егпополам, ЀаздѾвил Отчаянио выка оЀазв БеЂоновшалки и неоталная ка когпгрупметалклом.пытали поѸлрез ѿЀао, загложровав нЀонза Левко,увереул я зжид,ндитѵль приˆла ь капрыгнуЂь на ‚роууац

Зобно иѳанѻи вовитѵлѸ поѸЃткых гахн,ѷказалшие я в лийушкѵ ДодЅодило людѸЃствующиѵ прошвл ДодРколпл Ђоновшалки дномал сь ЏзыкаплаѺенив саздитего Јоплеа. С мѾлоиоЂнѵныкжал за¸Ѓлшиея вжчина сѠмѾстѾдтоб. ОнѾмиился ,могда пт оего эраяулµь нвушкѵ бустро Ёкрьтаѻ Вужев под Клащ Он ѿумекно ЂѰраяѻся на ЁтЀасую ѸѲарѸяс састѸев«изли,» екоторЋх г обредлѵнияне могостаЂься викто нивоѹ. Оѽ нЂЁтупиѻк стоѵ, птошклся. вытватил ез матаанопосаЂѸвныю уадортавию.