Прочитайте онлайн Девственница | Глава 6

Читать книгу Девственница
2418+5008
  • Автор:
  • Перевёл: Татьяна А. Перцева
  • Язык: ru

Глава 6

Утром Силин выглядела уставшей и отказывалась разговаривать с Джурой. Джура пыталась уговорить подругу, но Силин отвернулась.

Женщины отправились на ристалище, и Джура всю дорогу ощущала, как яростно бьется в жилах кровь. Она скорее лишится обеих рук, чем проиграет состязание!

Когда стали тянуть жребий, оказалось, что, к ужасу Силин, именно ей предстояло бороться с Миллой. Остальные претендентки облегченно вздыхали, особенно потому, что Милла не отличала игр от настоящих битв и неизменно была безжалостна к сопернице.

Джура попробовала ободрить Силин, но та ответила свирепым взглядом:

– Это должно тебя порадовать. Теперь ты станешь королевой. Намереваешься отравить Роуана и отдать трон своему брату? Или ты хочешь самого Роуана?

Джура гордо выпрямилась.

– Если ты не сможешь побить зернас, значит, недостойна быть королевой! – отрезала она, отходя.

В этот последний день ей нужно выиграть только три раза. Последний поединок будет с Силин, если та победит Миллу. Если же Силин проиграет, значит, соперницей Джуры станет Милла, и тогда любой исход будет не в пользу Джуры: либо ей предназначено стать женой Роуана, либо на трон взойдет Милла.

Силин просто обязана победить!

Первые три поединка Джура легко выиграла. Обогнала одну из ириалских учениц и поразила центр мишени шестью стрелами в состязании с девушкой из племени фирен, которая, как ни удивительно, дошла до финала. Третье состязание оказалось потруднее: пришлось прыгать через шест, установленный высоко над землей. Ей это удалось, хотя и с трудом. Она едва не заплакала от облегчения, когда более массивная женщина-зернас сбила шест и проиграла.

Теперь оставалось только следить за поединком Силин и Миллы. Ей придется бороться с победительницей.

Борьба между Силин и Миллой уже началась, и зрители притихли, внезапно поняв, что это состязание – самое серьезное из всех, что они наблюдали до сих пор. Судя по виду обеих женщин, это было чем-то вроде соревнования орла с колибри. Милла была тяжелее Силин фунтов на пятьдесят, так что основными орудиями борьбы для последней оставались ум, проворство и ловкость. Впрочем, ни одно из этих качеств не имеет значения, когда дуб обвивает тростинку своими ветвями, пытаясь раздавить.

Джура присоединилась к остальным зрителям. Она не подбадривала Силин приветственными криками, а молилась про себя за ее победу.

Милла обхватила Силин своими ручищами и стиснула.

– Выскальзывай! – прошептала Джура. – Нащупай ее слабые места. Не позволяй ей побить себя!

Она напрягла волю, пытаясь донести эти слова до подруги, и та словно услышала ее, потому что вонзила большие пальцы в шею Миллы. Боль заставила великаншу отступить.

Джура глубоко вздохнула, когда противницы стали ходить по кругу. Случайно подняв глаза, она заметила пристальный взгляд Роуана. Тот сочувственно покачал головой. Дейр, стоявший позади него, тоже наблюдал за Джурой. Она снова всмотрелась в претенденток.

Милла швырнула Силин на землю и хотела прыгнуть на нее обеими ногами, но Силин оказалась проворнее и успела откатиться. Милла промахнулась и рухнула на твердую утоптанную землю. Силин немедленно бросилась на нее и завернула ей руку за спину. Неуклюжесть Миллы обернулась против нее. Она так и не смогла столкнуть Силин. Последняя не давала ей встать, пока в толпе не послышались крики:

– Сдавайся! Сдавайся!

Прошло несколько мучительных минут, прежде чем Милла наконец пробормотала, что сдается.

Силин встала, но лицо ее не светилось торжеством победы. Оно было пепельно-серым от боли и усталости, и она подняла только одну руку в знак победы. Вторая бессильно повисла.

Джура поняла, что подруга пострадала, и помчалась к ней, чтобы узнать, в чем дело.

– Тихо! – скомандовала она, когда Силин попыталась протестовать. – Обопрись на меня, но не дай толпе увидеть, что тебе плохо. Что она успела натворить?

– По крайней мере три ребра сломаны, – прерывисто пробормотала Силин. – Может, мне сразу сдаться тебе?

– Нет, мы немедленно начнем наш поединок, и я сразу же проиграю. Если ты отдохнешь хоть несколько минут, просто не сможешь стоять. А теперь повернись, улыбайся и помаши толпе. Очень скоро все будет кончено.

Сердце Джуры тревожно забилось, когда она поднимала шест для «поединка» с Силин. Нечего даже пытаться изображать борьбу. Все, чего она хотела, – поскорее закончить состязание и услышать, как подругу объявят победительницей. Тогда, по крайней мере, ей удастся освободиться от чар англичанина.

Она и Силин бок о бок промаршировали к центру поля.

– Как только начнется поединок, подними шест и ударь меня по голове, – шепотом наставляла Джура. – Я упаду, а тебя объявят победительницей. Только действуй быстро, иначе от слабости свалишься первой. Поняла?

Силин кивнула. Ее лицо смертельно побледнело.

Женщины встали в центре поля лицом друг к другу. Толпа молчала. Настал решающий момент.

Протрубили трубы, и схватка началась.

Джура отодвинулась влево.

– Ударь меня, – велела она. Но Силин не шевелилась. Глаза ее застилала боль. Оказалось, что она покрыта синяками, которые уже наливались фиолетовым цветом. – Ударь меня! – повторила Джура, принимаясь кружить вокруг подруги. – Подумай о своем драгоценном Роуане! Чтобы получить его, тебе нужно всего раз ударить меня. Или хочешь, чтобы я стала его женой? Хочешь, чтобы я лежала в его постели, касалась его, ласкала?

Силин с усилием подняла шест, но Джура, ведомая инстинктом и годами тренировок, загородилась своим шестом. Столкновение отозвалось в искалеченном теле Силин ужасной болью. Рука ее упала, а шест Джуры легонько задел ее висок. Это оказалось последней каплей. Она потеряла сознание и медленно опустилась на землю у ног Джуры.

Несколько секунд длилось молчание. Толпа глупо глазела на неподвижное тело Силин. Но тут Джура упала на колени, и зрители принялись скандировать:

– Джура, Джура, Джура!

– Силин! – пронзительно вскрикнула она, перекрывая шум. – Очнись! Ты должна выиграть!

Она принялась бить подругу по щекам, но Силин уже ничего не чувствовала.

– Силин! – снова и снова с отчаянием повторяла Джура. В этот момент до нее добрались первые зрители и стали оттаскивать девушку от Силин. – Нет-нет! – кричала Джура. – Она только упала в обморок! Мы не успели сразиться! Силин не сдалась! Я не победила! Победила Силин! Силин, очнись и скажи им!

Но никто не слышал девушку. Крепкие руки подхватили ее и усадили на мужские плечи. Молодые ученицы из отряда женской стражи подбежали к Силин и загородили собой, иначе ее просто затоптали бы. Все ириалки были на седьмом небе оттого, что победила их соплеменница.

Джура продолжала кричать и умолять, стараясь ускользнуть от несших ее мужчин. Но ее тащили куда-то, бесцеремонно, как мешок с зерном. За оглушительным шумом ее просьб не было слышно.

К тому времени как они добрались до городских стен, она была вне себя от горя и отчаяния. Никто так и не понял ее! Победила Силин. Это Силин должна быть королевой!

За воротами ее ожидали два всадника: Дейр и Лора, дочь Тала. Оба хмуро уставились на нее.

– Победила не я! – крикнула она Дейру, не слыша себя. Она попыталась соскользнуть на землю и побежать к Дейру, но мужчины крепко держали ее.

Наконец она сорвала голос и замолчала. Мужчины уже дотащили ее до старого замка Тала. Джура не понимала, что происходит. Просто она спит и видит кошмарный сон… все это не с ней… не наяву…

В дверях стоял Тал, которого поддерживал Ксанте. Он поднял худую руку, и толпа постепенно успокоилась.

– Добро пожаловать, дочь моя, – произнес он. – Жених ждет тебя в зале.

– Нет! – крикнула Джура в тишину. – Победила Силин! Я…

Тал гневно нахмурился, но тут поспешил вмешаться Ксанте.

– Скромность и смирение – прекрасные качества в королеве! – прогремел он.

Толпа разразилась приветственными криками и внесла Джуру в замок, где уже ожидали священник и принц Роуан.

На лице англичанина сияла идиотская улыбка, а Джура в это время старалась уберечься от шаривших по ее телу рук. Наконец ее опустили на пол. Ей не дали времени помыться и переодеться, просто поставили рядом с английским узурпатором, и священник начал произносить слова свадебной церемонии. Джура хотела сказать «нет», объяснить, что Роуан не имеет права находиться в ее стране, но случайно оглянулась на принесших ее людей. Все явно были на взводе. Они пили три дня подряд и желали видеть счастливый конец праздника.

Священник смотрел на Джуру. Очень медленно взоры всех присутствующих устремились на нее, и девушка поежилась. Нужно срочно решать, что делать. Страшно подумать, что будет, если она сейчас повернется и уйдет. В других племенах станут говорить, что состязание было фальшивым, да и Роуану никто не вздумает подчиняться, если узнают, что женщина отказала ему у алтаря. Он станет всеобщим посмешищем. Она состязалась, как остальные женщины, и, как все, имела шанс победить.

– Джура, – тихо спросил Роуан, – ты хочешь меня или нет?

Она повернулась к нему, и эти глаза, глубокие, бездонно-синие, словно заглянули ей в душу.

Девушка вновь обернулась к священнику.

– Я беру его в мужья, – прошептала она пересохшими губами.

Толпа немедленно разразилась приветственными криками, и Джура не расслышала, что сказал священник. Зато Роуан обнял ее и что-то пробормотал. Но в зале было слишком шумно, а когда он попытался поцеловать ее, она резко повернула голову. Толпа осталась очень довольна такой строптивостью.

– Принц или нет, но тебе придется завоевать ее! – крикнул кто-то.

Джура воспользовалась моментом, чтобы оттолкнуть человека, ставшего ее мужем, и пробраться сквозь толпу к боковой двери. Присутствующие смеялись над ней, но девушке было все равно. Нужно немедленно найти Дейра и Силин и поговорить с ними.

– Ты глупец, Роуан! – кричала Лора брату. – Еще есть время, и ты успеешь отвергнуть ее! Брось ее, прежде чем она ляжет в твою постель!

Роуан в это время ел и никак не мог насытиться. Последние три дня он слишком пристально наблюдал за состязаниями, чтобы думать о еде. Он постоянно молил Бога о победе Джуры и не мог взять в рот ни крошки, тревожась, что выиграет другая.

– Но именно Джуру я хочу, – возразил он с полным ртом.

– Да, но хочет ли она тебя? Где она сейчас? Почему убежала от тебя? Почему ты не пошел за своей женой?

Роуан сделал большой глоток эля.

– Может, ей что-то понадобилось. Не знаю… А если она хочет умыться и надеть красивое платье? Что делают невесты в день свадьбы?

Лора в отчаянии прижала кулачки к вискам. Из-за двери доносились крики пирующих.

– Роуан, – проговорила она с деланым спокойствием, – ты всегда был разумным человеком. И много учился, чтобы побольше узнать о Ланконии. Сам твердил, как велика твоя ответственность за страну, а теперь рискуешь всем, и я не понимаю, во имя чего! Ты всегда спокойно относился к женщинам. Когда в прошлом году нас навестила красавица леди Джейн Уиттон, все мужчины превозносили ее прелестное личико, один ты сумел увидеть, какова она на самом деле. Заявил, что она – настоящая змея. И оказался прав. Так почему эта Джура околдовала тебя? Она далеко не так красива, как леди Джейн!

– Джура прекраснее тысячи таких, как леди Джейн! – отрезал Роуан, оглядывая блюдо с фруктовыми пирожными.

– Ничего подобного! – крикнула Лора. – Она сестра человека, мечтающего увидеть тебя мертвым! Ты берешь врага в свою постель! Да она попросту перережет тебе горло во сне!

– Лора, пожалуйста, успокойся! Лучше съешь вишневое пирожное! – пробормотал было Роуан, но, взглянув на сестру, понял, что та всерьез обеспокоена. – Ладно, – кивнул он, отодвигая стул. – Возможно, я немного поспешил, но иногда человек чувствует, что иначе нельзя. С той минуты, как я ее увидел, сразу понял, что она должна стать моей.

Лора, немного успокоившись, уселась напротив брата.

– Что ты знаешь о ней, кроме поцелуев, кроме ее красоты? Что ты еще знаешь?

– Все, что требуется знать.

Лора тяжело вздохнула.

– В таком случае позволь рассказать мне об этой Джуре, потому что уж я постаралась выведать о ней все, что можно. Она преданная, любящая сестра человека, который добивается твоего трона. А единственный способ стать королем – убить тебя. Она вовсе не собиралась выигрывать сегодняшний Онориум. Вся женская стража знала, что Джура намеревалась помочь Силин стать победительницей. Если бы ты внимательнее наблюдал за поединком, сразу увидел бы, что Джура едва коснулась шестом Силин и та потеряла сознание. Сейчас она лежит в казармах женской стражи с четырьмя сломанными ребрами и вывихнутым плечом. Чудо еще, что она вообще устояла на ногах после поединка с Миллой.

Но Роуан, почти не слушая сестру, смотрел куда-то вдаль, и Лора поняла, что ее слова ничуть не подействовали на него.

– А кроме того, у нее есть возлюбленный, – мягко заметила она.

Роуан словно очнулся.

– Сын Бриты?!

– Вот именно, сын Бриты. Дейр.

– Дейр? – растерянно переспросил Роуан. – Но Дейр…

– Твой друг? Ты считал его своим другом. Ты рассказывал ему о своей любви к Джуре? И он ничего не сказал о том, что они много лет как помолвлены?

Роуан нахмурился. Наконец-то он прислушался к ней!

– Джура – твой враг, – продолжала Лора. – Она хочет прогнать тебя из Ланконии. Хотела, чтобы твоей женой стала Силин, но думаю, что сказала «да» перед священником, сообразив, что сможет ближе подобраться к тебе, если станет твоей женой. О, Роуан, умоляю, прислушайся ко мне! Я боюсь за твою жизнь. Жена все время рядом с мужем, особенно по ночам. Она может отравить тебя или ударить ножом и свалить вину на кого-то еще. А ты настолько ею ослеплен, что она может подбить тебя на поступки, которые обычно тебе и в голову бы не пришли. Посмотри, ты уже созвал Онориум, чтобы получить ее. Бедная, милая, дорогая Силин искалечена, потому что ты захотел эту женщину. Кто еще прольет кровь из-за твоей страсти к Джуре? Она не любит ни Филиппа, ни меня. Что ты сделаешь, если она прикажет нам покинуть Ланконию?

– Прекрати! – велел Роуан, вставая и принимаясь вышагивать по комнате. Слишком много правды было в словах Лоры. Он сознавал, что Джура имеет над ним власть, но не подумал о том, как она может эту власть использовать. – Не могу поверить, что она желает моей смерти, – мягко возразил он. – Наши чувства взаимны.

Да, его одолевали сомнения. Сомнения, отравлявшие ему жизнь. Только в Джуре он не сомневался. Любовь Джуры к нему и его любовь к ней – единственное, в чем он был уверен с тех пор, как пересек границу Ланконии.

Лора презрительно поморщилась.

– Роуан, я женщина и поэтому знаю, как легко одурачить мужчину. Каждый мужчина считает себя лучшим и самым умным и готов поклясться, что он единственный, кого любит женщина. Но эта Джура любит Дейра и своего брата и вышла за тебя ради них. Она уберет тебя с их дороги и после твоей смерти выйдет за своего возлюбленного Дейра, а Джералт будет править племенем.

– Не верю! – свирепо прошипел Роуан. – Эта женщина неравнодушна ко мне!

– В таком случае где же она?! – вскричала Лора. – Почему ее здесь нет? Говорю тебе, она сейчас с любовником. Строит планы, как разделаться с тобой!

Роуан уставился на сестру, и туман, окутавший его мозг, постепенно рассеялся. Если Лора говорит правду…

– Где она? – тихо спросил он.

– Понятия не имею. Я послала Монтгомери на поиски, но он ее не видел. Дейр выехал из города, как раз когда Джуру внесли в замок. Может, она отправилась за ним?

Роуан вспомнил прохладную, тихую долину, где впервые увидел Джуру. Может, она ускакала туда?

Он направился к двери.

– Куда ты? – встревожилась Лора.

Роуан холодно взглянул на сестру.

– Собираюсь найти свою жену.

– А если она с Дейром? – прошептала Лора.

– Этого не может быть, – сухо бросил он, выходя из комнаты.

Ошеломленная Лора не двинулась с места. Но тут она подумала о том, что будет, если Роуан найдет любимую женщину в объятиях другого, и, опомнившись, выбежала в коридор искать Ксанте. Он знает, что делать!

– Дурочка, сующая нос в чужие дела! – рассердился на нее Ксанте, когда Лора передала их с Роуаном разговор. Он как раз седлал коня и сердился, что Лора отвлекает его от дела. – Джура не убийца и к тому же девственна. Она не спала с Дейром. Тебе не следовало говорить Роуану все это и сеять в его душе сомнения!

– Он мой брат, и я должна защитить его.

– А Джералт – брат Джуры, но ты ведь не собираешься его отравить? Вот и Джуре в голову не придет отравить Роуана.

– Ты не знаешь женщин так хорошо, как я, – процедила Лора.

– Верно, зато я знаю Джуру, – заверил Ксанте. И, глядя на кусающую губы Лору, покачал головой и поправил седло. – Скажи, ты любила своего мужа так же сильно, как Роуана? – неожиданно спросил он.

– Д-да, – растерянно пробормотала она.

Ксанте, ничего не ответив, вскочил в седло.

– Я догадываюсь, куда отправилась Джура. Женщины иногда охотятся в том месте. А ты иди в дом. Я постараюсь защитить твоего брата от него самого.

В голове Роуана теснились нарисованные Лорой картины. Он влюбился в Джуру с первого взгляда. Ни одна женщина не производила на него такого впечатления, поэтому он был уверен, что это любовь. Но питала ли она к нему те же чувства? Он предполагал, что это именно так, но разве она хоть слово сказала о любви?

Насколько он помнил, во время трех коротких бурных встреч она почти ничего не говорила… по крайней мере словами.

Он спешился на некотором расстоянии от того места, где впервые встретил Джуру, и бесшумно зашагал сквозь тьму. Уже издали до него донеслись гневные голоса. Он подобрался поближе, чтобы яснее слышать разговор.

– Ты лгала мне, Джура! – выговаривал Дейр. – Сколько раз ты тайно встречалась с ним? Он рассказывал, как ты бегала к нему.

– Ничего подобного, – защищалась Джура едва слышно, словно сдерживала слезы. – Я случайно встретилась с ним дважды, да и то один раз он обманом заманил меня на свидание. Я не собиралась видеться с ним. Ты знаешь, как сильно я его ненавижу! Ему не место в Ланконии. Королем должен стать Джералт. Роуан не имеет права…

– Похоже, теперь у него все права, – оборвал Дейр. – Он получил право касаться тебя, держать в объятиях. Именно поэтому ты так упорно тренировалась, так яростно боролась за победу? Чтобы завоевать его и делить с ним постель? Неужели твоим разумом и телом правит одна только похоть? Будешь вожделеть его день и ночь и забудешь о своем народе? Предашь нас из-за порочного вожделения?

– Нет! – вскрикнула Джура. – Я не предательница! И вовсе его не вожделею!

Она лгала и сознавала это, но не могла вынести мысли о том, что теряет человека, столько лет бывшего ее другом. Он так часто прятал ее и лгал Талу, что не знает, где она, когда последний сердился на девочку и хотел ее наказать.

– Это он набрасывается на меня. Я не хотела, чтобы он прикасался ко мне.

– Ха! Что ты скажешь сегодня, когда он потащит тебя в постель?

– Я молю Бога о том, чтобы этого не произошло! – твердила Джура.

– И твое желание исполнится, – вмешался Роуан, изнемогая от внезапно нахлынувшего бешенства. Выйдя из тени на лунный свет, он выхватил меч. – А ты, Дейр, умрешь за то, что посмел коснуться моей жены.

Дейр вместо ответа тоже взялся за меч.

– Нет! – завопила Джура, метнувшись к Роуану. – Не трогай его! Я сделаю все, что пожелаешь!

– Мне ничего от тебя не нужно, – бросил Роуан, легко отшвырнув ее в сторону, словно назойливое насекомое. Джура пролетела несколько футов и упала на влажную траву.

Мужчины, хищно пригнувшись, крадучись обходили друг друга. Джура лихорадочно соображала, что делать и как их остановить. Она уже вытащила кинжал, намереваясь встать между ними, но большая рука надавила ей на плечо, и пришлось остаться на месте. Подняв глаза, она увидела Ксанте.

Тот спокойно встал между сражавшимися, лицом к Роуану.

– Ты в полном праве отнять у него жизнь, господин, – объявил он, – но умоляю не делать этого. Сегодня он потерял нареченную, и произошло это неожиданно и при всех.

– Дело не только в этом! – отрезал Роуан. – Прочь с дороги!

– Нет, повелитель, никакой измены не было, – покачал головой Ксанте, не двигаясь с места. – Просто два пылких молодых парня сражаются из-за женщины.

Только сейчас Роуан осознал, что делает. Оправдывает худшие ожидания Фейлана. Ведет себя как потерявший голову англичанин, а не как истинный ланкониец. Любой ценой необходимо взять себя в руки. Шрам на бедре горел и ныл почти так же сильно, как в тот день, когда наставник заклеймил ученика.

Он выпрямился и вложил меч в ножны.

– Ты прав, Ксанте. Дейр, эта женщина – твоя. Я не стану ее принуждать. Бери ее.

С этими словами он направился к тому месту, где оставил коня. Остальные трое не шевелились. Ксанте опомнился первым.

– Она твоя жена, господин. Ты не можешь так легко от нее отказаться. Люди так разгневаются, что…

– Будь они прокляты, твои люди! – крикнул Роуан. – Эта женщина ненавидит меня. Не нужна мне такая жена. Скажи людям, что последняя схватка была нечестной. Я женюсь на Силин.

– И я буду первым, кто проводит тебя к границе! – прогремел Ксанте. – Нечего насаждать здесь свои английские обычаи и плевать на нас! Ты хотел эту женщину. Хотел Онориум. И теперь, клянусь Богом, настало время выбирать: Англия или Ланкония? Либо английские обычаи, либо ланконийские. Отвергнешь женщину – потеряешь трон!

Роуан понимал, что Ксанте говорит правду. Но жить с женщиной, которая ненавидит его? С женщиной, которая находит его прикосновение отвратительным и мерзким? С женщиной, которая молит Бога, чтобы не дал лечь с мужем в постель?

Роуан скрипнул зубами.

– Я не брошу ее, но, клянусь Господом, не притронусь к ней, пока она не станет молить меня об этом.

Ксанте не успел ответить: послышался стук копыт. К ним мчался Джералт. Смуглое лицо было почти невидимым в тусклом лунном свете.

– Наш отец мертв, – объявил он, злобно сверля глазами единокровного брата. Роуан ошеломленно уставился на него. Джералт развернул коня и помчался в направлении Эскалона.

Роуан, не глядя на окружающих, вскочил в седло. Теперь он король. Правитель народа, который его отвергает. Муж женщины, которая его не хочет.