Прочитайте онлайн Девственница | Глава 16

Читать книгу Девственница
2418+5298
  • Автор:
  • Перевёл: Татьяна А. Перцева

Глава 16

– Сильно болит? – тихо спросила Силин.

Джура пожала плечами, но, говоря по правде, плечи и спина ныли после жестокой порки кнутом.

Они снова сидели вдвоем в маленьком каменном доме, только на этот раз стражу удвоили – из-за того, что случилось сегодня. Силин упала под тяжестью огромного мешка с зерном, и когда одна из женщин щелкнула над ней кнутом, Джура схватила нападавшую за горло. За это она получила дюжину ударов кнутом, и Силин долго упрекала ее за несдержанность. Остаток дня их изводили работой и только сейчас, уже почти ночью, позволили уйти в домик и лечь.

Однако гнев не давал Силин заснуть.

– Нужно бежать. Сегодня я подслушала разговор двух женщин о том, когда меняется стража. Если бы только найти способ отвлечь их, возможно, мы могли бы…

Но тут при виде лица подруги она осеклась и вскинула брови. В дверях, освещенный факелами, возник призрак. Огромный, высокий, золотистый призрак.

Джура заморгала, словно пытаясь прояснить зрение, но призрак как ни в чем не бывало продолжал стоять на пороге.

– Джура! – прошептал он.

Первой опомнилась Силин. Несмотря на усталость, она вскочила с топчана и бросилась на шею Роуану.

Роуана всегда сердило фамильярное обращение ланконийцев. Он их король, но ни разу не слышал слов «ваше величество»: одни споры и недовольство его решениями. Но в этот момент он был рад их законам равенства. Лучше уж женские объятия, чем все пресмыкательство в мире!

Он тоже обнял Силин, ощущая, будто впервые за эти дни касается чего-то чистого. Как хорошо выслушать искренние суждения вместо льстивого подобострастия алтенок.

– Вы здоровы? Невредимы? – допрашивал Роуан.

Силин разжала руки, но тут же снова обняла его, на этот раз за пояс.

– Измученные и в синяках, но не покалечены. Правда, Джуру сегодня избили.

Роуан уставился на жену, все еще сидевшую на топчане. Силин тем временем ускользнула от него.

– Тебе нечего мне сказать? – тихо спросил Роуан жену.

– Почему ты жив? – рассерженно осведомилась она, превозмогая бешеный стук сердца.

Роуан, ничуть не оскорбившись при столь бесцеремонном вопросе, улыбнулся и шагнул к ней.

– Ты рада видеть меня!

– Нас взяли в плен и превратили в рабынь, – прошипела Джура. – Использовали в качестве быков для разгрузки фургонов, набитых краденым добром. Я думала, ты мертв, иначе наверняка пришел бы за нами. Но оказалось, что ты жив!

Последнее прозвучало обвинением.

Почему-то ей казалось, что муж ее предал. Во время последней встречи он смотрел на нее с ненавистью, и в плену она постоянно плакала, потому что считала его мертвым. Но вот он стоит, не только живой, но и свободный!

Роуан остановился перед Джурой и положил руки ей на плечи. Джура буквально взвилась с топчана и прижалась к Роуану что было сил.

– Тебя не убили, тебя не убили, – твердила она.

– Нет, любимая, – прошептал он, гладя ее покрытую рубцами спину. – Меня не убили.

Наконец он слегка отстранился.

– Нам нужно поговорить. Иди, Силин, сядь со мной тоже. Я хочу, чтобы вы обе были рядом. У нас нет времени.

Он обнял женщин, словно боясь, что они исчезнут, и стал рассказывать, что случилось с ним и остальными мужчинами за последние несколько дней.

– Ты поверил им? – ахнула Джура. – Эти женщины прокрались в наш лагерь, опоили мужчин каким-то мерзким зельем, ударили меня по голове, а ты поверил, что они оставили нас мирно спящими? Ты просто…

Роуан поцеловал ее в губы.

– Я тосковал по тебе, Джура. И поскольку именно я впутал вас в эту историю, значит, мне и исправлять содеянное.

– Тебе? Да ты причина всего этого! Если бы не ты…

– Она считала тебя мертвым, – перебила Силин, – все время плакала. До этого я ни разу не видела ее плачущей, а теперь она то и дело льет слезы. И говорит только о том, как жалеет, что не помогала тебе объединить племена и не успела признаться, что любит тебя.

– Это правда, Джура? – прошептал Роуан.

Джура отвернулась.

– Мало ли что скажешь в печали.

Роуан приподнял ее подбородок и нежно поцеловал.

– Я пытался принимать решения как король Ланконии. И пошел с алтенами, потому что король Роуан желал объединить их с другими племенами. Но Роуан-человек сто раз пожалел об этом своем решении. Я был глупцом, Джура, как ты и твердила мне тысячу раз.

Она посмотрела ему в глаза.

– Но ты хотел как лучше, – прошептала она, и он снова поцеловал ее.

– Как и ты в тот день, когда убили Кеона, – прошептал он и поразился, увидев слезы в глазах Джуры. – Ты дала мне силу, когда я собирался покинуть страну, и не позволила никому увидеть мою слабость.

– Роуан! – прошипел кто-то с порога. Это оказался Дейр.

Силин бросилась к нему, но он знаком велел ей отойти. Силин немедленно превратилась в истинную стражницу, настороженную и готовую драться.

– Мы должны идти, – объявил Дейр. – Даже Джералт изнемогает.

– Изнемогает? – переспросила Джура, отталкивая Роуана. – Мы с Силин готовы. Уходим с вами.

Роуан нервно откашлялся.

– Мы не можем взять вас с собой. Их слишком много, а нас – мало. Я смог пробраться к вам только потому, что фирены и Джералт… э… отвлекают стражу. Джура, не смотри на меня так. Я вызволю тебя отсюда, но нельзя же объявить войну женщинам, да еще моим подданным!

– Женщинам? – взвизгнула Джура, негодующе глядя на него. – Эти хрупкие создания заставляли меня и Силин убирать камни с дорожек, таскать громадные мешки с зерном, чинить каменные стены. Нас использовали как лошадей… пока вы развлекались, пытаясь наградить этих женщин детьми.

– Только не я, Джура, – умоляюще пролепетал Роуан. – Клянусь, что не дотронулся ни до одной из них. Я уверен, что нам позволят жить, пока я, король, не дам кому-то из женщин своего ребенка.

Глаза Джуры от ярости едва не выкатились из орбит.

– Вижу, ты всем готов пожертвовать ради нас! – завопила она. Роуан пытался ее обнять, но она увернулась.

– Джура, пожалуйста, доверься мне.

– Как ты доверился алтенкам? Уехал с этими негодницами и оставил меня, Силин и Бриту гнить в плену?

– Это неправда. Я…

Роуан был смущен и доволен одновременно. Джура шипела на него, как обыкновенная ревнивая женщина! На него нападала не хладнокровная стражница, а рассерженная жена, заподозрившая, что муж спит с другими женщинами. Она действительно любила его больше, чем Ланконию.

– Роуан! – настойчиво позвал Дейр. – Мы должны идти. Марек непременно узнает обо всем и велит нас убить.

Роуан с сожалением отошел от Джуры. Никогда еще он не хотел ее сильнее. Его так и подмывало отречься от трона в пользу Джералта и убраться из Ланконии. Он возьмет с собой Джуру и вернется в Англию.

Но в глубине души он знал, что это невозможно.

– Дай мне два дня, – попросил он. – Через два дня я уведу вас отсюда.

Он ушел. В наступившей тишине немного опомнившаяся Силин попыталась урезонить Джуру, но та была слишком рассержена, чтобы слушать. Минуту назад она чувствовала себя преданной, а вот теперь почему-то поняла, что Роуану следовало идти с алтенами и оставить ириалок.

Джура была так взволнована, что не могла спать. Выйди она за Дейра, и их брак, конечно, никак не противоречил бы благу Ланконии. Так почему она взбесилась, когда Роуан предпочел это самое благо своей жене?

Перед рассветом она подошла к двери, чтобы взглянуть на очертания огромного дворца Марека, и еще больше обозлилась, вообразив, что Роуан, наверное, спит с другой женщиной. И поймала себя на том, что думает как англичанка. Не как ланконийка. Ей полагалось бы заботиться прежде о стране, а потом о себе.

Она прислонилась головой к холодной каменной стене и попыталась думать связно. Но не смогла. И знала только, что хочет возвращения Роуана. Она не желала ждать, пока он устанет от алтенок или пока ее спесивый братец не перетаскает остальных девиц в свою постель. Джура была готова держать пари, что Джералт и не подумал о том, что случилось с Силин и Джурой, а тем более с унизившей его Бритой. В Джералте никогда не было сочувствия к окружающим.

Когда Джура считала мужа мертвым, она жалела, что так и не помогла в его замыслах. Теперь ей дали этот шанс.

– Джура! – тихо позвала Силин. – Ты не спала всю ночь?

Джура сверкнула глазами:

– Нам нужно выбираться отсюда! А для этого прибегнуть к английскому оружию Роуана: к словам. Мы не станем убивать и калечить. Мы поступим куда хуже – объясним этим женщинам, что старый Марек скрывает от них мужчин, сотни мужчин, и каждая может иметь своего мужа и столько детей мужского пола, сколько захочет.

– Но мы не говорим на языке алтенов, – возразила Силин. – И Роуан просил дать ему два дня. Разве нам не стоит подчиниться?

– Мы собираемся помочь ему, – твердо объявила Джура.

Из всех алтенских стражниц только одна говорила на ириалском, и Джуре не сразу удалось заставить ее слушать. Алтенка несколько раз приказывала ей вернуться к работе. Но в середине утра все женщины, собравшиеся на улицах, замерли при виде Марека, развалившегося в коляске и окруженного четырьмя прекрасными молодыми женщинами, исполнявшими каждое его повеление. До чего же противно было видеть этого самодовольного, жирного, уродливого, грязного и беззубого старика!

Позади в двух колясках ехали Роуан, Дейр, Джералт и фирены. Джура почувствовала, как дрожь возбуждения пронизала женщин при виде сильных, здоровых и крепких мужчин. Сама она молча сжала кулаки, когда мимо проехал Роуан: хорошенькая маленькая алтенка едва не сидела у него на коленях.

– Какими слабыми кажутся эти ничтожества, – заметила Джура, подавив зевок.

Алтенка, знавшая ириалский, изумленно уставилась на нее.

– В моей стране женщины и не взглянули бы на таких мужчин. Просто прогнали бы их с глаз долой, – скучающе продолжала Джура. – Ну что, за работу? Лучше уж таскать мешки, чем смотреть на таких слабаков!

И тут она увидела, что женщина попалась на удочку. А когда услышала, как та шепчется с подругами, поняла, что победила.

Едва они с Силин снова принялись уносить камни с полей, алтенка остановила их и стала спрашивать, где живет Джура и каковы ириалские мужчины.

Джура вытерла пот со лба и стала рассказывать о браках между мужчинами и женщинами. Пришлось подождать, пока алтенка переведет. Остальные охали и ахали, не веря собственным ушам.

К вечеру она и Силин сидели под деревьями и пили холодный фруктовый сок, продолжая распространяться о сотнях холостых красавцев, ожидающих их в Ланконии. Особенно алтенкам понравилось слушать о сильных мужчинах зернас, чьи женщины не только громоздки и велики ростом, но и невероятно уродливы.

Джура честно отвечала на все вопросы, даже на тот, могут ли ириалы любить таких высоких женщин, как она сама и Силин.

– Пытаются, – пробормотала Джура, вымученно улыбаясь.

Этой ночью она, по крайней мере, спала лучше, чем во все предыдущие.

Утром под дверью столпилось свыше сотни женщин, ожидавших ее и Силин. Целый день они проболтали. Большинство женщин были молоды и не помнили того времени, когда в стране жили холостые мужчины. Поэтому рассказы Джуры казались им волшебными сказками.

На второй день Джура не только говорила о мужчинах из других племен, но и упомянула об алтенах и о том, как несправедливо, что женщины должны поклоняться и повиноваться мужчинам только потому, что последних слишком мало. Кроме этого, она призналась, что и сама далеко не всегда подчиняется мужу, не назвав при этом его имени. Женщины, недоверчиво переглядываясь, заставили ее поведать несколько случаев, когда она посмела ослушаться супруга.

– И он все же тебя любит? – спросила одна женщина через переводчицу. – Тебе необязательно быть идеальной женой? Он не выгонит тебя, если не будешь доброй, любящей и милой? Ты можешь говорить все, что думаешь, без страха наказания? Ты смеешь сердиться на мужчину?

– Конечно, – кивнула Джура. – И муж обязан быть верным жене, иначе она пожалуется в суд. И женщина может выгнать его.

Под конец у Джуры разболелось горло, но, судя по лицам женщин, она произвела должное впечатление. Когда они возвращались в город, встречные алтенки показывали на них пальцами, кивали и о чем-то серьезно переговаривались. Джура улыбнулась про себя. Может, способ борьбы, изобретенный Роуаном, действительно имеет кое-какие преимущества. Вряд ли она наделала бы столько шума, даже если бы атаковала город с тысячным войском.

Джура широко зевнула, гадая, что принесет утро.

Роуан проснулся в тот момент, когда за стенами дворца поднялись крики. Он не спал почти всю ночь, тревожась за женщин и пытаясь придумать, как их освободить. Остальные мужчины, похоже, были готовы остаться с алтенками до конца жизни, но Роуан, к собственному удивлению, находил раздражающим их постоянное пресмыкательство. Вчера вечером он с огромным трудом убедил женщин оставить его в покое. Конечно, он был не прочь поразвлечься, но при мысли о ярости Джуры, узнавшей об измене, ему становилось не по себе.

– Завоевание Ланконии – чепуха по сравнению с попытками завоевать Джуру, – пробормотал он и снова стал размышлять о том, как поскорее убраться из этой шелковой тюрьмы, не причинив вреда женщинам и не оскорбив жирного старого Марека.

Женщины под стенами дворца кричали все громче. Сначала Роуан не обращал внимания. Живя среди вспыльчивых ириалов, он уже давно привык к чему-то подобному. Да и Брита не давала себе труда сдерживаться. Но потом вспомнил, что попал в место, где женщины вели постоянную смертельную борьбу за мужчин, хотя и состязались мягкими словами и нежными улыбками.

Роуан подскочил.

– Что успела наделать Джура? – спросил он вслух, точно зная, что именно жена сумела так взбунтовать алтенок.

Поспешно одевшись, он помчался по коридорам в комнаты других мужчин. Оказалось, что каждый спит, обнимая одну, двух, а Джералт и трех женщин. Роуан приказал своим людям немедленно идти в парадный зал. Отказался только Джералт.

– Не придешь сам, потащу тебя силой! – пригрозил Роуан, захлопывая дверь. Дейр и фирены поспешили за ним.

Оказалось, что во дворец устремилось целое войско рассерженных женщин. В руках они несли все, что могло сойти за оружие: грабли, лопаты, топоры, длинные костяные спицы, палки всех размеров. Это выглядело так жалко и забавно, что Роуан едва не улыбнулся. Но сейчас ему было не до смеха. Схватив за руку первую попавшуюся женщину, красивую брюнетку, он спросил, что случилось.

– Нам лгали! – разъяренно завопила она. – Уверяли, что все мужчины умерли от болезней, а остались только те, что в городе, но Джура говорит, что это не так!

Джералт застонал и, отпустив женщину, повернулся к своим и объяснил, что произошло.

– Джура! – фыркнул Джералт. – Так и знал, что именно она разрушит рай на земле!

Роуан схватил единокровного брата за грудки.

– Твоя сестра трудилась, как рабыня, пока ты ел фиги и миндаль и спал с женщинами! Теперь нужно остановить мятеж, иначе мы получим войну!

Джералт вырвался и отскочил:

– Пусть себе убивают старого Марека! Что мне за дело? Я буду править алтенами! Ты отнял у меня ириалов, так пусть алтены достанутся мне.

В этот момент сквозь толпу протиснулись Джура и Силин. Как раз вовремя, чтобы услышать слова Джералта.

– Ты недостоин править собой, не говоря уже о племени! – вспылила Джура. – Думаешь только о себе! Не о своем народе. И не о своей стране! Ты не предан ириалам, да и ни одному ланконийскому племени. Даже не мог провести с Бритой ночь без того, чтобы не начать войну! Так высоко о себе думаешь, что веришь, будто эти женщины последуют за тобой! Но сейчас они слишком разгневаны, чтобы угождать тебе!

И вправду, они оказались в кругу взбешенных алтенок, число которых увеличивалось с каждой секундой.

– Они злы на Марека, много лет лгавшего им, и теперь их кровь кипит. Поймите, убив одного мужчину, они могут не остановиться на этом и решат прикончить всех. Нужно вывести вас из дворца.

Джура повернулась, чтобы уйти, но Роуан сжал ее руку.

– Ты не встала на сторону брата? – спросил он.

– Мой брат – ириал. Не ланкониец, – коротко и немного раздраженно ответила она. – Есть ли другой выход из дворца? Пожалуйста, Роуан, не пытайся их уговорить. Эти женщины жаждут крови.

Роуан мимоходом погладил ее по щеке и повернулся к тому крылу, где были спальни.

– За мной! – скомандовал он, но Джералт колебался. Роуан схватил его за плечо и подтолкнул вперед. Однако Джералт стал сопротивляться, как капризный мальчишка.

– Оставь меня, узурпатор! Женщины ничего мне не сделают. Я их господин.

Джура спокойно подняла вазу с ближайшего столика и опустила ее на голову Джералта. Тот без чувств повалился на пол.

Роуан расстроенно покачал головой:

– И как теперь его тащить?

– Придется нести на руках. Пойдем. Нельзя терять времени. Думаю, алтенки в это время разоряют дворец, растаскивая все сокровища.

Роуан, не споря, подчинился приказу женщины, взвалил Джералта себе на плечи и понес по коридору. Другого выхода из дворца не было. Но за годы мирного существования алтены потеряли бдительность и построили под одним из окон большой амбар.

– Дейр! – позвал Роуан. – Возьми эту мраморную плиту и положи между зданиями.

Понадобились четверо мужчин и Силин с Джурой, чтобы поднять мраморную плиту, протащить в окно дворца и просунуть в окно амбара. Получилось нечто вроде горки, очень скользкой и ненадежной.

– Я пойду первой, – объявила Джура, но Роуан поспешно оттащил ее.

– Я сам ее проверю, – решил он. – Позаботься о брате. Он приходит в себя.

Джура метнула быстрый взгляд на Джералта, сидевшего на полу и потиравшего ноющую голову. Роуан скользнул по мраморной плите и оказался в другом здании. Остальные последовали его примеру. Но Джералт отказался идти с ними.

– Я останусь. Здесь мое место, – заявил он Джуре. – Не желаю быть вечным принцем, раз уж англичанин занял мой трон.

– Он настоящий ланкониец! Не то что ты! – парировала она. – Тал знал, что делал!

– Меня предали все! – мрачно бросил Джералт. – Иди с ним. Я останусь здесь и наведу порядок в этом хаосе.

Джура уже стояла на плите, но, не отпуская подоконника, смотрела вслед брату, устремившемуся обратно к женщинам.

– Джура, пойдем! – крикнул Роуан.

– Не могу! Нужно его вернуть! – отозвалась она, перекидывая ногу через подоконник.

Роуан позволил себе потерять несколько драгоценных минут на ругань и проклятия, после чего стащил сапоги и поднялся по наклонной плите. Остальные умоляли его остаться, твердили, что это слишком опасно, но он приказал им немедленно покинуть город.

В коридоре не было видно ни Джуры, ни Джералта, зато толкалось несколько алтенок, снимавших со стен шпалеры. Завидев Роуана, они прекратили свое занятие и с ненавистью уставились на него. Вчера он был богом. Сегодня стал демоном.

Роуан робко улыбнулся женщинам и поспешил прочь. Найти в толпе Джуру и Джералта оказалось совсем просто, поскольку они были на голову выше остальных. Джура собственным телом защищала брата и пыталась уговорить алтенок. Но никто ее не понимал.

– Марек удирает с золотом! – завопил Роуан на алтенском, но ответа не получил. – Марек забирает детей!

Последнюю фразу пришлось повторить несколько раз. Но он сумел отвлечь толпу от Джуры и Джералта.

– Я знала, что ты придешь, – улыбнулась Джура. – Тебе следовало уходить с остальными, но я знала, что ты останешься.

– Следуйте за мной, – велел Роуан, – да не наделайте глупостей!

Он бросил рассерженный взгляд на Джуру, снявшую со стены меч.

– Попробуй только покалечить моих людей.

– Эти люди пытались убить меня! – пожаловался Джералт. – Думаю…

– Тихо! – оборвала Джура. – И следуй за королем Роуаном.

Роуан раскрыл рот от удивления, но принялся расталкивать алтенок. Каждый раз, когда очередная группа женщин останавливалась и глазела на них, Роуан кричал: «Марек!» – и показывал в глубь дворца.

Они почти добрались до ворот, когда женщины набросились на них.

– Их двое! – визжали они.

– Они держали нас как в тюрьме! Лишили мужей и детей! Убьем их и освободимся!

Одни женщины стояли перед открытыми воротами, пока другие пытались их закрыть.

– Беги! – скомандовал Роуан. – И постарайся никого не убить.

Джуру никто не тронул. А вот на мужчин напали. Она инстинктивно закрыла Роуана собой, когда женщины пустили в ход оружие. Роуан низко опустил голову, уклоняясь от ударов, и не видел, как Джералт сбивал с ног одну женщину за другой. Джура молчала, понимая, что Роуан так любит свой народ, что даже готов пожертвовать жизнью ради безопасности алтенок.

Они все-таки прорвались сквозь ворота. Женщины погнались за ними, но вскоре отстали, видя, что Джура, Роуан и Джералт направились к горам.

Пришлось бежать почти час, прежде чем они позволили себе отдышаться.

– Мы должны найти остальных, – сказала Джура и, взглянув на Роуана, едва не ахнула. Он был бледен как полотно, а на плаще расплывалось пятно крови. Босые ноги тоже кровоточили.

Джура ласково обняла его и попросила сесть.

– Мне нужно…

– Нет. Ты уже достаточно сделал, – мягко возразила она. – Пора принять помощь других. Джералт, отправляйся на поиски остальных. Скажи, что король ранен, и пусть Дейр попробует найти Бриту.

Она нерешительно оглянулась на Роуана.

– Если ты считаешь, что именно это мы и должны сделать, я…

Роуан наклонился и поцеловал ее.

– Это и моя идея, и поскольку мы – единое целое, не важно, кто ее высказал.

– Джура, я… – начал Джералт.

– Иди! – рявкнула Джура. – Ты и без того наделал достаточно бед! Завтра можешь поблагодарить нашего короля за спасение твоей ничтожной жизни!

Джералт неохотно побрел по тропинке, в надежде найти остальных.

– Джура, не так уж тяжело я ранен, – тихо сказал Роуан. – Перевяжи меня, и я смогу идти.

Она осторожно разрезала его тунику и осмотрела нанесенную топором рану на плече.

Роуан погладил ее по щеке.

– Ты назвала меня своим королем и ланконийцем. Означает ли это, что ты любишь меня? Или надеешься на мою смерть, чтобы спокойно выйти за Дейра?

Джура долго, пристально смотрела в синие глаза мужа.

– Тал вырастил меня и научил прежде всего думать о войне. Я любила Дейра, потому что он был во всем со мной един. С Дейром я предпочла бы интересы страны нашей семье. Но ты вечно сбивал меня с толку. И показал истинную любовь: любовь к стране, мирной и ни с кем не воюющей, любовь к мужчине… которая…

– Которая – что?

– Которая пронизывает все мое существо.

Она сжала ладонями его лицо.

– Роуан, муж мой, если ты умрешь, думаю, моя душа тоже умрет. Ты ранен, а сердце мое истекает кровью. Эта… эта боль, которую я ощущаю, когда ты рядом… не знаю, может, она и есть любовь?

Он нежно поцеловал ее.

– Значит, я заслужил твою любовь, Джура. Я страдал, истекал кровью и вынес множество унижений, чтобы обрести твою любовь.

– Это вовсе не так, – запротестовала она, чуть улыбаясь. – Но оно того стоило?

– Да, – кивнул он. – Я думал, что хотел женщину вроде этих алтенок, которая скрасит и смягчит мою жизнь. Но ты для меня больше чем жена. Ты помогла мне, Джура. Помогла понять обычаи ириалов.

Джура отстранилась и удивленно покачала головой.

– Помогла? Я не дала убить тебя! И без меня ты никогда ничего не добился бы! Не лежи я без сознания, никогда не позволила бы тебе отправиться в город этих алтенов! Ты слишком доверчив. Считаешь, что плохих людей вообще не бывает и кругом сплошные добрые души…

– Если не считать тебя, Джура. Ты полна огня и серы и приписываешь себе все заслуги. Это я объединил Ланконию! Я…

– С моей помощью, – громко вставила она.

Роуан вдруг улыбнулся:

– Полагаю, мы прекрасно работаем вместе. И должны продолжить начатое. А теперь скажи, ты позволишь мне истечь кровью, или мы останемся здесь и позволим твоему глупому братцу отправиться за Бритой и начать войну?

– Джералт не глуп. Он…

– Да? – спросил Роуан, вскинув бровь.

– Наверное, стоит отдать ему во владения крошечный уголок Ланконии и сказать, что это его собственное королевство. Он может причинить немало неприятностей и помешать объединению племен. Не хотим же мы, чтобы он прогневал мужчин зернас, когда те получат алтенок!

Она принялась отрывать полосу от подола туники, чтобы перевязать плечо Роуана.

– Что? Отдать этих милых маленьких женщин грубиянам зернас?

– Эти «милые» женщины, как ты их величаешь, едва не уморили работой меня и Силин.

– Верно, только… – запротестовал он, но Джура поцеловала его, и они, как обычно, обо всем забыли: и о Ланконии, и об ириалах, и о том, где сейчас Брита. Роуан полюбил Джуру с первой встречи и всегда будет любить. И у них впереди много лет, чтобы объединить племена, любить друг друга и ссориться.

Он улыбнулся и прижал жену к себе. Наконец-то он по-настоящему счастлив!

На вершине гребня показались Силин и Дейр. Услышав громкие голоса Роуана и Джуры, они прислушались.

– Похоже, они невредимы, – улыбнулась Силин.

– Джура любит его, – откликнулся Дейр спокойно и без сожаления. – Думаю, она отдаст за него жизнь.

Силин повернулась к нему.

– Тебе больно сознавать, что окончательно потерял ее?

– Я чувствую себя заботливым старшим братом, лишившимся обожаемой младшей сестренки. И теперь знаю, что мы с Джурой… никогда не вожделели друг друга. – Дейр улыбнулся дорогим воспоминаниям. – В отличие от того, что было у меня с женщинами алтенов…

– Вот как? – холодно бросила Силин. – Ты увлекся этими слабыми особами, которые не отличат меч от гребешка?

Дейр удивленно уставился на нее, но его глаза тут же потеплели.

– Знаешь, Силин, мне нравится, как колышутся твои груди, когда ты бросаешь копье. Ну что, спустимся к королю и королеве? Чем скорее мы выберемся отсюда и найдем Бриту, тем скорее сможем пожениться.

Не дожидаясь ответа, он стал спускаться вниз, но Силин опомнилась не сразу. Немного придя в себя, она, широко улыбаясь, последовала за Дейром.