Прочитайте онлайн Девственница | Глава 11

Читать книгу Девственница
2418+4992
  • Автор:
  • Перевёл: Татьяна А. Перцева
  • Язык: ru

Глава 11

Джура постаралась, чтобы Роуан увидел, как она покидает лагерь. Она не забрела далеко в чащу леса, но он не пришел к ней. Тогда она вернулась и устроилась так, чтобы наблюдать за шатром Бриты. Роуан вошел туда и остался на всю ночь.

Джура пыталась держать гнев в узде, твердя себе, что не ожидала от англичанина верности слову. Но это мало помогло. На рассвете ее глаза были красны от слез, а сердце лежало в груди холодным камнем.

Она вскочила в седло и подхлестнула лошадь. Дважды она ощущала взгляд Роуана, но сама на него не смотрела.

В полдень Джура своими глазами увидела, как Роуан ухаживает за Бритой и даже сует ей в рот лакомые кусочки. Когда он поднял глаза и заметил Джуру, та отвернулась.

Эта ночь была последней на земле вателлов. Назавтра им предстояло добраться до ириалской границы.

Джура, пытаясь ни о чем не думать, закуталась в одеяла и закрыла глаза. Однако вскоре чья-то ладонь зажала ей рот. Кто-то стиснул правую руку, в которой Джура уже держала кинжал.

– Это я, – прошептал Роуан.

Джура удвоила сопротивление, ударила его локтем и с радостью услышала тихий стон боли. Но в следующий момент потеряла сознание от удара в челюсть.

Очнулась она на берегу ручья от того, что Роуан прижимал к ее лицу мокрую тряпку. Джура попыталась подняться. Но он толкнул ее на землю.

– Джура, пожалуйста, полежи. Голова болит?

– От такого слабого удара? – солгала она, потому что голова буквально раскалывалась. – Что ты собираешься делать со мной? Избавиться навсегда? Наверное, твоя возлюбленная Брита решила, что я слишком опасна для нее.

– Именно так и было, – торжественно подтвердил Роуан. – Вчера она видела нас вместе и послала одного из стражников проследить за тобой. Он целился в тебя из лука, когда мой кинжал вонзился ему в шею.

Джура удивленно раскрыла глаза.

– Я не смог прийти к тебе прошлой ночью, – продолжал он, – потому что она велела следить за мной.

– Поэтому ты остался и кормил ее с руки, и целовал, и…

Роуан зажал ей рот поцелуем, чтобы заставить замолчать. Его рука легла ей на грудь.

– У меня есть план, – пробормотал он, тычась носом ей в шею. – Я собираюсь отвезти Бриту к Брокаину. Думаю, они понравятся друг другу.

Он уже успел развязать ее пояс и сейчас принялся снимать тунику.

– Брита однажды воевала с Брокаином и победила, – рассеянно бросила Джура. – Не делай этого со мной. Прошу…

– Джура, – прошептал он, – неужели ты не понимаешь, что я люблю тебя?

– Любишь? – растерялась она. – Если эта боль и есть любовь, предпочитаю ненависть.

Но Роуан уже успел стянуть ее тунику и стал целовать груди. Он знал, что его могут хватиться в любой момент, что если Брита проснется, сразу увидит, что топчан, который она поставила рядом со своим, – пуст, и пошлет стражников искать его. Но желание перевесило страх.

Джура вскрикнула от боли, когда он вошел в нее. Она действительно оказалась девственной и поэтому очень тугой. Кроме того, мешали штаны, путавшиеся в ногах. Она отталкивала его, но он казался безразличным к боли.

Когда Роуан наконец дернулся в последний раз и обмяк, в глазах Джуры стояли слезы.

– Слезь с меня! – вскрикнула она, отталкивая его.

Он приподнялся, откатился от нее и стал приводить в порядок одежду, пока Джура рывками натягивала тунику.

– Джура, – прошептал он, – в следующий раз все будет лучше.

– Хуже не бывает! – выдавила она, едва не корчась от боли. – Знай я, что меня ждет, сама бы привела тебя к Брите.

– Будь ты проклята! – свирепо прорычал он. – Я рискнул нашими жизнями, придя к тебе сегодня, и теперь ты больше не девственница! Я не женюсь на Брите.

Роуан наклонился и сжал ее подбородок.

– Клянусь, что заставлю полюбить меня, даже если для этого придется приковать тебя ко мне цепями. Ты полюбишь меня и станешь наслаждаться моими ласками.

– Никогда! – яростно прошипела она, глядя ему в глаза.

Они молча привели себя в порядок и вернулись в лагерь. Джура шла впереди. Остаток ночи она почти не спала, а наутро между бедер все ныло настолько, что сидеть на лошади оказалось почти невозможно. Но, к собственному удивлению, теперь она уже не с такой тревогой наблюдала за Роуаном и Бритой.

В конце дня они добрались до реки, считавшейся границей между ириалами и вателлами. Джура, окруженная стражниками, терпеливо ждала, пока Роуан подъедет к ней.

– Мы переберемся через реку вдвоем, а вателлы пока останутся здесь, – жестко объявил он.

Джура, в тон ему, ответила холодным кивком и, пришпорив лошадь, последовала за Роуаном. Во время переправы оба молчали. На южном берегу их встретил отряд разъяренных ириалов, немедленно окруживших дерзких пришельцев в одежде вателлов. Но, увидев золотистые волосы Роуана, они приветственно подняли мечи и проводили их к ириалской деревне.

Когда они добрались до деревни, стояла темная ночь, и Джура устало соскользнула с седла.

– Идем со мной, – велел Роуан, хватая ее за руку.

– Я голодна и…

– Поешь позже. Сейчас я должен встретиться со своими людьми.

– Твои англичане, скорее всего, уже спят.

– Со своим ланконийским народом, – подчеркнул Роуан, таща ее за собой.

Из каменного дома как раз выходил полуобнаженный Дейр, и Джура бросилась бы к нему, не держи ее Роуан так крепко.

– Следуй за мной, – велел он Дейру и продолжал идти, словно ожидая повиновения. Заметив Силин, он и ей приказал следовать за ним. И привел всех троих в дом тетки Джуры.

К этому времени деревня стала просыпаться, но Роуан приказал родным Джуры вернуться в свои постели. Он собственноручно зажег свечу в самом дальнем углу дома и повернулся к молодым людям.

– Брита со стражей и ста пятьюдесятью вателлами ждет меня на другом берегу реки, – объявил он. – Я привел их, чтобы переженить с ириалами. Брита согласна объединить племена, но только при условии, что станет женой короля.

Силин, широко распахнув глаза, уставилась на Джуру, которая внимательно изучала сложенные на коленях руки.

Дейр немедленно вскочил:

– Я возьму в жены Джуру, стану править вателлами, и она будет моей королевой.

Джура благодарно улыбнулась ему.

Но Роуан встал между ними и глянул Дейру в глаза.

– Я не женюсь на Брите и не оставлю Джуру, – заверил он, сводя брови. – Джура больше не девственна, и брак нельзя расторгнуть.

Охваченный отчаянием, Дейр опустился на табурет рядом с Силин.

Роуан отошел в сторону.

– Думаю, что смогу держать Бриту на расстоянии, пока не будет заключено несколько браков, а потом отвезу ее к Брокаину. Пусть женится на ней.

– Ты хочешь выдать мою мать за этого уродливого, жестокого старика? – взвился Дейр. Но Силин положила руку ему на плечо.

– У Брокаина есть жена. В прошлом году ей исполнилось двенадцать лет. Он не променяет это дитя на женщину возраста Бриты, – сообщила она и, немного подумав, добавила: – Зато у Йена, вождя фиренов, нет жены.

– Он должен быть весьма похотлив и здоров, чтобы удовлетворить такую женщину, как Брита.

– Моя мать – королева, – вмешался Дейр. – Ты не смеешь приказывать ей выйти за одного из этих карликов фиренов.

– Твоя мать приказала убить Джуру! – бросил Роуан. Лицо его застыло при виде бешено вспыхнувших глаз Дейра. Немного помедлив, он отвернулся: – Я увожу Бриту к вождю фиренов, и мне нужна помощь.

Джура покачала головой. Неужели это тот человек, который не побоялся в одиночку отправиться к вателлам?

– Придется захватить ее силой, но все должно выглядеть так, будто она отправляется к фиренам по доброй воле. У нее много сил, и эту силу нужно раздробить.

– Но она может объединиться с Йеном против ириалов, – заметила Силин.

– К этому времени вателлы и ириалы уже переженятся, – устало пояснил Роуан. – Возможно, и ее армия станет намного меньше. Она привела с собой стражу, и, надеюсь, кое-кто из ириалских стражниц-учениц выйдет замуж за вателлских стражников. Как известно, мужчине стоит дважды подумать, прежде чем сердить жену.

Он потер руками глаза и выпрямился.

– Дейр, я хочу, чтобы вы с Силин пошли со мной и Джурой, когда я стану увозить Бриту к фиренам.

– Ты хочешь, чтобы тебе помогали женщины? – удивилась Силин.

– Нужно же кому-то защищать наши с Дейром спины! – отрезал он, резко вскинув голову.

Силин улыбнулась:

– Понимаю. Мы пойдем с тобой, но примет ли нас Йен? Или мы замаскируемся?

– Я думаю послать к нему гонца, пойлена или алтена. Сообщу Йену, что везу ему невесту королевской крови.

Прежде чем кто-то успел сказать слово, дверь распахнулась, и в комнату вбежала Лора, неотразимая в одеянии из гранатово-красного бархата. Светлые волосы разметались по плечам.

– Роуан! – вскрикнула она, бросившись на шею брату. – Я так волновалась за тебя! Монтгомери сказал, что вы с женой решили побыть вдвоем, но я знала, что это не так! Что ты наделал? Ты ранен?!

Роуан, нежно улыбаясь сестре, откинул пряди, упавшие ей на лоб, и поцеловал в щеку.

– Я отправился к вателлам и привел Бриту и ее людей. Она согласна переженить их с ириалами. Тебе не стоило так тревожиться.

– Но я места себе не находила! Тебе пришлось сделать все это одному, без всякой помощи, да еще взять на себя такое бремя, как эта женщина, которую требовалось защищать!

При этих словах Джура вскочила, но Роуан успел ответить первым.

– Джура вовсе не была бременем, – заверил он, прижимая к себе сестру, но при этом глядя на жену. – Она иногда даже помогала мне.

– Дядя Роуан!

Присутствующие обернулись, чтобы взглянуть на сонного Филиппа в длинной белой рубашке и ночном колпаке. Мальчик стоял в дверях, потирая глаза.

– Ты дома, – пробормотал он.

Роуан отпустил сестру и, встав на колени, распахнул объятия племяннику. Филипп направился было к дяде, но, увидев Джуру, улыбнулся и шагнул к ней. Она подхватила мальчика на руки и стала укачивать. Тот снова улыбнулся и мгновенно заснул.

– И что все это зна… – возмутилась Лора, но Роуан повелительно поднял руку:

– Оставь его. Да и мне неплохо бы поспать. Все планы отложим на завтра.

Он хотел взять племянника у Джуры, но та крепко держала мальчика.

– Сегодня он останется со мной, – бросила она, словно подначивая Роуана возразить.

В его глазах блеснул гнев. Значит, Джура не желает провести ночь в его постели!

Роуан выпрямился и покинул комнату, уводя Лору за собой.

Силин подошла к Джуре.

– Вижу, между вами ничего не изменилось. Я надеялась…

– Какая польза в надежде? Он англичанин и никогда не поймет наших обычаев.

– Вот как? – удивилась Силин. – Прежде чем пойти к вателлам, он не желал брать с собой женщин. А теперь требует, чтобы женщины охраняли спины мужчин. Похоже, он все-таки усвоил кое-какие наши обычаи.

Джура осторожно встала, чтобы не разбудить Филиппа.

– Найдется место, где бы мы могли переночевать? Завтра ириалы встретятся с Бритой, а для этого потребуется много сил.

Силин кивнула и повела подругу в другой дом, где ее ждала постель.

Утром Джуру разбудил Роуан, грубо тряхнувший ее за плечо.

– Я еду к Брите и вателлам. Ты, как моя жена, должна остаться здесь и наблюдать за брачными церемониями.

– Да, и видеть, как они несчастны, – пробормотала она, обнимая Филиппа.

Роуан повернулся и вышел. Пришедшая за Филиппом Лора не удостоила Джуру ни единым словом.

Выйдя из дома, Джура сразу ощутила повисшее в воздухе напряжение. Правда, вокруг не было ни единой души, что показалось Джуре странным, словно Господь решил увести всех людей с собой на небеса. Джура взяла со стола ломоть хлеба и, жуя на ходу, направилась к реке.

Зрелище, представившееся ей, было неправдоподобным. Все ириалы, чисто умытые и в нарядных одеждах, выстроились вдоль берега. Стояла тишина: ни детского плача, ни собачьего лая. Люди наблюдали за прибытием вателлов. Они ехали на конях, иногда по двое, либо в фургонах или маленьких повозках. Джура сама видела, как их женщины плакали почти неделю при мысли об ожидающей их ужасной судьбе, но сейчас все были спокойны. Никаких слез и рыданий. Вателлы тоже вымылись. Одежда все еще была влажной после чистки, мокрые волосы зачесаны назад: очевидно, у многих было время искупаться в ручье. Они сидели прямо, гордо и пристально вглядывались в лица людей на другом берегу.

Джура встала за спинами ириалов.

– Видишь того в третьем фургоне? – прошептала стоявшая рядом женщина. – Если бы мне дали выбрать, я бы взяла его.

– Нет, – откликнулась вторая, – тот, кого хочу я, сидит на вороном коне. Видишь его икры? Он очень силен.

Джура, улыбаясь, пошла вдоль длинной людской цепочки. Постепенно люди разговорились, но толковали только о том, кто кому достанется.

Джура подумала, что и день выдался более теплым, чем обычно. По шее поползли капельки пота. Верхняя губа тоже повлажнела. По какой-то причине она живо вспомнила тот день, когда впервые встретила Роуана. Тогда на ней была одна туника, а на нем – набедренная повязка. Она сидела на нем, а его руки шарили по ее ногам, скользили к груди… И его губы…

– Джура!

Девушка оторвала взгляд от вателлов и повернулась к Силин.

– Ты так далеко отсюда, – тихо заметила подруга.

Джура снова взглянула на пересекавших реку вброд вателлов. Роуан ехал рядом с Бритой. Всего несколько недель назад Джура ненавидела его светлые волосы и белую кожу, но сейчас он выделялся, как одинокая звезда в темном небе. Когда-то она считала его толстым и неуклюжим, но он был шире в плечах и более мускулистым, чем ланконийцы. Теперь она понимала, что Роуан добился этого годами тренировок и на нем не было ни унции лишнего жира. А еще она вспомнила, как гладка его кожа…

Смех Силин заставил Джуру вздрогнуть.

– Может, ты и недовольна им, но только не в постели, – понимающе хмыкнула подруга. Джура отвернулась.

– Он неуклюжий олух, – пробормотала она, вся мокрая от пота. – Скажи, успели приготовить еду для этих людей? Путь был длинным. Они голодны и устали.

– Да! – снова засмеялась Силин. – Они выглядят такими же голодными, как наши люди. Только дело тут не в еде. Роуан говорит, что племена должны провести вместе целый день, а ближе к закату мы выберем каждому пару.

– Мы? – переспросила Джура. – Ты тоже собираешься выйти замуж сегодня?

– Если мне кто-то понравится. Несколько стражников кажутся мне симпатичными, но я хочу поехать с Роуаном к Йену и не желаю оставлять здесь новобрачного. Пойдем скажем, чтобы принимались за работу. Утренние костры еще не зажигались.

Джура была рада отвлечься. Она не хотела, чтобы Роуан заметил ее взгляды, и как раз когда он проезжал мимо, деловито отгоняла людей от реки и направляла к домам, делая вид, что не обращает внимания на мужа.

Это был странный день. Никогда раньше вателлы и ириалы не проводили вместе столько времени в мире и согласии. Конечно, иногда вожди племен совещались вместе, и ходили слухи, что однажды вателлы, ириалы и фирены объединились для борьбы с гуннами. Но в конце битвы сын короля фиренов убил брата короля вателлов, и победа обернулась кровавой бойней между племенами, после чего ланконийцы возненавидели друг друга с новой яростью.

Но сегодня два племени сошлись в ириалской деревне. Сначала между людьми возникла некоторая неловкость, тем более что вателлы собирались в группы, наблюдая, чего-то опасаясь, не зная, что делать. Ириалки принялись готовить еду, а их мужчины собрались вокруг, словно защищая женщин.

– Это нужно прекратить, – услышала Джура голос Лоры. Она, как всегда, держалась рядом с Роуаном. – Роуан, ты должен переводить мне, мой ланконийский еще недостаточно хорош. Мы должны свести этих людей.

Роуан поднял голову и встретился со взглядом Джуры. Его синие глаза казались темными, веки – тяжелыми, и Джуре вновь стало жарко.

– Джура будет переводить, – решил Роуан.

Лора поморщилась:

– Может, лучше Ксанте?..

– Джура будет переводить! – подчеркнул Роуан.

Джуре вовсе не хотелось помогать золовке, но она понимала, что та права: что-то необходимо сделать. Правда, она сомневалась, что такая немощная, ничтожная особа, как Лора, сумеет исправить положение, но вдруг все же что-то придумает?

Уже через час Джура изменила мнение о Лоре. Та принялась раздавать приказы с суровой властностью закаленного в боях капитана женской стражи. Она отослала вателлок помогать ириалкам готовить пищу. Велела ириалам и вателлам собирать хворост для костра. А когда увидела, как смотрят друг на друга красивый молодой вателл и хорошенькая ириалка, поручила им наловить рыбы – без сетей и удочек.

– Но как они смогут что-то поймать? – удивилась Джура. Вместо ответа Лора глянула на невестку искрящимися глазами.

Джура расхохоталась и, подавшись к Лоре, заговорщически шепнула:

– Нашей ученице, той, что с красной каймой на тунике, которая так отчаянно боролась за Роуана, может понравиться стражник, стоящий рядом с Бритой.

– О, широкоплечий, с мускулистыми ногами? – обрадовалась Лора.

– Я видела и получше, – заметила Джура. – В трех часах ходьбы отсюда, у вершины горы, растут очень сладкие ягоды. Думаю, их необходимо собрать к ужину.

Она счастливо улыбнулась, увидев, как маленькая кошечка уходит с красивым стражником-вателлом.

После этого Лора и Джура перестали враждовать. Они вели совершенно разный образ жизни. Джура проводила время с мужчинами, за мужскими занятиями. Она умела заострить копье до бритвенной остроты, но не знала, как готовить и вести хозяйство. Лора воспитывалась как знатная англичанка, а когда кузены изводили ее, бежала к Роуану. Джура на ее месте содрала бы шкуру с любого, кто тронул бы ее пальцем.

Лору пугало такое отсутствие женских навыков, а Джура презирала бесполезность Лоры. Но сегодня они поняли, что каждая обладает собственным умением. Их влекла друг к другу общая для всех женщин необходимость поговорить.

Они дружно работали плечом к плечу, и Джуре неожиданно это понравилось. Старый Тал презрительно фыркнул бы, упомяни Джура о любви и романах, но Лора, похоже, была прирожденной свахой.

– Взгляни на этих двоих, – увлеченно рассказывала она. – Идеальная пара, не так ли?

– Она ткачиха, – заметила Джура. – Может, предложить им взглянуть на ее станок?

– О да, – кивнула Лора. – Ты просто молодец! Я никогда не думала, что ты так ловко умеешь сводить людей! Сегодня вечером небо будет ясным, выйдет полная луна, и будет столько новобрачных! Держась за руки, они станут гулять по берегу реки. Это напоминает мне мою свадьбу.

Джура пустым взглядом уставилась в пространство, думая, что, должно быть, приятно, когда за тобой ухаживает мужчина. Дейр, попросив ее выйти за него замуж, преподнес двадцать новых стрел. Но сейчас она предпочла бы цветы.

– Сегодня мы заставим Роуана поиграть на лютне и спеть, – решила Лора. – Он знает чудесные песни.

– Играть? Петь? – переспросила Джура. – О да. Он играл для Бриты.

Лора пристально взглянула на невестку.

– Он не играл тебе на лютне? Не пел любовных песен в лунном свете?

– Однажды он сказал, что я красивее служанки, которую мы заперли в сундуке.

Лора молча изучала Джуру.

– Наверное, я ошибалась в тебе. Почему ты не хотела выйти за моего брата?

– Королевой должна была стать Силин, причем гораздо лучшей, чем я.

Лора положила руку на плечо Джуры.

– Я в этом не уверена.

Они так увлеклись, что не заметили, как подошел Роуан.

– Похоже, девушки, вы неплохо проводите время, – заметил он с видом превосходства, какой бывает у мужчин, когда им приходит в голову подтрунить над женщинами. Он совсем не ожидал взрыва сестры.

– Твоя жена рисковала жизнью, чтобы завоевать тебя, – набросилась на него Лора, – а ты даже ни разу не сыграл ей на лютне! Зато успел сыграть для Бриты. Взгляни на эту шлюху! Она сидит в окружении красивых мужчин, а ты ухаживаешь за ней, словно собрался жениться! Тебе следует молить Джуру о прощении! Пойдем, Джура, у нас полно дел!

Джура позволила Лоре увлечь себя к дому, но на душе было легко, о как легко! Похоже, эта Лора тоже владеет оружием, только иного рода! Женским оружием. Оно не менее острое, хоть и не изготовлено из стали.

И Джура впервые взглянула на золовку с неким уважением.

К середине дня на длинных столах, поставленных на деревенской площади, красовались блюда с едой. Повсюду царили возбуждение и смех. Дети, чувствуя, что происходит нечто необыкновенное, вопили, хохотали, играли в догонялки, и никто не обращал на них внимания. Правда, время от времени приходилось оберегать котлы с супом, чтобы никто в них не свалился. Взрослые ириалы благосклонно наблюдали, как молодые люди переглядываются и бессмысленно хихикают, если их руки случайно соприкоснутся.

А руки то и дело «случайно» сталкивались. Девушки наклонялись над парнями, касаясь грудями их спин. Парни тянулись за хлебом, и их локти совсем нечаянно сталкивались с женскими грудями. Все роняли всё, непрерывно нагибаясь и медленно выпрямляясь, чтобы хорошенько разглядеть фигуры друг друга. Повсюду сыпались шуточки, раздавались игривые шлепки, и к тому времени, как начался пир, все окончательно разгорячились.

– Хочешь выйти за меня? – спросил у Джуры высокий, крепкий, необычайно красивый вателлский стражник. – Если ваш король женится на нашей королеве, ты будешь свободна.

Он нагнулся над ней, и его дыхание овеяло ей шею.

– Я смогу заставить тебя забыть этого англичанина.

Джура улыбнулась ему. Их губы были совсем близко. Но прежде чем она успела ответить, Роуан схватил ее за руку и оттащил прочь.

– Что ты делаешь? Я думал, что ты была с Лорой.

– Зато ты был с Бритой. Обдумывал свою брачную церемонию?

Роуан продолжал тащить ее к дому тетки.

– Мы должны поговорить, – бросил он на ходу.

Как только они очутились в комнате, Роуан повернулся к ней.

– Я сказал Брите, что могу прогнать тебя только после того, как свершатся браки между вателлами и ириалами. Зубы Господни, как же я ненавижу лгать! Мне придется принести церковное покаяние. Думаю, у меня есть временное решение наших проблем: это твой брат.

– Джералт? Какое отношение он имеет ко всему этому?

– Пока вы праздновали и сводили исполненных вожделения женщин с исполненными вожделения мужчинами, я наблюдал за твоим братом. Он увлечен Бритой. Не знаю только, что притягивает его: ее красота или власть? Насколько я понимаю, он планирует объединиться с ней и убить меня. Нет! Не протестуй! Это всего лишь предположение. Лучше скажи, может он, по-твоему, заинтересовать женщину с аппетитами Бриты?

Джура не сразу поняла, о чем он спрашивает.

– Хочешь знать, мужчина ли мой брат? – процедила она наконец. – И может ли он дать наслаждение женщине? Куда большее, чем ты! У него было полно женщин, и ни одна не жаловалась.

Роуан потрясенно уставился на нее.

– Джура, что… – пробормотал он, но тут же осекся и отвернулся. – Хотя бы раз в жизни давай не будем ссориться. Я сказал Брите, что не лягу с ней сегодня, но эта женщина… настойчива. Вот я и подумал, что неплохо подложить ей в постель пылкого молодого человека!

– Ты стараешься управлять всем и вся, англичанин, – фыркнула Джура.

Он снова повернулся к ней.

– Может, я и могу управлять страной, но только не собственной женой. Сегодня ночью… в воздухе будет разлито… напряжение. Столько пар станут праздновать брачную ночь, и Брита причинит немало неприятностей, если ее не занять. Но это не твоя печаль. Пойду найду Джералта.

После его ухода Джура тяжело опустилась на табурет. То, что так прекрасно начиналось во время их первой встречи у воды, сейчас превратилось в уродливый фарс.

Она не подняла глаз, когда открылась дверь.

– Джура! – окликнула Лора, но та еще ниже опустила голову.

Лора глянула на гордую ланконийку, скорчившуюся в углу, и угрызения совести вспыхнули с новой силой. Ей с самого начала не нравилась жена Роуана. Она не делала усилий понять ее ланконийские повадки. Но пока Джура и Роуан отсутствовали, она часто встречалась с Силин и услышала правду о том, что случилось во время Онориума. Джура пыталась сделать все, чтобы выиграла Силин, но та упала в обморок, и девушка волей-неволей вышла победительницей.

Тогда Лора потолковала с Дейром, расспросила о Джералте и Джуре и убедилась, что у девушки были причины считать своего брата законным королем Ланконии. Джура и не подозревала, что Роуан почти всю жизнь учился быть истинным правителем.

Кроме того, Лора вытянула из Силин правду о том, куда отправились Роуан и Джура. После этого она не находила себе места, тревожась за брата и гневаясь на Джуру за то, что невестка, по ее мнению, стала бременем для Роуана. Но тут оба благополучно вернулись, и Роуан даже уверял, будто Джура помогла ему. Позже Лора упросила Роуана рассказать о том, как Джура защищала его спину.

После этого разговора мнение Лоры о Джуре стало меняться. Не последнюю роль сыграл Филипп, обожавший Джуру. Мальчик повсюду следовал за ней, и Джура никогда не теряла терпения, отвечая на бесчисленные вопросы. Ни разу не была груба с ним. Не попыталась от него отделаться.

Потом Роуан вынудил Лору провести день с невесткой, и Лора вдруг поняла, что ей нравится Джура. Она никому не завидовала и никого не ревновала. Не то что женщины, которых Лора знала в Англии. Джура словно не обращала внимания на то, что Роуан ухаживает за Бритой, улыбается ей и даже посматривает на хорошеньких вателлок и ириалок.

День клонился к закату, и люди уже успели разделиться на пары, готовясь к брачным церемониям, когда Лора увидела, как рассерженный Роуан оттащил Джуру от толпы. Со стороны это выглядело не жестом любовника, а действиями разгневанного отца, пытавшегося наказать непокорную, своенравную дочь.

И тут в Лоре снова прорезались способности свахи. Она нашла Ксанте и велела ему раскинуть военный шатер Роуана в пяти милях ниже по реке, подальше от людей, в тихом, уединенном месте. Потом Лора подождала, пока Роуан не выскочит из дома, и только тогда пошла к Джуре.

Теперь ее сердце сжималось от сочувствия к этой гордой женщине, выглядевшей сейчас несчастной и покинутой.

– Пойдем со мной, – скомандовала Лора, не тратя времени.

– Что?! – удивилась Джура.

– Идем со мной, говорю!

– Кто-то ранен? Я кому-то понадобилась?

– Да. Ты очень нужна своему мужу. А Ланкония нуждается в королеве. Ты же нуждаешься в собственных детях, пока окончательно не присвоила моего сына. И еще нуждаешься в том, что я могу тебе предложить, – пояснила Лора.

– Не понимаю…

– Поймешь. А теперь – за мной! У нас есть дела!

Джура позволила увести себя из одного дома в другой, где временно жила Лора. В этом простом жилище фермера до потолка громоздились сундуки и ящики. Лора отыскала глазами Монтгомери, велела ему прекратить флирт со смазливой ириалкой и передвинуть вместо этого тяжелые сундуки.

– Я намереваюсь переодеть тебя по английской моде! – объявила она невестке.

Джура попятилась к двери.

– Я не надену твое платье с облегающей талией! – отказалась она. – Если на нас нападут, я не смогу обороняться.

– Единственный, кто нападет на тебя сегодня ночью, – это твой муж, – непререкаемо изрекла Лора и, немедленно обернувшись к охнувшему Монтгомери, набросилась на беднягу. – Кажется, я недостаточно заняла тебя работой, если еще осталось время подслушивать женские разговоры?! – прикрикнула она. – Джура, Дейр просил тебя стать его женой, верно? Что заставило его сделать предложение?

Джура тепло улыбнулась приятным воспоминаниям:

– Я победила его в состязаниях лучников.

Лора и Монтгомери дружно вытаращились на нее. Лора опомнилась первой.

– В этом и есть основное различие между ухаживаниями англичан и ланконийцев, – мягко заметила она. – Вряд ли англичанин захотел бы взять в жены женщину, превзошедшую его в боевых искусствах.

– Но женщине необходимо быть сильной.

– Иногда еще более необходимо быть слабой, – возразила Лора. – И сегодня ты будешь слабой. Монтгомери! Ты уже нашел сундук?!

Мальчик, очевидно, зачарованный беседой женщин, поспешно открыл дубовый, окованный железом сундук. Лора порылась в нем и вытащила божественно красивое платье из темно-сапфирового бархата.

– Это самое мое длинное платье, и, думаю, оно идеально подойдет.

Джура отскочила от платья так поспешно, словно перед ней вдруг возникло чудовище, но тут луч заходящего солнца коснулся мягкого бархата, и девушка невольно подступила ближе. Она никогда еще не видела такой ткани. И проснувшаяся в ней женщина жаждала ощутить прикосновение бархата к своему телу.

– Я не могу… – забормотала она, но, поколебавшись, взглянула на Лору. – Твоему брату это понравится больше, чем моя меткость?

– Джура, – с самым серьезным видом поклялась Лора, – когда я потружусь над тобой, мой брат при виде жены упадет на колени и станет умолять простить его за каждое недоброе слово, когда-либо сказанное им в твой адрес.

Джура выхватила платье из рук золовки:

– Тогда начнем немедленно.

Лора выгнала Монтгомери и принялась одевать невестку.

Джура привыкла к свободному, не стеснявшему движений костюму стражницы, но в торжественных случаях носила платья. Только такого у нее еще не было. Сначала Лора поднесла ей облегающую темно-золотистую тунику, которая шнуровалась по бокам. Лора назвала ткань итальянской парчой. Поверх надевалось богатое темно-синее бархатное сюрко[2] с разрезами по бокам, чтобы показать изящные изгибы талии и бедер.

После этого Лора расплела темные волосы Джуры, так что они волнами упали до талии, а на голову надела простой венец из золота. Мягкие кожаные туфли сменили высокие сапоги, которые Джура обычно носила.

Отступив, Лора критически оглядела невестку.

– Да… – пробормотала она. – Именно.

– Я… я хорошо выгляжу? – нерешительно спросила Джура. – Так же хорошо, как Брита?

Лора искренне расхохоталась. Джура представления не имела о своей красоте и власти, которую эта красота давала ей. Для Джуры властью и силой было умение метко стрелять, скакать верхом и защищать мужчину в битве. Но красота давала ей власть другого рода.

– Брита – ночной горшок в сравнении с тобой, – объявила Лора, чем очень насмешила Джуру. – Я хочу, чтобы ты вышла из дома и прямиком направилась к своему мужу. Не торопись, пусть все тебя увидят, а когда встретишь Роуана, скажи, что будешь ждать в его шатре после брачной церемонии. Не говори, где находится этот шатер. Пусть выяснит сам. И вообще не вступай с ним в длинные беседы. Уходи сразу. Если он попытается разглагольствовать о том, что нужно для блага Ланконии и что необходимо сделать с королевой вателлов, просто потребуй, чтобы принес свою лютню. А потом уходи. Понимаешь, Джура? Не позволяй обращаться с собой как с мужчиной.

– Как с мужчиной? – прошептала Джура. – Но… я не понимаю английского образа мыслей.

– А он не понимает образа мыслей ланконийских стражниц. Не знаю, каким образом вы встретились еще до Онориума, но, бьюсь об заклад, это было не в тот момент, когда ты побеждала мужчин в боевых играх.

– Ты права, – снова улыбнулась Джура.

– А теперь иди, и пусть мой брат хорошенько рассмотрит тебя. Помни, что ты красива. Нет, лучше пусть взгляды мужчин расскажут тебе, что ты красива. Вперед! – воскликнула Лора, подталкивая невестку к выходу. – Скоро начнутся брачные церемонии, и Роуан обязательно должен присутствовать. Ксанте проводит тебя в шатер мужа, а мой брат придет к тебе при первой возможности.

– Но что потом? – вырвалось у Джуры. Ей вовсе не хотелось выходить из дома, поэтому она пыталась тянуть время. Кроме того, она чувствовала себя очень странно в облегающем наряде, который путался в ногах. Джура ужасно боялась споткнуться и упасть. А без оружия она все равно что голая. Ни кинжала на бедре, ни лука за плечами, ни меча, ни щита, ни копья в руках.

– Я велю послать тебе ужин. И ты будешь сидеть на стуле, а Роуан – у твоих ног, он будет петь и играть для тебя. Джура, почему у тебя такой испуганный вид? Ты же не на битву идешь!

Джура ответила слабой улыбкой.

– Да я бы скорее схватилась в одиночку с четырьмя зернас, чем вышла сейчас на люди!

– Иди! – приказала Лора, выталкивая ее из комнаты. Джура судорожно сглотнула и переступила порог. Она знала, что Роуан сейчас рядом с Бритой, а королева восседает на стуле с высокой спинкой, у восточной границы деревенской площади, где может видеть всех и позволять любоваться собой. Сейчас дорога казалась ей бесконечной. Джура старалась смотреть только вперед и при этом не упасть.

Люди стали останавливаться и смотреть на нее. Сначала ей казалось, что они посмеиваются над ней, но при виде их глаз она постепенно обрела уверенность. Женщины, даже самые хорошенькие и окруженные поклонниками, неприязненно хмурились, а мужчины… мужчины пялились на нее без зазрения совести.

– Это Джура, – шептались вокруг с таким удивлением, словно раньше никогда не видели ее.

Джура распрямила плечи и слегка улыбнулась. Как приятно, когда на нее смотрят такими глазами!

Она медленно пробиралась к тому месту, где ожидала найти мужа.

Он действительно стоял недалеко от Бриты, но, по крайней мере, не увивался возле нее, как обычно. Зато рядом с Бритой сидел Джералт, пожирая ее черными глазами. Он мельком посмотрел на сестру, но не заметил перемен в ее внешности и тут же перевел взгляд на Бриту. Зато королева повернулась и оценивающе осмотрела Джуру, как человек, пытающийся оценить силу врага. Она даже проводила глазами Джуру, идущую к Роуану.

Роуан, погруженный в беседу с Дейром, не обратил внимания на суматоху, вызванную появлением Джуры.

Зато Дейр поднял голову, увидел Джуру и оглянулся на Роуана. Но тут он, словно прозрев, медленно повернулся и уставился на нее, как не смотрел с того дня, когда она победила его в состязаниях лучников.

Тогда он гордился ею, но теперь в его взгляде было нечто иное, отчего на душе у Джуры стало совсем хорошо.

Роуану не понравилась такая рассеянность собеседника. Хмурясь, он пытался понять, куда тот смотрит.

При виде мужа уверенность Джуры мгновенно испарилась. Но Роуан вытаращил глаза, открыл рот, застыл и, словно парализованный, наблюдал, как она подходит все ближе.

Джура, к собственному изумлению, шествовала не обычной решительной походкой, а очень медленно, кокетливо покачивая бедрами. Она вдруг ощутила себя необычайно сильной, могущественной, куда сильнее и могущественнее, чем с копьем и боевым топором в руках.

Роуан продолжал пялиться на Джуру, что весьма ей польстило.

– Встретимся в твоем шатре после церемоний, – тихо, хрипловато бросила она.

Роуан кивнул. Джура повернулась и отошла.

– Джура, – окликнул он, – а где этот шатер?

Джура кокетливо повела плечиком.

– Найди сам, – бросила она. – И принеси лютню. Хочу, чтобы ты сыграл для меня.

Сердце Джуры бешено колотилось, но на лице играла улыбка. За спиной послышался крик Бриты, призывавшей Роуана, но Джура знала, что победила.

«Все, что от меня требуется, – действовать в том же роде», – подумала она, негромко охнув от такой перспективы.