Прочитайте онлайн Дерзкая | Глава 62

Читать книгу Дерзкая
3618+13456
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Г. Бунатян

Глава 62

Ева тихо и неподвижно сидела во внешних королевских покоях, дожидаясь своего часа, но неожиданно туда забежал один из охранников и, увидев ее, поначалу остановился как вкопанный, но быстро пришел в себя и бросился к ней.

– Мадам, вам нельзя находиться здесь!

Это был очень молодой человек – без единой морщинки на лице, и выглядел – полным добрых намерений, что вовсе некстати. Сейчас ей гораздо больше подошел бы какой-нибудь любитель поживиться.

Ева одарила стража одной из своих обаятельных, непосредственных улыбок, и он сначала нахмурился, а потом улыбнулся в ответ.

– Очень досадно. – Ева пожала плечами. – Его величество просил меня прийти… и я сделала только то, что он сказал.

– Ну ладно, пойдемте провожу вас, здесь ждать нельзя.

Он повел ее к двери внешних покоев, но в это время откуда-то появился еще один страж, вооруженный небольшим луком, а следом за ним – еще один.

Покои короля Иоанна, как видно, очень хорошо охранялись.

Взгляд первого лучника прыгал между Евой и ее сопровождающим, а пальцы многозначительно сжимали деревянную дугу лука. Она вспомнила, как Джейми упоминал, что король держит при себе личную охрану из лучников, – видимо это и есть один из счастливцев.

– Кто она? – строго спросил лучник.

– Королевская милашка, – охотно объяснил тот.

Ева улыбнулась.

– Я как раз вел ее вниз, в зал.

Только подозрительного лучника этот ответ не устроил.

– Иди на место. Я ее сам отведу к его светлости.

Тон был весьма неприятным, но, разумеется, это не имело никакого значения, потому что он предложил именно то, что было нужно Еве.

Молодой воин, что держал ее под локоть, и лучник, стоявший позади, повели ее к лестнице, но их остановил хруст гальки под чьими-то шагами и топот сапог. Вслед за этим над верхней ступенькой показалась сначала голова, а затем и вся фигура целиком – король Иоанн.

Охранник толкнул Еву в глубь комнаты, в темноту, и все мысли о тех, кого любила, и о том, чего они хотели или не хотели для нее, вылетели из головы. Она чувствовала лишь приятную тяжесть смертоносного кинжала, спрятанного глубоко в складках юбок.

– Ваше величество, – произнесла она тихо.

Довольно долго король не говорил ни слова и смотрел прямо перед собой, а потом повернулся и всмотрелся в темноту, словно все понял. Стоявший позади короля лучник взглянул на нее и, расставив ноги, вскинул свой лук, и, несомненно, тот, что стоял за спиной, сделал то же самое.

А затем король необыкновенно мягким голосом произнес:

– Ева.

Она шагнула из темноты на площадку лестницы, где остановился Иоанн. В солнечном свете, проникавшем через высокое узкое окно, ее юбки походили на пламя, но внутри ее все словно обледенело.

Они стояли и молча смотрели друг на друга, и странно, но первой мыслью Евы было, похожа ли она на него. Свое лицо она видела не часто, а с тех пор, как последний раз видела лицо отца, прошло десять лет. Их лица теперь стали совершенно иными.

Иоанн пополнел, причем значительно.

– У меня были для тебя подарки, – раздался его голос.

Возникшие и у Евы, и у Иоанна первые мысли были весьма своеобразными для этой неожиданной встречи: его была настолько непредсказуемой, что чуть не сбила Еву с толку, – и голос его подействовал так же.

В ее представлении Иоанн был демоном. Его голос всегда гремел в ее памяти скрежещущим, безумным, наводящим ужас криком той ночи. Но да, был еще и этот, более мягкий. Этот голос появлялся, когда он приезжал навестить ее в тайном убежище. Народ недоумевал, почему король Иоанн так часто, гораздо чаще всех предыдущих монархов, ездит на север, но Ева знала: он ездил навестить ее. Он хоть и скрыл ее от мира, но она не чувствовала, что ее лишили детства.

– Платья, – сказал он и сделал шаг к ней, наполовину скрытой в тени, наполовину залитой солнцем. – Пони. Подарки. Для тебя. Но ты убежала.

– У меня есть платья. – Она одернула юбки. – И они, конечно, от вас. Можете больше узнать у своего управляющего – ему известны все подробности.

– Почему ты убежала? – В его голосе звучало искреннее недоумение.

Она поняла, что следует запастись терпением, потому что ему явно отказала память.

– Из-за убийства, конечно, – тихо сказала Ева и подошла к нему ближе.

Иоанн задумался, а потом махнул рукой стражнику, который держал лук на изготовку:

– Оставьте нас.

– Ваше величество… – тихо воспротивился солдат.

– Идите. Пойдем, Ева. – Медленно повернувшись, он стал спускаться по лестнице, но потом остановился, чтобы пропустить ее вперед. – Пойдем поговорим обо всем, о чем хочешь.

Ева надолго задумалась: ее мысли были о людях, которых он погубил, и о тех, кого возвысил; о Джейми, служившем ему вопреки всему, и Уильяме Маршале, служившем несмотря ни на что; об отце Питере и обо всем, что он сделал и почему, и о хартии, над которой он работал вместе с архиепископом Лангтоном.

Она вдруг неожиданно вспомнила, что Иоанн проявлял огромную доброту ко многим беззащитным людям, а к очень многим другим, напротив, был безжалостен. Совершенно противоречивые чувства мирно сосуществовали в этом человеке. Вероятно, это было весьма болезненно.

Она думала и думала, а он не говорил ни слова и не пытался ее торопить.

– Я вас испугала? – внезапно спросила Ева.

– Чрезвычайно, – просто сказал Иоанн.

И в этот момент она подумала: «Что ж, возможно, в этом все-таки что-то есть».

С помощью наказания, как ей было известно из надежного, разумного документа, иногда можно исцелить душу. Возможно, небольшое – или, напротив, чрезвычайно строгое – наказание окажется полезным и в данном случае.

Он стоял с вытянутой рукой, все еще приглашая ее в свои покои.

– Ваше величество, я много слышала об этой хартии, – тихо заговорила она. – Мой очень близкий друг считает ее чрезвычайно важной. Если вы готовы рассказать о ней, тогда да, думаю, мы вполне можем немного поговорить.