Прочитайте онлайн Дерзкая | Глава 58

Читать книгу Дерзкая
3618+13278
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Г. Бунатян

Глава 58

Через полтора дня пути они остановились на вершине к югу от гнезда, несокрушимого замка, главной цитадели огромных и знаменитых владений графа Эверута.

Каменные башни, как сжатые кулаки, поднимались из земли и упирались в ярко-голубое небо, возвышаясь над долиной и деревней. Никаких знамен и вымпелов не развевалось над бастионами, так как король не объявлял замок своей резиденцией и едва ли хотел всех оповещать, что покинул Виндзор. Как полагала Ева, всего несколько человек знали, что он здесь, на севере, и это им было только на руку.

Но тем не менее через строго охраняемые ворота в обоих направлениях шел поток людей: кто пешком, кто верхом, а кто и с повозками, – так что долго держать в тайне местопребывание короля вряд ли возможно.

Взгляд Джейми неподвижно застыл на остроконечной верхушке главной башни. Ева понимала, что для него дорога домой была слишком извилистой, но сейчас не могла даже предположить, что он должен чувствовать.

– Мне следует оставить тебя здесь.

– Конечно, следует, – кивнула Ева, – но этого не будет. Ты же не всегда делаешь то, что должен.

Его лицо осветила мимолетная улыбка.

– Ты будешь делать то, что я скажу, Ева. На каждом шагу. Слышишь меня?

– Прекрасно слышу. – Она кивнула, но это ничего не означало.

– Король увлекается празднествами, – сказал он, кивнув в сторону замка. Даже оттуда, где они находились, была видна цепочка воинов, патрулирующих бастионы, похоже, даже без кольчуг, поскольку никто не ожидал никакой угрозы. – В замке будет шумно, и нам это на руку.

Сам Джейми был в полной воинской экипировке: тело защищено кольчугой, у затылка складками лежал защитный капюшон из крученой металлической сетки. В седле он сидел неподвижно и безмолвно, взгляд прикован к замку, ладонь лежит на рукояти меча с выгравированными на серебре извивающимися линиями, а другая рука придерживает поводья лошади, устало опустившей гордую голову. Во всем темном, с черной щетиной на щеках и подбородке, он был похож на видавшего виды воина после похода – только он, лошадь и ветер.

– Идем.

Привратники, хорошо знавшие Джейми, очевидно, еще не были осведомлены, что теперь он враг короля, и быстро отворили небольшую дверь в Северной башне, чтобы впустить их с Евой. Башня взмывала вверх на шестьдесят футов, и они, остановившись в ее холодной тени, осторожно обменялись взглядами.

– Где король? – спросил Джейми.

– Еще не прибыл, сэр.

– Понятно.

Джейми кивнул и, шепнув Еве в самое ухо, что у них есть время, быстро повел ее через внутренние ворота.

Несмотря на то что прибытие короля держалось в секрете, через ворота замка беспрестанно сновали люди: слуги, местные аристократы, торговцы. Но даже если бы к толпе добавилась блистательная свита Джейми из слуг и придворных, то все равно не заполнила бы широкое пространство необъятного внутреннего двора Эверута.

Когда они уже наполовину пересекли двор, Джейми почувствовал что-то неладное – диссонирующую ноту в суматохе, которая царила в замке, наполненном людьми.

Пусть король и не вывесил свои знамена, чтобы оповестить всех, что он в замке, но тем не менее его присутствие явно ощущалось, и остальные дворяне были у всех на виду. Сквайры и рыцари прохаживались в полном параде: Мандевиль, Эссекс, Херефорд, Норфолк. Казалось, все знатные или стремящиеся стать таковыми приближенные присутствовали здесь лично или прислали своих представителей.

Так что же здесь затевалось?

Джейми отступил в тень, прикрыв собой Еву, и чуть не столкнулся с Брайаном де Лайлом, спускавшимся по лестнице под навесом.

– Джейми! – Тот резко остановился, а потом, сбежав по последним ступенькам, коснулся его локтя.

Джейми с удовольствием толкнул бы Еву в какой-нибудь переулок, но их здесь не было. Однако встревожился он напрасно: когда он замедлил шаги, Ева, не останавливаясь, просто прошла мимо него, путаясь в юбках и что-то бормоча себе под нос, словно куда-то очень торопилась.

Лайл проводил ее взглядом – да и как иначе, – а потом снова крепкой хваткой стиснул локоть Джейми.

– Джейми Пропащий, вы совсем сошли с ума, явившись сюда, хотя видеть вас очень приятно.

– Взаимно, Брайан, – ответил Джейми и так же сжал ему руку, готовясь к тому, что все обернется плохо – снова.

Брайан, один из самых верных и ценимых Иоанном капитанов, умный, проницательный и, к счастью, способный мыслить независимо, но при всем этом еще и безжалостный.

– Вы только что прибыли? – поинтересовался Лайл.

– Да. Был занят.

– Я слышал. – Когда они отпустили друг друга, Брайан заглянул Джейми в глаза. – Вас разыскивают. Какого черта вы пожаловали сюда?

– И вам я тоже нужен? – не отводя взгляда, спросил Джейми.

На мгновение задумавшись, Брайан покачал головой:

– До сих пор я не замечал, чтобы вы что-то делали без причины на то. Не хотите поделиться?

Джейми вздохнул с облегчением. Ему не хотелось убивать Брайана де Лайла – это могло все только осложнить.

– Чуть позже. Вы можете предоставить мне несколько часов, Брайан?

Подняв голову, он подал сигнал одному из воинов в блестящих шлемах на бастионе. Охранник кивнул и быстро направился к лестнице. Снова обернувшись к Джейми, Брайан пристально всматривался в него некоторое время, а потом кивнул.

– Мне кажется, у вас осталось не больше часа свободы до прибытия короля. – Он взглянул поверх плеча Джейми. – Священник не с вами?

– Отошел в мир иной. Почему здесь все ливреи мятежников? – жестом указал он на оруженосца Мандевила, только что вошедшего в конюшню.

Качнув головой, Брайан де Лайл тихо усмехнулся:

– Король непредсказуем, Джейми, и это, возможно, одна из его блистательных идей.

– То есть?

– Продать имения.

– Эндшир?

– Да, хотя теперь, когда мальчика прошлой ночью вернули, это сомнительное дело.

– Он здесь? – Джейми стиснул ему локоть.

Брайан с изумлением взглянул на его руку.

– Вы видели его? – добивался своего Джейми. – Наследника Эндшира?

– Да. И также слышал, что это сделали вы. Он скрывался десять лет, а вы за неделю нашли его. – Он снова с легкой улыбкой покачал головой. – Я поражен, хотя другие, возможно, не так удивлены.

– А король?

– Возможно, не удивлен. – Брайан пожал плечами. – К тому же Эндшир, по-видимому, верен короне. Я буду советовать королю принять его. В нынешних обстоятельствах законный наследник, несомненно, лучше, чем тот, кто купит поместье.

Джейми кивнул и глубоко вздохнул. Новости казались маленькой отсрочкой приведения в исполнение приговора.

– Где он?

– Вы не узнаете этого никогда в жизни, Джейми. И это вполне может оказаться не метафорой. – Лайл смотрел на него, скривив в усмешке губы, потом кто-то окликнул его, но он, обернувшись, махнул рукой и снова повернулся к Джейми. – Эверут тоже выставлен на продажу.

– Что? – Джейми не мог поверить своим ушам.

– Король продаст Эверут тому, кто предложит самую высокую цену, причем сделает это очень тихо и очень быстро.

У Джейми возникло такое чувство, будто его ударили, и кровь бешено застучала в висках.

– Мандевиль, Эссекс и другие приехали сами или прислали своих представителей. Вы же не думаете, что ради Эндшира, правда? Ха. Удивительно, какими расторопными они могут быть, если их должным образом стимулировать, – весело продолжал Брайан, совершенно не замечая, что Джейми шокирован и воспринимает одно слово из трех. – Король делает свой ход.

– Он делает ошибку, – холодно возразил Джейми.

– Кто знает? – пожал плечами Брайан. – Быть может, сейчас Иоанн нашел способ избежать хартии и выиграть войну одной смертоносной атакой. К сожалению, я должен идти. – Взглянув поверх плеча Джейми, он сделал знак одному из королевских стражников на верху лестницы. – Проводите сэра Джейми в его комнату, – распорядился он.

Когда тот торопливо спустился, он обернулся к Джейми и добавил:

– Если вы до захода солнца еще будете живы, Пропащий, то вечером выпьем. Есть что обсудить и, возможно, отпраздновать.

Он ушел, стражник приготовился проводить Джейми, но тот лишь улыбнулся:

– Приготовьте мою комнату, как приказал лорд Брайан.

– Сэр…

– Я приду прямо туда.

Повернувшись, Джейми направился к главной башне – куда ушла Ева, – обходя людей, спускавшихся по серым каменным ступеням замка, который когда-то был его домом.

Король думал, что может продать его тому, кто больше заплатит? В данном случае это ему не удастся. Эверут принадлежит Джейми, и пришла пора заявить об этом.

Позже в тот же день, после того как Джейми уехал, после долгой и горькой череды выпивок Рай в конюшне седлал лошадь. Внезапно огромная тень упала на балки у него над головой и вытянулась до дальней стены стойла, и он медленно повернулся.

– Господи помилуй, Ангус!

– Где он?

– Джейми? А где он обычно бывает? Ищет на свою голову приключения.

– Этого нельзя допустить. Я должен вернуть ему долг, даже если это меня убьет.

– Нет, если он убьет себя раньше. – Опустив крыло седла, Рай погладил лошадь по шее и, взяв поводья, повел ее из стойла.

Ангус стал у него на пути и, скрестив руки, хмуро посмотрел в лицо Рая.

– Что, черт побери, с тобой случилось?

– Упал с лестницы, – с таким же мрачным видом ответил Рай.

– На тебя похоже. – Ангус закатил глаза. – Я должен найти Джейми.

– Зачем?

– Я сказал тебе: вернуть долг.

– Он на пути в Эверут.

Рай собрался было пройти мимо него, но Ангус не шевельнулся и пришлось остановиться.

– Почему ты не с ним?

Рай пожал плечами. Потому что нельзя спасти человека, давным-давно решившегося на самоубийство. У Рая уже был неудачный опыт в подобных делах, и он, в конце концов, был вынужден признать, что Джейми именно такой.

– Устал, – ответил он коротко.

– И что, черт побери, это означает?

Рай решительно шагнул вперед, и на этот раз шотландец посторонился.

– Это означает, что Джейми не изменился – так и стремится убить себя.

– Проклятье, Рай! – всплеснул руками Ангус. – Именно поэтому ты постоянно с ним. И тогда, в прошлом, мы всегда знали: Джейми будет убивать себя, а Рай – возвращать его обратно.

– Больше нет.

– Почему нет? – Ангус и Рай смотрели друг на друга. – Рай, ты всегда говорил, что Пропащий упрям, но никто никогда себя не убивает. Что ты теперь собираешься делать?

– Навести порядок. – Рай с усилием протиснулся мимо него.

Скрипя кожаными сапогами и позвякивая оружием, Ангус пошел следом.

– Я иду с тобой.

– Да нет, я буквально: подниму упавшие шкафы и подберу разбитую посуду.

– Повторяю: я иду с тобой.

– Но я иду не к Джейми, – предупредил Рай.

– Да, конечно.

– И кто теперь упрямый?

– Ты.

Рай покачал головой, но так и не проронил ни звука, пока они поднимались на холм в еврейский квартал. Доктор Джейкоб, казалось, был совсем не удивлен их появлению – только переводил взгляд с одного на другого и ждал объяснений.

– Я здесь, чтобы помочь, – просто сказал Рай.

Доктор впустил его, а Ангус предпочел остаться на страже снаружи и смотреть на прохожих. Некоторое время они работали молча, поднимая и расставляя по местам тяжелые шкафы, приводя в порядок столы. Другие люди – соседи, друзья – приходили и уходили: уносили сломанные вещи, затем приносили обратно отремонтированные.

– Питера приготовят к достойному христианскому погребению, как и подобает, – сказал Джейкоб, усевшись передохнуть на одну из длинных, еще не приведенных в порядок полок.

– Вы знали, кем он был? – Рай оторвал взгляд от ставни, которую навешивал на место, и посмотрел на доктора.

– Знал, – кивнул Джейкоб.

– И поэтому вы так поступили?

– Вообще-то у меня не было иного выбора. – Доктор внимательно посмотрел на Рая. – Но да, я все равно сделал выбор в пользу Питера Лондонского.

– Зная, что можете умереть.

Джейкоб перевернул кисть ладонью вверх.

– Порой случается, что приходится выбирать, что важнее: как умрешь или как будешь жить.

Рай сел рядом с доктором и, упершись локтями в бедра, усмехнулся:

– Это слова раввина.

Доктор Джейкоб пожал плечами.

– И, как мы знаем, совершенно правдивые. Так? Ты еще помнишь их? Или заставил себя забыть?

Они помолчали, а потом Рай, мрачно глядя в пол, согласился:

– Никогда не было основания не верить.

– Не знаю, получишь ли ты удовольствие или придешь в отчаяние, когда вспомнишь, что быть евреем означает очень мало думать и очень много делать. – Джейкоб повернул голову к Раю и добавил, вглядываясь в его профиль: – В тебе силен древний дух, Хаим. Ты сделаешь выбор и исполнишь то, что выбрал. А потом снова будешь выбирать.

– В данную минуту мой выбор – подобрать вашу разбитую посуду.

– Нет, – наконец улыбнулся Джейкоб, – твой выбор – сидеть на моем опрокинутом шкафу и толковать о вере. А твоего друга здесь нет.

Снова уставившись в пол, Рай провел по лицу руками, а потом поднялся на ноги и протянул руку доктору, помогая встать.

– Я должен идти.

– Ну а я должен убирать. – Джейкоб обвел рукой комнату.

– Я ничего не выбираю, – сказал Рай.

– Любой наш поступок – это выбор. – Джейкоб нагнулся и поднял пузырек. – Этого нельзя избежать.