Прочитайте онлайн Дерзкая | Глава 5

Читать книгу Дерзкая
3618+12641
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Г. Бунатян
  • Язык: ru

Глава 5

По городским улицам носился поднимавшийся от реки пронизывающий ветер, мощные косые струи дождя бросали колючие иглы за воротник и в свободные сапоги. Джейми, укрывшись в очередном переулке, посредине между таверной и верхушкой холма, склон которого спускался к береговой линии, переводил взгляд с причалов на дверь заведения и обратно.

Прилив сегодня был высоким, и на причалах царило оживление. Мужчины загружали маленькие лодки, с судов на берег летели канаты, кричали люди, лаяли собаки, шипели кошки, выслеживая добычу. Это вполне мог быть полдень субботнего дня в гавани.

На полпути до береговой линии, среди толпы моряков, мокнущих под дождем, он заметил пятерых узкоглазых и хмуро подумал: «Ну вот, приехали: я уже и выражаюсь, как она».

Двое мужчин поддерживали священника под руки, и со стороны это выглядело, будто товарищи помогают удержаться на ногах перебравшему приятелю. Трое других, одетых в толстые, темные от дождя накидки, стояли вокруг них защитным полукольцом. Итак, пятеро плюс матрос.

Джейми сдвинул капюшон и, щурясь от дождя, нетерпеливо оглянулся на таверну. Где же, в конце концов, проклятый капитан? А вот и он, как раз появился из таверны, и рядом с ним… Ева, черт бы ее побрал!

Его охватил вихрь желаний: рассмеяться от восхищения, схватить сероглазую строптивую в объятия или… свернуть ей стройную шею.

Капитан чуть ли не галантно подал Еве огрубевшую от морских ветров руку, а затем пнул дверь ногой, да так, что, заскрипев, она захлопнулась с глухим чавкающим стуком.

Подняв вверх бледное лицо, Ева что-то ему сказала и передала маленький пухлый мешочек, похоже, с монетами – с его, Джейми, монетами.

Он несколько раз глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Нетерпение никогда не было его слабостью – не будет и сейчас. Он привык к колдобинам на пути. Вся его жизнь состояла из преодоления препятствий и перемены курса. Ева – это лишь неожиданный поворот, крутой подъем и ничего больше. Он просто сметет ее с пути, не останавливаясь.

– …как ваша дочь, – донеслось до его слуха.

– Это заведет вас очень далеко, детка, – ответил ей капитан хриплым голосом, острым взглядом из-под нависших серых лохматых бровей внимательно осматривая окрестности. – Вам нужен другой план. Особенно если, как вы утверждаете, ненормальный рыцарь…

Договорить он не успел: из переулка выскочил Джейми с обнаженным мечом.

– Какое совпадение! Я как раз только что думал о вас, дорогая!

Ева, разинув рот, посмотрела на капитана, но тот благоразумно молчал, не отрывая взгляда от незнакомца – вернее, его меча.

– Теперь я понял свою ошибку: не следовало оставлять вас с деньгами одну, – проговорил Джейми укоризненно, но в то же время нежно, едва не промурлыкал. – На что вы их потратили?

– Джейми. – От дождя, падавшего на растерянное лицо, бледные щеки Евы светились.

Седой морской волк, ничего не понимая, переводил взгляд с одного на другого.

– Моя жена, – любезно объяснил Джейми и острием меча указал на мешочек с деньгами.

Капитан проворно протянул его, как тарелку с едой, на ладони, пробормотав в сторону Евы:

– Вы не упоминали о муже.

– Это потому, что он очень плохой муж, – огрызнулась та. Намокший капюшон позволял видеть бледное лицо и темные брови, сдвинутые над сердитыми глазами. – И это вовсе не его деньги. Его монеты вот здесь. – Она похлопала себя по ремню.

Капитан быстро глянул вниз, а потом снова вернул взгляд к острию меча.

– Я редко даю своей женушке деньги, – улыбнулся Джейми. – Тратит безрассудно – на тряпки, безделушки, благовония… или вот так. – Он кивнул на мешочек, который так и не взял из протянутой ладони. – Я буду рад оставить его вам, сэр, и еще добавить, если вы мне немного поможете. На это уйдет не больше секунды вашего времени.

Капитан прижал мешочек с монетами к груди.

Ева, по-видимому, расценила это как предательство и сделала крошечное, неуловимое движение в сторону, но Джейми выбросил руку и сомкнул пальцы у нее на шее прежде, чем она успела опустить ногу на землю. Продолжая смотреть на капитана, он почувствовал, как она судорожно сглотнула.

Капитан в ужасе воззрился на Еву, или, вернее, на руку Джейми у нее на горле, и прочистил собственное.

– Что вас интересует, сэр?

– Те люди, что захватили священника.

– То же самое хотела узнать и эта леди.

– Вот как? Я хочу задержать их.

– И она тоже.

– Значит, наши интересы совпадают, – улыбнулся Джейми.

– Что вы хотите, чтобы я сделал?

Внезапный крик заставил их всех обернуться. Там вдали, на вершине холма, стояли три похитителя, промокшие до нитки и злые.

– Проклятье, капитан, прилив заканчивается. Какого черта…

Крик резко оборвался, когда они увидели у капитана в руке мешочек денег и преградившего старику дорогу гиганта, который сжимал одной рукой меч, а другой – горло женщины.

На мгновение все трое от изумления разинули рты.

Это было долгое мгновение неподвижности, которое позволяло изумлению превратиться в действие, а Джейми был абсолютно уверен, что действие последует: четверо против одного, если отнести капитана к лагерю узкоглазых. Он почувствовал, как Ева снова сглотнула – получалось пять против одного, – и тут же услышал ее шепот:

– Джейми…

Его мозг заработал, перебирая варианты.

– Я готова помочь.

Разжав пальцы, он толкнул ее в переулок и шагнул за ней, капитан последовал их примеру и отступил к дальней стене, а мужчины бросились вниз по дороге, и их намерения не оставляли сомнений. Раздвинув согнутые локти и прижавшись спиной к стене, Джейми держал обеими руками рукоять меча перед грудью, и так близко, что покачивающееся лезвие почти касалось носа. Это была боевая готовность для смертоносного удара.

– Их трое, – прошептала Ева.

– Я заметил.

Он не отводил взгляда от пустого угла. Его сердце стучало, руки на рукояти меча сжимались и разжимались, выбирая наиболее удобную хватку, все мускулы тела требовали освобождения: сражаться, рубить, кромсать, уничтожать – делать то, для чего он был создан.

– Ева, что насчет того вашего маленького кинжала?

– Владею, и довольно хорошо, – ответила она не задумываясь. – Но я дала обещание сегодня никого не убивать. – Он молча принял это к сведению, прислушиваясь к приближающемуся топоту ног. – Это исключительно серьезная клятва, – заверила его Ева.

– У вас должен быть какой-то еще совершенно необыкновенный план, иначе придется бежать, причем немедленно.

Когда шаги достигли переулка и первый мужчина с обнаженным мечом появился из-за угла, Джейми оттолкнулся от стены, а Ева низко присела и… бросилась вперед.

Сжавшись в крепкий комок, она, как булыжник, ударила по коленям первого узкоглазого. Он отскочил назад и наткнулся на другого, следовавшего за ним по пятам, и они оба растянулись на земле и беспомощно задрыгали ногами.

Джейми бросился в бой. Это было безмолвное молниеносное сражение. Быстрыми ударами он пробил доспехи на груди третьего мужчины, который обогнул угол, но споткнулся о своих упавших приятелей. В тот момент, когда он попытался подняться, Джейми, быстро развернувшись, ударил его по голове, и на этот раз он рухнул камнем и остался лежать.

Ева сражалась как бешеная: колотила своими ботинками с твердыми подошвами, царапала ногтями, вцеплялась руками в волосы и уши, хватала все, что попадалось под руки, – пока не добралась до шеи одного из мужчин, пережав что-то важное, после чего он свалился на бок без признаков жизни.

С таким же, если не с большим, неистовством Джейми разделался с последним соперником и, прежде чем глаза поверженного окончательно закатились, уже тащил груз железа, кожи, мяса и костей по грязным, устланным сеном булыжникам глубже в переулок, чтобы скрыть следы бойни.

Капитан с обнаженным длинным кинжалом, оставшимся без дела, в недоумении смотрел на разбросанные тела и мечи, на Еву, что пыталась высвободиться из-под рухнувшего мужчины, и на Джейми, тянущего к ней руки.

– Давно женаты? – медленно обратился к нему капитан.

– Только что обвенчались, – мрачно ответил Джейми и освободил наконец Еву. – Вы получите еще больше монет, капитан, если задержите спуск судна, до тех пор пока я не подойду.

– Согласен. Но если эти придут в себя, – он жестом указал на поверженных, – и бросятся за вами в погоню, промедление не будет вам на руку, как, впрочем, и мне.

– Они не доставят неприятностей, – успокоил его Джейми.

Когда капитан ушел, Джейми оттащил оставшихся двоих к первому и, когда подошла Ева, заметил:

– Лихо вы вывели его из строя.

Она кивнула, пытаясь восстановить дыхание, и тыльной стороной запястья убрала прилипшие к щекам темные пряди.

– Я испробовала этот прием на многих мужчинах – действует безотказно.

Опустившись на колено, Джейми принялся обыскивать похитителей в надежде найти какую-нибудь подсказку, чтобы выяснить, кто они и почему охотятся за священником.

– Почему вы не убежали? – поинтересовался он, роясь в их карманах и кошельках.

– А почему вы не задушили меня?

– Полагаю, – покачал он головой, – в глубине души я подозревал, что вы способны свернуться клубком, как железный кот, и сбить их с ног, словно кегли.

– А-а, вот в чем дело.

Джейми выпрямился – неподвижные тела ничем ему не помогли – и сказал:

– Идите сюда – помогите с их брюками.

Она присела и, взявшись за шнурок, который удерживал штаны одного из похитителей, заявила:

– Этого я от вас не ожидала.

– Чего? – буркнул Джейми, дернув сапог.

– Вот этого, со штанами. Я было подумала, что вы из тех, кто заставляет хорошеньких женщин падать в обморок, а не раздевать в переулках полуживых мужчин.

Он оторвался от работы и, упершись ладонью в бедро, пристально посмотрел на Еву.

– Если возникнет необходимость, не сомневайтесь: я смогу заставить хорошенькую женщину и раздеться, и чувств лишиться.

То, что случилось далее, стоило короткой паузы, которая потребовалась ему для ответа: краска залила ее лицо, и со своей нежной кожей, бледной и буквально светящейся от дождя, Ева была похожа на розу, повернувшую головку к солнцу.

«Это нелепо», – угрюмо подумал Джейми.

Дождь усилился, и волны воды с порывами ветра обрушивались на устланные соломой улицы, темные здания и две скорчившиеся фигуры, раздевающие в переулке лежавших на булыжной мостовой мужчин.

– И что мы собираемся сделать с этими отвратительными вещами? – Ева старалась держаться как можно дальше от кучи штанов, кожаных ремней и сапог.

– Здесь, как и в любом другом городе, есть бездомные, – ответил Джейми, поднимаясь.

И действительно, даже сейчас можно было услышать, как рядом кто-то шебуршится – явно ждет, когда они уйдут.

– Эй, пострел, – тихо позвал Джейми и бросил в ту сторону явно дорогие сапоги, которые, переворачиваясь с тихим глухим стуком, заскользили по утоптанной земле и булыжникам.

– Attendez[3], дружочек, – последовала его примеру и Ева. – Ici. Bonne chance[4].

Повернувшись, она заправила мокрые выбившиеся пряди обратно под капюшон. Блестящие, совершенно растрепавшиеся, они напоминали черное золото, когда исчезали в колышущейся от ветра темной пещере ее капюшона.

Джейми отвернулся – пора в путь.

Быстро обогнув угол, они поднялись на вершину холма, и Джейми внимательно всмотрелся в гавань. Капитан с возмущением – притворным или настоящим, нельзя было понять, да это и не имело значения – махал рукой в их сторону. Двое оставшихся узкоглазых обменялись взглядами, затем один шагнул вперед и с силой ударил капитана. Тот вскрикнул, взмахнул руками в воздухе и опрокинулся в бурлящую темную реку. Другой похититель стал подниматься на борт судна вместе со священником, которого волок за собой, но в это время с нижней палубы с криками выбежали два вооруженных матроса, с крючьями и колотушками, намереваясь отомстить за своего капитана.

– На этот раз ради собственной жизни – оставайтесь на месте. – Джейми бросил на Еву грозный взгляд и стал быстро спускаться по склону.

Еве показалось, что земля замедлила свое вращение. Джейми двигался так решительно и стремительно, что соперники на судне на миг прекратили схватку и один за другим повернулись к нему. Какой-то матрос шагнул было вперед, но Джейми ветром пронесся мимо него. Один из похитителей, потянувшись к своему ремню, отстегнул небольшой нож, но Джейми просто на ходу выхватил меч из ножен и плашмя ударил его по голове, и тот свалился в темные воды.

Повернувшись, Джейми поднял меч и загородил собой отца Питера, не давая похитителям его схватить и не позволяя священнику упасть.

Громкий шум и крики покатились вдоль длинного причала, отражаясь от камня и мокрого дерева. Словно из сточных канав начали появляться мужчины: одни возмущенно кричали, другие молчали, – но все с напряженными, отвратительными лицами и при оружии.

Их убьют, убьют обоих – и отца Питера, и Джейми.

Ева с пронзительным криком бросилась бежать с холма вниз.

Медленно, словно во сне, все обернулись к ней, а затем, пребывая в том же заторможенном состоянии, будто загипнотизированные, снова повернули головы к Джейми.

И тогда она вытащила из кармана мешочек с деньгами Джейми и широкими круговыми движениями начала разбрасывать монеты по всей залитой дождем улице.