Прочитайте онлайн Дерзкая | Глава 19

Читать книгу Дерзкая
3618+12667
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Г. Бунатян
  • Язык: ru

Глава 19

Ева шла впереди, раздвигая густые заросли, скрывавшие тропинку, что вела на вершину холма. Слабый свет просачивался через сетчатое покрывало из ветвей, как вода сквозь сито, так что было сумрачно, но не темно.

Она помнила все именно таким: незабываемое прозрачное серое свечение, превращавшееся в расплавленное серебро при яркой луне, зеленые листья, кажущиеся черными в тени, и призрачный пейзаж.

Помнит ли это Роджер? Она не рискнула оглянуться, чтобы понять это. Кто знает, на какие мысли это могло натолкнуть Джейми…

Бледно-зеленый мох, свисавший с ветвей, почти светился в сумерках. По обе стороны тропинки лежали полусгнившие остатки огромных деревьев, поросшие грибами и молодыми побегами. Звуки человеческих шагов скрывал пружинящий ковер из листьев и хвои под ногами.

Наконец они достигли вершины холма, где посреди большой поляны увидели покосившуюся и полуразвалившуюся хижину. Южная стена обвалилась полностью, и то, что осталось от крыши, рухнуло на нее. Остальные три стены, покрытые мхом и грибами, еще стояли, накренившись внутрь.

У Евы сжалось сердце.

Ниже полуразрушенного треугольника стропил имелась маленькая боковая дверь, оказавшаяся неподвластной времени и стихии, – кроме разве что краски. Даже теперь, по прошествии десятилетий, все еще можно было разобрать, что когда-то она была выкрашена в нелепый, вызывающе красный цвет и разрисована черным.

Ева заметила, как ее конвоиры безмолвно обменялись взглядами.

– Это что за чертовщина? – пробурчал Рай. – Похоже на творение ведьмы.

– Нечто подобное Ева сделала со своими ногтями, – заметил Джейми.

– С ногтями? – Рай с любопытством обернулся.

Ева сжала кулаки, спрятав разрисованные ногти, но Джейми просто кивнул в ее сторону.

– Посмотри, если позволит.

Они подошли к развалюхе поближе, и он спросил:

– Что это за постройка?

– Кроме того, что она очень старая, ничего не могу сказать, – ответила Ева, оглядываясь.

– Не можете или не хотите?

– Вы думаете, я обманываю?

– Я в этом уверен, просто пока не понимаю, что вы пытаетесь скрыть.

– На сей раз ошибаетесь. Насколько мне известно, здесь прежде всегда можно было безопасно переночевать.

Его ноги твердо, по-хозяйски, стояли на земле, сильные руки были сложены на груди, в уголках рта играла легкая ироничная улыбка, и во всем облике не имелось ни малейшего намека на расслабленность. Правую бровь Джейми рассекал шрам, и Ева была уверена, что отросшая за несколько дней щетина скрывает немало таких же. Черты его лица были довольно грубыми, нос немного искривлен, как будто когда-то был сломан. Обвешанный оружием, он мог и сам служить таковым. Она до сих пор ощущала, как он схватил ее за горло своей рукой в перчатке. Один бог знает, что его остановило, и он сохранил ей жизнь, – по его глазам ничего нельзя определить: они невероятно красивы, но абсолютно непроницаемы. Сейчас, в меркнущем свете дня, они, наполненные угрозой, приобрели глубокий цвет индиго.

Ева утвердилась в мысли, что Джейми из тех, кто прожил трудную жизнь и теперь хотел что-то получить от нее.

– Похоже, о хижине вы действительно не лжете, – наконец высказался он спокойным, раскатистым голосом. Он обладал разной манерой говорить, но всегда угрожающе.

Список тем, по которым она могла бы солгать, оставался открытым, но ни он, ни она не рисковали его продолжить.

Джейми отправил Роджера собирать валежник, Еве велел сесть, а сам быстро выкопал небольшую, но глубокую ямку возле нее и, бросив ей кремень, который достал из своего мешка, сказал:

– Даже со связанными руками развести огонь вы сможете.

Он ушел, а Ева хмуро уставилась на маленький серый камешек. Вспомнилось, как она не могла развести огонь, чтобы спасти свою жизнь, и было несколько зимних ночей, когда от этого зависело само их существование. О-о, какой стыд! Пятилетний мальчик разводил огонь для тринадцатилетней девушки.

Крепко стиснув зубы и свирепо глядя в вырытую ямку, она угрюмо делала то единственное, на что была способна в настоящий момент: укладывала на дно всякую мелочь для розжига костра – тонкие веточки, сухие листья.

Джейми вернулся вместе с Гогом и, взглянув на результаты ее трудов, затем на нее, чиркнул кремнем. Огонь занялся, маленькое пламя вспыхнуло на затянутых паутиной листьях, и Ева не смогла сдержать вздох облегчения, поскольку ненавидела темноту.

Роджер сел рядом и прижался к ее боку. Расположившись по другую сторону костра, Джейми окинул их взглядом, потом небрежным ловким движением вынул из ножен на боку нож и принялся нарезать толстыми кольцами немного сморщенную луковицу и нанизывать на палку. Ева проглотила слюну, но тут услышала шепот Роджера:

– Прости меня. Я виноват: позволил им поймать меня.

– В этом нет твоей вины, – улыбнулась ему Ева.

– Вот и неправда – есть, – донесся до них низкий голос Джейми, проплыв сквозь пламя, похожее на разогретый шелк.

– Простите? – отозвалась она холодно.

– На протяжении всего пути я слышал, как он продирался сквозь кусты, словно медведь.

– Тем не менее его появление вас крайне удивило, – недоверчиво заметила Ева.

Роджер повернулся к ней, а Джейми после паузы проговорил:

– Если кого-то преследуешь, надо быть более осторожным.

– Да, сэр! – с готовностью согласился Роджер, и Еве показалось, что мальчика обрадовало это замечание и он вовсе не злится на Джейми.

Вздохнув, она попросила:

– Гог, пожалуйста, убери свое колено с моего… бедра.

Трапеза проходила в молчании. Огонь потрескивал и выбрасывал в темноту мелкие огненные ветки, поток воздуха поднимал их выше, пока они не сгорали и не превращались в серый пепел, который бесследно исчезал на ветру. Потом Рай заступил в караул. Гог к тому времени уже спал, лежа на боку, открыв рот и подложив руку под щеку. Выглядел он как ребенок, а храпел как здоровый мужчина, который не только плотно поел, но и хорошо выпил.

Ева смотрела на него и понимала: этот полумальчик-полумужчина, несомненно, обречен – если она не сумеет его спасти.

Вдали виднелась полуразвалившаяся хижина, похожая на покачивающуюся из стороны в сторону лошадь. В том, что осталось от крыши, птицы свили гнезда, а обросшие бурьяном стены облюбовали грызуны. Теперь хижина была непригодна для жилья.

«Вот так рушится прошлое», – подумала Ева и, дуя на руки, прислушалась к своим ощущениям, но, как ни старалась, грусть не почувствовала. Вероятно, здесь что-то другое. Во всяком случае, она не тоскует по прошлому: прошлое – это тяжкое бремя воспоминаний, и она устала от него.

Но ведь устают и от того, чему не видно конца.

Джейми неподвижно сидел по другую сторону костра и, опустив голову, смотрел в огонь. Весь вид его говорил об умиротворенности, но Ева знала, насколько обманчиво это ощущение. Ей еще не приходилось встречать таких, как он, способных здраво мыслить в любой ситуации, молниеносно принимать решения. А еще он мог не только оставлять шрамы на руках, но и разбивать сердца, хотя сам был ужасно несчастен.

Как и она. Подобный узнает себе подобных. Мир полон возможностей – есть из чего выбирать.

– Так мы решили вопрос о нашем союзе? – спросила Ева, и голос ее прогремел как гром в ночи.