Прочитайте онлайн Деревня Медный ковш | Глава 3

Читать книгу Деревня Медный ковш
2016+1669
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 3

Перед окончанием школы я ездила в Северную столицу, но Афанасий Афанасьевич меня больше не сопровождал в экскурсиях по городу и его окрестностях. Со мной по городу ходил его сын. Мы катались на лодках на всех прудах города и области, где история видна в виде памятников, которые стояли в воде. Надо отметить, что Афанасий Афанасьевич был младше бабы Тани. Его единственный сын Дмитрий Афанасьевич был рожден от второй жены, то есть он был не намного старше, меня…

В школе мою характеристику прочитали всему классу, и поэтому, я ее запомнила, в ней были слова: '…Рекомендуем поступить в технический институт'. Бог мой! Кто бы мне объяснил, что такое институт! Мои родители окончили семь классов школы и училища по специальностям. Они были славные труженики. Сосед по дому Гриша, был старше меня. Он поступал в технический институт и завалил химию. Я слушала его, открыв глаза и уши.

Мне захотелось поступить в технический институт! Раз в школе сказали, что меня рекомендуют в технический институт, значит надо идти в технический институт! А химию я не завалю, я просто пошла на другой факультет. В городе был еще педагогический институт, но он меня совсем не волновал, я не любила других учить, и не любила, когда у меня списывают.

Сдала я в школе выпускные экзамены, пришла к институту, а там оказалось несколько корпусов. Обошла я все здания, нашла, где принимают документы. Села у огромного стола и стала заполнять бумаги. Прочитала в приемной комиссии, что в институте есть четыре факультета. Долго боролась между двумя факультетами.

Тут над моей головой раздался чей – то голос, похожий на голос Бога:

– Девушка, заполняйте бумаги на механико-технологический факультет!

Человек, который это сказал, растворился в пространстве. А я сидела и думала, а это что такое? Заполнила послушно бумаги на механико-технологический факультет.

В приемной комиссии мне сказали, какие сдавать экзамены, и что нужно еще две недели ходить на подготовительные курсы перед сдачей экзаменов. Сдавать надо было: математику, физику, родной язык.

Мой конек – математика. Я взяла сборник задач и пошла за дом, где под кленами стоял стол со скамейками. За этим столом я решала все задачи подряд: и по математике, и по физике, и учила формулы. Гриша, как опытный наставник, сказал, что если какую задачу я пропущу, то та и попадет мне на экзамене. Решала все.

Физику я решала с меньшим удовольствием, а родной язык не воспринимала должным образом.

Подготовительные курсы мне очень понравились, я наслаждалась, слушая лекции по знакомым и незнакомым темам одновременно, они проходили в старом здании, а экзамены сдавали в новом, красивом здании. Сверху на нем было написано: 'Механико-технологический факультет'. Математика на первых курсах была достаточно сложная. А не вспомнить ли то, что было до первого курса? Огромный актовый зал. День приема в студенты.

Впервые сердце сказало, где оно находится. Через некоторое время повезли на машинах в совхоз новоиспеченных студентов. Долго ехали по степи, привезли всех в совхоз Веселая роща. В степи стояли одинаковые домики недавней застройки, на околице виднелась стайка берез. Жители поселка – люди различных национальностей.

Семь девушек на первую ночь поместили в дом одной местной семьи. Внутри чисто. У входа на полу – чайник. Стол круглый без ног, одна столешница. Во второй комнате – полог. Под пологом спали молодые. Девушек положили на пол, на кошму. Ночь запомнилась. Всю ночь кто-то кусал и кусал. Молодые под пологом шевелились и шевелились. На следующее утро девушки попросили сменить им место обитания.

Почесав в затылке, один мужчина освободил для них правление совхоза. Место злачное. Маленький домик, в котором за печкой было спрятано огромное количество бутылок. Поставили студенткам семь кроватей. Все удобства во дворе.

Я выбрала себе высокого блондина, студента, боксера, способного меня защитить, но у него меня отбил другой боксер, взрослее и сильнее. Что я со вторым боксером делала? Побивала рекорды по прогулкам в степи после работы на токе. Да! Все студенты работали на токе. Зерно сгребали. Один раз меня послали работать на кухню. Кухня кормила всех: и студентов, и трактористов. В столовой кормили тех, кто был рядом от нее. Пищу, для тех, кто был в поле, помещали в металлический контейнер, похожий на бидон. Контейнера ставили на машину, и увозили в поле, развозить трактористам.

Мне повезло: в совхозе я видела полное солнечное затмение. С новой подругой Полиной я пошла на ближнюю железнодорожную станцию за конфетами. Идти далеко, пешком, дорога проселочная, машин нет. Возвращались еще засветло, вдруг стало темно-темно.

Подходим к совхозу и видим: все студенты с копчеными стеклышками смотрят на солнце. Повезло всем. Видели ореол солнечной короны. Отработали в совхозе, и домой вернулись, а я потом ходила смотреть первенство города, по боксу. На этом мое боксерское увлечение закончилось. Однажды институтская группа, собралась в частном доме Полины, где жила ее тетка. Полина обладала изящной фигурой, пышной гривой волос, и огромными ногтями, всегда покрашенными. Первый курс, все еще мало знакомы друг с другом. Танцы сближают молодых. Во время учебы в институте, на первом курсе, я еще больше подружилась с Полиной, старостой группы.

На медную скамейку пришла Кателира, она вытащила из сумки диктофон и приготовилась записывать Люсмилу. Ей нравилось, что она упоминала Афанасия Афанасьевича, потому, что хозяин от этого становился добрее. Продолжение рассказа Люсмилы Андреевны.

Я надумала идти в спортивную школу молодежи, прочитав рекламу в газете.

– Как хочешь, – сказала мне мать и загадочно улыбнулась.

Так однажды осенью я пошла в спортивную школу молодежи, где хотела выбрать конькобежную секцию или волейбольную. Администрация школы находилась в почерневшем маленьком деревянном домике. Открыла я старые двери, и увидела очень красивого мужчину, он напомнил мне своим видом Дмитрия Афанасьевича. Я меньше всего ожидала его здесь увидеть! Он оказался тренером по лыжам. От отца Афанасия Афанасьевича он уехал. Вот почему моя мать улыбнулась загадочно! Голубоглазый тренер с русыми волосами, Дмитрий Афанасьевич уговорил меня стать лыжницей. Я уговорила свою подругу Полину, она уговорила свою старую подругу, и костяк лыжной секции образовался. Появились красивые, рослые ребята. Тренировки до пяти раз в неделю связывали всех одной целью. Как я выглядела? Рост: 169, талия-63, коса – до пояса. Тренировки сказочные. На берегу реки, на лодочной станции брали шлюпки и гребли, через реку, далее по протокам. Руки в кровавых мозолях. Силовые тренировки: брали приличные булыжники и кидали через спину назад. Плавали рядом с лодочной станцией. Бегали на скорость на крутой берег реки. На пляже в межсезонье гоняли футбол. Играли в регби на спортивной площадке.

А лыжи? Зимой лыжи. Мороз. Снега нет. Скребли снег, делали лыжню и бегали. Снег выпадал, и тогда все как у всех, лыжня была нормальной. Что интересно, в своих лыжников лыжницы не влюблялись… Я с 15 – 16 лет много времени проводила на реке. Первый день на шлюпке переплыть реку было трудно психологически. На тренировку вышли лыжники, день теплый, гребля. В каждой лодке сидело по два человека, я была в паре с Полиной. Мы гребли по очереди, чем ближе к фарватеру реки, тем сильнее ощущалась огромная масса воды под шлюпкой. От фарватера до другого берега, незаселенного было значительно ближе, и чувства страха от неизвестности стало проходить. Берег порос невысоким кустарником, и везде песок и песок. Хорошо было проплыть еще подальше метров на 500 и увидеть совсем ровный берег, с небольшими залысинами воды. Вода в таких местах, в теплый летний день была горячая, здесь приятно отдыхать, лыжники если и выходили на такой берег, то гонять футбол по пляжу. Народу здесь много в воскресные дни, а летними вечерами, да в будни, людей практически не было. С основного русла реки уходили на лодках в какой-нибудь рукав реки, хорошо поросший травой, и гребли до выхода в саму реку.

Берега в такой протоке почти одной высоты, где-то полметра, поросшие травой и мелким, редким кустарником. Один раз я именно в такой протоке сломала уключину на лодке. Пищу и воду на тренировки мы не брали. Полина не запаниковала от того что, уключина на весле сломалась. Остальные лодки расползлись по протоке и друг друга не ждали, и не догоняли. Нам надо было возвращаться на базу, через большую реку переплывать, а весло одно. Девушки мы молодые, красивые, в купальниках и со сломанной уключиной в лодке. На наше счастье, на моторной лодке проплывал мужчина неопределенного возраста. Одним словом прицепил он лодку к моторной лодке, нос у лодки слегка задрался, вода немного заливалась через борт нашу лодку, но к лодочной станции, таким образом, мы переплыли.

В день военно-морского флота переплывали реку в узкой, но глубокой ее части, для парада речных видов транспорта. Лыжники на этот раз плыли в байдарке – четверке.

В байдарке было четыре человека: я и трое парней, один из них был совсем новенький. Волна в этой части реки всегда приличная, новенький парень забоялся, стал бить веслом по воде совсем не правильно, байдарка раскачалась, волны залили ее, и байдарка, как подводная лодка погрузилась в пучину реки с гребцами-лыжниками.

Вынырнули все из воды, а до берега плыть прилично и в сторону города дальше, чем до острова. Опытные лыжники взяли: один байдарку, двое весла собрали, толкают рядом с собой и плывут. Мне надо было просто самой доплыть до берега. Узкая река в этом месте, да все относительно. Это место не для плавания, глубокое место, с постоянными волнами. Плыла я, а в голове одна мысль: 'Вот так люди и тонут'.

Тонуть мне очень не хотелось, и я доплыла до берега, почти одновременно с ребятами.

Спасательные средства в байдарку не брали, без страховки проходили тренировки.

Плавали лыжники еще по протокам реки на байдарках – восьмерках. Это уже скоростная регата. Состав в байдарках всегда был смешенный. От таких тренировок осталось чувство скорости. Эти байдарки труднее из воды поднимать, да в ангар относить. Ангар находился на острове, не далеко от сопок. На берегу был маленький причал для лодок. От этого причала вставали на водные лыжи. Если честно, были умельцы-лыжники и на водных лыжах, что, касается меня, то я раза три врезалась в воды Реки и больше не пыталась вставать на водные лыжи. Еще одним видом водных средств передвижения пользовались лыжники на тренировках: ялы.

Восемь человек сидели и гребли, каждый одним огромным веслом. Команда состояла из парней и девушек.

Необыкновенно красиво смотрелись загорелые спины, когда мышцы на них шевелились от гребли, а вот один раз – два яла использовали по назначению. Поставили паруса в ялах, взяли рюкзаки с припасами дней на десять и ушли вверх по реке в поход.

Руки сбили в сплошные мозоли. Парус остался лишь на фотографии. Рядом проплывала баржа, прицепились к ней. Остановились на берегу, с которого уже видны были трубы небольшого города, в котором стоит памятник Ермаку. На этом берегу и прожили дней восемь – десять. На том же берегу жил один человек – пожилой мужчина, у него был дом, корова, косы.