Прочитайте онлайн Деревня Медный ковш | Глава 1

Читать книгу Деревня Медный ковш
2016+1661
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1

Кирпичный трех этажный дом с башенками стоял на краю элитной деревни Медный ковш.

Медная крыша дома поблескивала в солнечных лучах рядом с речкой. Дом был украшен вертикальными выступами, покрытыми медными полосами. Первый этаж по периметру был облицован зеленоватым мрамором, расположенным между листами меди. Все дорожки на участке были выложены зеленоватой керамикой. Кателира купила этот дом на свои кровные деньги, заработанные нормальным образом. Девушка понравилась пожилому элегантному мужчине. Он был красив на закате своих дней и божественно хорош. Познакомились они более чем просто. Кателира просто шла по элитной деревне Медный ковш. Пожилой мужчина шел ей навстречу. Он остановился, засмотрелся на девушку и попросил ее просто пройти рядом с ним.

Дальше – больше он пригласил девушку к себе домой. Его звали граф Афанасий Афанасьевич. Он жил в шикарном особняке с оттенком старины. Чопорный особняк обслуживали мужчины: дворецкий, повар, шофер. Две женщины убирали и приводили дом в порядок чаще всего по утрам, когда хозяин спал, о чем ей сразу поведал сам Афанасий Афанасьевич. Кателира осмотрела помпезный дворец, и ей стало не по себе.

Что-то жуткое сквозило среди лепнины и огромных картин. Она невольно поежилась.

Ей захотелось уйти из чужой тайны, не узнав ее. Но хозяин предложил ей сделку, или контракт, это уж кто как назовет. Он предложил ей пожить в его доме без особых обязанностей, с одним условием: она не должна покидать дом больше, чем на пару часов в день на протяжении двух лет, которые оставили ему врачи для жизни.

За службу у него она получит столько денег, что сможет купить себе новый дом такой же площадью, как и его старый дворец. Что касается его дома, то он продаже не подлежал. Кателира, зная, что деньги достаются кропотливым трудом, согласилась на условия Афанасия Афанасьевича.

Дворецкий жил на первом этаже и особняк практически не покидал. Повар и шофер на ночь уходили к себе домой. Покупками для дома занимался шофер, иногда он брал с собой повара, если ехал за продуктами. Кателира быстро поняла, что может покидать дом с шофером. И поездки по делам дома стали дня нее приятным занятием.

Отрицательно сказывалось еще одно условие контракта, у нее не могло быть наличных денег, но она могла выбирать себе необходимые вещи и продукты, а шофер оплачивал ее запросы с электронной карты хозяина. Две недели пролетели, как отпуск. Дальше стало сложнее, Кателире захотелось покинуть дом Афанасия Афанасьевича, но сделать этого она не могла. Она готова была разорвать контракт, но обратной дороги у нее не было на ближайшие два года. Хозяин не требовал ее присутствия рядом с собой в комнате, она могла перемещаться по старому дворцу и небольшому газону вокруг дома в любое время.

Женщины, приходившее по утрам для уборки особняка с Кателирой не разговаривали, белье в стирку они забирали, и приносили назад чистое и выглаженное. Мужчины, обслуживающие хозяина, были до неприличия немногословны. Хозяин с Кателирой много не говорил. Больше двух фраз в день от него нельзя было дождаться. Девушка была готова разговаривать сама с собой. Она всегда легко общалась с людьми и от их исповедей часто уставала, а теперь она была в словесном вакууме. В доме она насчитала пять телевизоров разных времен и ни одного компьютера. Не было и телефонов, что ее неприятно удивило. Но была всемирная библиотека.

Книги располагались в закрытых шкафах, со стеклянными дверями. Удивительно, но книги были без признаков старения бумаги. Кателиру этот факт поразил настолько, что она втянулась в чтение. Все книги были такими, словно их только, что принесли из типографии. Но, посмотрев на годы издания, она удивилась еще больше.

В библиотеке находились книги старше пятьсот лет и более! Вскоре Кателира заметила, что книжные шкафы достаточно герметичны, что дверцы закрываются плотно и без усилий с ее стороны. Через пару дней она почувствовала посторонний запах в книжном хранилище. Этот запах отгонял ее от книг. Книги, словно просили ее, чтобы она их не трогала!

Кателире ничего не оставалось, как смотреть телевизор. Один телевизор был древний с линзой, заполненной водой. Второй телевизор был черно – белым с трехцветным фильтром. Третий телевизор украшала комнатная рогатая антенна.

Четвертый телевизор был с большим экраном, цветной и толстый. Пятый телевизор с плоским экраном стоял в спальне графа Афанасия Афанасьевича. Девушка посмотрела на экраны пяти телевизоров, работающих согласно своему времени изготовления, и застонала от жалости к себе любимой. И ни одного телефона! Это для нее оказалось вообще за пределами понимания.

Информации извне постепенно исчезала из жизни. Поездки с шофером сократились из-за постоянного не понимания ее трат хозяином. Кателире захотелось повыть на луну, которая еще могла светить в окно без разрешения хозяина. Она решила пойти к луне, к природе. Девушка нашла садовые инструменты и рьяно взялась за благоустройство земли, лежащей вокруг старого дворца. Но из этого ничего не получилось, она быстро поняла, что штыковая лопата постоянно натыкается на что-то твердое.

Кателира присела на корточки и раскопала землю практически руками. Под землей везде были – плиты! То есть, вокруг дома росла только трава на небольшом слое почвы!

Кателира от бессилия села на траву и почувствовала взгляд из окна, но даже голову в сторону старца не повернула. Взгляд уткнулся в ограду: колючей проволоки и собак она не заметила, но от этого легче ей не стало. От нечего делать, она стала делать гимнастические упражнения, какие приходили ей в голову.

Несколько дней девушка все силы тратила на различные упражнения без тренажеров и спортивных снарядов. Это как-то ее развеяло.

Кателира умудрилась взять одну газету из почты Афанасия Афанасьевича и прочитала следующие строчки: 'Под воздействием атмосферы медь покрывается прочным, нетоксичным слоем окисла – патиной, собственно патина и придает медной кровле знаменитый "изумрудный" оттенок. Патина защищает медь, даже в современных неблагоприятных экологических условиях, так же, как и в прошлые века.

Особенно удобно использовать подобный материал для медной кровли, так как низкие температуры не оказывают влияния на пластичность меди, поэтому с медью можно работать при любых, даже низких температурах. Примечательно также то, что медь имеет высокую температуру плавления, что в сочетании с фактом отсутствия кислорода в ее составе, позволяет использовать различные технологии соединения при монтаже такой кровли – включая пайку и сварку'. Именно после прочтения этих строк Кателира захотела себе дом, покрытый медной кровлей, чтобы ей легче было переносить западню графа Афанасия Афанасьевича.

Хозяин, понаблюдав за метаньями Кателиры в течение месяца, предложил простой выход: девушка должна была рассказывать ему житейские истории, прямо или косвенно связанные с деревней Медный ковш. Для этого она просто была обязана на пару часов выходить за ворота усадьбы в поисках местных историй.

Кателира пошла по деревне Медный ковш, в надежде встретить кого-нибудь. Она увидела около одного дома широкую скамейку, доски которой были стянуты медными полосами. Скамейка стояла недалеко от скромного деревянного дома, под величественной березой. Ветви березы так красиво шевелились от легкого ветра, что девушка решила сесть на скамейку и оглядеться. Вскоре из дверей, встроенных в ворота рядом со скамейкой появилась рослая молодая женщина, но меньше всего она походила на деревенскую жительницу.

– Добрый день, – поздоровалась женщина с девушкой, сидящей на скамейке.

– Здравствуйте! Меня зовут Кателира, а вы не могли бы мне рассказать хоть что-нибудь связанное с этой деревней Медный ковш! Пожалуйста! Мне очень нужно!

– Меня зовут Люсмила, – ответила миловидная женщина, – я племянница тети Даши, а она хозяйка деревянного дома с резными наличниками и медной скамейки. Кателира, я могу рассказать вам, как я впервые приехала в деревню Медный ковш.

– Пойдет! Расскажите, пожалуйста! – радостно воскликнула Кателира и заерзала на скамейке, пытаясь сесть удобнее.

– Первая история на эту тему у меня всегда одна. Слушайте. Солнце светило сквозь шторы, точно так же, как медный ковш, в который оно попадало своими лучами. Но солнце и медный ковш общими усилиями не делали из меня звезды.

– Сейчас все звезды – это певицы, а они в основном маленького роста и весом 50 кг. Это для того, чтобы сцена под ними не проваливалась, – заметила Кателира.

– Да – быть звездой – это не для меня, это для певчих птичек. И я постоянно повторяю: не быть мне звездой, у меня другая весовая категория. Есть лошади беговые, а есть тяжеловесы: тяжести медленно, но везут. Вот – это ближе ко мне.

А еще ближе ко мне сизифов труд – это совсем близко около меня. Столько медной руды за жизнь переворошила, а, в общем-то, ничего еще и не добыла, хотя как-то я живу. Значит, моя руда называется медная. Так вот, однажды летом я поехала от железнодорожной станции до деревни Медный ковш на настоящей телеге с деревянными колесами. Телегу везла обычная лошадь. На следующее утро я пошла на речку в одних плавках, шла и думала, что деревня – это пляжная территория. Баба Мотя, мать тети Даши, выпрыгнула из-за плетня и закричала:

– Люсмила, ты совсем совесть потеряла! Грудь уже выросла, а ты ее не прикрываешь!

Ты – большая девочка, нельзя так ходить по деревне!

Я остановилась, глаза на бабу Мотю вытаращила, и совсем не могла понять, за что ко мне такая немилость. Мне в этот момент было лет 11, а вес у меня как раз был килограммов 50. Тетя Даша меня еще на весах для овощей взвешивала. Ум у меня девичий, а внешность крупная. Нет, я не была толстой, я была именно крупной девочкой, на мне все рельефы фигурной местности сразу стали видны.

Дошла я в таком виде до речки, а там перо на берегу валяется, гуси купаются. Я опять глаза вытаращила: я никак не могла понять, где в этой речке можно искупаться?! Смотрела я на реку и боялась зайти в воду, а вокруг меня ласточки летали и в берег прятались, в ямки – гнезда. Я забралась на косогор с гнездами ласточек и огородами прошла в дом тети Даши. Тетя Даша в деревне овощеводом работала, жилистая она была да загорелая в области рук до локтя и ног до колен.

А я была вся белая, и еще я брезгливая была до чертиков. Смотрела я на чугунки на печке и нос воротила. А чего нос воротить? Здесь другой еды никогда не было.

Тетя Даша крупно порезала картошку, потом ее на сале обжарила, на стол поставила.

Рядом репчатый лук положила целыми стрелками. А я давилась, есть хотела, но не могла. Сало в сторону откладывала. Да, еще. Тетя Даша дочь свою Текиру от цыгана родила, цыганский табор проходил мимо деревни, дочка и родилась. Конечно, к тому времени, когда Текира подросла, тетка Даша ей законного отца предъявила. Она замуж вышла за военного в отставке Виктора Кузьмича, уж очень он был красивый.

Вот Виктор Кузьмич и стал официальным отцом моей двоюродной сестры Текиры. Ох, и любили же друг друга Текира и Виктор Кузьмич, даром, что не родные, а лучше родни были. Ох, жизнь порой портянка! Муж тети Даши, шибко портянки после армии любил, все в сапогах ходил, для деревни это и хорошо.