Прочитайте онлайн Дороже жизни | Глава 7

Читать книгу Дороже жизни
2518+889
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 7

К счастью, им удалось все-таки миновать встречи с Мейли. Выбравшись на цыпочках за пределы дома Шелеста, они всю дорогу шли, молча, за торопливо шагающим Люмом. Александр отметил, что ландшафт этой планеты мало, чем отличался от земного. Вот только солнце здесь светило совсем не ярко и не жарко. Теперь стало понятно, почему Лика так выглядела. Ультрафиолетовые уловители не пропускали солнечное излучение на планету, тем самым, защищали местных жителей от загара.

Александр старался не крутить головой по сторонам, хотя ему все время казалось, что кто-то за ними наблюдает. Неуловимое чувство слежки не оставляло до тех пор, пока они не вошли в невысокие двери, симпатичного двухэтажного строения. В доме Люма было чисто и уютно. По поведению Лики, Шут понял, что она бывала в гостях у медвежонка и, верно, не один раз. Уж слишком по-хозяйски женщина прошмыгнула на кухню, без разрешения (похоже, что оно ей не требовалось) залезла в холодильник и через некоторое время друзья все вместе сидели за круглым столом, пили чай и ели, приготовленные Ликой оладьи.

— Как же я рад, что снова могу отведать твою стряпню, — улыбнулся Люм. — Уж и не надеялся.

— Не надеялся? Но вы же с Шелестом рано или поздно хотели вытащить меня снова к себе, или я чего-то не понимаю? — подозрительно посмотрела Лика на медвежонка.

Тот опустил долу глазки, невинно моргая, произнес:

— Знаешь, мы не очень-то были уверены, что твое возвращение будет успешным. Ты могла попасть на Базу или вместо тебя, случайным образом к нам мог залететь еще кто-нибудь. Увы, опыта в таких делах у нас не много.

— Понятно, — нервно хихикнула Лика, — Спасибо, что не разложили меня на молекулы.

— Вообще-то, если вдаваться в подробности, то…, - тут Люм немного замялся, — разложили.

— Что?! — Лика поперхнувшись, закашлялась.

Шут тут же участливо похлопал её по спине и поинтересовался в свою очередь у новоиспеченного друга:

— Как разложили? Серьезно? И как часто вам удавались подобного рода… опыты?

— Мы это делали впервые, но Шелест уверил меня, что получится на 99 % из ста, — получив два очень красноречивых взгляда, Люм поспешил добавить, — Но ведь все обошлось!

— Мда… Умеешь ты, подруга, выбирать друзей. С тобой не соскучишься, — хмыкнул Александр, отпивая чай.

— Хех! Очень весело! — Лика обернулась к притихшему медвежонку, — Люм, пообещай, что больше никаких непроверенных опытов меня не ожидает. И если захочешь поесть оладьи, то это… приходи лучше сам в гости.

— Хорошо, приду, — обрадовался Люм, — а можно?

— Спрашиваешь! Конечно, можно! Вот только мне будет очень нелегко избавить тебя от двух сорванцов-племянников, которые, наверняка, захотят покататься на ручном… медведе.

— На ком? — удивился Люм.

Анжелика и Александр переглянулись и, хмыкнув, вдруг рассмеялись в голос, чем еще больше смутили своего друга.

— Хи, Люмчик, прости меня, — сквозь смех обняла Лика медвежонка и, чмокнув его в щеку, добавила, — Мы просто устали, не бери в голову, хорошо?

— И все же мне хотелось бы знать кто это — медведь, — проворчал Люм, поднимаясь из-за стола и собирая грязные чашки в раковину.

— Я тебе потом объясню, — пообещала Лика. — Можно, я займу ванну?

И не дожидаясь ответа, упорхнула из кухни, вскоре послышалось журчание воды.

— Вы пока устраивайтесь, идемте, покажу вам комнату, — проводил Люм Александра на второй этаж по оранжевой широкой лестнице с деревянными перилами. Он открыл перед гостем дверь и чуть отступил, уступая место. Александр протиснулся в небольшой проход и оказался в довольно просторной комнате. Светло-синие шторы доходили до оранжевого пола, прикрывали легкой ажурной вязью широкое окно, за которым виднелись зеленые сады. В комнату проникал нектарный запах спелых яблок. Высокий белый потолок и белые стены без привычных обоев и ковров, смотрелись сиротливо и стерильно, как в больнице. Теплого оттенка широкий шкаф у стены, напротив него застеленная синим покрывалом кровать. У кровати тумба в тон шкафу, на полу овальный коврик с пушистым ворсом.

Мужчина оглянулся, чтобы поблагодарить хозяина, на что Люм только качнул головой.

— Я уйду ненадолго, вы уж тут сами немного похозяйничайте, отдохните, а потом необходимо будет обсудить вопросы по поводу вашего путешествия. Да и не выходите из дома, пожалуйста.

— Хорошо, — согласился Александр, — не беспокойтесь.

После ухода хозяина, Сидоров наконец-то остался сам с собой. Он устало приземлился на кровать. Откинулся на подушки и прикрыл глаза. Невероятность происходящего, все-таки являлось фактом. Александр и Анжелика находились в данный момент на другой планете. С детства он мечтал о подобном роде путешествия, верил в страну грез. Но даже в самых необычных и самых дерзких мечтах, он всегда немного сомневался в реальном существовании своих выдумок.

— Есть ли жизнь на Марсе? — спросил он себя с усмешкой, — Теперь верю, что есть.

Еще пару дней назад мужчина даже и не предполагал, что может оказаться так далеко от дома. Хорошо, что его родители путешествуют и не знают о том, где их сын проводит свое время. Александр не заметил, как провалился в сон. Оказывается, он сильно устал за эти несколько часов неспокойной жизни.

Он совсем не помнил, как оказался на этой поляне, усыпанной жухлыми листьями. Ведь было же лето?

Александр шел босиком, но его ступни не чувствовали ни колючей высохшей травы, ни скрученных в трубочку шуршащих под ногами листьев.

Куда он шел? На звук едва уловимого тянущегося к нему голоса флейты? Шел, увлеченный печальным пением, легко ступал, почти не касаясь земли. Сгорбленную печальную фигуру, сидящую у прозрачной воды необъятного его взору озера, увидел не сразу. Лишь приближаясь к серому валуну, заметил, что там уже кто-то сидит.

В белом саване, белоснежными стекающими волнами на плечи волосами, незнакомец повернулся и печально посмотрел на Александра.

— Саша? Я звал тебя, друг мой, — произнес этот человек голосом дяди Славы.

— Вы…

— Да, друг мой. Не узнаешь? Что же, я бы тоже тебя не узнал…, годы редко приносят красоту людям, чаще меняют до неузнаваемости. Впрочем, я звал тебя не за этим. Хочу предупредить об опасности, которая нависла над тобой и твоими друзьями.

— Да, но…

— Молчи, Саша, слушай. У нас мало времени. Слишком мало. Я сделал большую ошибку однажды, втянул вас в то, во что не следовало. Дрозд — ты знаешь, что он не простое украшение. Я говорил тебе о нем, помнишь? Только не сказал главного тогда. Не из Лешиного солдатика отлил вам подарок, вернее, не только из него. Волшебство не должно попасть в руки тому, от кого я его скрыл, поделив на части. Он ищет вас. Пообещай, что выполнишь мою просьбу.

— Да, я обещаю, — непослушными губами произнес Александр.

— Ты должен собрать дроздов вместе и уничтожить. Не дай ему забрать силу себе. Прошу тебя, не дай!

— Но как я могу это сделать?

— Ты помнишь, я говорил вам, что дороже жизни может быть на свете только…

Видение неожиданно рассеялось. Дядя Слава не успел договорить, и теперь оставалось только догадываться о том, что он хотел сказать. Александр открыл глаза и увидел возле себя тоненькую черноволосую девчушку лет одиннадцати. Она сидела напротив него и с любопытством рассматривала, трогала его руку, с которой он забыл снять свои часы. Девчонка, по всей видимости, пробралась через окно. То оказалось настежь распахнутым, хотя Шут точно помнил, что оно было закрытым.

"Похоже, что это и есть Мейли. Вот чертовка! Выследила-таки. Ну и что же теперь делать? Заговорить с ней нельзя, сразу поймет, что никакой я не марсианин" — только и успел он подумать, как раздались шаги на лестнице и ничего не подозревающая Лика, позвала его:

— Сашка, ты тут? Искупаться не хочешь? — и, появившись, в проеме с намотанным на голову полотенцем так и застыла на месте, понимая, что выдала себя незваной гостье.

Та удивленно вытаращила на Лику зеленые глазищи и через мгновение повторила слово в слово произнесенные женщиной фразы, даже попала в нужную интонацию:

— Сашка, ты тут? Искупаться не хочешь?

Голос у нее был нежный, бархатистый, приятный для слуха. Лика с отчаянием посмотрела на Александра, пытаясь понять, что делать. Он только развел руки в стороны, дескать, я пас, решай сама. Еще находясь под впечатлением сна, его голова была тяжелой, и мысли путались и терялись, как в тумане. Так что думать и что-либо предпринимать Александру совершенно не хотелось. Отдаваясь на волю случая, он снова навалился на подушки.

Похоже, что на этот раз они с размаха вляпались в большие неприятности. Вот только как теперь выбираться из них, пока было совершенно не ясно.