Прочитайте онлайн Дороже жизни | Глава 32

Читать книгу Дороже жизни
2518+908
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 32

"Дрозды. Точно! Что же еще он мог вам подарить?! А я-то дурак-дураком, не догадался", — думал Кружельников.

Осторожно прощупывая память Александра, он узнал все, что ему было необходимо и даже то, о чем раньше не догадывался. Оказывается, друзья все здесь, значит, недаром он не уходил из этого места, чутье его не подвело. Но вот дотронуться до части своего амулета у него так и не получилось. Дрозд сиял — синим холодным светом, и жегся, словно пламя свечи.

— Твою мать! — ругнулся Егор, в очередной раз, отдернув руку, — Значит, и тут без тебя, папочка, не обошлось.

Сидоров "спал" и, зная, что в таком состоянии тот пробудет недолго, Кружельников быстро обшарил недавнего собеседника, но ничего кроме пистолета не обнаружил. Будто в тумане, плохо понимая, что он делает, Егор вытащил у Александра пистолет, и таким образом теперь он оказался во всеоружии и мог теперь начать собственную игру. Голова Егора разламывалась болью, в ней неожиданно раздался хлопок, как лопнувший шарик. Перед глазами на миг потемнело, а земля странным образом начала вдруг дышать. Как живая — она вздымалась и опускалась под ним. Послышались голоса, чей-то звонкий смех, вперемешку с плачем, шепот, крик и шипение, как в испорченном радиоприемнике, а потом требовательный голос отца: "Вернись! Не делай глупости! Вернись!"

Егор Вячеславович тряхнул головой, обхватил её руками, голоса постепенно исчезли.

— Ну, уж нет, я так просто не сдамся. Повоюем еще, Вячеслав Игоревич…, посмотрим, кто кого, — стиснув зубы, проговорил Егор, поднимаясь на ноги. Пошатываясь и борясь с приступом тошноты, он пошел разыскивать Вешняковых.

***

Лика не находила себе места от беспокойства, правда, очень старалась не показывать вида. Но Антон расплакался и уснул только на руках у Алексея. Переложив малыша в люльку, он выехал из хижины во двор и увидел, что Анжелика теперь не скрывает беспокойство, ходит по двору, заламывая руки, все время смотрит в ту сторону, куда ушел минут пятнадцать назад Александр.

— Лика, что с тобой? — встревожился супруг. — На тебе лица нет.

— Почему он так долго? Тебе не кажется, что он слишком долго не возвращается?

— Успокойся, родная. Все будет хорошо, не переживай так, — Алексей оказался рядом с Ликой, она даже не заметила как это произошло. Почувствовала только его теплую сильную ладонь, которая нежно сжала ей руку. — Пойдем немного прогуляемся. Селима побудет с сыном, она, пока занята обедом — никуда не уйдет со двора. Уж это я точно знаю. Идем.

Послушавшись мужа, ни жива — ни мертва, она следовала за ним по пятам, все время думая о друге. От Кружельникова многое можно было ожидать, но Лика все-таки надеялась на его благоразумие. Не станет же он драться с больным человеком? Ведь Сашка только-только после операции начал приходить в себя.

Странным образом, но сейчас все чувства женщины были направлены на ожидание Александра. За долгие годы дружбы они не были с ним так близки, как за последние месяцы. Он все бросил ради нее и Лешки, а теперь подставлялся перед мнимым врагом. Анжелика не верила в то, что Егор настолько опасен, как все о нем думали.

"Да, странный человек, необычный, возможно наделенный какими-то способностями. Ну и что? У каждого свои заморочки и своя собственная жизнь.

Почему бы не отдать ему то, что он просит?" — думала она, прохаживаясь вдоль реки.

Утро, начавшееся так хорошо — Лика проснулась в объятьях мужа, чувствуя себя снова защищенной его любовью — теперь превращалось в кошмарный день. И почему мужчины всегда стремятся к опасности? Зачем рискуют жизнью? И Лешка, и Сашка, и даже Костик — всегда в центре событий и никогда не идут в обход, только напрямик. Быть может именно за это она их любит и дорожит каждым их 'своих' мужчин. Сейчас ей больше всего на свете хотелось, чтобы они вернулись домой живыми и по возможности здоровыми. Она хотела сейчас быть с Александром, но в то же самое время понимала, что в мужском разговоре женщина не принесет много пользы. Оставалось только ждать и надеяться…

— Лика, а помнишь, что я подарил тебе в шестом классе на восьмое марта? — прервал её беспокойные мысли Алексей. Она видела, что и ему не спокойно и позволила себе вернуться в детство.

— Алую розу. Конечно, помню, — улыбнулась женщина воспоминаниям. — Все девчонки тогда обзавидовались, а роза была такой колючей…

— Да, я все пальцы исколол, когда нес её тебе. Мы тогда с ребятами: Костей и Сашкой вместе сложились на подарок для тебя. Я очень гордился, что жребий дарить выпал мне и так волновался, что совсем забыл рассказать стих, который мы сочиняли три дня для тебя. Влетело мне потом от ребят.

— Вот этот:

Мы помним чудное мгновенье,

Как Анжелика в класс вошла.

Как мимолетное виденье —

Её улыбка и глаза.

Пленила нас навеки дружбой

Подруга из 6 "А".

Лика, с тобой всегда мы будем

И это правда, а не глюк.

И никогда не позабудем,

Твои друзья — Шут, Конан, Люк.

— А ты откуда знаешь? — удивился Алексей. — Я же тебе вроде бы его ни разу так и не прочитал.

— А я открытку вечером в портфеле нашла, — она смотрела на воду и все еще улыбалась, вспоминая детство.

— Сашка, — усмехнулся Алексей, — кроме него некому. Костя бы не решился. А я просто не подумал. Я редко тебе подарки дарю. И цветы и остальное… Прости.

Анжелика вздрогнула от этого "прости" и медленно повернулась к мужу. Он сидел, опустив голову, словно школьник у доски, который не выучил урок и ожидает выговор от учителя. Да, о многом они не думали раньше. Часто обижали друг друга из-за мелочей, каких-то бытовых пустяков. Не ценили свои чувства, жили одним днем. Но сейчас, имело ли это хоть какое-то значение? Лика точно знала, что ничто не важно кроме одного — быть вместе, дышать одним воздухом, гулять под одним небом, просыпаться на его груди, чувствовать себя нужной и любимой.

— Алешенька, разве в подарках и цветах — счастье? Быть в твоих объятьях, знать, что ты живой, что ты…, - она замолчала, всхлипнула и кинулась к мужу, обняла его, — Почему ты все еще сомневаешься в моей любви? Почему?

— Нет. Я не сомневаюсь. Что ты, милая… я боюсь, что не достоин твоей любви. Понимаешь? Я… сомневаюсь в себе, — с горечью посмотрел он ей в глаза.

— Дурачок…, - она поцеловала мужа, понимая, что еще очень долго придется размораживать его застывшее, полное сомнений сердце, — Знаешь, как я тебя люблю? Знаешь? Моей любви хватит на нас троих: тебя, Антошку, меня и еще останется на будущее, понимаешь? Я нарожаю тебе кучу детишек и буду самой счастливой многодетной мамашей на свете. И вот тогда только попробуй не одаривать меня цветами. Каждый день по букету, а лучше по два…

— Ну и аппетит у вас, девушка, — засмеялся Алексей, обнимая жену, — Может тогда лучше сразу подарить тебе оранжерею или две и не мучится.

Послышались чьи-то шаги и супруги оглянулись, прервав беседу. Но вместо друга к ним спускался тот, с кем хотелось бы избежать встречи.

— Еле нашел вас, голубки, — вместо приветствия начал Кружельников. — Уж не обо мне ли вели разговор?

— Нет, не о вас, — хмуро ответил Алексей, выпуская Лику из объятий. Она встала рядом с мужем, положила ему руку на плечо, Алексей накрыл её своей и легонько сжал.

— А вам Доктор идет без бороды. Несколько лет — долой. Вот, что делает любовь. Завидно даже, — усмехнулся Егор, оглядывая Анжелику с ног до головы, — Да и вы похорошели, мадам. Не узнать.

— А вы бы не завидовали, Егор Вячеславович, а женились. Неужто не было на ком? Чтобы на такого мужчину и не нашлась дама сердца — не поверю, — вступила в разговор Лика.

— Да не встретилось такой как вы, — ответил Егор, — Впрочем, я к вам не за пустыми разговорами пришел.

— Что вам нужно, Егор? И где наш друг, вы с ним виделись? — спросил Алексей, удерживая Лику возле себя за руку.

— Виделись. Хорошо поговорили, жаль не поняли друг друга, — Егор встретился с тревожным взглядом Лики и поспешил успокоить её, — Да, не переживайте. Скоро придет ваш друг. Давайте лучше о деле поговорим. Вы ведь знаете, зачем я здесь, так к чему игры? Я предлагаю мирное решение проблемы. Вы мне отдаете дроздов, а я больше никогда не тревожу вашу семейную идиллию и никогда больше не появляюсь в вашей жизни. Что скажете?

— А если мы не согласны? — возразил Алексей, — Что, если не захотим расставаться с дорогим подарком? Это ведь память.

— Память? Но вы понимаете, что этот "подарок" мой отец вам дал, не подумав обо мне. О том, что мне и самому эта вещь, очень нужна, — Егор потер ладонью переносицу, — Значит так, друзья мои, на споры у меня нет ни желания, ни времени. Либо вы отдаете своих дроздов, и мы мирно расходимся. Я, право, не хочу никому причинить вред. Либо… — Кружельников вынул пистолет и медленно навел его на Анжелику, потом также медленно перевел дуло на Алексея, — Кому-то из вас придется идти на жертвы. Было бы жаль, не так ли? Я жду.

— Егор, опомнитесь! — попытался остановить его Алексей, — Можно ведь поговорить…

— Хватит! Хватит разговоров! — Кружельников провел рукой по взмокшему лбу, — Как я устал, вы не представляете, как я устал… Верните дроздов, немедленно! Или… я не отвечаю за себя.

Анжелика первой сняла своего дрозда и протянула Егору. Тот выхватил украшение из её рук, довольно усмехнулся:

— Умница, девочка. Ну, доктор, что медлите? Ваш черед, — направил он оружие на Алексея, тот медленно снял своего дрозда и швырнул его в траву, к ногам Кружельникова.

Егор зло посмотрел на Алексея и приказал Лике — поднять украшение и подать ему в руки.

— Спокойно, Доктор. Поменьше экспрессии и побольше доброжелательности, поверьте, вам это только на пользу. А ты, девочка, пока мы тут побеседуем с твоим мужем, вспомни-ка и принеси мне птичку, что принадлежала Константину Ивашкину. Ты ведь знаешь, где она? Вижу, что знаешь. И без глупостей. Времени тебе даю, — он хмуро посмотрел на часы, — семь минут. Если поторопишься, то успеешь до того, как я сделаю первый выстрел. Давай. Время пошло.

Анжелика побежала сломя голову, перепрыгивая через высокую траву и не оббегая камни. Ланью она неслась к хижине Горнего Доктора. Там, возле топчана, нашла рюкзак и зарылась в нем с головой. Время подстегивало, но жестянка все никак не находилась.

— Господи, где же она? Саша, куда же ты её переложил? — Лика вытряхнула содержимое рюкзака на пол. И разрыв кучу руками, наконец, отыскала нужную вещь. Судорожно открыла, дрозд был на месте. Прижав коробочку к груди, женщина кинулась в обратном направлении и, конечно же, она совсем не услышала, что её зовут.

***

Александр не мог бы точно сказать, как долго отсутствовал в реальности, но когда очнулся, то Кружельникова рядом не оказалось.

— Вот черт! — хлопнул мужчина себя по лбу, — Надо же так попасться! Ведь знал! Знал, что он не прост. Заговорил меня, сволочь! Ну и где ты?

Александр, пошатываясь, поднялся на ноги, огляделся.

— Лика и Лешка в опасности. Что же я-то тут…

Он побежал к друзьям, на ходу хотел достать пистолет, но того и след простыл.

— Обалдеть! Что же теперь делать? — Алексей схватился за голову, размышляя о том, в какую сторону податься. И тут заметил бегущую со всех ног к жилищу Горнего Доктора Лику. Крикнул, но она не услышала. Тогда, понимая, что, скорее всего, подруга так торопится неспроста, он тоже побежал к докторской хижине. Но не успел приблизиться к ней, как Лика выбежала из жилища со скоростью ветра и, сиганув через плетень, понеслась в обратном направлении. Окликнув её еще пару раз, он понял, что это бесполезно. Она не слышит.

Александр заглянул в хижину и по обнаруженному беспорядку, все понял. Кружельников достиг своей цели, теперь дрозды у него, и сдержать свое обещание перед дядей Славой уже не получится. Зачерпнув воды из ведра, он сделал пару больших глотков и, стуча зубами об кружку, немного пролил на рубаху. Отряхивая с груди воду, заметил, что его дрозд на месте.

— Странно. Что же ты его не взял с собой, зараза? — порывшись в столе и шкафах, Сидоров отбросил от себя — молоток, пассатижи, стамеску, хотя её он немного покрутил в руке. — Нет, все не то. Где же у тебя тут ножи?

Отыскав пару тесаков, взял с собой тот, что поменьше. Размышляя о том, что его удобнее будет метнуть, при случае — Александр поторопился присоединиться к друзьям.