Прочитайте онлайн Дороже жизни | Глава 2

Читать книгу Дороже жизни
2518+910
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 2

Лика откинула волосы со лба, тряхнула головой, освобождая мысли от непрошеных воспоминаний. Они тогда спасли дрозда, и это объединило друзей, скрепило их отношения навсегда.

Шут. Сейчас она стремилась найти именно его. Ибо это был единственный человек, которому она доверяла, и кто мог помочь разобраться с тем, что происходит вокруг. Ведь он еще в детстве научился управлять дроздом, вернее, с его помощью налаживать связь между друзьями. Посылал сообщения, в которых, казалось, слова выстраивались стройными рядами и шествовали в ухо только тому, кому предназначались. Многочисленные опыты, доказывали, что так оно и было. Вот только ни Лика, ни Конан, не могли так легко говорить через амулет, как это делал Шут, даже Люк мог отправить за раз не больше одного слова.

Лика вздохнула, а сердце кольнуло болью, перехватило дыхание. Лешка.

Она всегда выделяла его среди остальных друзей. Он всегда был для Лики особенным. Мальчишка с темными вихрами непослушных волос, с пронзительным взглядом серых глаз, с задорной улыбкой и с таким горячим добрым сердцем. Люк придумывал уйму затей и любил фантазировать, стремился жить и умел наслаждаться каждым мгновением жизни. После школы, расставшись на некоторое время, они встретились, судьба свела, не иначе. И тогда решили, что больше уже никогда-никогда не расстанутся. Поженились. Лика переехала жить к нему, где двухкомнатную квартиру пришлось делить с его старшей сестрой Ириной и её двумя мальчишками. Женщина одна воспитывала детей, и Лешка был где-то не просто дядей, а отцом подрастающим сорванцам. Анжелика всегда чувствовала себя защищенной за надежными, широкими плечами мужа, который, казалось, мог горы перевернуть ради одной её улыбки. Лика работала дизайнером в крупной промышленной компании, Лешка остался верен себе. Он никогда не стремился к богатству и славе, не делал карьеру, хотя, наверное, мог и легко с его-то талантом врачевателя. Но выбрал работу военного врача и часто уезжал в бессрочные командировки. С одной из них Алексей так и не вернулся.

Когда пришло известие о смерти мужа, Анжелика не могла в это поверить. Дрозд, оловянное украшение на плотной серебряной цепочке (довольно простого плетения), висевшее всегда на груди, как память о счастливых и безмятежных детских годах, потемнел. Дядя Слава говорил, что это не простое украшение, дрозд может предупредить, если с кем-то из четверки случится беда. И вот первым стал Люк…

Лике пришлось принять это горе, пришлось поверить, а после… так захотелось уйти вслед за любимым.

Она приняла душ и, укладываясь спать, зажмурилась до боли, желая одного — исчезнуть из этой жизни навсегда, уйти к мужу.

И…, открыв глаза, вначале не поняла, что произошло. Она оказалась посреди чужой квартиры, в ночной рубашке, а напротив нее хмурый мужчина средних лет — высокий и широкий, как шкаф, который не обойти, не отодвинуть в сторону.

То, что Анжелика Витальевна Вешнякова потеряла дар речи, слишком легко сказано. Женщина онемела, и какое-то время ощущала себя статуей, не меньше.

Мягкий голос, который очень походил на шелест листвы, чем-то поинтересовался на непонятном наречии. Анжелика догадалась о сути интереса, скорее всего её спрашивали: "Кто она такая и как попала сюда?" Еще бы самой знать ответ на этот вопрос.

— Я не знаю. Меня зовут Анжелика. Я здесь случайно оказалась, произошла какая-то ошибка. Я ничего не понимаю и не помню…, - женщина потрясла головой, прогоняя наваждение. И вдруг окружающий мир с невероятной скоростью завертелся вокруг нее. Лика потеряла сознание.

Через какое-то время она пришла в себя, ощутив мягкое прикосновение к запястью. Открыла глаза и увидела перед собой симпатичного медвежонка, который с сосредоточенным видом изучал её черными, как ночь, умными глазенками.

— Как вы себя чувствуете? — спросил он, и Лика поняла, что постепенно сходит, или же уже давно сошла с ума. Она хотела закричать, но голос застрял комом в горле. Женщина вся затряслась и замычала нечто нечленораздельное.

— Люм! Ты же напугал её. Вот выпейте, — сказал мужчина (которого Лика уже видела) и добродушно улыбнулся, протягивая ей стакан с водой.

— С-с-спасиба, — произнесла она не своим голосом, перебарывая стук зубов, — Г-г-где я? К-то вы?

— Мы хотели бы тоже узнать: кто вы и что делаете здесь, в моем доме? — ответил мужчина. — Но, видно, вам пока сложно говорить, поэтому я объясню. Меня зовут Шелест. Вы в моем доме, на планете Лань. Судя по тому, как вы здесь оказались — это не преднамеренное проникновение. Поэтому я не стану пока оповещать Базу о вашем прибытии. Можете немного отдохнуть, а мне нужно переговорить с моим другом. Люм, идем.

Её оставили одну. Лика, поежившись, плотнее укуталась в наброшенный ей на ноги плед. То, что произошло с ней, не укладывалось в голове и казалось наваждением.

Женщина поднялась с кресла, ощупала рукой его спинку, дотронулась до низенького столика, взяла в руки стакан, наполовину заполненный водой, понюхала и сделала глоток. Приятная на вкус влага растеклась по пересохшему горлу. Все, что окружало Лику, оказалось настоящим и, стало быть, являлось реальностью. Невероятной, странной, но все-таки реальностью.

— Бред какой-то! — Люм ходил вокруг друга, размахивая лапами. — Не понимаю. Если ты не снимал дом с защиты, то, как она появилась? Кто её вызвал и откуда? На Лань нельзя попасть из какого-либо внешнего мира без сильного желания того, кто призывает или… Нет, это невозможно! Этого не может быть!

— Почему, Люм? — нахмурившись, возразил Шелест, — Она могла хотеть.

— Судя по её речи, по настроенному нами диапазону, выходит, что эта самка с Земли. Но к нам никогда не попадают с Земли, ни разу… Это нонсенс!

— Или случайность? Бывает ведь случайность одна на миллиард?

— И это говоришь мне ты? Ладно, если бы я тебя уверял, я не ученый… Но ты! Ты же знаешь устройство нашей планеты! Знаешь систему лучше любого. Да о чем я говорю! — Люм махнул в сердцах на друга лапой, затем вздохнув, спросил, — Что ты намерен делать? Сдашь её на Базу?

— Нет. Я ей верю, Люм. Верю и хочу помочь. И ты же знаешь, что с Базы она не вернется. А я бы хотел понять, в чем причина. Мне кажется, что неспроста она появилась в моем доме.

— Ясно. А охранку снял, значит?

— Сразу.

— Но надолго же — нельзя снимать! Это опасно, друг! — Люм смотрел с состраданием, зная, что может грозить Шелесту за сокрытие проникшего на планету Л-4444 чужеродного существа.

— Знаю. Есть решение. Помоги мне.

— В чем?

— Просканируй её биополе и… замени на Мейли, — проговорил Шелест, опуская глаза и упираясь взглядом в носки своих потрепанных туфель, которые давно пора бы заменить новыми, но все как-то не было на это времени.

— Что?! С ума сошел? А где твоя сестра?

— Позже, Люм, — отмахнулся ученый, — Ты же знаешь у нас мало времени…

— Сколько?

— Не больше получаса.

— Идем к ней, — вздохнул Люм и потопал в комнату навстречу с неизбежными трудностями.

Люм выполнил просьбу друга. Зажмурившись, дотронулся лапой до головы женщины, и на время остался стоять в виде манекена, не выказывая никаких признаков жизни, даже перестал дышать. Потом очнулся, встряхнулся весь и, пожав плечами, пробормотал:

— Все может быть…, все может быть, — затем обратившись к Анжелике, поинтересовался, — Вас что-то напугало? Почему вы решили исчезнуть или прервать жизнь своей оболочки?

— Простите, я не помню, — честно призналась женщина.

— Люм, нет времени на расспросы. Действуй, — поторопил друга Шелест и показал взглядом на настенные часы.

Медвежонок повторил процедуру, которая заняла чуть больше времени, чем первая и, выдохнув, произнес:

— Успели?

— Да. Спасибо, Люм. Ты настоящий друг.

— Я, пожалуй, пойду. А ты сам объясни, что теперь должна делать и как должна себя вести твоя сестра, — медвежонок повернулся у двери и, подмигнув Лике, сказал, — Желаю вам удачи!

Лика вспомнила своих друзей. Они так старательно помогали ей казаться своей в их мире. Через две недели, женщина вспомнила, что послужило причиной её появления на планете. Вернее догадалась. Её желание и магическая сила дрозда. Когда она поделилась своими догадками с Люмиком (который соглашался на такое обращение к себе, чем вызывал ухмылку у Шелеста), друг только покачал головой:

— Твой амулет простой, причина не в нем.

Но Лика знала, что это не так. Возможно, амулет не имел явной магической силы, но чем-то таким дрозд все-таки обладал. Они с ребятами это еще в детстве заметили. Их четверка носила не совсем обычную вещицу у себя на груди. Но, чтобы все выяснить до конца, Анжелике нужна была встреча с теми, кто еще мог пока на нее прийти.

Она решилась на поступок. Зная, что путь домой станет не таким простым, как думалось вначале, женщина решила испробовать свою гипотезу и подтвердить или опровергнуть её. Анжелике было страшно, так как никогда раньше. Куда она попадет, где приземлится? Ответы на эти вопросы женщина не знала наверняка, но приложила все свое старание, желание и волю, чтобы оказаться в Америке.

Шут жил в Штатах уже довольно длительное время, что-то около восьми лет. Оглядевшись, после того, как перестало шуметь в ушах, Лика поняла, что её догадки оправдались. Дрозд играет не последнюю роль в её исчезновении, а скорее — первую и самую важную.

По представленному её взору пейзажу, Лика поняла, что точно находится не в России. На указателях, что стояли возле пустынной трассы, довольно ровной, уходящей за горизонт, имелись надписи на английском языке. Теперь оставалось определить, где именно она приземлилась или обнаружить хоть какой-то телефон. Шут сможет её найти даже без звонка, но ей телефон необходим для связи с ним.