Прочитайте онлайн Дороже жизни | Глава 10

Читать книгу Дороже жизни
2518+921
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 10

Лика потянулась, открыла глаза. В комнату щедро лился солнечный свет. Она уснула на диване, свернувшись калачиком. Поговорить о том, зачем они с Сашкой навестили Костю так и не получилось. Слишком обрадованный и взволнованный, он еле дождался рассвета и тут же полетел к жене. Александр поехал вместе с новоиспеченным отцом. Анжелика в одиночестве побродила по комнатам, а потом, пристроившись на диване, уснула.

Теперь она поднялась, размялась, сделала несколько наклонов и приседаний. Затем прошла на кухню, поставила чайник. Стрелки часов показывали половину девятого. Мужчины пока отсутствовали.

Костя за то время, что они не виделись, не сильно изменился, разве что стал еще чуть шире в плечах и в уголках глаз появились морщинки.

"Интересно, как время отразилось на мне?" — подумала Лика, оглядывая себя в зеркале, в ванной. Она уже умылась, почистила зубы и теперь смотрела на бледное лицо с чуть воспаленными от усталости глазами.

— Да, нет. Немного устала, только и всего, — улыбнулась себе. Затем поправила растрепанные волосы и принялась за ежедневную процедуру: крем, пудра, тушь, помада.

Анжелика привела себя в порядок и занялась завтраком: приготовила свои фирменные оладьи с сыром. Заваривая чай, увидела в окно, как по двору маршируют её мужики. Заскрежетал ключ в двери и вот они уже здесь. Наперебой рассказывают, какую Танечка родила красавицу.

Таня показала им малышку в окно и, похоже, что и отец и его друг рассмотрели крошку, как под микроскопом. Все заметили: и голубые глазки, и длинные реснички, и розовые щечки…

— А улыбается, как ангел! — хвастал дочерью Костя.

— Точно! — вторил ему Сашка.

— Ребята, вы бы лучше мне про Таню рассказали, как она?

— Да, хорошо все, улыбается. Завтра, говорит, уже выписывают, после обеда.

— Ну, что ж, это хорошо. А сейчас мыть руки и завтракать! — скомандовала Лика и вот чудо, её послушались с первого раза. Видно, нагуляли аппетит.

Через некоторое время вместе пили чай, ели оладьи с вареньем, обмывали появление малышки. Хотели достать вино, но Лика запротестовала. У них было много дел, которые лучше решать на трезвую голову.

Переглянувшись с Александром, подруга первой начала непростой разговор.

— Костя, мы ведь с Сашкой не просто так на тебя свалились.

— Да, я уже понял. Выкладывайте, чего там у вас стряслось?

— Дело, друг, серьезное. Мы уже сегодня вечером уедем, — ответил Шут и, предупреждая новый вопрос, поспешил добавить, — Куда, тебе лучше не знать. Нам нужен твой дрозд.

— Загадки, значит и секреты? А вот не отдам дрозда и все дела! Еще что придумали? Это подарок дяди Славы, это память! — раскипятился Костя, поднявшись с места, в сердцах ударил по столу кулаком, — Не отдам!

Он всегда отличался несдержанным нравом, был вспыльчив, правда, и остывал тоже быстро. Друзья переглянулись и Лика, подошла к Косте, положила ему руку на плечо:

— Не дури, Конан. Думаешь, нам легко? Не можем мы тебя втягивать, у тебя семья, дети. Что с ними станет, случись что с тобой? А? Это же не игрушки и мы уже давно выросли! Понимаешь?

— Нет, не понимаю! Если не расскажете, я ничего вам не дам! Я думал мы друзья, а вы! — выкрикнул он в сердцах, как мальчишка.

Часто в детских потасовках, Анжелика видела друга с жатыми кулаками и горящим взглядом. Вот и сейчас он почти метал молнии то в нее, то в Сашку.

"Совсем не изменился, — отметила она с сожалением про себя, — А пора бы и повзрослеть, дважды отец, а все пацан пацаном".

— Кость, ну, не ломай комедию, не смешно…, - начал Александр, но осекся, встретившись взглядом с Константином. — Хорошо, я расскажу.

Конан слушал, молча, опустив голову, рассматривал кисти скатерти, время от времени перебирал их руками. Лика отрешенно смотрела в окно, пока Шут посвящал друга в то, что произошло, опуская некоторые подробности и путешествие на планету Лань.

— Ну, вот, теперь ты все знаешь, — закончил Александр свой рассказ и закурил, предложил Косте, но тот отмахнулся.

— Охренеть можно, — немного помолчав, сказал Конан, поднимаясь с места.

Он открыл холодильник, достал бутылку водки:

— Таня для лечения держит, я думаю, сегодня можно…, - потянулся к стаканам.

— Нет, — качнула головой Лика. — Нельзя.

— Лешку помянем, — вопрошающе взглянул Константин на Александра.

Тот тоже поднялся, подошел к другу, похлопал по плечу и забрал бутылку, вернул на место. На немой вопрос в глазах Конана, вздохнув, ответил:

— Лика, права. Не надо. Если Лешка жив, то не стоит, а если мертв, то ему это не поможет, а нам нужна ясная голова. Вечером уезжаем. Надо собраться, решить, что делать тебе.

— А что делать? — Костя пожал плечами, — Поеду с вами.

— О, Боже! — воскликнула Лика, — Я тебе поеду! Костя, ну что ты за осел такой. Ты не понимаешь? Я же говорила уже — это не игра. Все всерьез и колдун этот и то, что амулеты надо уничтожить — тоже всерьез! А Таня? Ты о ней подумал? А дети твои?

— И это ты мне говоришь? Подумал ли я? А вы, черти полосатые, подумали, что притащили с собой беду в МОЙ дом?

— Костя, не надо так. Мы как раз подумали, — резко ответил Шут. — Тот, кто ищет амулеты, он и без нас тебя нашел бы. Ему не мы все нужны, а вот эта штуковина, — он ткнул пальцем в дрозда, на груди Конана.

— Ну, допустим, вы правы. Заберете эту "штуковину", а дальше что? Припрется этот некто в мой дом, один или с дружбанами и что тогда? Чем откупаться буду? Как детей спасать?

— Костя, я думаю, что не надо будет откупаться. Смотри: приходит этот некто, не важно — один, или не один. Ему нужно знать, где амулеты и где мы с Ликой, так?

— Так.

— Он спросит тебя, скажешь: были, взяли, ушли. Спросит куда, говори: сказали, что поедут на Алтай, дескать, там Лешка, у него последний дрозд. Понял?

Конан тряхнул головой:

— Может, тебе еще и повторить?

— Нет, повторять не нужно. Костя, я понимаю тебя, но ты нужен здесь. Очень важно пустить "некто" по ложному следу, чтобы нам выиграть хотя бы время, — произнес, прищурившись Александр, — А после, тебе нужно уехать с семьей и подальше. Чтобы тебя не нашли, в случае чего.

— И куда это я поеду? Совсем сдурели? Таня ведь только родила. Да и узнает он, ты же говоришь, он чует дроздов на расстоянии.

— Думаю, что этот колдун, не сразу до тебя доберется. Я надеюсь, он не знает, где точно искать Лешку. А про то, что чует…, можно попробовать спрятать амулеты в жестянку и завернуть в фольгу. Тогда они, наверно, не так видимы будут. В горах и в лесу мобильники не срабатывают, а что если и дрозды не смогут сообщать о себе, где-нибудь в глуши?

Лика все это время сидела тихо, как мышка, о чем-то размышляла, не вступала в разговор и вообще, казалось, была далеко от этого места.

— Надо попробовать. Про жестянку ты хорошо придумал, — Конан бросился в комнату и принес круглую коробочку из-под монпансье, — Давайте дроздов!

Амулеты сложили вместе. Три потемневшие птицы, казалось, с укором смотрят на своих владельцев. Жестянку плотно закрыли и обернули в несколько слоев фольги для выпечки. Затем положили на дно спортивной сумки и заложили вещами.

— Костя, а спрятаться можете у нас на даче, это в Академгородке, в Новосибирске. Место там хорошее, домик двухэтажный, есть горячая вода, канализация, а для Лешиной сестры я записку напишу, чтобы вас за воров не приняла. Ключи под крылечком найдешь, — сказала Лика отрешенно, все еще блуждая в своих мыслях.

— Хорошо, подруга, спасибо, — ответил Костя, тем самым соглашаясь с доводами друзей, что неплохо было бы спрятаться от "некто", пока эта история не разрешится в чью либо пользу. Ему хотелось верить, что удача будет на стороне ребят. Очень хотелось.

За день успели сходить в банк, Александр снял наличные, побывали в аптеке, проехались по магазинам. Домой вернулись под вечер, уставшие сели перекусить перед дорогой, но почему-то еда не лезла в горло. Пицца, которую приготовили на скорую руку в микроволновке, почти остыла. Друзья впустую хлебали обжигающий чай, думая о своем.

Конан размышлял о том, что, наверное, теперь не скоро увидятся и снова нужно увольняться, что его не радовало нисколько. Шут — о том, чтобы получилось уехать подальше и поскорее найти Лешку. Лика, как обычная женщина, обо всем и сразу.

Александр, первым пришел в себя:

— Лика, ты заверни немного еды с собой, и чай завари в дорогу.

— Хорошо, — откликнулась она и поднялась из-за стола, занялась приготовлением.

— Костя, вот возьми, — достал Шут бумажник и вынул несколько солидных купюр, — на первое время должно хватить, а потом, я помогу тебе с работой.

— Нет, ты что? Я не могу взять, — отмахнулся Конан, — Не надо.

— Тебе не надо, а для Тани и детей? Бери, говорю. И еще вот это, если не успеем вернуться к тому, как деньги закончатся, продай, — вынул он из кармана золотую цепь с кулоном. — Это купил в подарок твоей Тане. Если деньги кончатся, пускай вход. Если нет, подаришь от меня, позже.

— Спасибо, — только и смог промолвить Константин, принимая подарки от Александра.

Комом сдавило горло, и глаза, почему-то вдруг сами увлажнились. Мужчина отвернулся, чтобы не выдать себя.

— Все готово, — подошла к ним Лика с термосом в одной руке и с небольшим пакетом в другой.

Конан проводил друзей до двери, поцеловал Лику, обнялся с Шутом.

— Берегите себя!

— И ты береги себя и семью, — подмигнул Александр, забрасывая сумку на плечо.

— Ребята, а я, кажется, знаю: кто нас может искать, — неожиданно обернувшись, обрадовалась Лика.

— Кто? — спросили мужчины одновременно.

— Сын дяди Славы. Егор.