Прочитайте онлайн Дороже жизни | Глава 9

Читать книгу Дороже жизни
2518+913
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 9

Он точно знал, что находится во сне. Образы мелькали чехардой перед глазами: то Лика весело смеялась, то Шут кого-то потешно передразнивал, кажется, учителя истории. Потом появился Люк, бежал впереди, звал за собой. Конан спешил за ним и вдруг потерялся, покружил на месте — никого. Темно. Лес окружал, пугал ночными звуками.

За спиной захрустел валежник, кто-то мягкими шагами приближался к Конану. Мальчик замер. Страшно. Хочется не просто кричать, хочется орать во все горло, но вместо крика выходит жалкий всхлип. Его ноги — непослушные, будто чужие, прилипли к земле. Как же сложно их сдвинуть с места! Сложно поднять, шагнуть. Но нужно спасаться! Нужно нестись со всех ног туда, где раздаются голоса людей, где-то впереди, он слышит их.

Конан спиной почувствовал взгляд полный злой ненависти. Кто-то смотрел, кто-то недобрый.

"Бежать!" — вспыхнуло в голове и наконец-то ноги послушались, понесли через высокую "цеплючую" траву, кусты.

Но тот кто-то бежал следом, не отставал, ни на минуту, догонял…

Любопытство пересилило страх, и Конан обернулся. Рыжий огромный кот с круглыми синими глазами летел во всю прыть следом за ним.

Мальчик чувствовал, что еще мгновение и когтистые сильные лапы вцепятся ему в ноги, спину или голову. Казалось, что кот вот-вот взлетит или подпрыгнет.

Это сон, всего лишь сон, но почему-то парнишка не мог проснуться.

Звонкий "Мяу" рассек тишину, и тут Конан споткнулся и полетел в сырую канаву. Она оказалась глубокой. Он падал, падал, падал…

— А-ах! — вскрикнул Константин и открыл глаза.

Сон, всего лишь ночной кошмар.

Мужчина огляделся: темно, ночь, на полу — одеяло и подушка жены. Татьяна в роддоме. Вечером он увез супругу и, как оказалось, с ложными схватками. Еле уговорил врачей оставить женщину до утра в палате. Мало ли, а вдруг ночью родит? Сынулю, по возвращению, отвез к бабушке. Теперь можно было спокойно спать, но не спалось. Сердце скакало испуганным зайцем в груди, даже руки тряслись, а лоб взмок, как в сауне. Последний раз Костя так боялся, когда делал Тане предложение. Ему было по-настоящему страшно получить отказ. Он вырос в детском доме и о семье только мечтал. Чтобы самому вступить в брак, стать мужем до этого нужно не только дорасти физически, но и почувствовать внутреннюю потребность, вернее, готовность.

С будущей женой они встретились случайно, в метро, когда он жил в Новосибирске. После армии его приютили у себя Люк с Ликой. Несмотря на тесноту, не бросили его, помогли вернуться к нормальной (не армейской) жизни. Таня, после первой встречи, стала его мечтой. Костя засыпал и просыпался с её именем на устах. И когда через полгода знакомства решил предложить руку и сердце (тогда уже работал и жил от друзей отдельно в общежитии строительного треста), чуть не умер от страха, боялся услышать — "Нет".

Татьяна посмотрела на него долгим взглядом, затем улыбнулась уголками тонких губ и ответила:

— Да.

Костя подхватил её на руки и закружил на виду у изумленных прохожих.

— Пусти, дурачок! Все смотрят…

— Ну и пусть! Ну и пусть смотрят и завидуют нашему счастью, любимая, — смеялся он в ответ и все-таки аккуратно опустил её на аллею. Они гуляли по парку, взявшись за руки. Её нежные пальчики мелко дрожали в его широкой ладони, словно пойманные в силок мотыльки.

— Костя, только придется уехать отсюда.

— Куда? Почему? — спросил он, не понимая возможных причин её слов.

— Я из Омска. Учусь здесь в НЭТИ, весной заканчиваю учебу и еду домой.

— Поедем вместе, — ответил он тогда. За время знакомства, так почти ничего и не узнал о жизни своей подруги. Ему важно было просто находиться с ней рядом, видеть её улыбку, бездонные синие глаза, чувствовать её руку в своей руке. И теперь решение было окончательным, отпустить он её не мог. Ведь без Тани не существовало больше Кости.

В Омске он устроился на завод металлоконструкций. Зарабатывал одно время очень даже неплохо. Через два года из общежития перебрались в собственную двухкомнатную квартиру, в кредит купили машину, родили сына. Костя старался быть хорошим мужем и отцом. Еще в детстве решил для себя, что никогда не станет выпивать и никогда в жизни не обидит жену.

Как-то он спросил у дяди Славы, что такое "настоящая" семья.

Тот посмотрел на мальчишку с прищуром и ответил, улыбаясь в усы:

— Семья? Хорошее слово Семь — "Я". Это когда не один. Когда есть кто-то, кто всегда ждет тебя дома. В семье можно быть самим собой, не пыжиться, не стараться прыгнуть выше, чем можешь. В семье должно быть тепло и уютно для твоей души. Не у всех это получается, мальчик. Но пойми главное. От мужчины зависит, какой будет его семья. Любовь — хорошее чувство. Но семья строится на уважении, доверии и прощении.

Он запомнил слова дяди Славы и теперь старался, чтобы жена доверяла ему и уважала. Самое сложное, как оказалось, это научиться прощать и мириться с маленькими слабостями своей половинки. А их было не мало: это и вещи, разбросанные по всему дому и не всегда вовремя выстиранная рубаха и слезы по поводу "мне нечего надеть" и невозможные совместные походы в магазин, где супруга останавливается возле каждой витрины. Купить надо все и сразу, вот только средств на это "сразу" в кармане не всегда бывает в достаточном количестве.

Но это те, бытовые мелочи, на которые легче закрыть глаза, чем от них отмахнуться.

Только Таня его понимала и терпела таким, какой он есть. Только ей он был дорог с достоинствами и недостатками, которые тоже имелись с избытком в его характере. Только Тане Костя мог доверить свою душу. Только с ней ему было уютно и тепло. И он старался быть для нее сильным, надежным, верным, любящим.

Стать отцом — это оказалось высшим счастьем. Константин даже не предполагал, как это трогательно держать в ладони маленькую ручку, вглядываться в крохотное личико, выискивая на нем свои черты. И вот сейчас с минуты на минуту, он ждал появления новой жизни — сына или дочки, не так важно. Важно, что маленький человечек будет его продолжением.

Костя встал, поднял подушку, швырнул на кровать, за ней последовало одеяло. Почесывая грудь, мужчина прошлепал на кухню, хлебнул из чайника, теплой водой смочил пересохшее горло и выглянул в окно. Яркая луна бледным пятном висела над сиротливым фонарем. На столе неожиданно зазвонил телефон. Костя подумал, что появились вести от жены и, резко вскинув трубку, замер.

— Конан, — позвал Шут друга.

— Да, — незамедлительно ответил Костя, прислушиваясь к тишине.

— Мы ждем тебя на железнодорожном вокзале.

Ходики мерно отстукивали время: "Тик-Так!" Мужчина машинально вгляделся в освещенный уличным фонарем циферблат. Без четверти три.

— Понял, через полчаса буду, — ответил другу, мысленно поблагодарив судьбу, что жена не дома, а стало быть, не станет задавать никаких вопросов — ни куда, ни зачем, ни почему.

Через пять минут, Константин уже выходил из квартиры, гремя на площадке ключами, быстро справился с двумя замками и, перепрыгивая ступеньки, спустился к машине. Она стояла во дворе, гаражом семья Ивашкиных пока не успела обзавестись.

Спустя пару минут Конан уже мчался по безлюдным улицам на встречу с друзьями, с которыми не виделся около десяти лет.

Лику морозило. Ночная прохлада пробирала до костей. Не смотря на то, что она была в темно-синем свитере и джинсовой ветровке все равно не могла согреться.

Шут наладил связь с Конаном. Первое сообщение отослал день назад, подготовил почву к внезапному вторжению в жизнь друга. Теперь же сообщил, не смотря на протест Анжелики, о прибытии. Она хотела дождаться утра, чтобы не причинять неудобства Константину и его семейству. Но Александр только отмахнулся:

— Не сидеть же на вокзале?

— Но, Саш, они же спят. Наверняка, — пожала она плечами, вскинув руку, посмотрела на часы, — Еще трех нет.

Александр вздохнул и, обняв подругу, сказал:

— Если не сможет приехать за нами, то хоть адрес узнаем. Да и времени у нас, сама понимаешь, мало. Чем раньше встретимся, тем раньше и расстанемся.

— Ладно, звони.

Домашний телефон Конана Шут помнил наизусть. Не виделись они давно, но созванивались часто и не только по праздникам. Если дрозд темнел, то первый из четверки звонил Конан, беспокоился о здоровье друзей.

Лика выстукивал марш зубами, когда заметила приближающееся к ним авто и чуть ли не кинулась под колеса, обрадовавшись сигналам фарами. Конан притормозил, открыл дверцу и спросил, улыбаясь:

— Такси заказывали?

— Еще бы! Конечно, заказывали! — воскликнула Лика, запрыгивая на переднее сиденье, рядом с водителем. Она расцеловала в щеки, раскрасневшегося от смущения друга, — Я так соскучилась, Костик! Как живешь?

— Лучше всех! — усмехнулся он, — Жена в роддоме, скоро в семействе прибавится на один крикливый ротик.

— Да, ну! Не шутишь? Так нам повезло с Сашкой, успеем убежать от тебя до того как вернется Татьяна.

Александр, уложив спортивную сумку в багажник, расположился на заднем сиденье и, поздоровавшись с другом за руку, скомандовал:

— Поехали!

Долетели до дома Кости быстро. Лика уже успела согреться в машине и очень не хотела выходить из уютного салона.

— А вы меня тут оставьте, а утром заберете, — предложила она мужчинам.

— Еще чего придумала? Идем в дом, я вас чаем напою и спать уложу, — уговаривал Конан подругу.

— Ну, раз чаем, то иду, — нехотя выбралась Лика из машины и, поеживаясь, поспешила за мужчинами к подъезду.

Не успели войти в квартиру, как раздался надрывный телефонный звонок.

— Ребята вы тут сами, раздевайтесь, проходите, — бросил Костя через плечо, врываясь в кухню, — Да! Слушаю!

До друзей донеслись обрывки его фраз:

— Ну? Нет, нигде я не шлялся, теть Тома. Спал, как младенец. А, ну! А что случилось? Когда? Да? А кого? Спасибо, теть Том, утром буду!

Александр и Анжелика переглянулись, они подумали об одном и том же "Свершилось". Их друг снова стал отцом. На цыпочках прокрались в кухню, где все еще с трубкой в руках стоял их Конан с блаженным выражением лица. Завидев друзей, он прошептал, еще не веря своему счастью:

— Дочка… Тёща звонила. У меня родилась дочка…