Прочитайте онлайн Демоны римских кварталов | ГЛАВА 49

Читать книгу Демоны римских кварталов
2316+2576
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 49

С рассветом они въехали в Рим. Чтобы развеять тягостную атмосферу в салоне, Влад включил магнитолу и настроил ее на программу новостей. Криминальная хроника минувшей ночи была скупа и ограничивалась сообщением о нескольких угонах автомобилей. Политическая мозаика новостей тоже не изобиловала сенсационными событиями. Диктор, изо всех сил стараясь говорить эмоционально, поведал о некой пенсионерке из города Сан-Чезарео, которая подала в суд иск против премьер-министра Сильвио Берлускони за то, что тот якобы не выполнил обещания повысить минимальные пенсии. В недалеком будущем Берлускони должен предстать перед мировым судьей, а свидетелями на процессе будут выступать министр труда Роберто Марони и тележурналист Бруно Веспа.

– Вот так послушаешь, – произнес Адриано, – и подумаешь: какой чепухой занимаются наши правители.

– Тише! – перебил его Влад и сделал погромче. Пошел рекламный блок. Ведущие туристические компании предлагали уникальные туры на Юго-Восточное побережье Крыма, откуда можно будет наблюдать пик солнечного затмения. По словам рекламодателей, тень от Луны накроет берег Крыма в районе поселка Рыбачье, затем мрак опустится на Морское, Новый Свет и Судак. Полная фаза затмения будет наблюдаться в окрестностях Судака в двенадцать часов три минуты пополудни и продлится четыре минуты двадцать четыре секунды… Туристические фирмы предлагали своим клиентам необыкновенные впечатления, а также познавательные выступления ученых, специалистов и практическое руководство по наблюдению и съемке Солнца.

– Видишь, как получилось, – сказала Мари Владу. – Ты уехал, а у тебя там такое представление начинается!

Адриано был мрачнее тучи. Он стрелял настороженным взглядом по сторонам и барабанил пальцами по панели.

– Думается, – произнес он, – нас здесь тоже ждут увлекательные представления…

– Как ни странно, – признался Влад, настороженно поглядывая в зеркало заднего вида, – меня не покидает то же ощущение… Но кто мне ответит, почему эта черная «Лансия» уже полчаса висит у нас на хвосте?

Адриано и Мари, эти гениальные конспираторы, одновременно обернулись, а Влад тотчас, почти не притормозив, свернул в ближайший проулок, где со всей дури сшиб левым крылом мусорный бак.

– Не переживай, – сказал Адриано, облизнув пересохшие губы. – У Мари есть знакомые в банке, где она может взять беспроцентную ссуду. Мы и машину отремонтируем…

– И адвокатов хороших наймем, – продолжила Мари, – и полицейским взятку дадим, и целую коробку строфантина купим…

– Кажется, отстал, – сказал Адриано, выворачивая шею и глядя назад, а затем погрозил сестре пальцем: – Ты мне тут про строфантин даже не заикайся! Выкинь всякие мысли о нем из головы!

– Смешно смотреть, как ты надуваешь щеки и стараешься соответствовать образу строгого старшего брата! – фыркнула Мари. – Тебе так хочется власти надо мной, что ты не замечаешь ничего вокруг себя, в том числе и телефона, который надрывается в твоем кармане!

Адриано хрюкнул от досады и полез за телефоном. Влад в очередной раз свернул куда-то и оказался на древней улочке, настолько узкой, что на ней вряд ли бы разминулись два мотоциклиста. Наехав на тротуар, больше похожий на отмостки, протянувшиеся вдоль дома, он заглушил двигатель, откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза.

– Кто бы знал, как я устал…

– Кто бы знал, что мне звонит ее высочество научный консультант исторического фонда синьора Фиорелла! – восторженно сказал Адриано, едва ли не целуя дисплей телефона. Он включил трубку и благоговейно поднес ее к уху: – Слушаю тебя, о божественный эталон женской красоты, неисчерпаемый кладезь наслаждений!

– Адриано! – насмешливо воскликнула Фиорелла. – Тебе надо срочно жениться! Все твои мысли зациклены на сексе.

– Ты требуешь от меня невозможного, ибо есть на свете только одна женщина, к ногам которой я мог бы положить свое сердце, и, конечно же, это ты, о моя черноокая истина, ангел книг и фея страниц!

Мари вздохнула и закатила глазки к потолку кабины.

– Болтун!

– У меня для тебя приятная новость, – перешла к делу Фиорелла. – Помнится, ты интересовался неким талисманом, который переходил из поколения в поколение…

– Да, да, да!!! – нетерпеливо перебил ее Адриано. – Ты его нашла? Он у тебя? Ты греешь его в своих нежнейших ладонях?

– Ты дашь мне слово сказать? Никакого талисмана у меня нет. Но я нашла фрагмент письма, адресованного кондотьеру Коллеоне. Сохранилась только его первая половина, вторая же сгорела во время пожара в библиотеке Ватикана в 1931 году. Но в уцелевшем фрагменте упоминается о твоем талисмане…

– О-о, натурщица античных скульпторов! – воскликнул Адриано. – Если ты сейчас зачитаешь это письмо, то можешь рассчитывать на мой страстный поцелуй во время послеобеденной сиесты!

– Да хватит тебе языком молоть! – не выдержала Мари. – Ты не даешь Фиорелле рта раскрыть!

Влад, Мари и Адриано склонились над телефоном и затаили дыхание. Было слышно, как Фиорелла шуршит бумажками.

– Читаю: «…кровавые многовековые распри убеждают нас в том, что люди никогда не смогут определиться, кому быть отмеченным Божественной Силой. Всякое решение в таком исключительно важном вопросе будет ошибочным. Нам остается уповать только на мудрость Бога, это его прерогатива, и только Он вправе выбирать и назначать своего наместника на Земле. Так вверим нашу судьбу в его руки! Каждый из нас двоих, обладателей Великих Печатей, пусть составит завещание в пользу другого, и в случае естественной смерти одного Печать перейдет другому, оставшемуся жить и властвовать, а дабы избежать подделки, ошибки или коварства подданных, истинность Печати должно определить по начертанию на ладони умершего. Пред Богом и честью своей…» На этом все. Остальное сгорело.

– Фиорелла, – спросил Влад, – вы уверены, что письмо было адресовано именно Коллеоне?

Женщина рассмеялась, и смех, доносившийся из маленького динамика мобильного телефона, больше напоминал сухой кашель.

– Можете не сомневаться в этом, мой русский коллега! Имя адресата указано в верхнем углу письма.

– Послушай меня, о шедевр антропологии! – взволнованно произнес Адриано. – Неужели там не сохранилось подписи? Может, есть инициалы? Или хотя бы одна буковка?

– Увы, Адриано, нижняя часть письма сгорела подчистую!

– Ах, какая досада! Я умру от тоски! На каком хоть языке написано письмо?

– На итальянском. Судя по стилю, писал вельможа знатного происхождения. Это все, что я могу сказать тебе об авторе. Правда, на уголке сохранился кусочек сургучовой печати, он оплавлен, но кое-какие обозначения остались. Если тебе это интересно…

– Да! Мне это безумно интересно! – закричал Адриано так громко, что Мари прижала ладони к ушам. – Пообещай мне, сокровище всех времен, что дашь мне это письмо на пару часов.

– Адриано…

– И тогда у тебя появится шанс поцеловать меня…

– Наглец…

– Значит, договорились?

– Так и быть. Только на два часа и под твою личную ответственность!

Адриано отключил телефон и сверкающими от волнения глазами оглядел друзей.

– Коллеоне и еще некий знатный итальянец заключили между собой договор, – задумчиво произнес Влад. – Печать того, кто из них умер первым, должна была перейти в собственность второму. Этакая игра с судьбой.

– Теперь понятно, почему Коллеоне перед смертью распорядился положить в свой гроб всякие старинные камешки, в том числе и печать, – сказала Мари.

– Только непонятно, почему второй итальянец, автор письма, так и не пришел за наследством, – проворчал Адриано.

– Испугался ответственности? – предположила Мари.

– Если он боялся ответственности, то зачем вообще предложил Коллеоне обменяться завещаниями? – возразил Влад. – Не похоже, что этот человек струсил настолько, что даже побоялся на законных основаниях взять себе печать Коллеоне. Обратите внимание – он уповает на мудрость Бога. Коллеоне умер первым – значит, на то была Божья воля. Двери открыты, Бог ждет: иди, бери вторую печать, ставь клеймо, завершай магический круг, объявляй себя Сыном Божьим и властвуй… Но нет, не принял наследство, и невостребованная печать пролежала в склепе Коллеоне еще пятьсот лет.

– Поразительно! – недоверчиво покрутил головой Адриано. – Получается, что автор письма добровольно отказался от величайшей власти! Я готов поверить во что угодно, в любой альтруизм, в скромность, в щедрость, граничащую с безумием, но чтобы итальянский вельможа в Средние века отказался от власти, которая спускалась к нему с небес… Не верю!

– А я верю! – сказала Мари. – Мы ведь не знаем подробностей, как жил, о чем думал, какие душевные потрясения пережил этот человек. Может, он ушел в монастырь. Может, он сошел с ума, потерял память или отправился в далекое путешествие…

Последние слова девушки вдруг привлекли внимание Влада. Он внимательно посмотрел ей в глаза, словно разгадка таилась именно в них.

– Теперь я тоже верю, – произнес Влад. – Ибо есть единственная уважительная причина, по которой человек не может прийти за Божественной Властью. Причина банальна и проста.

– Ну! – поторопил Адриано, отличающийся своей нетерпеливостью. – Не трави душу!

– Эта причина – смерть.

* * *

Порыв влажного ветра ворвался через верхнюю фрамугу в кабинет, прошелся по полоскам жалюзи и шевельнул лежащий на столе пожелтевший, тонкий, ссохшийся фрагмент старинного письма. Синьора Фиорелла придавила его мраморным бумагодержателем, подошла к окну и потянула рычаг, запирая фрамугу. За окном резко потемнело, рваные тяжелые тучи закрыли не только остроугольную часовую башню базилики Санта Мария Маджоре, но и фасадную балюстраду, и даже возвышающуюся над архитравом лоджию с арками. Казалось, что Рим поглощает мутно-грязный океан, опускающийся с небес.

В сумрачном кабинете сразу стало неуютно и холодно. Фиорелла пошла к выключателю, чтобы зажечь свет. Уже прошло несколько дней, как коробка выключателя вывалилась из своей ниши в стене и болталась на оголенных проводах. Фиорелла покачала головой. Дважды она подавала заявку администратору библиотеки на ремонт, но электрик так и не пришел. «Господи! – взмолилась она. – В этом мире еще остались мужчины?»

Она осторожно надавила на коробку, пытаясь втолкнуть ее в свое гнездо. Провода, словно пружины, сопротивлялись, коробка шла неровно, наперекос. «Можно попросить Адриано, но он, мне кажется, только языком умеет молоть. А здесь всего-то пару минут работы отверткой…» Она подумала о русском историке. Красивый парень. Есть в нем какой-то шарм, нечто притягательное, волнующее. Уж он-то, наверное, с такой ерундой справится в два счета…

Фиорелла замерла, глядя на ненавистный выключатель. Оставить все, как есть? Будет хороший повод продвинуть знакомство с Владом.

Непонятно, почему она не прислушалась к внутреннему голосу. Наверное, заявило о себе обыкновенное женское упрямство. Фиорелла взяла со стола карандаш и, надавливая им на провода, снова попыталась загнать коробку в нишу. Карандаш соскочил с провода, рука женщины по инерции пошла вперед и коснулась оголенной клеммы.

Разряд электричества откинул женщину от стены. Она не устояла на каблуках, нога ее подвернулась, и женщина полетела на пол. Голова ее с гулким стуком ударилась о край стола. Пластиковый угол, твердый, как старый посох, продавил тонкую височную кость и погрузился в слизистую плоть мозга, где угасала искра последней мысли: «О господи…»