Прочитайте онлайн Демоны римских кварталов | ГЛАВА 24

Читать книгу Демоны римских кварталов
2316+2848
  • Автор:
  • Язык: ru

ГЛАВА 24

В это же время Влад, принимая из руки Мари чашку с кофе, вдруг качнулся, тяжело оперся о книжный стеллаж, и чашка, соскользнув с блюдца, полетела на пол и разбилась с оглушительным звоном. Кофе черными брызгами разлетелось во все стороны, оставив на бежевых брюках Адриано россыпь точек.

Мари вскрикнула от неожиданности. Адриано, обрушив табурет, кинулся к Владу и подхватил его под руку. Влад плохо понимал, что происходит. Взволнованные голоса друзей доносились до него откуда-то издалека. Стены тесной комнаты рухнули, и горячий ослепительный свет накрыл его волной. Влад снова почувствовал, что падает с огромной высоты, и дух перехватило от безграничного пространства, раскинувшегося под ним. Он различал под собой бескрайние желтые пустыни, возделанные поля, изрешеченные сеткой каналов, и целые города с прямоугольными кварталами, улицами и домами, словно сточенными сверху, как обломки сланца… Он начал задыхаться, жар, идущий от земли, проникал внутрь его, обжигая легкие и сердце…

Влад пришел в себя, снова увидел сумрачную комнату, низкий потолок, книжные стеллажи. Он машинально рванулся вверх, пытаясь встать с кресла, в котором сидел, но почувствовал крепкие руки Адриано.

– Сиди! – как можно спокойнее произнес Адриано, но голос выдал его волнение. – Что ж ты не предупредил, что собираешься в обморок упасть?

Оттолкнув брата, к Владу подлетела Мари с мокрым полотенцем в руках. У бедняжки глаза блестели от слез, так она перепугалась. Она пристроила компресс на лбу у Влада и опустилась на корточки у его ног.

– Простите, что напугал, – пробормотал Влад, вытирая капельку воды, бегущую по его щеке. – Это простуда… Со мной такое уже бывало… Ничего страшного…

– Надо вызвать врача, – сказала Мари.

– Никаких врачей! – взмолился Влад и рывком поднялся с кресла. – Я нормально себя чувствую. У меня просто немного закружилась голова. – Он сорвал со лба мокрое полотенце. – Да что вы на меня смотрите, как на воскресшего покойника!

Его улыбка немного успокоила Мари.

– Сейчас я сгоняю в аптеку, – сказала она.

Влад взял ее руку и задержал в своей ладони.

– Мари, давай лучше сходим вместе.

– Мы сейчас поедем к Джакомо, – предложил Адриано, – а по пути заглянем в аптеку.

– К какому еще Джакомо? – возмутилась Мари. – Ты посмотри! На нем же лица нет!

– Это потому, что я боюсь высоты, – отшутился Влад. – У меня было… что-то вроде галлюцинаций… Мне привиделось, что я… В общем, хватит о ерунде! Едем к Джакомо!

Мари поглядывала на Влада с недоверием. Этот парень совсем расклеился, думала она. А сколько в его глазах тоски и одиночества! Но бодрится. Он хочет доказать, что полон сил и энергии. Он очень хочет понять, что стоит за «зеркальцем Венеры», выбитым на Бразильском камне и упомянутым Сенекой… Зачем это ему?

Джакомо жил в зеленом квартале недалеко от набережной Тибра и парком Святого Алессио. Но прежде чем выехать на набережную, Адриано свернул на маленькую, погруженную в тень via Catalana, и остановился у аптеки. Несмотря на буйный протест Влада, Мари выскочила из машины и вскоре вернулась с полным пакетом лекарств. Она пристроилась рядом с Владом на заднем сиденье и заставила его немедленно проглотить три таблетки, покрытые ядовито-розовой оболочкой.

– Если не полегчает, – сказала она, – будешь принимать антибиотики. Вот они, в зеленой упаковке. А это – от головной боли. И вот еще от температуры и ангины…

Пришлось Владу рассовать упаковки по карманам и дать девушке клятвенное обещание, что он не будет капризничать и пройдет полный курс лечения. Ей нравилось ухаживать за этим немного чудаковатым парнем, потому как жалела его, как жалела всякого одинокого мужчину, у которого не было ни жены, ни матери, ни кого-либо другого, кто бы позаботился о нем.

Адриано завел машину и тронулся в дальнейший путь. Он хотел сразу выехать на набережную, но дорога оказалась перегорожена секциями решеток, за которыми большой стреловидный кран переносил бетонные перекрытия для строящегося подземного перехода.

– Хоть бы табличку поставили, как объехать, – проворчал он, затянул ручник и вышел из машины, чтобы спросить у рабочих.

Оказывается, наедине с Владом Мари чувствовала себя неловко. В салоне воцарилась напряженная тишина. Обычно разговорчивая, Мари вдруг поняла, что совершенно не знает, о чем в данный момент было бы уместно спросить Влада. Всякая фраза, которую она мысленно готовилась произнести, казалась ей ужасно глупой.

– Как у вас там? – не без труда произнесла она. – Хорошая погода?

– Когда улетал, шел дождь.

– Наверное, ты промок, потому и простыл…

Влад хотел было согласиться с этим предположением, как вдруг произошло нечто совершенно необъяснимое. Оглушительный грохот прервал его на полуслове, в одно мгновение ветровое стекло лопнуло, и проем сплющился настолько, что в салоне стало сумрачно; с ужасным скрежетом сложилась вдвое водительская дверь, подобно тому, как сплющивается под ногой жестяная банка из-под пива, и тотчас все стихло.

Несколько мгновений Влад и Мари сидели неподвижно в приплюснутом салоне, глядя на груду рваного металла и битого пластика, завалившего водительское место. Влад схватил Мари за руки.

– Ты цела?! Мари, почему ты молчишь?

Она не могла ничего сказать, лишь кивала и неточными движениями стряхивала с себя стеклянные крошки. Влад попытался открыть дверь, но ее переклинило. Тут снаружи раздались удары и нечеловеческий крик Адриано. Взломав дверь, он горячим вихрем влетел в салон и тотчас лоб в лоб столкнулся с Владом.

– Мари! Мари, ты жива?! – закричал Адриано. Ему удалось протиснуть внутрь лишь голову и плечи, но и этого было достаточно, чтобы в покореженном салоне невозможно было пошевелиться.

Его страшное лицо испугало Мари, и она уже не была уверена, что с ней ничего не случилось. Девушка растерянно посмотрела на свои руки и пожала плечами.

Изуродованную машину начали окружать рабочие. Кто-то крикнул, чтобы срочно позвонили в скорую медицинскую помощь. Влад выбрался наружу, повернулся к машине лицом и, пятясь, смотрел на бетонную плиту, лопнувшую посредине словно печенье.

– Как вы себя чувствуете? Что у вас болит? – торопливо спрашивал молоденький кудрявый рабочий в оранжевой каске и зачем-то хлопал Влада по спине.

Плита упала с крана, расплющила левое крыло «Пежо», дверь и часть крыши. Не выйди Адриано из машины, его бы раздавило в лепешку.

Адриано сотрясала крупная дрожь. Он помог сестре выбраться из машины.

– Я на вас в суд подам, – бормотал он, прикрывая Мари собой, словно от рабочих продолжала исходить какая-то угроза. – Вы все сядете в тюрьму. Ты, ты и ты! – Он тыкал пальцем в насмерть перепуганных парней в спецовках. – Готовьтесь объясняться с моими адвокатами… О господи! Что с моей машиной!

– А знак для кого повешен! – огрызнулся кто-то из рабочих. – Сюда въезд запрещен.

– Какой знак? Не было никакого знака! – начал заводиться Адриано и уже стиснул кулаки.

– А вот пойдем и посмотрим, есть или нет!

– Ты из-за тюремной решетки на него смотреть будешь!

Мари схватила брата за руки и попыталась увести. Влад, наступая на битую бетонную крошку, отступал к тротуару и, прикрыв ладонью глаза, смотрел на стрелу крана. Металлический трос, на котором висела плита, оборвался. Стальной трос, способный выдержать дюжину таких плит, лопнул, словно бумажная почтовая веревка!

– У меня это в голове не укладывается, – заикаясь от переживаний, говорила Мари. – А если бы мы подъехали чуть ближе?

Никто не мог знать, что мы заедем сюда, думал Влад, еще раз кидая взгляд на оборванный трос. На въезде в переулок действительно был запрещающий знак, но Адриано его не заметил. Роковая случайность? Влад не мог, не хотел подыскивать какое-либо удобоваримое объяснение случившемуся. Он подтолкнул друга к тротуару, словно хотел сказать, что изменить уже ничего нельзя и стоять тут – только сжигать нервы.

– Хорошо, что машина застрахована, – сказал Адриано. Он, наверное, следовал совету Карнеги находить во всякой гиблой ситуации нечто выгодное и полезное. – Ладно, хватит пыль глотать. Идемте на набережную, там полно такси.

Именно об этом я его предупреждал, подумал Влад с каким-то необъяснимым спокойствием и даже удовлетворением.

И все-таки он ровным счетом ничего не понимал.