Прочитайте онлайн Дело взято из архива | Свидетель № 2

Читать книгу Дело взято из архива
2012+1020
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Свидетель № 2

В Озерске все оказалось не так, как предполагал вначале Перминов.

Сидя в вагоне поезда, идущего в загадочный Озерск, капитан не испытывал особой радости и удовлетворения. Перминов прикинул: он приезжает в Озерск, через местных товарищей устанавливает, где живут бывшие полицаи, а их, как ему сообщили, здесь всего шесть. За один день он на машине объезжает их всех, делает графологический анализ почерка и выезжает обратно. Самое интересное, пожалуй, достанется Виктору, он выйдет в Е. на след преступника… Графолог здесь, наверное, не понадобится, по крайней мере на первой стадии. Человек, писавший письмо, вряд ли пытался изменить почерк. Рассуждал он примерно так: Озерск за несколько тысяч километров, искать никто не будет. Да и зачем?

…Первые две встречи ничего не принесли Перминову. Бывшие полицейские, отсидев по десять-двенадцать лет, не проявляли особого интереса к делу. Они ограничивались ничего не значащими фразами, говорили односложно. Капитана все это удивляло и злило. Но он сдерживал себя и по нескольку раз начинал беседу с самого начала. Наконец, ему удалось докопаться до сути их поведения. Они просто-напросто боялись мести.

— Кто может вам мстить? — спрашивал удивленный Перминов. — Лапин? Откуда он может знать, что я с вами говорил? — горячился он.

— Мишка все знает! — с тупым упрямством твердил Панов. — Это я, дурак, не мог скрыться. А другие пересидели, пока амнистия не вышла, и выползли. Ни тебе страхов, ни тебе ахов! Думаете, они страшно обрадуются, когда узнают, что Витька Панов распустил язык? У каждого из них грехов не меньше Моего. Лучше о них молчать, коль хочешь дожить до старости…

К Катрюхову Перминов приехал уже на третий день своего пребывания в Озерске. Бывший полицейский жил в деревушке, где насчитывалось несколько десятков дворов. Поселился у разбитной глазастой бабенки и принялся за столярное ремесло, которому научился в тюрьме. Человек он оказался нужный на селе — в кармане завелись деньжонки. Первый год вместо платы за квартиру Катрюхов покрыл тесом избу хозяйки, сделал сарай, поднял городьбу вокруг дома. Когда уже с плотницкими работами было покончено, он перебрался жить на половину хозяйки, и вопрос с квартирой разрешился у него раз и навсегда.

Он никогда не рассказывал ей о своем прошлом, за что сидел в тюрьме. Да ей, собственно, было и не так уж все это важно. Несколько лет назад муж бросил ее, прожив всего три года, и надежд на его возвращение не было никаких. Она уже смирилась со своей судьбой, как вдруг ее вызвал председатель сельсовета и попросил, указав на ссутулившегося у стола человека:

— Сима, если ты не возражаешь, поселю у тебя квартиранта, а?

Женщина посмотрела на квартиранта, встретилась с его тяжелым, нелюдимым взглядом, от которого мурашки поползли по спине, и, запинаясь сама не зная отчего, спросила:

— Кто же он будет? И надолго к нам?

— На постоянное жительство. В тюрьме сидел.

Сима заморгала выпуклыми глазами, будто в них попал песок, и отрицательно покачала головой, покрытой платком.

— Чего ты испугалась? — улыбнулся председатель, понимая состояние женщины. — Плотник, столяр, человек спокойный, непьющий.

«Плотник, столяр», — и сразу же она увидела свою прохудившуюся в нескольких местах крышу, развалившийся сарай, сломанную изгородь. Это и решило дело…

Перминов и председатель сидели в сельсовете.

— В колхоз не пошел. Копается на огороде, развел овощи, нанимают его на плотницкие работы. Жадный до денег, спасу нет, — рассказывал председатель капитану. — Будет ладиться целый день из-за рубля. А работает по двадцать часов, чтобы выполнить заказ. На его работу не жалуются. И Симка попала под его кулацкий характер. Огурцы, помидоры — все норовит стащить на базар. Хоть бы ради детей старалась, а то нет их, детей-то. Набожный страсть какой! Икон навешал в комнате полный угол. За стол не сядет, не перекрестив лба.

«У каждого свои причуды… после тюрьмы», — вспомнил Перминов очки Иосифа Фунта.

— Этот его бог мне покоя не дает. Симка тоже стала верить молитвам. Вызывал его, говорю: «Взял тебя как человека в деревню, а ты мне людей портишь своим богом». Сверкнул на меня очами, словно молнии пустил. «А у нас, насколько я понимаю, — ехидно так отвечает, — свобода богу молиться. Бог, может, мне жизнь спас, так что же, я его на помойку теперь должен выкинуть?» Страшно в такую минуту с ним один на один сидеть… И много он душ истребил?

— Много больше, чем у вас жителей в деревне, — ответил Перминов. — Ну, а как насчет отлучек из деревни?

— Такого я за ним не замечал. Один раз в год на месяц уезжает в Могилев. Там у него брат с семьей живет. Грузу везет — целую подводу. Мед, яйца, масло, муку — пятеро детей у брата, для них подарки. Когда начинает готовиться к отъезду, волнуется, веселеет, а так ходит бирюк-бирюком весь год.

О его поездках к брату, о том, что в пути он нигде не останавливается, Перминов узнал от председателя. Ему уже было известно, что письмо в КГБ писал не Катрюхов. По сведениям, которыми он располагал, Катрюхов находился не в плохих отношениях с Мишкой Лапиным. Это, собственно, подтвердил и Панов на беседе. Перминов чутьем охотника угадывал, что Катрюхов должен был знать что-либо о Лапине, и поэтому особенно тщательно готовился к первой встрече.

…Катрюхов увлеченно копался в огороде, когда его увидел капитан. «Поглядишь на этого труженика, — подумал Петр, заглядывая через новую, оструганную калитку в огород, — разве подумаешь, что этими-то вот лапами, которые играючи помахивают тяжелой тяпкой, он давил на спусковой крючок и срезал детские головки».

Бывший полицай поднял голову, словно почувствовав на себе чужой, пристальный взгляд. В его глазах мелькнул испуг, смешанный с любопытством. Перминов, еще не видя Катрюхова, таким себе его и представлял: с тяжелой крупной челюстью, тупым, ничего не выражающим взглядом, стреляющим из-под нависших лохматых бровей. Тот посмотрел на капитана, по-волчьи вобрав голову в плечи, спираясь на тяпку, словно на клюку.

Перминов увидел огромного пса с рыжими подпалинами на боках, злобно ворчащего из будки. «Под стать хозяину!» — мелькнула у капитана мысль.

— Принимай гостей, хозяин! — сказал Перминов.

Катрюхов легким движением отбросил тяпку и подошел к калитке. Молча, двумя пальцами, дернул засов и распахнул дверцу. Грозно рыкнул на пса, высунувшегося было из будки, и тот, заскулив, попятился назад, считаясь с характером хозяина, который он, видимо, знал лучше, чем люди.

Перминов раскрыл перед Катрюховым удостоверение личности.

— Хочу побеседовать с вами.

— Давненько не жаловали! — с хрипотцой в голосе сказал бывший полицай. — Не понятно, раньше к себе звали, а тут сами пожаловали…

— А зачем вас звать нужно? Дело не вас касается, побеседовать надо, может, расскажете что-нибудь новенькое…

В комнате, как и говорил председатель, угол сверху донизу был завешан иконами разного калибра. Здесь и Христос, распятый на кресте, и с терновым венцом на голове, и на руках божьей матери, и в золотом венце, и много других икон, которых Перминов вообще не знал.

— Коллекционируете или стали верить в бога? — спросил он хозяина.

— Сие не касаемо вас! — отрезал Катрюхов. — Дело свое давайте! У меня нет времени на болтовню.

Он прошел к столу и уселся под иконами, подперев рукой тяжелый подбородок.

— Ну что же, дело так дело, — согласился Перминов. — Мишка Лапин объявился. Посоветуйте, где искать его!

Такой вопрос, поставленный капитаном напрямую, несколько ошеломил Катрюхова, и было непонятно, что именно смутило его: просьба помочь найти Мишку или вопрос без «подходца».

— А я к вам на службу не нанимался. Ошиблись адресом.

— Это верно, не нанимался, другим служил. Но теперь дело прошлое, Советская власть вас простила.

— Простила? Я от нее все получил, что мне причиталось! — со злобой прохрипел Катрюхов, которую он не мог, да, видимо, и не желал скрывать.

— Ну, уж если говорить начистоту, то получили-то вы не все, что за такие штуки причитается. «Вышка» за это положена! — Перминов стал терять контроль над собой. Ему стоило больших усилий, чтобы не сорваться, не накричать, но он подавил в себе вспышку ярости.

Катрюхов положил обе руки на стол… Огромные, покрытые рыжими волосами, они были неприятны Перминову, и он старался на них не смотреть.

— Врете! Я отсидел свое! Чего вам еще от меня надо? — Полицай нахмурил брови, отчего вид у него стал еще больше угрюмым.

В комнату вошла Сима. Перминов не хотел при ней вести разговор и перешел на другую тему:

— Хороший забор поставили, каждая дощечка отстругана.

— У Паши руки золотые! — с гордостью пропела Сима, не подозревая, кто сидит перед ее мужем. Она посчитала, что это один из его дальних знакомых. — И сарай отличный. А погреб если бы вам показать…

— Ладно, Сима, — мягко оборвал ее Катрюхов, и в его голосе уже не было тех злых ноток, с которыми он говорил с Перминовым.

— Что же ты, Паша, молчишь? Угостил бы дружка! Я мигом капустки и помидор достану. — Она заметалась по комнате, загремела мисками и, схватив две, понеслась к двери, обдав Перминова мягким запахом парного молока и печеного хлеба. Катрюхов не остановил ее и, протянув под стол волосатую рыжую руку, достал оттуда бутылку особой московской. Кривя губы в усмешке, он сорвал металлическую пробку и поставил водку на стол.

«Еще этого не хватало! — подумал капитан. — Что сказал бы полковник о такой ситуации? Одобрил бы или разнес?»

— Разговор у нас не в то русло пошел, — сказал Петр, все еще не зная, как же ему быть с этой проклятой выпивкой.

— Сейчас повернем куда надо. Только прошу вас при Симке ни словечка! — просительно прохрипел Катрюхов. — Она ничего не знает, да и знать ей ничего об этом не надо. Хочу уберечь ее. Может, благодаря ей я еще не сошел с ума от своего прошлого…

Сима переступила порог и единым махом поставила на стол помидоры с тонкой натянувшейся кожурой, от которых тянуло едва уловимым чесночным запахом, и белую сочную капусту, засоленную четвертинками.

Не успел Перминов окончательно решить, пить ему или не пить, хозяйка уже поставила на стол рюмки, хлеб, брынзу, нарезала колбасы и хотела разлить водку. Катрюхов придержал ее руку:

— Стаканы дай, не в детском саду!

Перминов махнул рукой на свои сомнения. Была не была — взял стакан и так же молча, как хозяин, опрокинул в рот спиртное. Через минуту он почувствовал, как тепло разлилось по телу, и сомнения отлетели прочь, оставив ему уверенность в правоте того, что он делал.

Хозяйка пригубила немного из рюмки и, наскоро закусив помидором, сказала, чувствуя, что им надо поговорить:

— Я пошла на огород.

Катрюхов долго молчал. Один, без Перминова, он выпил еще целый стакан водки и опять провалился в свои думы. Капитан не спешил, он ждал. Чутье подсказывало, что где-то тут скрывается ниточка. Но где же?

Катрюхов выплеснул остатки в стакан, одним глотком допил водку, понюхал хлеб и осторожно заговорил.

— Думаешь, я не знаю, что не все получил сполна? — перешел он почему-то с Перминовым на «ты». — «Вышка» мне причиталась, да не было у вас тогда этого. Вот мы все и остались живы, а тех давно уже нет, сгнили в земле…

Он был пьян и с пьяной циничностью вспоминал старое.

— Никогда мне не забыть тех детишек у рва! Они мне по ночам снятся, и каждый раз я их снова и снова расстреливаю. И я, и Мишка, и Витька Панов. Поганая это штука — память! А потом была амнистия, — без всякой связи продолжал он. — Кого бы амнистировали? Вы, Советская власть! Вы нас амнистировали! Вы нам прощение придумали! Мы бы вас не амнистировали! — Его глаза горели лихорадочным огнем, в нем опять появилась злоба, которую он уже и не пытался скрывать: — Нет, не ждите от нас амнистии! Вы бы и не дождались! Ты хочешь Мишку Лапина на веревку вздернуть. Галстук ему повязать, как он вязал многим. Но тебе его не найти. Мишка зарылся, и я не знаю, где он. Знал бы, сказал. Много он мне обид нанес, рад бы его вздернуть на веревку. Свидетелем буду! Пусть потом меня пришьют, а свидетелем буду!

Он поболтал пустой бутылкой и с сожалением смахнул ее в угол. Глаза у него налились кровью, брови еще больше наползли на глаза, пряча их в глубине двух темных ям.

— А Таську почему не посадите? — вдруг совершенно трезвым голосом, будто он и не пил, спросил Катрюхов, всматриваясь в непроницаемое лицо Перминова.

— Не за что! — ответил капитан, поняв, что он имеет в виду Анастасию Гольцеву, бывшую сожительницу Лапина.

— Не за что? А свою подружку-еврейку Мишке выдала вместе с детишками. А сына в концлагерь отправила, а Дуньку, родную сестру, в Германию на работы… Мешали они ей с Мишкой любовь крутить! — Катрюхов откинулся назад и, касаясь головой ног распятого Иисуса, зевнул, хрустнув огромной челюстью. — А сейчас? «Пирожки! Пирожки горячие! Покупайте с повидлой, ешьте с капусткой!» — видимо, передразнивая Таську Гольцеву, выкрикнул фальцетом Катрюхов.

— Где торгует? — затаив дыхание, с волнением спросил Перминов.

— Э-э! Дудки! Я ничего не говорил. Это не Мишка. Все, начальник, Катрюхов не будет сукой! Уходи, знать ничего не знаю!

Перминов вернулся в Озерск. В номере гостиницы он улегся на кровать, сбросив пиджак и туфли.

Третий человек пока ничего не давал для розыска. Перминов мог допустить, что Катрюхов действительно не знает, где Мишка, но сомнения не давали ему покоя. Мишка мог приходить к нему. Стоп! Тогда Сима должна была его видеть. Надо будет с ней поговорить очень осторожно. Конечно, о Катрюхове придется умолчать, пусть сам живет с этим грузом. А Таська пирожками где-то торгует. Вот кто наверняка знает и фамилию Мишки и многое другое. Но где пирожками торгует? Где? В Советском Союзе миллион торгуют пирожками, поди найди Таську. А что, если напомнить ему кое-что из его прошлого, не вошедшее в уголовное дело? Например, старика. Как он того в двадцатиградусный мороз заставлял раздеваться до нижнего белья, а затем убил его. А может, мать Коли Пташкина, партизанского разведчика, повешенную Катрюховым? Что, если пригрозить ему, что расскажет Симе о его прошлом? Нет, за такой приемчик полковник Федоров по головке не погладит. Никакого шантажа! Добывай факты сам и оперируй только фактами. Где же Таська? Фамилию-то, наверно, изменила лет пятнадцать назад — попробуй найди.

Перминов встал и выглянул в окно. Погода начинала портиться, и это не понравилось капитану. Ему еще предстояло побывать в трех районах, чтобы завершить проверку, а дождь мог крепко расквасить дороги.

«Таська, Таська!» — опять он вернулся к этой мысли. По крайней мере это был единственный ощутимый результат за все дни, которые Перминов провел в командировке. Таська существовала, торговала пирожками, и Катрюхов знал где. Вдруг простая и до смешного ясная мысль пришла Перминову в голову. Он вспомнил, как председатель сельсовета рассказывал ему, что каждый год Катрюхов ездит к брату в Могилев. И только в Могилев, никаких остановок до Могилева. Могилев. Вот где надо искать Таську!

— Могилев, Могилев! — запел от радости Перминов. Он прошел к столику, на котором стоял телефон. — Пришлите, пожалуйста, мне машину, хочу еще раз повидаться с Катрюховым.

Бывший полицай лежал на кровати, уткнувшись носом в стену, и нещадно храпел, приводя в смущение Симу. Она толкнула Катрюхова в бок, и тот сразу же перестал храпеть и затих, словно бы прислушиваясь к тому, что будет дальше.

— Паша! Проснись. К тебе пришли.

Катрюхов перевернулся на спину и открыл глаза.

— А, это опять вы, начальник, — разочарованно протянул он и перевел глаза на Симу. — Ты выдь на секунду.

— Почему вы не сказали, что видели Таську в Могилеве? — ошарашил Катрюхова Перминов.

— А как вы узнали? — удивленно и испуганно вскинулся Катрюхов.

— С ваших слов. Таську-то вы видели. Есть только два места, где вы могли ее видеть: в Озерске и Могилеве — там у вас брат. Больше вам нигде бывать не приходилось.

— Верно! Прости меня, господи, грешного! — встал Катрюхов лицом к иконам и размашисто осенил себя крестом. — Ты видишь, боже, что я не хотел.

— Как ее фамилия? — перебил его капитан.

— Не знаю. Да и видел-то я ее один раз в прошлом году. Красивая баба, время не ест ее.

* * *

— Товарищ полковник, разрешите доложить обстановку. Вышел на след Гольцевой. В прошлом году Катрюхов видел ее в Могилеве. Торговала пирожками. Фамилия у нее, конечно, другая. Можно проверить по пищеторгу всех с именем Анастасия.

— Так! Есть что-нибудь еще? По письму?

— Пока нет. Осталось проверить троих. Говорить боятся, опасаются мести бывших полицаев. Но думается мне, что Мишка с теми, кого я уже повидал, не встречался. Завтра продолжу работу.

— Сколько вы там еще пробудете?

— Пару дней.

— Тогда ждать вас не будем. Хотел вам оставить Гольцеву. Ладно, поручу проверку Петренко. Не возражаете?

Перминов почувствовал, что полковник улыбнулся, и в ответ сам с улыбкой проговорил:

— Нет, нет, не возражаю!