Прочитайте онлайн Дело о художественном преступлении | С КАЖДОЙ МИНУТОЙ ЖАРЧЕ

Читать книгу Дело о художественном преступлении
2616+766
  • Автор:
  • Перевёл: Ирина Гурова

С КАЖДОЙ МИНУТОЙ ЖАРЧЕ

Нэнси с тревогой взглянула на потолок.

— Уже должна была бы сработать противопожарная система, — заметила она.

— Но не сработала, — горестно возразила Бесс.

Бросив взгляд назад через плечо, Нэнси увидела, что теперь их отделяла от зала полутораметровая стена огня. Огонь быстро распространялся: он уже перекинулся на груду коробок на тележке. Кухня наполнялась едким черным дымом.

— На помощь! — закричала Бесс, но зажала себе рот, задохнувшись от дыма и закашлявшись.

Быстро оценив обстановку, Нэнси бросилась к огромной кухонной раковине. Она открыла холодную воду и направила струю на огонь. Но струя была слишком слабой, чтобы сбить пламя.

Тогда Нэнси принялась поливать себя водой.

— Давай же, Бесс, обливайся!

Не переставая кашлять, Бесс тоже плеснула на себя водой. А Нэнси, обнаружив две матерчатые салфетки, намочила их и протянула одну салфетку подруге.

— Закрой ею рот и нос, — с трудом дыша, проговорила Нэнси. — И ляг на пол. Дым скапливается выше.

Девушки легли на пол, и Нэнси в который раз огляделась в поисках выхода. Под самым потолком она заметила два узких прямоугольных окна. До них не просто добраться. Но, может, ей удастся что-нибудь кинуть и разбить стекло? В кухню стало бы поступать больше воздуха, столь необходимого ей и Бесс. Хотя, с другой стороны, это может раздуть пламя.

Но Нэнси уже не нужно было ничего решать самой. Дверь кухни с треском распахнулась. Первым ворвался Шоун, за ним следовали метрдотель Ли и одна из официанток. Каждый из них держал в руках огнетушитель и направлял его на стену огня. Шоун отшвырнул ногой обуглившийся шкаф. Официантка и Ли продолжали тушить пламя, а Шоун подбежал к Нэнси и Бесс. Бесс схватила его за руку и согнулась в новом приступе кашля.

— Вас нужно побыстрее вывести отсюда, — сказал Шоун девушкам.

Нэнси сделала два шага к выходу и покачнулась. У нее сильно кружилась голова, и ее подташнивало.

— Присядь, — посоветовал Шоун, помогая Нэнси опуститься на пол. — Я сейчас вернусь. — Он вывел из кухни задыхающуюся от кашля Бесс. Минутой позже он возвратился к Нэнси.

Нэнси почувствовала, как Шоун обнял ее за плечо своей сильной рукой.

— Человек погибает от дыма раньше, чем от огня, — объяснил он, уводя девушку из кухни.

Когда Шоун привел ее в обеденный зал ресторана, Нэнси увидела, что у двери столпилось несколько служащих. Среди них Нэнси узнала Лорин, старшую официантку, и бармена Роя.

— Пожарные уже в пути, — сообщила Лорин Шоуну. Взгляд ее зеленых глаз обжег Нэнси, тяжело опирающуюся на плечо Шоуна.

— Тебе понадобилось всего лишь полчаса, чтобы попасть в переделку, — съязвила Лорин, когда Нэнси рухнула на стул возле Бесс.

— Прекрати, Лорин, — оборвал ее Шоун. — Пойди-ка лучше на стоянку и встречай пожарные машины. Нужно будет проводить пожарных на кухню.

Лорин свирепо посмотрела на Шоуна, прежде чем уйти.

— Пожалуй, будет лучше, если я прослежу, как там управляются на кухне, — решил Шоун и ушел. Темноволосая официантка, назвавшаяся Анной-Марией, подала Бесс и Нэнси воду и смоченные в воде салфетки.

— Что случилось? — послышался грубый голос Джека, в его речи еще заметнее стал французский акцент. Он входил в обеденный зал из фойе. Позади него следовал Элиот.

— На кухне был пожар, — устало ответила Нэнси.

— О Господи! — встревожился Элиот. — Надеюсь, это не от того, что я не выключил плиту или что-то в этом роде?

— Нет, — успокоила его Бесс, стирая сажу со щек. — Загорелся шкаф с бельем.

— Кто-нибудь из вас, вы или Джек, курите? — спросила Элиота Нэнси. — Пожар мог начаться от брошенной сигареты.

Джек обиженно насупился.

— В моей кухне курить запрещено, — заявил он.

«В моей кухне», — отметила Нэнси, подивившись тому, как он это сказал.

— А куда вы ушли? — спросила она шеф-повара. — Мы думали, что вы все еще на кухне. Мастер десертов надменно поднял брови.

— Вас это абсолютно не касается, но я пошел посмотреть, почему Элиот так долго копается.

— В буфете не было вишен, и поэтому мне пришлось спускаться в кладовую, — объяснил Элиот. — Я не смог их найти, и Джек спустился и помог мне искать. — Он робко протянул банку ярко-красных вишен: — Я нашел их.

Нэнси улыбнулась, но опять вспомнила о пожаре.

— В том шкафу хранилось еще что-нибудь — какой-нибудь растворитель или химикаты, которые могли бы вдруг возгореться?

— Не думаю, — ответил Элиот.

— Абсолютно точно нет, — отрезал Джек.

Нэнси медленно поднялась со стула. Вдалеке послышались сирены пожарных машин. «Пожарище наверняка смогут выяснить, что случилось», — убеждала себя Нэнси, вновь направляясь на кухню. Она остановилась в дверях и посмотрела на последствия пожара. Пол в кухне был покрыт мыльной пеной, стены почернели и обуглились, а в воздухе, словно темная злая туча, висел густой дым. Посреди кухни в одиночестве стоял Шоун, прикрывая рот и нос полотняной салфеткой. Он подошел к плите, включил вентиляторы, чтобы разогнать дым, и огляделся. На его лице было написано полнейшее отчаяние.

Он почувствовал взгляд Нэнси и посмотрел на нее.

— Я напрасно вызвал пожарных, — заметил он, услышав приближающийся вой сирен. — Теперь ко всему прочему меня еще задушат штрафами.

— Потому что огнетушители на кухне оказались пустыми? — уточнила Нэнси.

— И потому, что противопожарная система не сработала, — добавил Шоун.

— Но почему же произошли все эти неприятности? — спросила Нэнси.

Шоун взобрался на стол и дотянулся до клапана на потолке.

— Я смогу объяснить вам, почему не сработала система, — сказал он, открывая клапан. — Система была отключена. — Спустившись со стола, Щоун поднял пустой огнетушитель, брошенный Нэнси на пол. — Это совсем новый огнетушитель, — заметил он. — Им еще ни разу не пользовались. Должно быть, кто-то нарочно опустошил его.

— Но из того, что вы сказали, следует, что это был поджог, — догадалась Нэнси.

— Да, очень на то похоже, — хмуро согласился Шоун. — Я никогда днем не закрываю дверь черного хода, только на ночь. Через эту дверь весь день подносят еду, и поставщики заходят прямо в кухню. Кто-то взял мои ключи и закрыл эту дверь снаружи.

Услышав совсем рядом пронзительный вой пожарных машин, Нэнси поняла, что пожарные прибыли. Минутой позже они вбежали в кухню.

— Нэнси, — распорядился Шоун. — Скажите Ли, чтобы он обзвонил всех наших клиентов, сделавших заказы на сегодняшний вечер. И пожалуйста, попросите Лорин отпустить весь персонал домой.

Шоун остался в кухне с пожарными, а Нэнси, пройдя в зал, застала там только Бесс и Элиота, которые о чем-то разговаривали.

— А где все? — поинтересовалась Нэнси.

— Лорин заставила их заняться инвентаризацией в кладовой, — объяснила Бесс. — Вид подчиненных, которые стоят сложа руки, сводит ее с ума.

— На самом деле Лорин очень милая, — возразил Элиот. — Это только в последнее время она стала такой раздражительной.

— А ты знаешь почему? — спросила Нэнси.

Элиот отрицательно покачал головой.

Нэнси вовремя вспомнила, что не собиралась никого посвящать в тот факт, что она ведет расследование, и тут же подавила в себе желание забросать Элиота вопросами.

Лицо молодого человека вдруг прояснилось.

— Я знаю, где я видел вас раньше. Я весь день пытался это вспомнить. Я видел вашу фотографию в газете. Вы детектив Нэнси Дру. — Юноша ссутулился, подался вперед и заговорщически прошептал: — Вы расследуете все эти таинственные происшествия, которые здесь творятся?

Нэнси покачала головой.

— Да нет, просто пытаюсь подзаработать.

— Да? — недоверчиво переспросил Элиот.

— Конечно, — быстро заверила его Нэнси. — Пожалуйста, не говорите никому обо мне, ладно? Я не хочу потерять место и буду усердно работать и хорошо выполнять свои обязанности.

— Я буду свято хранить вашу тайну, — торжественно пообещал Элиот.

Нэнси передала Бесс просьбу Шоуна отменить все заказы, и Бесс отправилась искать метрдотеля.

— Теперь мне нужно сказать Лорин, чтобы она отпустила всех домой, — вздохнув, подумала вслух Нэнси.

— Я передам ей, — предложил Элиот вставая. — Мне все равно нужно еще кое о чем с ней поговорить. Пока!

Как только он ушел, вновь появилась Бесс.

— Я думаю, тебе следует бросить это дело, я и сама готова уволиться, — предложила она Нэнси. — Кем бы ни был тот, кто все это творит, он шутить не будет. Мы запросто могли там погибнуть.

Нэнси мрачно кивнула.

— Знаю. Сначала я думала, что здесь замешан какой-нибудь недовольный работник ресторана. Но все оказалось гораздо серьезнее.

— Значит, ты бросишь расследование? — обрадовалась Бесс.

Нэнси отрицательно покачала головой.

— Ты же меня знаешь. Я не привыкла сдаваться в тот момент, когда становится жарко. Я ночью глаз не сомкну, буду думать, кто виноват. К тому же мне хотелось бы помочь Шоуну.

— И это означает, что я тоже не могу уволиться, — вздохнула Бесс.

— Если ты так хочешь, я не буду возражать, — успокоила ее Нэнси.

— Да брось ты, — отмахнулась Бесс. — Это я втянула тебя в эту историю. И я не оставлю тебя одну. Давай я помогу Ли отменить заказы, а потом мы отправимся домой. Я хочу наконец смыть с себя всю эту сажу.

Нэнси собралась было пойти вслед за Бесс, но увидела Шоуна, выходящего из дверей кухни.

— Я сейчас догоню тебя, — сказала она подруге.

— Только этого мне и не хватало, — сказал Шоун, устало протирая глаза. — Больше тысячи долларов штрафа.

— Ой-ой! — посочувствовала Нэнси. — Вы не сказали им, что подозреваете поджог? Шоуы покачал головой.

— Я решил не говорить. Мне не нужно, чтобы распространялись подобные слухи. Если клиенты узнают, что против нашего ресторана настроен какой-то поджигатель, они никогда не придут сюда.

— Я вас понимаю, — сказала Нэнси. — А пожарные выяснили, как начался пожар?

— Нет, но они считают, что первыми загорелись скатерти в шкафу.

— Да, эти скатерти загорелись ужасно быстро, — заметила Нэнси, припоминая, что пожар начался минуту или две спустя после того, как они с Бесс отошли от шкафа. — Держу пари, их чем-то облили. Хотя я не почувствовала запаха бензина или керосина.

Шоун провел рукой по своим волосам песочного цвета и вздохнул.

— Да уж, все это весьма загадочно. Еще один удар призрака, желающего погубить наш ресторан.

— Похоже, так оно и есть, — согласилась Нэнси.

Шоун провел пальцем по столу. Палец стал черным от сажи.

— Ну и денек был сегодня, — подавленно произнес он, вытирая руку о фартук. — Чтобы сделать ресторан процветающим, я рассчитывал на две вещи: во-первых, на хорошие отзывы в газетах. Но самому известному в наших местах обозревателю, Гарольду Брэккетту, вдруг достается на обед целая порция жгучей возаби.

— Он обещал прийти еще раз, — напомнила Шоуну Нэнси. — А на что вы еще рассчитывали?

Шоун вздохнул:

— На рубин «Глаз дракона».

— На что? — переспросила Нэнси. Шоун подвинул себе стул и сел.

— Разве вы не помните тот огромный рубин, который Гэри Пауэлл подарил Стелле Дэйвис, когда они в третий раз поженились?

— Я обычно не слежу за разными праздниками и юбилеями, — ответила Нэнси, покачав головой.

— Но ведь этот рубин — дедушка всех рубинов мира, — пояснил Шоун. — Он стоит целое состояние. Когда Гэри и Стелла в очередной раз развелись, они продали рубин. А купила его Фелиция Уэйнрайт.

— Да? — удивилась Нэнси. Она никогда не встречалась с Фелицией Уэйнрайт, но слышала о ней. Ее аристократические черты лица и гладко зачесанные волосы иногда появлялись на фотографиях в газетах Ривер-Хайтса на страницах светской хроники. Это была одна из самых состоятельных женщин в округе. Она жила в особняке, построенном в викторианском стиле, недалеко от «Аризона-Хаус».

— Но какое отношение имеет рубин к вашим планам? — спросила Нэнси.

— Ну, — отозвался Шоун, — госпожа Уэйнрайт, кажется, решила продать рубин с аукциона, чтобы на эти деньги основать благотворительный фонд для своих подопечных. Ювелиры и все, кто заинтересован в приобретении рубина, слетятся сюда со всех концов страны, чтобы принять участие в аукционе, а заодно и в праздничном обеде по случаю аукциона, который госпожа Уэйнрайт дает в эту субботу.

— И обед будет проводиться здесь, — радостно закончила его мысль Нэнси. — Как здорово! Шоун вздохнул.

— Да, благодаря этому «Аризона-Хаус» станет популярным. Но если затея с обедом провалится, я разорен. А если и дальше дело пойдет так, как сейчас, обед провалится наверняка. Если госпожа Уэйнрайт прознает обо всех наших неприятностях, она может отменить обед. И из-за этого я могу разориться. Я уже заказал в кредит несколько фунтов омаров и несколько ящиков лучшего шампанского, рассчитывая оплатить счет деньгами от обеда.

— Я совсем недавно что-то читала про Фелицию Уэйнрайт, — медленно произнесла Нэнси, стараясь вспомнить, что именно. — Кажется, позапрошлой ночью в ее доме сработала система сигнализации, верно?

— Я тоже читал об этом, — кивнул Шоун. — . Ничего не пропало, и никого не поймали. Возможно, была просто ложная тревога, Говорят, что в доме госпожи Уэйнрайт установлена новая сверхчувствительная система безопасности специально для охраны рубина.

Внезапно опять появилась Бесс и подошла к Нэнси и Шоуну.

— Всех обзвонили, — доложила она. — Вы не возражаете, если мы с Нэнси пойдем домой? — обратилась Бесс к Шоуну.

— Конечно, — согласился Шоун. — До завтра, девушки. А мне еще нужно подняться в кабинет и позвонить в несколько мест. Я должен немедленно связаться с бригадой профессиональных мойщиков. Но вряд ли удастся полностью удалить из ресторана запах гари. — Шоун направился в фойе, из которого лестница вела наверх, в его кабинет.

Бесс обернулась к Нэнси.

— Ты меня подбросишь? — спросила она. — Тогда мне не придется опять просить мамочку заезжать за мной.

— Конечно, — ответила Нэнси и, сглотнув, поморщилась от боли. — У тебя не болит горло от этого дыма? Мое просто разрывается от боли.

— У меня тоже, — подтвердила Бесс, направляясь вместе с Нэнси к выходу.

Девушки собрались было выйти на улицу, как вдруг Бесс остановилась.

— Ах, я совсем забыла о самой приятной стороне этой работы! Сегодня же день получки. Наши чеки хранятся у Шоуна в кабинете. Я сейчас вернусь.

— Я с тобой, — подхватила Нэнси. — Это даст мне возможность побывать наверху.

Поднявшись по узким ступенькам до половины лестницы, Нэнси схватила Бесс за руку.

— Послушай, — сказала она. Из-за закрытой двери на верхней лестничной площадке доносились громкие голоса. — Это, похоже, Лорин.

Пройдя вперед, Нэнси быстро подошла к двери и прислушалась. Она услышала голос Шоуна:

— Будь добра, успокойся, пожалуйста.

Но Лорин явно не собиралась успокаиваться. Каждое свое слово она выкрикивала, и ее голос становился все более пронзительным.

— Ты погубил мою жизнь своей ложью! — гневно кричала Лорин. — Ты пожалеешь, что заставил меня все это вытерпеть. Ты за все заплатишь, Шоун Морган, мне уже все равно!