Прочитайте онлайн Дедукция в старом кресле

Читать книгу Дедукция в старом кресле
2612+394
  • Автор:
  • Перевёл: В. Велле
  • Язык: ru
Поделиться

Том Делон — наш сосед, полицейский. Он первый прибежал к нам, как только Мэри обнаружила, что люлька Твени пуста.

— Твени исчез? Вы уверены, миссис Пальмер? Впрочем, да… Грудные младенцы не бегают. Ну ладно. Времени терять нельзя.

Он сдвинул шляпу на затылок, поднял трубку и набрал номер главного полицейского управления. Мэри стояла рядом с ним, вся дрожа, но глаза ее были сухими, когда Том объяснял по телефону, что похищен ребенок.

— Я посижу с вами, миссис Пальмер, до приезда специальной бригады. Они сейчас будут. А ты, Дед, ничего не слышал? — спросил он, дружески хлопнув меня по спине.

— Он ничего не слышал, — ответила Мэри. — Он не шелохнулся. Впрочем, он такой старый, что и двигаться уже не может. Он все время здесь внизу спит.

— Но ты, Дед, еще ничего, молодцом! Силенки-то есть, а?

И Том так принялся трясти меня в кресле, что я чуть не взвыл от боли. Ревматизм не давал мне передышки.

Я все пытался понять, что за новый, чужой запах чувствуется в комнате, но в это время появились полицейские, начали ходить, хлопать дверьми, и запах этот совершенно выветрился. Сюда, ко мне в библиотеку, они спустились лишь после того, как внимательно осмотрели верхний этаж. Один из полицейских слегка приподнял шляпу — ровно настолько, чтоб просунуть под нее руку и почесать свой розовый затылок.

— Вы кого-нибудь подозреваете, миссис Пальмер? У вас есть враги? Или у вашего мужа? — спросил самый старый из полицейских.

— Нет. Что вы, откуда?

— Кто ваш муж? Чем он занимается?

— Он офицер торгового флота. Сейчас он в Японии.

— А кто здесь живет, кроме вас и мужа?

— Ивонна, француженка, — наша служанка Она у нас несколько недель… Моя мать, Твени, естественно, и… и Дед — у него ревматизм, и он почти не вылезает из своего кресла.

— Почему вы решили, что вашего ребенка похитили?

— А каким образом он мог исчезнуть, как по-вашему, комиссар? — вмешалась Старуха, мать Мэри. — Твени удивительный ребенок, но тем не менее вряд ли он мог самостоятельно убежать или улететь.

— А вы?..

— Моя мать, — пояснила Мэри.

— А вы где были, когда…

— Послушайте, молодой человек, еще не было случая, чтобы в нашем доме кого-нибудь хватил солнечный удар, так что свою шляпу вы можете смело снять.

— Постойте! Слушайте…

— Я только и делаю, что стою и слушаю, но я бы предпочла видеть вас без шляпы, или вы держите под ней какую-нибудь птичку?

Полицейский, ощерившись, бросил шляпу на стул.

— А где ваша француженка? Нам надо с ней побеседовать.

— Она все плачет да и знает всего несколько слов по-английски.

— Дан, пойди утешь даму, это по твоей части. Ты ведь говоришь по-французски. Правда, это ее может совсем доконать… — распорядился самый низкорослый полисмен. — Простите, миссис Пальмер, у вас есть какие-нибудь подозрения по поводу цели похищения?

— По-моему, тут одно из двух, — очень спокойно ответила Мэри. — Возможно, есть покупатель на ребенка такого возраста… говорят, в последнее время такие вещи случались Или это шантаж: узнали, что недавно мы получили большое наследство от дяди из Нового Орлеана.

— А кто мог об этом знать?

— Все, начиная с читателей ее черней газеты. Была целая стать об этом с фотографией Мэри \ младенца, — сказала Старуха.

— Так, — сказал комиссар. — Если это шантаж, они скоро дадут о себе знать. Я подключу к вашему телефону службу прослушивания.

Он поднял трубку и набрал но мер. В это время вернулся полис мен, который умел утешать дам.

— Она говорит, что во Франции немедленно бы привели ищеек.

— Может, она тебе еще объяснила, как действует гильотина? — рявкнул детектив. — А впрочем, вызови ищеек, кто знает…

Внезапно открылась дверь, и в комнату, как смерч, ворвался наш сосед Доктор.

— Кто вы такой? — произнес, вставая, комиссар.

— А вы… к-кто такой? — заикаясь, произнес Доктор.

— Полиция, — объяснила Мэри. — Произошла ужасная вещь!

— Значит, это правда?! — воскликнул Доктор.

— Тихо! — сказал детектив. — Объясните, кто вы есть?

— Это доктор Брандон, наш сосед, зубной врач, — ответила Старуха, мать Мэри.

— Позвольте! Дайте доктору сказать хоть слово самостоятельно. Расскажите нам, доктор, что вам известно.

— Мне известно, что Твени… Мне только что сообщили по телефону…

— Что вам сообщили? — завопил детектив.

— Я… я… звонок был анонимный. Женский голос сказал, что Твени жив-здоров и вам сообщат, каким образом вы должны передать выкуп…

— Доктор… кто же они? — плача, спросила Мэри.

— А почему они позвонили вам? — подозрительно спросил детектив.

— Понятия не имею… Может, они пронюхали, что вы уже здесь.

— И они обратились к вам как к посреднику? Хм’. Ваш телефон, доктор?

— Зачем мы вас вызвали! Отпугнуть и потерять надежду связаться с ними? Это ужасно! — сказала Мэри. — Доктор, скажите им, что я все готова отдать, только бы они ничего не сделали Твени.

Через минуту комиссар связался с телефонной станцией. Он поговорил с диспетчером, выслушал ответ и повесил трубку.

— Странно, — прошептал он себе под нос, пряча обратно в карман сигарету и спички под свирепым взглядом Старухи. — Странно, они говорят, что никто вам сегодня утром не звонил.

— Здравствуйте! Откуда им знать? — возмутился Доктор. — У меня прямой телефон без коммутатора

— Эго мы знаем… — задумчиво произнес детектив.

— А если они мне снова позвонят или как-нибудь иначе со мной свяжутся, как мне быть?

— Выслушайте их внимательно.

— А вдруг мне позвонят не похитители, а какие-нибудь другие шантажисты?

«Вот идиот!» — подумал я, взглянув на него. Как в такой ситуации может прийти в голову подобная чепуха? Но Доктор не почувствовал моего взгляда Он вообще не замечал меня. Почему, не знаю, — вероятно, не надеялся, что ему закажут для меня вставную челюсть…

— Может быть, потребовать доказательств, что ваш ребенок действительно у них? — продолжал Доктор. — Пусть подбросят его башмачок, что ли? Как вы думаете?

Я услышал, что во двор с шумом въехала машина.

— Приехали собаки, — сказал полицейский.

Собаки приехали в количестве одной штуки. Зато это был отличный пес — огромная овчарка. Собаку вел на поводке совершенно седой коренастый человек. Он улыбнулся мне, когда пес, виляя хвостом, направился в мою сторону. Услышав команду «Чук, ко мне!», пес с неудовольствием отошел.

И тут я вновь уловил тот самый запах, что озадачил меня раньше. Доктор Брандон стоял рядом со мной. Я усмехнулся, догадываясь, что он боится Чука, потому что именно сейчас я все понял!

Я не только понял, что это был за запах, но мне стало ясно, почему он заговорил о башмачке Твени. А этот глупый полицейский пес расселся на полу, уставился на меня и, помахивая хвостом, на расстоянии выражал мне свою симпатию.

Мэри пошла за одеялом маленького Твени, чтобы дать его понюхать собаке, и тут я заметил — Доктор что-то очень заторопился уходить. Мне было уже не до размышлений и не до ревматизма. Я не мог себе позволить роскоши промахнуться Я знал, что боль будет невыносимой, но выхода не было.

Сжав зубы, я выпрямился в кресле. Расстояние было небольшое, но дело не в расстоянии: важно было не только схватить, но и не выпускать. Сердце мое бешено забилось, я бросился на Доктора и вцепился в его пиджак.

— Ты что, Дед! Отпусти его! — закричала Мэри, а Доктор начал отчаянно дергать свой пиджак. Но я примерз к нему. Я-то точно знал, что было в его кармане.

Он так ударил меня по голове, что я застонал, но это его и погубило. Когда он замахнулся вторично, Чук, не слушая хозяина бросился и вгрызся в руку Брандона. Вдвоем мы зажали его между столом и креслом и повалили на пол. По правде говоря, повалил то его Чук который знал всякие приемы, а я лишь железной хваткой держал карман Брандона.

Силы уже оставляли меня, когда полицейский догадался прийти нам на помощь.

— Что у вас в кармане? — крикнул он и я понял что могу отпустить.

— Н-н-ничего — ответил Брандон.

— Посмотрим, — сказал полицейский и вытащил из кармана Брандона башмачок Твени.

Том мгновенно упер дуло пистолета в спину Доктора.

— Где ребенок? Ну?!

— Не знаю… в багажнике…

— Где?

— В моей машине.

— Сбегай, — сказал детектив но Том уже был за дверью.

Принесли мирно спящего Твени. Мальчика принялись тискать, разбудили, уложили и сказали «спи». И только тогда Мэри и Старуха взялись за меня — они уселись на пол, принялись гладить и тискать меня. Во всем теле я чувствовал тупую боль.

— Дедушка! Дедушка! Мой старый, мой умный мой хороший пес! — говорила мне сквозь слезы Мэри.

Я давно приглядел себе на стуле у пианино желтую подушку, большую такую мягкую, атласную… «Рискнем-ка, что я теряю? — решил я и начал сползать со своего кресла — ноги очень болят, когда мне приходится ходить, — подошел к двери в другую комнату и начал царапаться в нее. Мэри конечно, бросилась открывать. С грустью в глазу я посмотрел ей в лицо (должен вам сказать, что я одноглазый), направился к пианино и стал осторожно стаскивать со стула подушку.

— Что, Дед, хочешь заполучить мамину подушку, а? Старая лиса?

Я пошел за ней следом, осторожно помахивая хвостом, потому что и этот жест причиняет мне боль. Она положила подушку в мое большое кресло у камина и помогла мне вскарабкаться в него.