Прочитайте онлайн Дарю свое сердце плохому парню (ЛП)

Читать книгу Дарю свое сердце плохому парню (ЛП)
3518+157
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Оригинальное название : "Giving it to the Bad Boy (Tattooed and Pierced #1) - Jenika Snow"

"Дарю свое сердце плохому парню - Дженика Сноу"

Серия: 

Номер в серии: 1

Переводчик: Настя Свидзинская (спасибо Eli Black за помощь)

Редактор:  Настя Свидзинская

Обложка: Асемгуль Бузаубакова

При копировании перевода, пожалуйста, указывайте переводчиков, редакторов и ссылку на группу! Имейте совесть. Уважайте чужой труд!

Аннотация.

Все началось, когда Кира подарила плохому мальчику свою девственность ... 

Кира знала, Риз Трентон был не для нее, но она не могла оставаться в стороне. Он был груб до краев, татуированный и пронизан пирсингом, и ожесточеннее, чем любой парень, которого она когда-либо встречала. Он слишком много знал о сексе, напивался и много дрался. Он был плохим мальчиком, но Кира все еще хотела его в в худшем смысле. 

Жизнь Риза одинока, несмотря на то, что всегда был окружен людьми. Он только хотел одну вещь, и это Кира Шеппард, девушка, за которой он наблюдал издалека в течение четырех лет. Поскольку они становятся ближе, Риз хочет дать ей все, и показать ей, что он достоин ее любви. Но его грязное прошлое разрывает их связь и он не знает, сможет ли он может искупить свою вину и показать ей, что она самая важная вещь в его сломанной жизни. 

Глава 1

Музыка была настолько громкой, что у Киры звенело в ушах. Почему ты согласилась пойти на эту вечеринку? Кира схватилась за руку Молли , когда они шли сквозь плотную толпу людей. Она узнала многих из них, в основном из старших и младших классов, но там было несколько второкурсников. Остальные, должно быть, были из города и колледжа.. Это было бы единственным объяснением, почему у них, казалось, было много алкоголя на вечеринке средней школы.

Эминем читал рэп о суках , заполняя комнату громкой, сердитой лирикой. Кира не могла поежилась .Сама она никогда не слушала такую музыку и она нашла грубую речь оскорбительной стороной, хотя она предположила свое отсутствие понимания того, что было модно, заставило ее выглядеть еще более чокнутой, чем она уже была. Когда она согласилась пойти с Молли на вечеринку к Хейдену Холлистеру, это было импульсивно. Она, честно говоря, не думала, что ее лучшая подруга, заставит ее идти до конца.

- Йен придет сегодня? - Кире пришлось практически кричать сквозь музыку, но Молли не слышала или она не хотела говорить об этом. Кира с Молли были лучшими подругами с пятого класса. Йен жил по соседству с Молли и когда они пошли в среднюю школу вместе , все трое были неразлучны. Все трое были теперь старшими в государственной школе Монтесса , обедали вместе и тусовались иногда по выходным, но когда Кира углублялась в свою учебу, то Молли и Йен больше виделись с друг другом. Может они были ближе друг к другу, так как знакомы всю жизнь?

Так, против воли, Кира согласилась пойти на вечеринку. Будучи известной, как ботан в школе, она стала замкнутой, но Кире нравилось одиночество. Единственная причина, по которой она даже согласилась пойти сегодня вечером состояла в том, что у Молли и Йена была размолвка и Кира была сыта по горло Молли, действующей на нервы . Кира не знала, что произошло между ними, но они не разговаривали в течении недели, которая должна была стать рекордом для обоих. Каждый раз, Кира спрашивала у Молли, в чем была проблема ,но она мгновенно замолкала и была довольно агрессивна. Так, против своей воли и недостающих повторных показов Розанны (Розанна была одной из самых успешных серий конце 80-х и начале 90-х годов. У шоу всегда были высокие рейтинги и они получили 4 Эмми, 3 Золотых Глобуса, 4 American Comedy Awards и Пибоди. Шоу продолжалось с 1988 по 1997 и закончился весьма оригинально (и запутанно для некоторых) в истории телевидения.), Кира согласилась пойти с ней, в надежде, что это поднимет ей настроение.

Люди стояли плечом к плечу в доме Хейдена, построенного в колониальном стиле. Запах пива, пота и чего-то гораздо более сексуального характера витало в воздухе.

- Пойдем, возьмем пиво, - Молли крикнула через плечо и быстро потянула Киру сквозь толпу. Они добрались до кухни и поболтали с некоторыми ребятами, пока ждали свои напитки. Эйден Сантино стоял у бочонока, заполняя типичные красные пластиковые стаканчики и раздавал их. После того, как они получили свое пиво, они направились в гостиную, в поисках места, чтобы присесть. Несколько человек остановили их, чтобы поговорить с Молли, поскольку она была гораздо более популярна, чем Кира. Когда Кира стояла там, выпивая горькое пиво и наблюдая за людьми, потом она ощутила покалывание на коже, и волоски на руках встали дыбом. Даже не видя его, она знала, что Риз Трентон только что вошел в комнату.

********************************************************************

Люди расступились перед ним, будто он был кем-то особенным. Он знал правду, знал, что он был не более, чем просто печальный, одинокий мальчик, который прошел через жизнь, заполняя пустоту, которую никто и никогда не мог заполнить. Музыка была громкой и устойчивые удары баса, постепенно наполнили его. Алкоголь и непрекращающийся поток женщин со стороны, помогли ему забыть о том, что за дерьмовая жизнь у него была. Несмотря на то, что она знала, что и кто он был, она по-прежнему видела в нем нечто большее, чем то, кем он был. Парни боялись его, и девочки хотели его трахнуть. Это казалось тщеславным, если бы он не жил такой жизнью в течение прошлых четырех лет. С тех пор, как он выбил дерьмо из одного парня на вечеринке со всем его «грязным бельем» в комнате, полной людей, и все посмотрели на него. Риз полагал, что его размер важен в этой области, но он должен быть сильным, особенно после того, как его старик пришел домой пьяный и пытался использовать его в качестве личной боксерской груши. Те времена закончились два года назад, сразу после того, как Риз вынес достаточно дерьма и показал своему старику в точности, что он чувствовал, будучи сильно избитым. Он не мог быть побитым больше, но это не мешало его отцу говорить ему ежедневно, насколько никчемным он действительно был .

Он увидел ее прежде, чем она заметила его. Какого черта Кира Шеппард-хорошая девочка-делала на вечеринке Хэйдена Холлистера ? Это место было определенно не для нее, но вовсе не потому, что она не являлась самой популярной девочкой в школе. Ризу было абсолютно плевать, что происходит на таких вечеринках. Разврат был нормой. Она стояла возле своей подруги, и он не упустил из виду, как она морщилась каждый раз, когда делала глоток из своего красного стакана. Риз спрятал улыбку . Он может использовать свои кулаки, чтобы решить свои проблемы, но он был гребаным трусом, когда дело доходило до Киры. Четыре чертовых года он наблюдал за ней издалека, увидев свет внутри ее, что соперничал с его тьмой. Если бы он не был таким ублюдком с испорченным фасадом, то он, возможно, подошел к ней, и пригласил бы ее на свидание даже. Те дни давно прошли, потому что на самом деле Риз был не хорошим. Не для всех, но особенно не для Киры Шеппард. Он был токсичен и неправ на различных уровнях, и демонстрации такого уродства к чему-то столь сладкому и доброму, как Кира ,было бедствием . Он мог быть придурком, но ее погубить он не может.

********************************************************************

Кира прекрасно понимала, что ее реакция на Риза была совершенно несправедливой. Они даже не знают друг друга и только перекинулись приблизительно десятью словами за прошлые четыре года, как только они начали учиться в государственной школе в Монтесси. Возможно, это было все из-за образа“плохого парня”, который, казалось, висел над ним или наплевательского отношения, за которое он держался?Независимо от того, что это было, тело Киры вспыхивало как фейерверк каждый раз, когда он заходил в ту же комнату, где была она.

Она позволила глазам нестись через комнату и остановилась, когда она увидела его. Он был больше, чем многие другие ребята по высоте и по телосложению, но это было не то, из-за чего она заметила его. Независимо от того , аура вокруг него требовала внимания сразу. Люди расступились перед ним, как если бы они боялись быть слишком близко. Сегодня он был одет в обычную белую футболку и пару потертых джинсов. Его голова была наклонена низко, и бейсболка скрывала большую часть лица. Татуировки рукавом покрывали обе его руки. То, что ему было всего восемнадцать, а руки покрыты полностью чернилами, должно было ее испугать, но вместо этого она нашла его очень возбуждающим. Кира даже помнила, когда он начал получать их .В конце учебного года младшей школы, они медленно появлялись, и к тому времени, когда они вернулись с летних каникул, чтобы начать их четвертый год обучения, они увеличились в три раза в своем количестве. Теперь, ближе к концу учебного года, он добавил к ним еще. Она не знала ни одного родителя, который позволил бы своему ребенку набивать татуировки в таком юном возрасте, но она слышала слухи о его семейной жизни: Сломанные. Пьяницы. Отбросы. Несмотря на неприятный фон, Риз был популярен. Фактически, люди были склонны кланяться к его ногам, так сказать.

Он пробрался сквозь толпу, скорее всего, где был алкоголь. Она знала, трех парней, которые следовали за ним. Маркус Тэйер, Кристиан Монтгомери и Лео Маркс были такой же проблемой как Риз, или возможно это было наоборот? В любом случае, они все были сплошные неприятности. Эти четыре парня исчезли в кухне, и даже через музыку Кира могла услышать девочек, падающих в обморок только из-за появления Риза. Не было секретом, что он спал со всеми. Девочки, с которыми он уже был, хотели большего, и те, до которых он не добрался, падали к нему в ноги, чтобы привлечь его внимание. Это было грустно и печально, но, конечно, она не могла винить их. Конечно, у Киры была ее собственная глубокая, темная тайна, которую она никогда не говорила Йену или Молли. Если бы они узнали, что она фантазировала о том, чтобы быть под Ризом Трентоном, чувствуя его большое, крепкое тело сверху ее и совершающим резкие движения,то они подумали бы, что она была безумна. Он был плохим парнем, и ее отец уже держал свое ружье заряженным в случае, если любой мальчик когда-либо появится на её пути. Да, несмотря на все это, она хотела его найхудшем способом.

- Кира? Ты на планете Земля?

Она посмотрела на Молли, которая уставилась на нее так, будто у нее выросла еще одна голова.

- Я назвала твое имя три раза, - Ее лицо раскраснелось, и она знала, что Молли заметила это. Молли посмотрела в сторону кухни, и ее брови сошлись на переносице. Когда она посмотрела на Киру снова, у нее по-прежнему было выражение растерянности на ее лице.

- Что?- Кира взяла свое пиво и начала жадно пить его. Она нервничала и знала, что это было видно.

- На кого ты смотришь?

Кира кашлянула, поскольку пиво попало не в то горло .

- Пустяки. Ни на кого.

Молли прищурилась.

- Ты чертова лгунья, и врать ты совсем не умеешь!

Кира расправила плечи и сказала:

- Что-то я не вижу, чтобы ты решила вопрос с Йеном, - Молли сжала губы, но больше она на нее не давила. Ха! Кира-1, Молли-0.

Спустя час и после нескольких стаканчиков пива , Кира чувствовала себя чертовски хорошо. Она никогда не пила, но после первого стаканчика и наблюдая за Ризом, который заставил ее гормоны взыграть, алкоголь — именно, то ей сейчас необходимо.

Она наклонилась к Молли и сказала на ухо: - Я пойду, возьму немного воды.

Молли обернулась и вцепилась в ее предплечье.

- Эй, ты уверена, что с тобой все в порядке? Я знаю, ты не пьешь, а ты опустошила вторую кружку пива. - Несколько девочек из их школы стояли вокруг них. Кира знала их, но, безусловно, не так, как знала их Молли .

- Я в порядке. Мне просто немного жарко и я хочу воды. - Кира обмахнула себя и улыбнулась. Из-за переполненного помещения, становилось очень жарко. Это была только полночь и она знала, что это только начало вечеринки. Не было бы никого, кто мог бы вызвать полицейских и остановить это, не с домом родителей Хэйдена, стоящем на пяти акрах земли. Она проложила свой путь на кухню и натолкнулась на двух парней, играющими в какую-то серьезную игру с выпивкой. Колода карт и в линии горсть рюмок стояли между ними. Она не узнала их, но они выглядели старше, и она решила, что они из Университета. Налив стакан воды, и жадно осушив его, Кира вновь налила полный стакан и обернулась, чтобы облокотиться о столешницу.

Ее сердце подскочило к горлу, когда она увидела Риза, который сидел за столом и играл в карты. Андреа, блондинка с большой грудью, сидела у него на коленях. Ее сиськи вываливались поверх ее топа и практически находились у горла Риза. Она наблюдала за тем, как он неохотно бросил карты. Андреа уткнулась носом в его шею, а когда он что-то шепнул ей на ухо, она захихикала, Кира почувствовала, что ее губы скривились от отвращения .Она почувствовала тошноту от этой сцены и разозлилась на саму себя. Желать парня, как Риз, делало ее точно такой же, как все те другие девочки, которые падали к его ногам. Она не могла показать ему, насколько он затронул ее, и это выводило ее из себя . Он слишком много пил, спал со всеми подряд и всегда, казалось, участвовал в драках. Он был плохим парнем с большой буквы и эту его часть она бы точно не хотела.

Как будто услышав ее мысли, он поднял на нее глаза. Сияние голубых глаз было заметно даже на той стороне комнаты, где она стояла, и ее сердце забилось быстрее. Казалось, что это длилось целую вечность, потому что он наблюдал только за ней. Чувствуя себя немного неловко, она переминалась с ноги на ногу. Она должна держаться подальше от него, чтобы взгляд его пронзительных глаз не проникал так глубоко. Конечно же она этого не сделала. Собрав всю силу воли откуда-то из вне, она опустила голову и позволив волосам упасть на лицо, вышла через заднюю дверь. Ночь была влажной, но легкий ветерок делал ее довольно терпимой. Приблизительно двадцать человек слонялись без дела снаружи, их громкие, пьяные голоса, разносились далеко. На заднем дворе располагались каменное патио с джакузи в углу, , бассейном рядом, нескольких кресел для отдыха и стола. Хейден, хозяин, был в окружении трех девушек, которые носили бикини, что треугольнички едва прикрывали соски девушек. Одна девушка расположилась с Хейденом так, что они были прикреплены почти лицом к лицу. Другие две девочки целовали друг друга, но их руки были в пузырящейся в воде, Кира только могла себе представить, что творилось там. Она не могла все время прятаться от Риза, и своих смешанных чувств. Он был человеком-шлюхой, во всех смыслах этого слова . Тестостерон, который лил из него, сделали его, кажется, больше мужчиной, чем любого другого парня. Кира позволила себе эту маленькую отсрочку. Молли придет искать ее в конечном счете, но сейчас она просто хотела найти тихое место, чтобы вернуть свою выдержку. Сад был около в двадцати футах от патио. К счастью, большинство людей держались ближе к дому, поэтому она направилась туда. Небольшие цветущие деревья окружили скамейку и столик. Вокруг росли цветы, вызывая всплески сладкого, цветочного аромата в воздухе. Присев, Кира взирала на дом. Выпив свой второй стакан воды, она откинулась назад и положила голову на спинку скамьи. Небо было ясным и она видела каждое отдельное мерцание звезд. В памяти всплыли моменты, как они с братом сидели на крыше и считали звезды . С Алексом, заканчивающим свой третий год колледжа ,Кира вспомнила те времена, когда он помогал ей залезть на крышу, в то время как их родители спали. Если бы их родители узнали, что они рисковали сломать свои шеи, чтобы сосчитать звезды, они были бы в глубоком дерьме, но это никогда не останавливало их.

Музыка начала реветь от дома, и она закрыла глаза. По крайней мере, они решили сыграть песню, которая не “хо”, “сука” и “бля” после каждого второго слова.

- Эй, разве ты не младшая сестра Алекса Шеппарда, Кира?

Услышав мужской голос, Кира открыла глаза и выпрямилась на своем месте.

- Да, я видел, как ты навещала его в кампусе. - Парень, которого она раньше никогда не видела, остановился возле нее. Он держал красный стаканчик в руке и небрежно улыбнулся. - Это круто. Я крутой. Я играю в футбол с твоим братом.

Парень был явно пьян и Кира чувствовала, как ее тело напряглось. Она была изолирована растительностью и далеко от дома. Она сделала движение, чтобы встать, но парень махнул рукой. Не имело значения, что этот парень притворялся надежным, он и Алекс были крутыми. Она услышала достаточно предупреждений от своего старшего брата о некоторых парнях, были в братстве.

- Нет, Нет, сиди. Партия слишком вышла из-под контроля для меня, если вы знаешь, что я имею в виду. Мне нужна передышка. - Он произнес свои слова нечленораздельно и сел напротив нее. Бросив взгляд в сторону дома, она поняла, что в их сторону даже никто не смотрит. Щелчок зажигалки осветил таинственного парня. Он глубоко затянулся, кончик загорелся ярко-красным. Кира знала не понаслышке о выпивке и наркотиках, но не тогда, когда она стала свидетельницей того, как половина учащихся школы развлекаются,что теперь и сама может распознать это опьяняющее явление. От запаха марихуаны она наморщила нос. Он протянул косяк, и она покачала головой. Ей нужно было выбраться отсюда. Она попробовала встать снова, но парень вскочил быстрее пьяного или под кайфом,чем она думала, и присел рядом с ней. Он обернул свою руку вокруг ее плеча, и она напряглась.

- Я Джош. Я ходил в школу с Алексом. Он твой брат, верно? - Он звучал, как заезженная пластинка.

- Да. - Отрезала она и попыталась отодвинуться, но его рука крепче сжала ее.

- Эй, я просто пытаюсь поговорить . - Он глубоко вдохнул косяк, и дым окружил ее. Она закашлялась и помахала рукой перед своим лицом. - Просто расслабься.

- Послушай, меня ждут друзья, поэтому я хочу вернуться.

- Просто зависни со мной немного , - Он сделал еще одну затяжку, и Кира начала чувствовать себя все больше и больше неудобно. - Тебе же восемнадцать, на три года младше Алекса?”

Она отодвинулась, чтобы увеличить пространство между ними , но в его руках она была словно в тисках . Она не сомневалась, что он играл в мяч с Алексом, с его-то ростом в шесть футов, телосложением и мускулистым телом. И то, что она была гораздо меньше, по сравнению с ним и с его четким намерением, что она должна остаться, было предупреждающим звонком.

- Ты уверена, что не хочешь немного курнуть, ну, ты знаешь, чтобы расслабиться? - Он попытался дать ей косяк снова.

Она покачала головой и сказала: “нет, мне на самом деле нужно идти. Мои друзья начнут задаваться вопросом где я и придут, искать меня. - Дым, который окружил Киру, делал ее легкомысленной, и она быстро сообразила:

- На самом деле, мой парень будет здесь скоро, и он очень ревнивый. - Она надеялась, что лгала достаточно хорошо, потому что дым, который он продолжал выдыхать, выводил ее из равновесия.

- Парень, да? - Он выдохнул больше дыма ей в лицо, и она снова кашлянула. - Нет, я не думаю, что у тебя есть бойфренд. Я видел, что ты здесь только с какой-то цыпочкой.

Ее сердце забилось чаще. Он наблюдал за ней? Прежде, чем она смогла встать и уйти, он повернулся на скамейке, и его губы накрыли ее. Дым, который он подул ей в рот, был резок и сух, и она рефлекторно вдохнула. Хлопнув своими руками по его груди, она оттолкнула его. Неудержимо кашляя, она потерла грудь, поскольку сильно жгло.

- Ты вообще думаешь, что ты делаешь? - Она ахнула и остановилась. Все было размытым из-за слез, которые застилали глаза, и она попыталась втянуть воздух, но это только усилило жжение в легких. Она не получала достаточно воздуха в легкие и начала волноваться...

- Просто пытаюсь помочь тебе расслабиться, милая. - Он потушил косяк и выкинул его. - Иди сюда. - Он похлопал место рядом с ним, и она покачала головой. Кире нужно убраться подальше от него и покинуть вечеринку. Она сделала шаг вперед и мир накренился. Она схватилась за голову, закрыла глаза и попыталась выровнять свое дыхание .

- Мне нужно идти. Я неважно себя чувствую. - В ушах звенело и она сделала еще один шаг.

Прежде, чем она смогла уйти дальше, Джош протянул руку, поймал за ее запястье в жестком захвате и усадил ее к себе на колени.

-Отпусти меня или я буду кричать. - Ее слова звучали невнятно, и ее рот был очень сухой. Выражение “вата во рту” имеет смысл сейчас.

- Давай, Кира. - Он поцеловал ее в шею и она отбивалась от него. - Я наблюдал за тобой все это время и никогда не говорил тебе, насколько ты симпатичная. - Его руки были повсюду: на ее груди, бедрах, и медленно ползли под юбку. Почему она согласилась и позволила Молли одеть ее? Юбка и топ сейчас заставили ее чувствовать себя полностью обнаженной.

- Остановись” Она толкнула его в грудь, но она словно толкала кирпичную стену, или, может быть, это было просто из-за того, что ее конечности были такими тяжелыми, словно в них растекался свинец?

- Остановись! - Она закричала, но он закрыл ей рот своей рукой. Паника захватила ее, и она боролась сильнее, но ее неустойчивые действия заставили ее упасть назад .Импульсивно Джош продвинулся вперед и упал на нее сверху. Земля встретила ее обратно в жесткие, холодные объятия. Теперь она лежала на земле, ее ноги были широко разведены в стороны, а Джош лежал между ними. Он подался своими бедрами вперед и хмыкнул, когда его эрекция была зажата между ее бедер. В то время, пока она пыталась вырваться из хватки парня единственное, что она могла слышать, это звук ее колотящегося сердца.

- Ш-ш-ш, девочка. Я не хочу обижать тебя. Я просто хочу немного повеселиться. - Его губы нашли впадинку на ее шее и он принялся облизывать и посасывать ее. В столь пьяном и агрессивном состоянии, она стал водить своей рукой по ее лицу, закрывая ей нос и рот. Ее глаза расширились от страха, в ее все еще горящие легкие воздух так и не поступит. Она била его и царапала, но ни к чему хорошему это не приводило. Из уголка глаз побежали слезы от осознания, что она скорее всего умрет на вечеринке, на которую даже не хотела идти. Она повернула голову, когда услышала, что кто-то бежит. Даже с затуманенными от слез глазами, она смогла узнать фигуру Риза, который приближался к ним.

Глядя на него, она возобновила попытку вырваться и убежать. Перед глазами все начало плыть из-за нехватки воздуха. Чем ближе приближался Риз, тем отчетливей можно было разглядеть выражение его лица: свирепое и искаженное гневом. Дикий взгляд Риза должен был вселить в нее страх, но вместо этого ее наполнило облегчением.

Через несколько секунд тяжелый вес Джоша покинул ее. Кира глубоко вздохнула и откатилась в сторону, кашляя и набирая воздух. Тошнота подступила к горлу и ее вырвало. Слезы продолжали капать вниз по щекам, когда она пыталась подняться. Юбка была перекошена, топ был задран.

Рядом звучали звуки ударов и булькающий звук. Она неустойчиво встала и обернулась. Она вытерла слезы, моргнула, чтобы ее взор прояснился. Она несколько секунд тупо смотрела на сцену, которая была перед ней. Риз стоял над телом Джоша, распростертое под его ногами. В руке он держал свою рубашку, в качестве рычага, чтобы приподнять верхнюю часть тела с земли.

Другой рукой, сжатой в кулак, он ударил по лицу Джоша. Из каждого отверстия вытекала кровь, и желчь вновь поднялась к горлу. Джош был похож на побитое, сырое мясо. Риз ничего не говорил, он выглядел устрашающе, что в какой-то мере охладил Киру. Его бицепс напрягся, и яркие цвета татуировок появились в полном облачении. Маркус, Кристиан и Лео подбежали и все трое принялись оттаскивать Риза от Джоша, который лежал без сознания.

********************************************************************

Риз никогда не чувствовал такую не сдерживаемую ярость прежде. Он бы продолжал выбивать дерьмо из этого мудака, но его слишком быстро оттащили от этого засранца. Его легкие горели от тяжелого дыхания и единственной вещью, о которой он мог продолжать думать, так это руки этого на теле Киры.

Вокруг говорили люди, но он не мог разобрать слов. Перепуганный образ Киры воспроизводился сквозь шум, как заезженная пластинка. Ее широко распахнутые от ужаса глаза, как она ногтями цеплялась за злоумышленника. Ярость загорелась белым горячим светом внутри Риза, когда он посмотрел вниз на этого мудака под своими ногами.

Он сжал кулаки, которые так и чесались ударить этого ублюдка снова и снова до тех пор, пока угроза, которая висела над девчонкой, не была б устранена. Маркус продолжал что-то говорить, но у Риза в голове все звенело. Ничто не имело значение, только решение проблемы и выяснения, что с Кирой все в порядке.

********************************************************************

Кира приросла к месту и просто не могла смотреть на Джоша, который неподвижно лежал под ботинками Риза.

- Господи, Риз. Что, черт возьми, он сделал, мужик?, - выдохнул Маркус, его глаза были широко распахнуты от увиденной им драки. Риз отошел от него.

Он тяжело дышал, его массивная грудь поднималась и опускалась. Внезапно он повернулся к ней, его взгляд был жестким и свирепым. Казалось, что позади синих глубин, вспыхнул огонь и Кира тяжело сглотнула и попятилась назад. Риз шел к ней медленно и после того, что произошло, после того, как увидела, как Риз вышибает дерьмо из этого парня, она должна была оттащить свою задницу оттуда, как можно быстрей, но она словно приросла к месту.

Кире пришлось вытянуть шею, чтобы посмотреть на его лицо. Он был таким крупным и мускулистым, что она подумала, может ли восемнадцатилетний парень быть настолько пугающим. Она вздрогнула, когда он поднял руку. Ее реакция заставила его остановиться, он плотно сжал челюсть, но он медленно дотронулся до бретельки ее топа и натянул на плечо.

- Ты в порядке?, - его голос был глубоким и жестким, но в нем звучала забота.

Кира сглотнула, все еще ощущая головокружение. Ее начало трясти и ее зубы застучали. Ей резко стало холодно. Вокруг Риза собралась толпа. Некоторые смеялись, называя Джоша «киской» и другими унизительными прозвищами, а некоторые девочки смотрели широко распахнутыми глазами и прикрывали свои рты рукой от шока. Несколько ребят подняли Джоша и понесли в дом. Разговор о том, что Джошу нужно в больницу, возможно, прозвучал, но после всего, что случалось, это последнее, о чем она думала.

- Я..., - она посмотрела ему в лицо и почувствовала, что в ней что-то сломалось. Она задрожала еще сильней и слезы полились еще сильней, в беспрепятственном потоке.

- Черт. - В следующее мгновение он обнял ее и прижал ее тело к своему. Она застыла, чистый, пряный аромат его одеколона ударил в нос, хотя, может это был его естественный запах.

- Ты в шоке. Пойдем. Давай уведем тебя в внутрь от этих чертовых зевак. - Он направился к дому, но держал свою руку на ее талии. Хорошо, что он помог поправить ей одежду прежде, чем они могли увидеть слишком много обнаженного тела.

Риз проталкивался через толпу:

- Проваливайте. - Его голос был резким, а слова были как грубое рычание. Его присутствие привлекло внимание и все повиновались. Она поняла, что это была смесь уважения, благоговения, и страха. Они вошли в дом и он повел ее по длинному и пустому коридору в ванную комнату. Он открыл дверь.

- Я в порядке, - это была ложь, потому что ее голос дрогнул, как только она это произнесла и она по прежнему дрожала. Кайф от алкоголя уже прошел, но она еще не пришла в себя от косяка.

- Нет, ты не в порядке. - Он взял полотенце и немного смочил его водой.

- Сядь на унитаз, - он нахмурился, когда она не пошевелилась, чтобы сделать, как он сказал.

- Слушай, я всего лишь хочу помочь, - он выдохнул и бросил взгляд на свои ноги. Потом поднял голову и пронзил ее взглядом своих синих глаз

Для этой ванной он казался чертовски крупным.

- Пожалуйста. Я только помочь хочу, ладно? - его голос смягчился, и она обнаружила, что сидит на крышке унитаза. Он одарил ее маленькой улыбкой, и она поразилась, как этот маленький жест может изменить весь его внешний вид. Видела ли она когда-нибудь, чтобы он улыбался? Она не могла вспомнить. Прикосновение теплого полотенца к уголку ее рта, заставило ее вздрогнуть от боли. Она поднесла руку к губе. Она даже не знала, что она рассечена.

- Я не знала, что поранила губу, - Кира была так напугана, что даже не знала, говорила она сама с собой или с ним.

Он был так близко, всего в нескольких дюймах от ее лица. Дышать было трудно и вовсе не потому, что легкие еще горели.

- Он не большой. Похоже, что ты прикусила губу. - После произнесенной им фразы, его челюсть сжалась, и на ней заиграли желваки. Он отвел от нее взгляд и сосредоточился над тем, чтобы заняться ее губой. Он встал и выбросил полотенце, потом присел на край ванны. Их колени соприкоснулись, и она не могла заставить себя отодвинуть свою ногу от него.

Он спас ее от немыслимой беды, но ее нервы были на пределе, она не могла ясно мыслить. В течение нескольких долгих минут ни один не проронил ни слова. За дверью послышался звук Джека Уайта, поющего « Icky Thump». Кира смотрела на свои переплетенные пальца, лежащие на коленях, но она могла чувствовать на себе его взгляд. Это было настолько сильно и ощутимо, словно ее тело обхватило пламя.

- Ты не хочешь поговорить об этом? Рассказать мне, что случилось?, - его голос звучал низко и она могла поклясться, что он словно уговаривал ее, но он по прежнему звучал напряженно. Почему он делает это? Разговаривает с ней, заботится о случившемся.

Он никогда не обращал на нее внимания прежде и его отношение чаще со стороны смотрела как «Мне все равно».

Подняв глаза, она подумала о его вопросе. Хочет ли она говорить об этом, особенно с Ризом Трентоном? Закрывая глаза, все, о чем она могла думать, это прикосновения Джоша, его руки на ней, поцелуи и облизывание ее тела. Все, чего она хотела, так это душ, настолько горячий, который бы помог обжечь кожу и стереть первый слой.

- Не думаю, - она отвела взгляд и уставилась на стерильную белую плитку. Ее голос был теплым шепотом, и когда она подняла свою голову и посмотрела на него, она была поражена бурей эмоций, которая читалась на его лице. Он резко кивнул и она была благодарна, что он не стал на нее давить.

- Спасибо тебе, если бы ты не пришел, когда он..., - голос Киры притих при воспоминание мерзкого отрывка.

- Да, давай не пойдем туда, я склонен найти его и сломать его чертову шею. - От ярости в голосе Риза, ее глаза расширились. Должно быть он увидел ее реакцию, потому что он тут же взял себя в руки..

- Я сожалею, - он провел рукой по ее шее и громко выдохнул.

- Как ты узнал, где я находилась?, - не то, чтобы это имело значение, потому что, в конце концов, он спас ей жизнь. Тем не менее, ей было интересно и она хотела выбросить из головы страшные мысли.

Он немного подвинулся, прочистил горло и сказал:

- Я вышел покурить и увидел, как Джош направляется в сад. Я ни о чем не подозревал, пока за расстоянием между деревьями не увидел движение он не упал на землю.

Его слова вызвали приступ новых слез:

- Ты его знаешь? - Кира схватила туалетную бумагу и вытерла свои слезы.

- Эй, как на счет того, чтобы перестать говорить об этом? Я могу отвести тебя домой или к твоим друзьям, - она покачала головой, потому сейчас ей никого не хотелось видеть. Находясь в ванной, она чувствовала себя в безопасности, в некотором роде.

- Тебе нужно в больницу, обследоваться.

Она снова покачала головой:

- Нет, нет, я в порядке, правда. Просто я в шоке и немного напугана, вот и все. - Она фыркнула и улыбнулась ему в надежде, что он ей поверит. Но судя по выражению его лица, он явно на это не купился, но он оставил этот раунд за ней.

- Твой вопрос, который задала ранее, знал ли я Джоша... да, я знаю его со своего первого года обучения. Он-настоящий придурок и он не любит, когда девушки говорят ему «нет». Я знаю, что Хейден его не приглашал, так что понятия не имею, кто это сделал.

Но, черт, зная Джоша, он, вероятно, обкурился. - риз снял бейсболку и положил на колени. Он провел рукой по своим коротким темным волосам, заставляя буйные локоны торчать в разные стороны.

- Ему повезло, что парни оттащили меня, иначе он бы не вышел из этого дома, - по какой-то чертовой причине эти слова успокоили её.

- Ну, еще раз спасибо, - она отвернулась и пожелала вернуться домой.

- Ты младшая сестра Алекса, Кира, правильно? - звук его голоса заставил ее посмотреть на него. Она знала, что Алекс был популярен в школе, но не знала, что люди говорят о нем спустя три года после его выпуска. Она решила, что его репутация была основана на его участии в Университетской футбольной команде.

- Да, - кивнула она и посмотрела на дверь ванной, а потом опять на него. - Я даже не знала, что тебе известно мое имя.

- Почему ты так говоришь?

Кира хлопнула бы себя по губам, если бы не была так унижена своим вопросом. Он не сразу ответил на вопрос и неловкость в комнате увеличилась. Кира встала и собралась было уходить, когда кто-то крикнул с другой стороны двери.

- Риз?

Кира закрыла глаза и сделала вдох, когда услышала голос Андреа, который становился все ближе.

- Кто-нибудь видел Риза?

- Кажется, я видел, как он зашел в ванную с какой-то цыпочкой, - случайный парень ответил на вопрос Андреа.

Цокание каблучков все приближалось и прямо перед тем, как Кира была уверена, что дверь откроется, Риз сказал:

- Не открывай эту чертову дверь, Андреа. - его слова были резкими и требовали повиновения.

- Что? Что, черт возьми, Риз? - Андреа, казалось, удивилась, но потом удивление сменилось раздражением.

- Иди нахер отсюда, - сказал он.

Кира практически слышала, как от девушки за дверью исходит раздражение.

- Риз, - ее плаксивый голос заставил Киру взглянуть сначала на дверь, потом перевести взгляд на Риза. Все его внимание было сосредоточено на Кире.

- Ты обещал взять меня с собой сегодня вечером, - тьфу. Слова Андреа вызвали отвратительный сюжет в голове Киры. На мгновение она забыла, какая репутация была у Риза, но это было самое малое, что ее сейчас волновало.

- Или и жди меня в чертовой машине, Андреа.

Да, Кире просто нужно уйти отсюда. Потирая рукой глаза, она почувствовала, что начала успокаиваться, но не чувствовала, что на все сто процентов.

- О твоем предыдущем заявлении, - его слова заставили ее опустить руки и посмотреть на него. Звук уходящих шагов Андреа пронзал тишину, - Я знал, кто ты еще в тот момент, когда ты вышла из машины Алекса в первый год обучения.

После его слов вокруг все словно исчезло. Что? Что он сказал? Он никогда с ней не разговаривал, едва даже смотрел на нее. Прежде, чем она погрузилась все глубже в его заявление, испуганный голос Молли послышался в коридоре прямо перед ванной. Она резко распахнула дверь и посмотрела сначала ни Киру, потом на Риза своими широко распахнутыми глазами.

- Что, черт возьми, произошло? Я только и слышу о каком-то парне, которому Риз надрал задницу из-за тебя? - Она продолжала смотреть то на одну, то на другого, выражение ее лица было комичным, не смотря на серьезность ситуации. Молли ахнула и прижала пальцы к губам:

- Боже мой, Кира. Твоя губа, - ее слова звучали тихо, но тем не менее Кира их услышала. Молли опустила руку.

- Что случилось? - Кире не хотелось снова все это переживать. Все, чего она хотела, это душ и постель.

- Ты можешь отвезти меня домой? Я не хочу говорить об этом прямо сейчас.

Судя по виду Молли, она хотела было возразить, но промолчала.

- Конечно, пойдем, - сказала она с порога.

Кира стояла, и Риз сделал то же самое. Он схватил свою кепку в руке так крепко, что она увидела как побелели костяшки его пальцев. Поднял свои глаза на него, она была поражена уязвимым выражением на его лице. “Еще раз, спасибо. Ты никогда не узнаешь, как я благодарна тебе за то ,что ты сделал.”

Кира стояла, Риз тоже. Он схватил свою кепку так, что костяшки побелели. Он поднял на нее свои глаза, она была поражена, насколько он выглядел уязвимым.

- Еще раз спасибо. Ты не представляешь, насколько я тебе благодарна за то, что ты сделал.

Молли взяла ее за руку и повела ее из ванной комнаты, но Риз обращающейся к ней, остановил ее. - Ты уверена, что ты в порядке?

Молли взяла ее за руку и повела из ванной, но их остановил голос Риза, который обратился к Кире:

- Ты уверена, что ты в порядке?

Она остановилась и посмотрела на него через плечо. Нет, она не в порядке, но она будет. По крайней мере, она надеялась на это.

- Да, - она улыбнулась ему. Он нахмурился и она знала, что он видит насквозь ее ложь.

- Хорошо, - молчаливая паза пролегла между ними. - Тогда, увидимся в понедельник в школе.

Он хотел? Теперь пришла ее очередь хмуриться.

- Да, конечно.

Снова улыбнувшись, она позволила Молли вести ее на выход через весь дом к машине. Кира разбудила множество слухов и пристальных взглядов, когда они уезжали. Она могла только представить, какие только слухи будут холить в понедельник в школе. Один раз в машине Молли повернулась и посмотрела на нее.

- Ты собираешься рассказать мне, что, черт возьми, произошло? Я слышала несколько историй, но ты не можешь верить всему, что говорят те придурки или, по крайней мере, я надеюсь, что она не соответствуют истине. - В голосе Молли звучало беспокойство.

Кира положила голову обратно на сиденье и закрыла глаза. “Мы можем поговорить об этом позже, пожалуйста?” Кира была истощена морально и физически.

Кира положила голову на сиденье и закрыла глаза.

- Мы можем поговорить об этом позже, пожалуйста? - Кира была истощена морально и физически.

Молли взяла ее за руку и стиснула ее.

- Если это то, чего ты хочешь. - Они доехали до дома Киры в тишине, но так было даже лучше. Она устала от разговоров и просто хотела закрыть глаза и оставить эту ночь в прошлом.

Глава 2.

Резкий запах пива ударил в нос, когда Риз вошел в дом после того, как подвез Андреа. То, что она пытались схватить его за член во время всей поездки, сделало его настроение еще более мерзким.

   Он прошел вглубь дома, засунув ключи в передний карман своих джинс. Если бы он не привык к вони, он, возможно, он бы задохнулся, но сейчас, в эту секунду, он подумал об этом лишь мимолетно.

   В их маленьком, захудалом домишке рев телевизора на заднем плане звучал излишне громко. Он знал, что обнаружит, войдя в гостиную: либо один, либо оба родителя вырубились на диване.

   У них была бы сигарета, которая свисала с уголков рта или с кончиков пальцем, которая только и ждала, чтобы упасть на пол и начать пожар. Было много случаев, когда это почти превращалось в реальность.

    Риз прошел через прихожую в гостиную и увидел, что мать развалилась на жалком коричневом твидовом глубоком кресле. Многочисленные отверстия от окурков сигарет загрязняли обивку. Между бедер была зажата дешевая бутылка водки, купленная на дешевой автозаправочной станции.

   Его отец сидел на таком же отвратительном диване, спиной к Ризу. Когда он повернулся, чтобы уйти в единственную зону безопасности, которая у него была в этом гребаном доме, не членораздельный голос отца остановил его:

    — Не поздновато ли для тебя, парень? — дым от сигареты отца окружал его. Риз не был дураком, чтобы думать, будто его родителям не насрать, чем он занимался или когда возвращался домой. Да, было чертовски поздно, но бывали моменты, когда он не приходил домой вообще, а они не говорили ни слова.

  Очевидно, что отец был в пьяном угаре и решил сегодня вечером начать свое дерьмо. Так было какое — то время и Риз решил, что сейчас пришло то самое время. Его старик встал и повернулся к нему лицом.

  Риз видел фото отца, когда тот был моложе. Они оба были ростом шесть футов, мускулистые, но на этом их сходство заканчивалось.

   — Я задал тебе вопрос и ты мне не отвечаешь. — Его отец сделал шаг вперед, но Риз уже потерял чувство страха перед этим человеком. Он больше не мог прикоснуться к нему и если бы он нанес ему первый удар, Риз ответил был ему немедленно.

    Слишком много раз он думал о том, чтобы уехать, что просто не счесть, но не был так глуп, чтобы не закончить среднюю школу, по крайней мере не после того, как Макс все ему разъяснил на этот счет. Макс был единственным человеком, который фактически заботился о нем, а не просто что-то делал или давал ему в его дерьмовой жизни.

  Макс — пожилой мужчина, с длинной белой бородой, с татуировками, которые покрывают каждый дюйм его тела,и водил Харлей, чтобы соответствовать образу, дал Ризу место, куда он прийти и оставить позади семейную драму. Всякий раз, когда он чувствовал, что ярости было слишком много, он всегда шел к Максу и искал убежище у старика в тату — салоне.

    Неважно в какое время суток, ему всегда были рады. Чего нельзя было сказать о доме, в котором он вырос.

 — Я слышал тебя, но я ничего тебе не должен. — Сколько раз он выходил за дверь и сотый раз зарекался не оглядываться назад, но несмотря на его чертову жизнь дома, он помнил время, когда его мать фактически была... матерью.

   Он не сдавался, перебивался нелегальным заработком, чтобы оплачивать счета, чтобы он и его мама могли куда-нибудь уйти. Его отец... Хорошо, что ему было дважды похер на человека, который оскорблял его и унижал его морально и физически на протяжении всей жизни.

    Его отец сделал еще один шаг в сторону Риза, но Риз отказался отступать. Он был все еще на взводе от предыдущей драки и если бы Хьюго хотел сделать это, даже после того, как Риз доказал, что больше не позволить себя бить, тогда пусть будет так.

    Что-то мелькнуло в глазах отца, может быть осознание того, что что-то неприятное крутилось в голове Риза, надеясь быть выпущенным, или он просто поумнел по прошествии двух лет.

  В любом случае, он что пробормотал себе под нос, повернулся и выхватил бутылку водку между ног матери Риза и развалился на диване.

  Момент прошел, Риз сжал кулаки желая пойти туда и сжечь всю оставшуюся часть гнева. Маленький голосок, тот, который он похоронил давным — давно, проснулся и посоветовал просто уйти. Он заставил себя развернуться и уйти в свою комнату.

 Захлопнув дверь в свою комнату, он лег на кровать и позволил единственному хорошему моменту, который произошел сегодня, наполнить его разум. Кира Шеппард.

***

 Кира не хотела показываться в школе в понедельник утром, не после того, что произошло на вечеринке Хэйдена.

 Попытка прикинуться больной успехом не увенчалась, не тогда, когда у нее слишком много заданий, которые нужно выполнить, а ее проблемы будут ждать ее и на следующий день тоже. Когда Молли высадила ее, она не не спрашивала снова о том, что произошло, она знала, что пройдет немного времени, прежде чем ее лучшая подруга узнает, особенно после того, как они вернуться в школу.

 Кира рассказала ей все, что, как оказалось, вновь открыло рану. Все было слишком реальным, хотя на деле ничего не произошло, мысль о том, что могло бы случиться, если Бы Риз не подоспел вовремя, никак не укладывалась в голове Киры.

 Своим родителям она не могла этого рассказать, но они, должно быть догадались, что что-то произошло, потому что когда она вернулась, стремглав понеслась наверх к себе в комнату и просидела там большую часть выходных.

 Она беспокоилась, что Алекс узнает, это стало бы не нужной драмой, но что, если Джош сказал правду и они были вместе в одной футбольной команде? Он бы рассказал Алексу, что произошло? Если бы он был умен и был бы вменяем, она предположила бы, что нет, но его действия на вечеринке доказали обратное. Она честно хотела оставить все это позади.

  — Ч тобой сегодня все будет в порядке?

 Кира сидела на пассажирском сидении потрепанной Тайоты Молли. Они приехали на школьную парковку пять минут назад, но ни одна не сдвинулась с места.

  — Я буду в порядке, — сказала Кира и посмотрела в окно. Студенты слонялись перед школой смеясь, разговаривая и наслаждаясь последними несколькими неделями школы.

  Не прошло мимо нее то, что несколько несколько студентов глянули в ее сторону и склонились друг к другу, что-то нашептывая. Слухи уже распространились? Несомненно, были сообщения, телефонные звонки и парад сплетен за выходные.

  — Не думай о них. Я здесь, с тобой, — сказала Молли и взяла Киру за руку, слегка сжав ее.

  Они выбрались из автомобиля и в нее впились пристальные взгляды. Они пробрались ко входу в школу, но голос Йена остановил их и Молли напряглась рядом с ней, Кира действительно хотела узнать, что, черт возьми, с ними происходит.

  Йен подбежал трусцой к ним.

  — Кира, я попытался дозвониться тебе в воскресенье, чтобы поговорить, но ты не отвечала. — Она успешно избегала всех, но сейчас она не так удачлива.

  — Да, я видела, извини, что не перезвонила. Я себя неважно чувствовала, - Йен кивнул, но все его внимание было сосредоточено на Молли.

  — Эй, Молли. — Йен, с его светлыми волосами и карими глазами, был типичным мальчиком по соседству. Его симпатичная внешность привлекала к нему женское внимание, но его книжным ум имел тенденцию не пускать его в популярную категорию парней. Молли отказалась смотреть на него, но Кира начала гадать, что же с ними происходит. Они и раньше ссорились, но такого раньше не было.

  — Да, хорошо. Я с вами, ребята, встречусь на английском.

  — Я пойду с тобой, — сказала сдержанно Молли.

  — Мы можем поговорить, Молли? Пожалуйста. — умоляющие нотки прозвучали в голосе Йена.

  Прежде, чем кто-нибудь из них успел сказать ей что-либо еще, Кира направилась к главному входу. Бросив взгляд через плечо, она увидела, как Молли неистово жестикулировала, но слов она разобрать не могла.

  Кира опустила голову и зашагала быстрей. Прежде, чем она вошла в школу, звуки затяжного баса наполнили парковку. Ее сердце пустилось вскачь, потому что она точно знала, чья это была машина, в которой играла музыка.

  Кира оглянулась, но попыталась сделать не очевидным тот факт, что она смотрела, как Риза занесло на повороте. Оригинальная краска на машине была белого цвета, но автомобиль, должно быть, был из семидесятых годов, поэтому краска кое-где облупилась.

  Было достаточно слухов и она знала, что уже ремонтировал ее. Шины были большими и новыми, она с трудом могла отличить птицу, которая была приклеена на капоте. О машинах она знала не много, но она знала, что за рулем он выглядел горячо.

  Автомобиль остановился, двигатель заглох. Он вышел из машины, но к огромному сожалению Киры, из машины также вышла Андреа. Маркус припарковал свой БМВ на месте, рядом с машиной Риза.

  Лео и Кристиан вышли после того, как Маркус заглушил двигатель. Кира знала, что не должна просто стоять и глазеть на него, но что-то такое было в Ризе, что она теряла свой рассудок.

  Это все продолжалось четыре года, как она наблюдала за ним, когда он проходил мимо нее, как будто она была ни чем иным, как просто муха на шкафчике. Но она прокручивала в голове сказанные им в пятницу слова.

  Я узнал кто ты, еще когда ты только вышла из автомобиля Алекса в первый год обучения.

  Невозможно. Он никогда не смотрел на нее или говорил с ней, но все же те слова он сказал с полной серьезностью.

  Глубокое и протяжное произношение голосов трех парней ворвались в ее грезы и она вздернула подбородок, чтобы увидеть приближающегося Риза с тремя парнями позади него.

  Маркус, Лео и Кристиан били громкими и оживленными и хлопали по спине друг друга, по уже имеющейся тенденции среди парней. Андреа направилась к своему отряду чирлидеров.

  Риз поднял голову и поймал взгляд Киры своим. Кира замерла на ступеньках, прижимая книги к груди еще сильней, потосу что наблюдала, как они приближаются еще ближе.

  Он шел медленнл и чертовски сексуально. Его губы искривились в улыбке. Разволновавшись, она оборвала зрительный контакт и помчалась через парадные двери.

  Боже, Кира. Прекрасно. Просто прекрасно. Насколько можно быть такой чертовски неловкой и грубой? Он спас ее в пятницу, улыбнулся ей сегодня, а она даже «привет» не сказала.

  Она убежала. Он, должно быть, думает, что она мегасука или что у нее с головой не в порядке.

  — Эй, разве не ты та девчонка с вечеринки Хэйдена, та, которая трахалась с Ризом в ванной?

  Кира резко подняла голову и уставилась на плотное колько девочек, стоящих в школе.

  — Да, я думаю, что это была ты.

  Другие девочки начали шептаться и хихикать.

  — Какая шлюха.

  — Боже, она разве не знает, что он встречается с Андреа?

  Резкие комментарии прекратились и стихли, когда она пересекла холл и заскочила в туалет. Она скользнула в ближайшую кабинку и закрылась.

  Сделав глубокий вдох, она сказала себе, что знала, что так будет. Слухи были искажены и распространялись, как лесной пожар.

  Тот факт, что девочки решили, будто бы она спала с Ризом, вместо того, что была чуть не изнасилована одним придурком, привел ее к выводу, что остальные, скорей всего, придут к такому же выводу. Дверь в туалет открылась и закрылась, и послышался ехидный смех.

  Кира замерла и перестала дышать, когда услышала, что разговаривают о ней.

  — Ты можешь себе представить, что такая девушка, как Кира, пытается выставить себя какой-то жертвой?

  — Я знаю, правильно? Я ни на минуту не поверю, что она подверглась нападению на вечеринке у Хэйдена.

  — Ну, я слышала, что на протяжении всей вечеринки она была с каким-то парнем из колледжа, а потом перескочила на Риза.

  Кира почувствовала, как из глаз полились слезы. Ей нравилось думать, что она толстокожая, но услышав, что думали люди после той ужасной ночи, причиняло боль.

  Затем высокий голос Андреа произнес:

  — Ну, я не очень обеспокоена на ее счет. Я имею ввиду, посмотрите на нее.

  Девушки засмеялись над ее комментарием.

  — Со своими каштановыми волосами, очками и жакетами, которыми она носит, она должна работать в библиотеке или кем-то еще. Не говоря уже о том, что она полновата.

  Кира глянула в крошечную щель между дверцей и проемом и увидела Андреа, стоящую у зеркала, поглаживающую свои сиськи перед зеркалом.

  — Какой парень захочет иметь толстуху, когда он может иметь это? — самодовольная ухмылка, которая была нацеплена на лицо Андреа, стала приторной и самоуверенной.

  — Кроме того, я очень хорошо удовлетворяю Риза.

  Еще больше хихиканья и унижения для Киры, потом они ушли. Кира села на унитаз и позволила своим слезам невольно катиться по щекам, которые ее только злили. Почему она позволила их словам подействовать на нее?

  Не было такого, чтобы ее не называли толстой или сукой, шлюхой, и Кира всегда была в состоянии отмахнуться. Но на этот раз, хоть это и злило и пугало ее, у нее не было иного желания, кроме как убежать.

  Она осмотрела себя и прокрутила в голове их слова. И что, если у нее был шестнадцатый размер, вместо двойного ноля? Возможно, она была крупней анорексичных девочек из группы поддержки, но ее никогда прежде не беспокоил ее вес.

Однако, подслушивание жестоких слов Андреа, заставило ее чувствовать себя неловко. Кто еще думал также? Какое это имеет значение?

  Она была той, кем была и ничто не изменит этого. Все, что ее должно волновать, так это последний год в школе. Затем все эти придурки могут пойти и поиметь себя.

  Она сунула книги, которые держала в руках, когда бросилась в туалет, в сумку. Выйдя из кабины и, сжав свою сумку в руках, она была готова к этому дню, который скоро закончится.

Она бросила взгляд в зеркало и увидела покрасневшие глаза и нос. После того, как она плеснула на лицо немного холодной воды, она пришла к выводу, что это не скроет тот факт, что она плакала. Потянув на себя дверь туалета, она вышла с опущенной головой в надежде, что ее не заметят.

  Воздух со свистом вылетел из нее, когда она врезалась в накаченную грудь. Ее сумка выпала из рук, книги и бумаги разлетелись по полу. Прозвенел звонок, все ученики отправились на занятия.

  Конечно никто не остановился и не помог ей собрать все ее барахло. Кира пробормотала извинения и опустилась на колени, чтобы собрать свои вещи. Проклятые слезы вернулись и она поняла, что не сможет остаться в школе. Она бы притворилась больной, но ей не на чем было уехать. Черт возьми, она пойдет пешком.

  Время поможет очистить голову от мыслей.

 Она протянула руку, чтобы взять учебник по физике, и замерла, когда увидела татуированную руку, подающую учебник. Кира медленно прошлась глазами по мускулистым предплечьям, по четким рельефным бицепсам, и, наконец, посмотрела на лицо никого иного, как на лицо Риза Трентона.

  Боже, черт тебя побери, почему он должен выглядеть так хорошо?

  — Я — тот, кто должен извиняться. Я должен был смотреть, куда иду. — Он нахмурился и сказал: — Эй, ты плачешь?

  Дерьмо. Она быстро вытерла щеки, сунула свои веши в сумку и встала.

  — Нет, я имею ввиду, что это ерунда, — она повернулась, чтобы уйти, но она остановилась, когда он коснулся ее плеча.

  — Подожди.

  Кира повернулась и посмотрела на него. Он убрал руку, а ее кожу покалывало от контакта с ним.

  — Ты в порядке?

  Она поклялась, что не заплачет, если ее об этом еще раз кто-нибудь спросит.

  — Нет, я не в порядке. — Ей сразу же стало дурно от той злости, которая звучала в ее голосе, но с ее дерьмовыми выходными, слухами и сплетнями Андреа и ее подруг, Кира хотела просто спрятаться под камнем и никогда не выходить оттуда.

  — Прости. Я не хотела грубить. Просто сегодня действительно дерьмовый день, а он только начался. — Она попыталась улыбнуться и запустила руку в волосы. — Спасибо, конечно.

  Кира сжала сумку и быстро пошла по коридору. Она толкнула дверь и остановилась на крыльце, осматриваясь, куда ей можно было бы пойти.

  До ее дома идти час, но ее родители не уедут еще до девяти, по крайней мере.

  Что давало ей возможность убить два часа. Прежде, чем она успела сделать шаг, дверь за ее спиной открылась, она повернулась и увидела Риза, стоящего в проеме.

  — Хочешь некоторую компанию или, по крайней мере, поездку домой?

  Усмешка, которой он одарил ее, была кривой и напомнила ей о маленькой версии его самого, возможно, не настолько грубой и жесткой.

  Она посмотрела на его машину, потом снова на него.

  — Я безобидный, клянусь. — Он поднял руки вверх и улыбнулся. — Кроме того, я хочу убедиться, что ты в безопасности.

  Его слова звучали искренне и она почувствовала, что улыбается и кивает.

  Его улыбка стала шире и он протянул ей руку, чтобы она следовала за ним. Когда они подошли к его Trans-Am, он придержал для нее дверь открытой, и она наклонила голову, чтобы скрыть улыбку.

  По некоторым причинам, она никогда не рассматривала его, как джентельменский тип. Но с другой стороны, в нем было много чего, что выходило на поверхность и она была приятно удивлена. Риз трусцой обежал машину и забрался на водительское сиденье.

  Двигатель ожил яростным гулом под ней. Она покосилась на него, немного испугавшись. Он сжал руль и она впервые увидела его пальцы.

  Они были счесаны, и образ, как он избивал Джоша вернулся с полной силой. Он заметил, куда направлен ее взгляд, поэтому одной рукой он быстро привел машину в движение и а вторую положил на колени.

  — Куда,красавица? — Его светлые глаза смотрели на нее нежно. От его нежного взгляда, она вспыхнула и краска распространилась на шею и быстро отвернулась.

  — Ты разве не хочешь избавиться от проблемы?

  В его голосе слышался смех, когда он ответил:

  — Хочешь? - Она повернулась и увидела в уголках рта улыбку.

  — Я не хочу идти домой. По крайней мере пока. — Риз не ответил, только подмигнул и покинул парковку.

***

  Она была в его чертовом автомобиле. В. Его. Автомобиле. Ее аромат заполнил салон и ему прищлось ерзать на сидении, когда его член стал твердым.

  Она пахла, как гиацинт или, возможно, лавандой. В любом случае, она пахла невероятно. Он подключил свой iPod к стерео, который он как раз недавно установил. Урегулирование и обновление его Trans – Am помогли отвлечься от других вещей. Песня "Место, известное нам двоим» в исполнении Кейна наполнила салон. Эта песня начинала играть, когда он утром выезжал в школу. Она улыбнулась ему и он оставил ее, принимая, что она ей понравилась. Первые пять миль они ехали молча. Лирика заполнила автомобиль и он не мог не найти их подозрительно подходящие слова, которые были спеты.

Так скажи мне, когда ты пригласишь меня. Я устал, мне нужно где-то начинать.

  Кира смотрела в окно с пассажирского сиденья, и он почувствовал, как по телу бегут мурашки, глядя на нее постоянно. Она была безумно красивой, и он знал, наблюдая за ней, что себя таковой она не видит.

  Риз хотел показать ей это, но она, несомненно, сочла бы его чертовски странным. Черт, они официально встретились только на той неделе, даже если они ходили в одну и ту же школу в течении четырех лет. Он не знал о ней много, она просто была младшей сестрой Алекса.

  Ее брат поставил убийственный рекорд как квотербек для штата Монтесса, и даже спустя годы после окончания, он поддерживал этот рекорд.

  Она была тихой, все держала в себе, полная противоположность Алекса. Он видел только двух людей, с которыми она тусуется в школе, были девчонка по имени Молли и какой-то парень по имени Йен. По-прежнему никто не произнес ни слова, но слова навязчиво -правдивой песни продолжали звучать.

Я проходил мимо упавшего дерева.  

 Я чувствовал, как его ветки смотрят на меня.  

 Это место, которое мы любили? Это место, о котором я мечтал?

Тот факт, что она не хотела идти домой, и хотела провести время с ним, послал импульс возбуждения во всё его тело. Он хотел ее, во всех смыслах, но это была не только его физическая реакция на нее.

  Он слышал речи, которые она произносит а аудитории, ум и находчивость, которые исходили от нее. Он хотел ее всеми возможными способами: мысленно, эмоционально и физически. Он был сволочью, желая ее, потому он худшее, что может быть в ее жизни. Он мог только догадываться, как те слухи она слышала о нем, ну, на самом деле не слухи, а правда.

  Риз умел признавать, что совершил достаточно дерьмомых поступков, не думая о чем-либо. Дело в том, что Риз не хотел отходить от нее далеко, не сейчас, когда она, наконец, заметила его.

***

Риз припарковался возле небольшой забегаловки на окраине города под названием "Spark’s Curve". Он был построен в стиле ретро пятидесятых, с блестящим алюминием, примыкающим на внешней стороне и клетчатом навесе со стеклянными дверями.

  Внутри было еще больше взрыва из прошлого с красными виниловыми кабинками, музыкальным автоматом в углу, громко поющем Фрэнки Валли и другие старые школьные песни, чтобы поднять настроение и просто прочувствовать. Официантка, которая была одета в белый топ и черную пудель-юбку-клеш, подошла к их столу.

  — Доброе утро, дети! Я Джуди, и я к вашим услугам. Хотите что-нибудь выпить, сладенькие? — Не смотря на наряд и высоких «конский хвост» с розовым бантом, который свисал с него, их официантке, должно быть, было за сорок.

  — Хм, воды, пожалуйста.

  — Кира, ты должна попробовать горячий шоколад. Он удивительный!

  Риз широко усмехнулся, обнажая свои ровные белые зубы. Время уже близилось к полудню и как она могла отказать в этом?

— Он со взбитыми сливками, — он пошевелил бровями и она засмеялась.

 — Ладно, горячий шоколад.

  Официантка звучно цокнула своей жвачкой и улыбнулась ей.

— Ловко, хотя я бы не сказала «нет» парню, с таким личиком, как у него. - Джуди показала пальцем на Риза и Кира почувствовала, как краснеет от смущения.

  После того, как риз заказал тоже самое и настоял, чтобы она попробовала их омлет, они были оставлены в покое. Тишина кружилась вокруг них и она склонила голову. Он так поступал в силу своего характера.

— Ты знаешь, что ты очень застенчива?

  Кира взглянула на него и наблюдала, как он поднес стакан с водой к своему рту и сделал глоток. Это был такой приземленный акт, смотреть, смотреть на его идеальной формы губы, когда он отпивал, все это казалось очень интимным. Тьфу, ее мысли доведут ее до смерти. Она не ответила и он вздохнул. — Я заставляю тебя нервничать, не так ли?

— Да, — как только слова слетели с губ, она тут же почувствовала себя неловко. Его смех еще больше увеличил ее унижение.

— Эй, ты покраснела!

  Черт побери!

— Тьфу! Ты заставляешь краснеть еще больше! - сказала Кира, но не смогла сдержать улыбку. Ей, конечно, не понравилось, что он указал на то, что она быстро краснеет. Она всегда ненавидела это. Кира краснела мгновенно.

  — Мне жаль. — Искренность в его голосе заставила поднять голову и взглянуть на него. На лице так же была маленькая улыбка, но также в его глазах отражалась иягкость.

  — Ты приходил сюда много раз? — Он начал смеяться, и она подняла брови, удивляясь, о чем он, черт возьми подумал, что ее вопрос его так рассмешил.

  — Что? — Скрещивая свои руки на груди, она ждала, чтобы он успокоился и ответил.

  — Ничего. — Он несколько раз хмыкнул, прежде чем успокоился. — Твой вопрос просто прозвучал, как очень плохая темя для знакомства.

  Все, что она могла делать в это мгновение, так это пялиться на него, но потом уже ничего не могла с собой поделать и тоже начала смеяться.

  — Ладно, пожалуй, с этим я соглашусь. — Она вытерла слезы в уголках глаз и широко улыбнулась. Когда она в последний раз так смеялась? Она даже вспомнить не могла.

  Он откинулся в кабинке и положил руку на спинку кресла.

  — Фактически, я приезжаю сюда много раз, когда просто хочу уйти, ну, знаешь? - Он смотрел прямо на нее.

  — Да, я знаю, что ты имеешь ввиду. — И она знала, особенно теперь, когда, казалось, все выходит из-под контроля.

  Несколько долгих мгновений он молчал, а затем произнес:

  — Ты не хочешь рассказать мне, почему ты плакала в коридоре? — Почему он должен был испортить такой момент этим вопросом?

  Когда она не ответила, он сказал:

  — Это было из-за того, что произошло на вечеринке и Хэйдена? — Его голос стал твердым, взгляд потемнел. Было очевидно, что он зол, но она была в недоумении, какое ему дело до того, что она чувствовала.

  Да, он помог ей, но она не думала, что любого парня волновало бы, если бы девчонка была эмоциональной спустя несколько дней. Было не заметно, что это находилось в их генетической структуре, но с другой стороны Риз, поднялся с того уровня, когда она впервые почувствовала его.

  — Я действительно не хочу об этом говорить. — Не было никакого способа, которым бы она могла рассказать Ризу о том, что она слышала, как Андреа говорила те вещи или, что она сломалась и потеряла абсолютный контроль над своими эмоциями. Из-за этого Кире было не комфортно в его компании.

  — Ладно, все ясно. — Он наклонился и оперся локтями о стол. Она не могла не смотреть на чернила, которые покрывали его руки. — Ты знаешь, я здесь, если ты захочешь поговорить со мной.

  Его слова вернули ее обратно и она не могла не спросить:

  — Почему ты был так добр ко мне? - на мгновение ей показалось, что она увидела удивление в его глазах, но он быстро это скрыл. Он снова откинулся назад и сделал еще один глоток воды. Прежде, чем оне смог ответить, к ним подошла их официантка.

  — Ваша еда скоро будет готова. - Он лопнула пузырь своей жвачки, послала им улыбку и повернулась, чтобы уйти.

  Был момент, когда Кира подумала, что он ей не ответит. И когда он закговорил, пульс от его слов ускорился:

  — Вопреки тому, что обо мне говорят, я не хлоднокровный ублюдок.

  Его челюсть сжалась, когда он стиснул зубы. По крайней мере, не все время. — В его улыбке не было ничего приятного. — Мне не все равно, когда девушку чуть не изнасиловали.

  Он успешно заставил ее почувствовать себя самой большой сукой в мире.

  — Прости.

  — Нет, все хорошо.. Ты не должна извиняться. Это не повлияет на мою репутацию, что, в люом случае, хорошо. — Он улыбнулся, но он был каким-то грустным.

Он вовсе не был таким, как она думала. “Ты отличаешься от того, что я видела в школе.

  Он вовсе не такой, как она думала.

  — Ты отличаешься от того, что я вижу в школе. Парень, который сейчас сидит передо мной, не такой как в школе.

  — Я не знаю, хорошо это или плохо?

  Официантка пришла и поставила на стол их еду.

  — Если вам, детки, что-нибудь понадобиться, просто позовите меня.

  Запах ветчины и сыра, который шел от омлета, вызвал у Киры слюну. Она не была человеком, который много ест на завтрак, но ее аппетит в минувшие выходные оставлял желать лучшего.

  — Пахнет здорово!

  — А на вкус еще лучше! — сказал он с полным ртом. Кира так увлеклась, что не заметила, как ее тарелка опустела, так же как и чашка горячего шоколада.

  В течение некоторого времени ни один не проронил ни слова. Она посмотрела в окно и наблюдала, как машины едут вверх и вниз по улице перед забегаловкой. Когла она повернулась, то обнаружила его пристальный взгляд на себе. Она ощутила некую нервозность и принялась крутить салфетку на коленях.

  — Что?

  — Ты не сказала мне, это хорошо или плохо?

  — Ох. — Кира прочистила горло. По какой-то причине, Риз заставлял ее чувствовать себя уязвимой.

—Я не имела ввиду в плохом смысле. Я не могу сравнить, так как мы не разговаривали в школе или где-то еще, но ты, кажется... — она не хотела обдеть его, не после того, что он для нее сделал.

 Текст “Earth Angel” (« Земной Ангел») заиграла от музыкального аппарата и она позволила себе взглянуть на него. Пожилая пара качалась в такт музыке. Это было странно, но, тем не менее, мило.

 — Как полный придурок? — Его вопрос заставил ее снова посмотреть на него. Он приподнял бровь, но улыбнулся, чтобы показать, что он просто ее дразнит.

 — Я не думаю, что зашла так далеко, чтобы назвать тебя полным придурком. — И просто так он успокоил ее.

— Ты, кажется, зла на школу. — Кира не собиралась поднимать тот факт, что он, также, казалось, разрушал свою жизнь. Он спал со всеми подряд, пил, курил и дрался.

Он отвернулся от нее и уставился в окно. Внезапно,казалось, что он расстроился, и она оскорбила его. Вызвать его гнев менее обидно, чем менее известный факт, что он известен, как полный придурок.

  — Прости, если я тебя расстроила.

  — Перестань извиняться, Кира. — Его голос был жестким, и она сразу почувствовала себя неуютно.

  — Мне жаль.

  При его оглушительном смехе ее глаза расширились, и она посмотрела на него.

  — Ты — это нечто, Кира. — Ухмылка озарила его лицо и она почувствовала, как улыбается в ответ.

  — Это хорошо или плохо? - Она бросила вопрос обратно ему в лицо. В течение какого-то времени он не отвечал, просто наблюдал за ней своими невероятно сексуальными голубыми глазами.

  — Это — хорошая вещь.

Глава 3.

К тому моменту, как Риз подъехал к Дому Киры, ее родителей уже не было дома. Волна неловкости наполнила салон автомобиля. Radiohead звучавшее из колонок, помогало заполнить тишину, но все равно это было неловко. Она была в машине Риза Трентона, они только что завтракали вместе и теперь он сидит с ней возле ее дома. Это было просто невероятно!

— Что ж, спасибо тебе за помощь в капитуляции и за завтрак, — она чувствовала себя ужасно глупо, произнося эти слова, но улыбка Риза заставляла чувствовать себя вполне комфортно.

— В любое время, Кира. — Боже, она привыкнет когда-нибудь к тому, как он произносит ее имя?

Она схватила свою сумку и потянулась к дверной ручке. Прежде, чем она вышла из машины, ее остановил звук его голоса:

— Эй, Кира?

Она посмотрела на него через плечо:

— Да?

На какое-то мгновение Риз показался ей возбужденным, но это было настолько странной комбинацией, ведь он был таким большим и с таким тяжелым взглядом.

— Я...ммм..., — он откашлялся и произнес: — Может, ты хотела бы встретиться со мной еще раз?

От удивления она несколько раз открывала и закрывала рот, прежде, чем наконец, смогла выдавить:

— Ч-Что?

Он поднял руку и провел по своему затылку:

— Да, я наверно, сумасшедший, раз подумал, что ты захотела бы еще раз со мной встретиться, но я надеюсь, что ты все-таки этого хочешь. — Он повернулся к ней лицом и их взгляды встретились, и впервые за все время, что она за ним наблюдала, он выглядел испуганным. Фактически он был напуган тем, что не знал, какой же ответ она даст.

— Но почему?

Он нахмурился:

— Почему «что»?

— Почему ты хочешь встретиться со мной? — он не встречался с одними и теми же девушками, которых имел и, конечно, Кира не была похожа на девушек, которые, казалось, всегда висли на нем. Ей просто было любопытно.

— Серьезно?

Она развернулась на своем и практически столкнулась с ним нос к сносу.

— Да. Я хочу тусоваться с тобой, хоть это и будет выглядеть, как социальное самоубийство для тебя. Кроме того, я не думаю, что Андреа понравится, что ты тусуешься со мной. — Андреа с ее большой грудью и прекрасным телом будет рвать и метать даже только от одной мысли, что Риз может встречаться с Кирой. Но приобретение такого врага, как Андреа, могло создать большую проблему для девушки в будущем.

— А какое отношение ко всему этому имеет Андреа? И с чего ты решила, что меня заботит мнение окружающих?

Нет, Риз не заботился о том, что думали люди. Это было то, на что она обратила внимание в первую очередь.

— Я просто думала, что ты и Андреа... ну, ты знаешь, — бросив на его вопросительный взгляд пояснила: — Пара или что-то типа того. Я не в теме всего дерьма, которое могут устроить девочки, чтобы превратить в ад мой последний учебный год. — Кира знала, что не должна волноваться на счет Андреа, но она также знала, что другие девочки было более жестокими и безжалостными, и даже если бы она игнорировала Андреа, это было очень умно. Просто Кира хотела закончить последние недели ее обучения в мире и спокойствии.

— У меня нет отношений с Андреа или с кем-то еще. Я не такое дерьмо, как обо мне думают люди. Но, так или иначе, не думай о ней. Она больше гавкает, чем кусает. — Он был так близко, что Кира могла вдохнуть его аромат, еще и потому, что он наполнил салон автомобиля.

Он сидел тихо, будто ожидая, что она сейчас скажет. Она, вероятно, сожалела бы об этом в конечном счете, но она не могла отрицать, что ей было хорошо в компании Риза. Он отличался от того парня, каким она себе его представляла, и ей было стыдно, что больше верила слухам, а не присматривалась к нему.

Она не хотела быть известной, как одна из тех девушек, которые суди и сгребали всех под одну гребенку и она должна была с этим что-то делать. Она отбросила предрассудки и сказала:

— Да, я хотела бы тусоваться с тобой, Риз.

****

Риз наблюдал, как Кира направилась к своему дому. Его сердце трепетало под ребрам и все, о чем он мог думать, все, что он мог только воспроизводить в своей памяти, были ее слова, что она хочет с ним встречаться. Когда он предложил ей это, часть его надеялась, что она скажет ему отвалить. Может тогда он смог бы о ней забыть. Было бы ложью, если бы он твердил себе, что смог бы избегать ее и все было в порядке. Какую чертову пользу он мог принести Кире? Он действительно думал, что все, что делал, может оказаться хорошим делом? Он знал о себе достаточно, он никогда бы не остановился, если бы не испуганные глаза Киры, когда он вышибал все дерьмо из Джоша. Все это напоминало те годы, когда они не смотрели друг на друга, не разговаривали. Сейчас был такой момент, когда он знал, что больше находится в стороне он не может.

Прежде, чем Кира подумает, что он псих, который все еще стоит возле её дома, он завел мотор и отъехал со двора. У него не было определенного плана, куда поехать, но о возвращении в школу не могло быть и речи и «дом» не был во главе списка тех желаемых мест, куда бы он мог отправиться. Зазвонил телефон и он выудил его из кармана своих джинс. Номер Андреа высветился на экране и хотел было направить его на голосовую почту, но она бы продолжала настойчиво звонить. Он с сильно нажал на экран и ответил на звонок:

— Да? — в школу он не собирался вернуться, так что было одно место, куда он мог спокойно отправиться, это был салон Макса.

— Детка, почему ты не в школе? — У нее был плаксивый голос.

Он сжал челюсть и сильней сжал руль:

— Андреа, я сказал тебе, чтобы ты меня так не называла.

Он нажал на педаль гада и быстрей поехал на окраину города

Андреа драматично выдохнула, как она всегда делала и говорила она слишком сладко, чтобы казаться убедительней:

— Прости, Риз. - Звук ее каблуков отбивающий громкий звук по кафельному полу вызывал дикое желание убавить громкость динамика на телефоне.

— Что ты хочешь? — после того, как он высадил Андреа у ее дома после вечеринки у Хэйдена, между ними ничего не происходило. Ни телефонных звонков, никакого секса, вообще ничего. Он объяснил, что, независимо от того, что между ними было ранее, чего она хотела, чтобы между ними было, это просто невозможно. Он никогда не скрывал от нее, что был ублюдком, но Андреа была того же поля ягодой, и то, что происходило, было единственным выходом для них обоих. Она была безжалостной и холодной, могла нанести удар в самое сердце, повернуть лезвие так, что рана никогда бы не зажила.

— Я слышала, что Кира Шеппард села в твою машину и вы вдвоем уехали из школы.

— Да. И? — он медленно и сердито выдыхал, это говорило о том, что о том, что он все еще оставался на связи. Андреа никогда не говорила дерьма меньше него самого. Она уже признала, что они оба являются неукротимыми, как — будто единственной целью Андреа было стать чертовой парой правителей штата Монтесса. Ее приоритеты были испорчены, и чтобы понять это, ему нужно было встретить чистую и честную девушку

— Риз, я думала, что мы условились, что нам обоим есть смысл быть вместе. Она никто, Риз, социальный изгой. — Ей даже не нужно было произносить имя Киры, чтобы он понял, о ком идет речь.

— Нет «ты и я», Андреа. И факт, что ты связываешь все мое дерьмо с Кирой, только делает тебя такой же плохой, как и я. — Он не дожидался ее ответа. Риз нажал на отбой и швырнул трубку на пассажирское сиденье. В поле зрения попался тату-салон и Риз припарковался перед входом. Небольшое здание было обшарпанным, с облупившейся белой краской и нуждалось в новой крыше, но любой, кто хотел набить тату, все ехали прямо к Максу. Неоновая вывеска на входной двери светилась ярко-синей надписью «Открыто». Риз открыл дверь и увидел, что Макс работает с клиентом. Он сел в приемной и стал ждать.

— Ты разве не должен быть в школе? — сказал Макс, не поднимая головы от клиента. В данный момент он обводил чернилами на груди человека якорь, который был нарисован прямо посередине груди.

Макс хоть и был стар, как черт, но от него ничего не ускользало. Прошло еще десять минут, и затем Макс протер чернила и осмотрел до конца татуировку. Он приехал сюда, чтобы стоять по другую сторону стола, а вместо этого стоит в смущении и смотрит в знающие темно-карие глаза.

— Ребенок, в чем дело? И скажи почему, мать твою, ты не в школе? Я думал, что мы это обсудили!

Риз откинулся на стуле и закинул руки за голову.

— Я не пропускал, просто почувствовал, что мне там не нравится.

— Нет? Тогда скажи мне, почему ты здесь, вместо того, чтобы быть там? Осталась всего пара недель, так? — Гудение машинки заполнило небольшое пространство. Джонас, один из сотрудников Макса, был занят набиванием тату клиенту в дальнем углу.

— Я выручал девушку.

Макс приподнял густую светлую бровь. Потом положил свои татуированные руки на стол.

— То есть теперь ты гробишь свою учебу, чтобы трахнуть какую-то киску?

Даже при том, что Макс всегда называл вещи своими именами, Риз не мог так поступить с Кирой так, как выразился Макс. Макс, должно быть, заметил, как эмоции мерцали на лице Риза, поэтому он шумно вздохнул и пристально посмотрел на Риза.

— Смею предположить, что эта девочка гораздо больше, чем немного сладкого секса на стороне?

Риз с шумом выдохнул. Он фактически никогда не разговаривал с Максом о Кире. Мысль, чтобы смешать ее с дерьмом, с которым он имел дело, вызвала горечь во рту. Не все его друзья были недоносками, но те, которых он знал очень давно, были самыми настоящими придурками.

— Она, черт побери, гораздо больше, чем это!

Мгновение спустя Макс пробормотал:

— Ха!

— Что?

Макс обошел стол и посадил свою задницу на стул рядом с Ризом.

— Ничего. Я просто никогда не замечал, чтобы ты так скрытно себя вел, если это не касается женщины. Она, должно быть, особенная.

— Да, Макс. Она особенная.

— Хочешь поговорить об этом, приятель?

Хочет ли он поговорить об этом? Часть хотела говорить об этом, но друга часть хотела все сохранить при себе, чтобы это было только его секретом. Хотя это был Макс, человек, который увел его с неправильной дороги, когда ему было двенадцать лет. Риз был голодный, замерзший и грязный. Макс взял его к себе домой и его жена, Кара, не возражала. Пять лет назад она умерла, что стало большим ударом для обоих.

— Я захотел ее, как только увидел, в самый первый год обучения. Она — самое хорошее и прекрасное, что есть в мире. А у меня нет ничего, чтобы я мог бы ей дать.

— О чем, черт побери, ты говоришь, Риз? — Макс похлопал ладонью по груди, в области сердца и посмотрел Ризу в глаза. — Ты чувствуешь, как бьется твое сердце? Ты чувствуешь, как сильно и тяжело оно оно бьется в груди? — Риз кивнул. — Я говорил тебе это миллион раз и повторю снова, — он склонился на дюйм ближе, — ты не позволяй ничему плохому, что было в твоей жизни, влиять на твое будущее. Ты — сильный, умный и добрым взглядом. Макс вскинул подбородок. Когда Риз ничего не ответил, Макс снова заговорил: — Ты ведь понимаешь меня, верно?

У Риза сжалось горло и он кивнул. Макс может быть грубым и иногда с ним бывает сложно разговаривать, но он никогда не подводил Риза.

— Хорошо. Составь мне компанию, пока я буду татуировать задницу следующему клиенту. ­ Риз приподнял бровь и Макс хохотнул:

— Я тоже удивился, что за дерьмо? Хочет набить имя бывшей жены на левой ягодице. Как он мне сказал, она всегда сможет поцеловать его в задницу. — Риз не выдержал и начал смеяться.

— Я не представляю этого! Я имею ввиду, он действительно хочет набить имя своей бывшей жены на заднице на всю жизнь, не смотря на то, что это ее унизит? - Риз развел руками и помог Максу приготовить рабочее место для следующего клиента.

— Больше никаких пропусков занятий, слышишь?

Риз улыбнулся, ведь когда Макс ругается, то это просто доказывает тот факт, что кому-то в этом мире есть о нем позаботиться.

****

Неделя в школе проходила незаметно, поскольку все свои работы Кира сделала на выходных. Теперь, когда наступила пятница, у нее не было школьных заданий, которые б тяжким грузом висели бы на плечах, она в состоянии дышать полной грудью. Она все еще слышала сплетни и слухи из-за того, что произошло на вечеринке Хэйдена, но было странно, что все практически затихло еще посреди недели. Может, это было связано с тем, что у парня, который играет на тубе в оркестре был найден кокаин в шкафчике, и все внимание с нее переключилось на него.

Она стояла в очереди в столовой, чтобы взять сэндвич, когда кто-то похлопал ее по плечу. Риз стоял позади нее и подарил ей самую широкую улыбку.

— Эй. — После того, как он в понедельник высадил ее возле дома, они видели в коридорах несколько раз. У них не было совместных классов и не смотря на то, что Кира была согласна с ним встречаться, она избегала его, но не потому, что не хотела его видеть, а больше потому, что одно его присутствие ее немного запугивало.

Честно говоря, она была испугана. Она боялась своих чувств к нему и того факта, что готова отбросить в сторону все сомнения и подарить себя этому плохому парню. Она не могла позволить темным мыслям пройти сквозь нее. Она полагала, что он с ней только потому, что хотел бы быть ее другом, потому что считал ее забавной, или это просто какая-то злая шутка. В глубине души она надеялась, хотела верить, что он тоже что-то чувствует, иначе не помог бы ей на вечеринке, не увез бы из школы и не пригласил бы на завтрак. Именно ее неуверенность удерживала ее и заставляла крутить в голове такие мысли. Прежде всего, Риз был плохишом, именно таким его считали в школе. Она видела это по тому, как он держался себя с ней и как вел себя. Она провела с ним очень мало времени, но он до сих пор не развеял ее негативных мыслей по поводу него.

Его друзья могли быть придурками, девушки, которые вешались на нем, были суками, которые предавали людей, будто это было их любимым занятием, но Риз никогда не делал подобного. Он сдерживал себя, был немногословен и отвечал только в том случае, если ему в лицо было сказано что-то действительно дерьмовое. Слухи о том, что он спал с каждой девчонкой в школе, были просто слухи, ну, или просто ей было приятней так думать. Итак, почему же она избегала его, словно он болен чумой? Она боялась, что ее неуравновешенные чувства к нему станут еще сильней. Это было именно тем, чему они никогда не позволяла происходить. Находить его привлекательным и желать его на расстоянии было куда безопаснее, чем находиться ближе к нему и понимать, что он достойный парень.

Слушая ее, представляем какую-то слабоумную девочку с глупыми понятиями того, чего она бы сделала или чего бы не хотела. Она хотела то, что в действительности иметь не могла. Она много раз подвергала сомнению его слова о том, что он замечает ее, что хочет встречаться с ней. Может, он просто чувствовал себя обязанным за то, что спас ее и считает, что должен сделать это? Будто бы он обязан быть с ней.

— Как поживаешь, Кира? — Буквально на секунду она потерялась в зеленовато-голубом цвете его глаз. Это был такой необыкновенный цвет, что вместе с его темными волосами, это создавало поразительную комбинацию.

— Х-хорошо. Все хорошо.

Он заставлял ее нервничать, и ему даже не нужно было стараться это сделать.

— Теперь и у меня все хорошо, потому что я могу поговорить с тобой. — Он снова похлопал ей по плечу и улыбнулся. — Если бы я не знал тебя лучше, что решил бы, что ты всю неделю меня избегала. Она заметила, что староста прошел мимо зала.

— Привет, Риз.

Риз приподнял подбородок в знак приветствия, но все его внимание было сконцентрировано на Кире.

— Хочешь пообедать со мной? — Кира бросила взгляд за его плечо на столик, где он обычно сидел. Маркус, Кристиан и Лео наряду с горсткой других парней сидели там, разговаривая и смеясь. Андреа и ее группа поддержки подошли к столу несколько минут назад и сидели между парнями.

— Хм... не сегодня. Не уверена, что твои друзья оценят мою компанию. — Риз посмотрел через плечо и его брови сошлись на переносице, взгляд стал хмурым.

— Наплюй на них. Я тебя приглашаю. Кроме того, они не посмели бы испачкать нас с тобой. — Его грубость должна была бы ее оскорбить, но это не выглядело как ругательство.

— Это, конечно, мило, но он бы сожрали меня живьем. — Она еще раз попыталась пошутить. — Я, пожалуй, пойду. — Она улыбнулась ему так широко, что за этой улыбкой попыталась скрыть неловкость, которую испытывала, но по выражению его лица знала, что у нее не получилось его одурачить.

— Хорошо, достаточно. Я не хочу, чтобы ты испытывала чувство неловкости, но я хочу с тобой пообедать. Мы можем пойти в кампус, если ты хочешь. Я угощаю.

Предложение было безумно заманчивым, но если она с ним уедет, поползут слухи, чем они могли там заниматься. Она покачала головой и он еще больше нахмурился.

— Дело не в тебе или что-то еще. — Это было не так, но с другой стороны так оно и было. — Просто я всегда обедаю со своими друзьями. — Паршивое оправдание и она это прекрасно знала, но быть названной шлюхой больше раз, чем она уже насчитала на этой неделе, было вполне достаточно. Она добавила:

— Может, в следующий раз?

— Я мог предложить сесть за ваш столик, но могу сказать, что ты себя почувствуешь не комфортно. — Он запустил руку в волосы и оказались в еще большем беспорядке, чем были, но это Риза делало еще сексуальней.

— Я все же собираюсь использовать этот «следующий раз». — Он все еще был хмурым. Несколько людей подходили к нему, чтобы поздороваться, но на Киру никто не обращал внимания. Кира поправила свои очки на переносице и переступила с ноги на ногу. Очередь продвигалась и Кира взяла сэндвич и сок. Оплатив обед, она было направилась к столику, где сидели Молли и Йен, но Риз мягко схватил ее за локоть.

— Хочешь встретиться со мной в эти выходные? Мы могли бы посмотреть какой-нибудь фильм или поесть где-нибудь?

Она вспыхнула от удивления, потому что то, что предлагал Риз, больше походило на свидание, чем на простую встречу. Или же она просто приняла желаемое за действительное?

Он снова заговорил, потому что Кира долго не отвечала:

— Мы можем заняться тем, чем ты захочешь. Я просто хочу встретиться с тобой, Кира.

Она кивнула и сказала:

— Хорошо. — Они обменялись номерами, но ни один не начинал общения после того, как он высадил ее возле дома в понедельник утром. Возможно, он ждал первого шага от нее, а когда они ничего не предприняла, то решил взять все в свои руки? Он мгновенно улыбнулся и кивнул в ответ.

— Круто. Я скину теб сообщение сегодня вечером, так мы сможем договориться, да?

— Да, хорошо. — Она стояла там, не двигаясь, поскольку наблюдала, как сексуально он направился к столику, де его ждали друзья. Его улыбка чуть дрогнула, когда она заметила взгляд Андреа. Несомненно, капитан группы поддержки все видела, даже при том, что ничего и не было видно. Кира не хотела смотреть, бросится ли Андрея на шею Риза или нет, когда он сел за столик, поэтому она зашагала к Молли и Йену. Ее поднос с громким стуком приземлился на стол, когда она поставила его перед собой. Кира не пропустила напряженность, которая витала в воздухе и тот факт, что ее лучшая подруга и Йен все еще не разговаривают. Вздыхая, она взяла свой сэндвич и начала есть. Но ее трапеза была прервана, когда заговорила Молли:

— Что происходит между тобой и Ризом Трентоном?

Кира подняла глаза и переводила взгляд с Молли на Йена.

— Ты о чем?

Молли прищурилась:

— Не прикидывайся. Вы двое выглядели довольно дружелюбными. Я так дума., что ваши улыбки осветили всю столовую.

— Молли, оставь ее в покое, — сказал Йен, но Молли проигнорировала его.

— Подумаешь, большое дело? — Кира посмотрела на подругу и вернулась к поеданию сэндвича, но она знала, что Молли задает слишком много вопросов и не успокоиться, пока не получит на них ответов.

— Нет никакого большого дела, но я надеюсь, что вы знаете, что делаете. — Кира посмотрела на подругу и уловила во взгляде искру раздражения.

— Что ты хочешь этим сказать? Он помог мне.

Кира посмотрела на Йена, но то был занят разговором с парнем, который сидел рядом с ним. Хоть Кира и дружила с Йеном много лет, но она не рассказала ему о том, что произошло на вечеринке у Хэйдена. Ей было неловко рассказывать об этом Молли из-за позора, которое она испытывала, но когда рассказала, что стало легче. Она не настолько близка с Йеном, поэтому откровенничать с ним будет крайне неловко, и вызовет больше драмы, чем ей того хотелось.

— Он не так уж и плох, Молли.

Молли вздохнула:

— Я и не говорю, что он плохой, Кира, но мы обе, ты и я, знаем, какая у него репутация.

Да Кира не была слепой и все это прекрасно знала, но все время, что она провела с Ризом Трентоном, после того, как он ее спас. Его поступки были красноречивей слов. Он был милым и заботливым. И хотя, несомненно, она понимала, что он может быть опасным, она хотела сосредоточиться только на фактах. Она не собиралась своим внутренним суждениям влиять на ее жизнь, по крайней мере, она так твердила сама себе. Его влияние на Киру было отдельным разговором. Все, чего ей хотелось, так это минута искренности и она поняла бы, каким же был на самом деле Риз Трентон. Теперь она чувствовала себя маленькой и глупой, а все из-за того, что избегала его.

— Он хочет, чтобы мы стали друзьями, и после сегодняшнего разговора с ним я понимаю, что, возможно, он не такой уж и плохой, как о нем говорят, я хочу узнать его побольше. Это так неправильно?

Молли опустила голову и поковыряла свой салат:

— Нет, это не так. Я просто волнуюсь за тебя.

Кира протянула свою руку, накрыла ладонью руку Молли и легонько сжала.

— Спасибо тебе за то, что была там со мной. Так или иначе, все это не имеет значения, учебный год почти окончен и я уеду в OSU (Ohio State University — прим. Пер.).

— Тьфу, давай не будем говорить о колледже прямо сейчас. — Большинство студентов не могли дождаться того момента, как уедут отсюда, но только не Молли. Родители ее практически принудили ее поступить. Все они выбрали разные колледжи. Молли и Йен хотели поступить в колледж искусств Колумбуса. Молли собиралась пойти учиться на дизайнера интерьера, а Йен хотел поступить на графического дизайна. Они будут находиться достаточно близко другу к другу, чтобы видеться чаще, но, тем не менее, находится на расстоянии для них было тяжело. В течение нескольких лет троица стала по-настоящему близка.

— Ребята, не хотите потусоваться на этих выходных? Можно поехать на озеро. — Вклинился в разговор Йен и от Киры не ускользнуло, что Молли нахмурилась.

— А вы, ребята, не собираетесь рассказать мне, что, черт возьми, происходит между вами?

Йен немедленно нацепил маску на лицо и посмотрел на Молли. Ни один не произнес ни слова.

— Хорошо, хорошо, я не буду давить, но напряжение между вами начинает меня беспокоить.

— Позвони мне позже, Кира. — Молли взяла свой поднос и, не взглянув на Йена, ушла. Кира посмотрела на Йена, который просто покачал головой и вернулся к еде. Она не стала бы выуживать из него информацию, ведь сама-то ему ни слова не сказала о том, что произошло на вечеринке, но она бы соврала, если бы сказала, что у него не было вопросов сейчас. Она доела свой обед в полной тишине, но не могла не посмотреть на Риза. Конечно же, Андреа сидела рядом с ним и каждый раз, когда она его касалась, его тело напрягалось от этих прикосновений. Она знала, что ее эмоции смешны. У нее не было никаких прав на Риза, но она действительно чувствовала, что они стали ближе, даже после того, как пару минут поговорили сегодня. Единственное, что ее радовало, так это то, что Риз всячески пресекал прикосновение Андреа на каждом шагу. Блондинка хмурилась, явно не понимая намека, пока Риз не повернулся к ней и не обратился к ней с угрюмым выражением на лице.

Андреа побледнела и, раздраженная, схватила свою сумочку и ушла из столовой со своей группой поддержки. Ее юбка была очень короткой и когда Кира вернула свой взгляд на Риза, она была удивлена, что он смотрел на нее. Он улыбнулся и поднял руку в качестве приветствия. Кира сделала тоже самое и их небольшой обмен приветствиями не ускользнул от внимания Маркуса. Он переводил взгляд с Киры на Риза и похлопал Риза по плечу и пробормотал что-то с улыбкой на лице. Кира напряглась, потому что она могла только предположить, какие грязные штучки мог сейчас говорить Маркус Ризу. К ее облегчению, Риз повернулся к Маркусу и что-то сказал ему с серьезным выражением лица. Он ошеломленно посмотрел на Риза, потом перевел свой взгляд на Киру и его брови сошлись на переносице. Кира быстро отвернулась и увидела, что за ней внимательно наблюдает Йен.

— Не то, чтобы это мое дело, но что происходит между тобой и Ризом Трентоном? — спросил Йен с полным ртом.

Кира схватила свой поднос и встала:

— Ты прав: это не твое дело. — Она не хотела ему грубить, но если Йен и Молли держали свои секреты при себе, то у нее есть право поступать также. Да, это было по-детски, но в данный момент это ее заботило меньше всего.

Йен моргнул пару раз, но ничего не ответил. Кира развернулась и ушла. Боже, почему конец дня не может наступить быстрей?

****

— Черт, чувак, что на самом деле происходит между тобой и этим фриком? — сказал Маркус с полным ртом еды. Риз сжал кулаки и заехал в челюсть Маркусу.

— Если ты не хочешь, чтобы я выбил тебе все чертовы зубы, то закрой свой рот. — Это был уже второй вопрос Маркуса с тех пор, как Риз сел за сто. Очевидно, что угрозы врезать Маркусу по яйцам, было недостаточно. Маркус поднял руки в знак поражения и ухмыльнулся.

— Никаких проблем, чувак. Просто спросил. — В эту минуту к ним подошла девчонка Маркуса и села к нему на колени. Риз отвернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как Кира покидает столовую. Он хотел пойти за ней, поговорить с ней, но он видел, что, возможно, у нее состоялся неприятный разговор с друзьями. Он видел, какая неуверенная она была, когда он предложил тусоваться вместе. Она колебалась и он не мог винить ее в этом. Он так же видел разочарование на лице Андреа, ведь быть с ним было выгодно ей для их социального положения. Как он плохо относился к социальным слоям, так же люди относились и к нему. Через пару недель весь этот ад закончится и он уедет отсюда к чертовой матери со всем своим дерьмом. Он мог бы попросить мать поехать с ним, оставить Хьюго, начать новую жизнь, с чистого листа где-то в другом месте, где нет ненависти. Может, на этот раз она бы послушала его, поумнела бы и увидела, что так жизнь, которой она жила, была далека от идеальной.

— Вы идете на вечеринку к Крэнку сегодня? — Кристиан сел и вгрызся зубами в свой гамбургер.

— Черт, чувак, да! Это вечеринка должна стать настоящей эпопеей! — Лео садился рядом, отвечая на вопрос. — Ты придешь, Риз?

Риз продолжал пристально смотреть на Киру, которая выходила из столовой.

— Риз? Эй, ты придешь сегодня?

Риз встал и бросил через плечо:

— Черт, нет, у меня большие планы на сегодняшний вечер!

****

Молли подъехала к дому Киры. Прежде чем выйти из машины, Кира повернулась на своем месте и уставилась на Молли:

— Ты собираешь мне рассказать, что происходит?

Молли продолжала молча смотреть на Киру, потом сделала вдох и продолжила смотреть Кире прямо в глаза. Как раз в тот момент, когда Кира подумала, что Молли не ответит, она заговорила:

— Я не знаю, с чего начать. — Беспокойство медленно накрывало Киру. Молли выключила двигатель, но не сделала ни одного движения, чтобы выйти из машины.

— Хочешь зайти в дом и там поговорить? — Родителей Киры не будет дома до шести часов и Молли знала это. У ребят, по крайней мере, была личная жизнь и Кира умирала от желания узнать, что же происходит между Молли и Йеном.

— Да, хорошо. — Они вышли из Тойоты и зашли в дом. Молли направилась на кухню и села за стол. В течении долгих секунд Молли не проронила ни слова.

— Есть некоторые вещи, которые я никогда тебе не рассказывала.

Кира не двигалась, так как наблюдала за Молли.

— Окееей. — Протянула она не зная, чего ей ожидать.

— Я..., — Молли вытерла глаза, а когда подняла их ни Киру, то та увидела, что они красные от не пролитых слез.

— Боже, Молли, что? — Кира потянулась и взяла Молли за руку.

— Ну, я встретила кое-кого.

Тишина прошлась между ними.

— Да? Ну, это же хорошо, да? — Кира не стала зацикливаться о том, что ей немного больно от того факта, что Молли говорит ей об этом только сейчас. Молли покачала головой и реальность стала проявляться. Они никому не говорили о своих отношениях.

— Ты встретила Йена?

Мооли покачала головой и слезы безвольно покатились по щекам.

— Мы провели все лето вместе, но мы не знали, как сказать тебе об этом. Сначала это было неловко, мы не хотели скрывать этого от тебя.

Она была удивлена, что не заметила этого раньше. Они много времени проводили вместе, особенно летом.

— Вы это скрыли очень удачно, ребята.

— Эй, — Кира сжала руку Молли, — это все не важно. Мне, конечно, немного причиняет боль, что вы не додумались рассказать об этом мне, но если вы счастливы, то я тоже счастлива. — Она сделала попытку улыбнуться.

— Я нет. Тем не менее — это проблема. — Молли освободилась от хватки Киры и схватила несколько бумажных полотенец.— Я спала с ним, Кира.

Кира почувствовала, как ее глаза расширились а с губ слетело «О». У нее не было слов.

— Хм. — Она озиралась по сторонам, в попытке придумать что-нибудь утешительное. Было понятно, что добром это не кончилось.

— Хочешь рассказать мне об этом? — Молли положила голову на стол. Когда она снова посмотрела на Киру, ее лицо было печальным.

— Он не сделал тебе больно, не так ли?

Она покачала головой:

— Нет, нет. Ничего подобного. Все эти сложности из-за меня. — Она вздохнула и вытердла нос: — Мы сделали это всего один раз, это был самый приятный момент в моей жизни,а потом я взбесилась. Он пытался поговорить со мной с тех пор, а я избегаю его на каждом шагу. — Новый поток слез хлынул из глаз Молли. — Я была так зла.

— Но почему? Вы что-то значите друг для друга, то почему не развиваете отношения?

Молли пожала плечами.

— Я расстроена, потому что, скорей всего, разрушила нашу дружбу. Йен нравится мне уже довольно долгое время, и он сказал, что у него тоже ко мне есть чувства и давно, но я помешаю своим чувствам. Я не должна была допустить этого. — Она снова фыркнула. — Кира, я все испортила.

Кира сошла со своего места и села рядом с Молли. Она обняла подругу.

— Ты не должна сдерживать себя только из-за того, что боишься того, что может произойти.

— Мы так долго были друзьями, Кира. Что, если я дам нам шанс, но ничего не выйдет? Мы же учимся в одном колледже! — Молли уткнулась в шею Киры и зарыдала в голос.

— Вы пытались поговорить о своих страхах или просто избегали этого?

Она подняла голову Молли и посмотрела в ее серые глаза.

— Ты уже знаешь, почему я его избегаю. В понедельник, когда он попытался со мной поговорить, он был так зол на меня, что наорал. И больше он не пытался со мной поговорить. Я боюсь, что он окончательно от меня отдалится.

— Я знаю вас обоих, мы никогда не могли избавиться от Йена.

Молли слабо улыбнулась Кире, но не прокомментировала это.

— Я думаю, что вам стоит поговорить о том, что вы оба чувствуете.

Молли отодвинулась от подруги и схватила еще парочку салфеток. Молли высморкалась и Кира не смогла сдержать улыбки от тех звуков, которые издавала подруга.

— Ты правда так думаешь? — В глазах Молли засияла надежда и Кире стало жаль, что она не могла ответить ей на все вопросы в этой ситуации.

— Я не могу указывать вам, что делать, но я думаю, что тебе стоит поговорить с Йеном. Тогда ты почувствуешь себя лучше. Мы знаем его практически всю жизнь и он никогда не повернется к нам спиной из-за этого. Хотя новость, что Молли и Йен спят вместе, была огромной, Кира все пыталась уложить ее в своей голове.

— Да, возможно ты права. — Молли высморкалась и послала Кире улыбку. — Я была с ним довольно резка.

- Я уверена, что он знает, что ты не специально. Эмоции иногда делают людей иррациональными. — Кира сжала руку Молли.

— Когда ты слала чертовым философом во всем этом дерьме?

Кира смеясь покачала головой.

— Я слышала это на шоу Джери Спрингера (Шоу Джерри Спрингера (англ. The Jerry Springer Show)— американская телевизионная передача в формате таблоидного ток-шоу производства телекомпании NBC. Программа начала выходить с 30 сентября 1991 года. Ведущий— бывший американский политик Джерри Спрингер. Съёмки проходят в г.Стамфорд (штат Коннектикут). Шоу ретранслируется в других странах. С конца 90-х годов подобного рода телепроекты появились и во многих другиx странах мира.

В 2002 году « TV Guide » поместил шоу на первое место в списке"«Пятидесяти худших телешоу всех времен" — прим. пер.).

Молли хихикнула и встала.

— Ну, я пойду. У родителей новые соседи и я должна вести надлежащим образом. — Она взяла свои ключи со стола и направилась к входной двери. — Но я собираюсь послушать твоего совета и и поговорить с ним, Кира. Йен заслуживает большего, а не то, как я с ним поступаю.

Кира наблюдала за подругой с крыльца, так как та уже запрыгнула в свою машину и уехала. Она вернулась на кухню и взяла сопливые салфетки подруги кончиками пальцев.

— Чокнутая.

Ее телефон завибрировал на кухонном столе, и она быстро выбросила салфетки, вымыла руки и схватила телефон. Ее сердце гулко забилось в груди, когда она увидела сообщение от Риза.

РИЗ: Привет!

Представлять этого улыбчивого, большого, татуированного парня было странным, но благодаря ему она улыбалась.

Кира: Привет

Риз: Есть планы на сегодняшний вечер?

Кира: Выучить четыре предмета на понедельник.

Риз: Как на счет встречи? Можем сходить в кино.

Пальцы Киры задрожали, когда она читала текст, в потом снова и снова перечитывала.

Риз: Хм, не заставляй парня нервничать.

Кира вслух засмеялась.

Риз: Клянусь, это просто дружеская встреча. Я не давлю на тебя, Кира.

Все ее внутренности сжались от разочарования. А что, черт возьми, она теряла?

Кира: Было бы неплохо.

Риз: Я уже начал потеть от волнения. Увидимся в шесть?

Кира: Я буду ждать.

Она ничего не могла подумать с глупой улыбкой, которая расползлась по лицу. Кира быстро набрала родителям сообщение о своих планах и помчалась наверх, чтобы найти, в чем пойти на встречу. Да, у нее может и было три часа до встречи, но пока не пришло время, она собиралась каждую минуту потратить на подготовку.

Успокойся, Кира. Это то, чем обычно занимаются друзья. Он просто хороший и вероятно чувствует, что должен тусоваться с тобой после того, что случилось. Она нахмурилась из-за своих мыслей. Когда она в последний раз ходила на свидание? Она напомнила себе, что это не свидание, а дружеская встреча. Он, к ее разочарованию, именно так и написал в сообщении. Почему ее так тянуло к нему? Потому что у него был имидж плохого парня? Возможно, изначально так и было, но потом, после общения с ним, Кира призналась, что ей понравился человек, которым он являлся на самом деле. Независимо от того, какие у него были намерения, Кира должна быть уверена, что она выглядит чертовски горячо, не смотря ни на что.

Глава 4.

Кира услышала автомобиль Риза гораздо раньше, чем увидела. Быстро выглянув в окно, она увидела, как все шесть фунтов татуированного и мускулистого совершенства вылезают из машины. Она заметила, что сейчас он оделся не так, как обычно одевался в школе, а его волосы были влажными после душа и касались ворота рубашки. Она отошла от окна и прижалась к стене, ее тело горело. Кира надела белую юбку с красными маками, которая доходила до середины бедра. К юбке она подобрала белый топ, с красными узором по краям. Это было чуть откровенней, чем она обычно позволяла себе надеть, потому что она стеснялась оголиться, но ей понравилось, что все сочеталось и она выглядела превосходно. Он дважды постучал в дверь, даже его стук был по-настоящему мужским. Боже, она так возбуждена и смущена одновременно, что даже не торопилась открыть дверь.

Она вытерла вспотевшие руки о юбку, быстра обула сандалии и схватилась за ручку входной двери. Прежде чем открыть, она еще раз бросила взгляд на зеркало. Провела рукой по волосам, которые стали завиваться от влажности. Ее каре-зеленые глаза сегодня больше отдавали зеленым оттенком, они имели тенденцию менять цвет, в зависимости от ее настроения и эмоций, которые в ней кипели. Она сняла очки и уставилась на свое отражение. Ей нужно было послушать маму о покупке контактных линз, но тогда ей эта идея показалась глупой. Она не могла обходиться без очков, иначе все было расплывчатым и не ясным, даже не смотря на то, что она выглядела гораздо привлекательней без них. Она водрузила из на место и вздохнула. Риз снова постучал в дверь, и Кира вспыхнула еще больше. Она пялилась на свое отражение, а он тем временем стоял под дверью и ждал ее. Когда она открыла дверь, то не смела смотреть на него, так как ее лицо пылало. Пожалуйста, пожалуйста, только бы он не видел, как пылают мои щеки. Пожалуйста, пожалуйста, пусть он не видит мое пылающее лицо.

- В какой-то момент я подумал, что ты мне уже не откроешь. - Его слова были пропитаны юмором и она подняла голову. Ее лицо было уже не таким красным, как раньше.

Чертовы гены.

Она засмеялась, но вышло это как-то нервно.

- Ничего себе, ты потрясающе выглядишь! - Она не могла не заметить, как его взгляд скользнул по ее телу сверху вниз. Кира переступила с ноги на ногу, а потом развернулась и помчалась домой за сумочкой и деньгами. Он, вероятно, подумал, что она ненормальная, раз вела себя так, когда ей делали комплименты. Когда за ней закрылась дверь, до нее дошло, что она его даже не поблагодарила за комплимент. Так она и стояла в прихожей с горящим от стыда лицом.

- Кира?

Она подняла на него глаза, даже при том, что чувствовала себя полной дурой.

- Успокойся, - он улыбнулся ей. - Почему ты так нервничаешь? Это из-за меня? - Он потянулся к ней и взял ее за руку. Его рука такая большая и теплая, он переплел свои пальцы с ее и слегла сжал.

- Я не знаю. - Мягко сказала она.

Он на секунду замолчал, а потом сказал:

- Я — последний человек, из-за которого ты должна нервничать.

Его тон был мягким и она заметно расслабилась.

- Поехали. - Он кивком указал в сторону своей машины, и Кира последовала за ним. Когда они дошли до двери с пассажирской стороны, он открыл для нее дверцу. Это было похоже на свидание, раз он так галантно с ней обходится, ее голова начала кружиться от возбуждения. Он закрыл за ней дверцу и, обогнув машину, сел за руль и завел мотор.

- Какую музыку ты предпочитаешь? - Он посмотрел на нее в ожидании ответа.

- В принципе, мне нравится все, только не угнетающие песни. Я не большая фанатка подобного.

Он усмехнулся:

- Да, я тоже. - Не смотря на то, что сама машина была старой, Риз ее усовершенствовал хорошей кожаной обивкой и стерео-системой. Она на самом деле не обратила внимание на это в прошлый раз, когда он ее подвозил.

Он, должно быть, заметил ее взгляд, потому что сказал:

- Тебе нравится здесь? - Кира ничего не понимала во всем этом, поэтому просто улыбнулась и кивнула. Все это было довольно необычно. Он включил свой Ipod и выбрал песню, проведя пальцем по экрану. Incubus начал играть через динамики, и она улыбнулась.(Примеч. Incubus — американская альтернативная рок-группа. Группа была создана в калифорнийском городе Калабасасе в 1992 году одноклассниками Брэндоном Бойдом (вокал, перкуссия), Майком Айнзайгером (гитара))

- The Warmth’ отличная песня. - Кира положила голову на кожаное сиденье, когда он выехал с ее подъездной дорожки и поехал прямо.

- Хороший вкус в музыке. И красивый. Я сорвал огромный куш. - Риз на мгновение повернулся к ней и подмигнул. Прежде, чем она смогла переварить его слова, он увеличил громкость. Голос Брэндона Бойда взорвался в динамиках и она была благодарна, что Риз не ожидал от нее ответа. Тем более, что она понятия не имела, что ему ответить. Она прокручивала в голове его слова. Он считал ее красивой. Она не могла сдержать улыбку.

Кира посмотрела в окно и наблюдала, как мимо проносятся здания, превращаясь в пятно позади них. Риз потянулся и убавил громкость, а потом она почувствовала вес его руки на себе. Она опустила свои глаза и увидела, что его рука лежит поверх ее, тогда рой бабочек запорхал у нее в животе.

Риз посмотрел на нее:

- Кира, все хорошо? - у нее остановилось дыхание и он сказал, - Я ужасно хочу, чтобы тебе было хорошо, Кира. - Ее сердце билось, как сумасшедшее, что создавалось ощущение, будто оно вот-вот выпрыгнет из груди. Он может только и держал за руку, но она чувствовала себя очень хорошо. Она лишь кивнула в ответ. Он понятия не имел, насколько хорошо ей было с ним. Бабочки в ее животе начали порхать еще сильней и бисеринки пота усеяли ее грудь.

- Друзья ведь держаться за руку, так ведь? - Он сказал это таким низким тоном, что согрел ее изнутри. Конечно он знал, что друзья держаться за руку, но не так, как держал ее он. Он смотрел то на нее, то на дорогу. Она облизала губы и он решил сосредоточить свое внимание на дороге. Он заерзал на своем месте и она не могла не посмотреть на его бедра. Ее глаза расширились, когда она увидела выпуклость на его брюках на самом интересном месте. О. Боже. Он возбужден. Из-за нее.

- Да, Риз. - Ее голос был таким теплым и низким, и она снова облизала губы, которые, черт бы их побрал, снова стали сухими. Его дыхание сбилось от ее теплых слов.

Самый популярный и плохой мальчик в школе, в городе, Риз Трентон, хотел ее, нескладную и неуклюжую, Киру Шеппард.

Он припарковался на автостоянке возле кинотеатра и вышел. Прежде, чем Кира успела выйти из машины, Риз открыл для нее дверцу и помог выйти из машины. Она никогда не встречалась с парнем, который был бы к ней столь внимателен. Это было хорошо, но немного неловко. После того, как они купили билеты на сеанс, Риз поинтересовался, не хотела бы она поесть чего-нибудь или попить, она отрицательно покачала головой и они также держась за руки направились в кинозал. Она не особо обращала внимание на то, как таращились девчонки, особенно если учесть, что такой парень, как Риз,был с такой девушкой, как Кира. В зале было темно и приглушенно играла музыка. Риз потянул Киру вглубь зала. Сердце Киры забилось быстрей, когда она села рядом с Ризом и темнота окутала их своим плащом. В зале была еще одна пара, но они сидели ближе к экрану.

- Тебя легко испугать? - Риз наклонился к ней так близко, что не взирая на темноту, она видела его глаза и в этот момент ей все показалось правильным. Свет от экрана бросал блики на его лицо, но это не скрывало интереса в его глазах.

- Иногда. - К ее полнейшему изумлению он снова взял ее руку и приподнял ее, рассматривая каждый пальчик.

- У тебя такие крошечные руки. - Он провел пальцами по каждому пальчику Киры. Риз запечатлел в памяти каждое прикосновение своей руки к руке Киры. Его пальцы проходили сквозь ее и это было просто невероятно. Это было так интимно, и она так близко, особенно когда он смотрел в ее глаза.

Он мог слышать, как часто она задышала. В кинотеатре звук ее дыхания казался таким громким, но этим Кира ему совсем не помогала. Каждое ее прикосновение, ее взгляд в его сторону посылал острые импульсы желания через все его ествество. Между ног Киры пульсировало от желания, ее соски были такими твердыми, и прикосновение топика к ним действовало на нее не самым лучшим образом.

- Риз, я чувствую, что мы поступаем не так, как подобает друзьям. - Ее шепот был напряженным, и она знала, что потерпела неудачу, скрывая тот факт, что безумно жаждала Риза Трентона. Ее лицо снова вспыхнуло. Ее взгляд упал не его губы, мечтая ощутить их вкус. Когда он не ответил, она подняла глаза на него. Весь мир словно исчез, когда Риз склонился к ней. Ее сердце пропустило удар, потому что его щека, покрытая легкой щетиной, находилась на уровне ее губ. Она опустила свои руки на колени, но Риз снова взял ее руку и переплел их пальцы, крепко удерживая. Другой рукой он взял Киру за шею и притянул к себе, чтобы подарить глубокий поцелуй. Как только из языки столкнулись в схватке, Кира издала стон и раскрыла губы для него. Никогда она не ощущала подобных чувств при поцелуях. Было так жарко от проникновения его языка в его ротик, она принимала его язык, его поцелуи были мучительно дразнящими, пока она не обняла его за шею и не поцеловала его с большей страстью. Глубокий и вибрирующий стон резонансом отозвался в самом центре ее желания и приятной волной прошелся по всему ее телу.

Он оборвал поцелуй и уткнулся лбом в ее лоб.

- Это было... черт, Кира. Я был уверен, что это будет хорошо. - Она открыла глаза, когда он откинулся назад.

- Был уверен? - если бы она не сидела, то, скорей всего, растеклась бы лужицей по полу.

Он провел рукой по волосам. Его аромат прошел сквозь нее. Он пах чем-то пряным и чистотой, этот запах был присущ только Ризу.

- Это одурманило тебя? - Она покачала головой, потому что не знала, что сказать, она была ошарашена его словами. Риз Трентон думал о поцелуе с ней.

- Ты думал о том, чтобы поцеловать меня? - Она говорила тихо, но не потому что боялась, что их могут услышать, а потому что сейчас она находилась в своей реальности. Он сидел рядом с ней и она замерла в ожидании его ответа.

- Я заметил тебя еще на первом году обучения, Кира. - Они смотрели друг на друга. Риз поднял руку и провел большим пальцем по нижней губе Киры. Он смотрел ей прямо в глаза и произнес: - Я знал, что ты слишком хороша для меня, но это не мешало мне желать тебя. - Он не отрываясь смотрел в ее глаза, как загипнотизированный, а потом его взгляд упал на ее губы.

- Почему ты так думал?

Его улыбка была печальной.

- Посмотри на меня, Кира. - О, она смотрела. И ей нравилось то, что она видела, но прежде, чем она смогла что-либо сказать, он продолжил, - Я веду плохую жизнь, ты знаешь это. Я токсичен и ты слишком хороша и мила, и ты все, чего я не должен хотеть.

Это все казалось таким нереальным. Здесь был Риз Трентон, которого она втайне желала столько лет. Она много раз себе твердила, что у нее ничего не может с ним быть, что он был идеальным плохим парнем, но были причины, по которым она жаждала его так сильно. Она наблюдала за ним, смотрела в его синие глаза и знала, что все это невозможно. После разговора с ним она узнала его, да, он был жестким, агрессивным и опасным, все это персонифицировало его как мужчину, но также он был героем. Он спас ее от Джоша и она больше не чувствовала себя в опасности. Он думал, что она слишком хороша для него, но тогда она еще не знала его.

Кира не могла найти слов, чтобы выразить все свои мысли. Она поцеловала его. Она схватила его за плечи и впилась ногтями в его плоть через рубашку, она скользнула языком по его губам, а потом ее язык коснулся его. Казалось, что Риз был удивлен этим внезапным порывом, но только на миллисекунду, чтобы обхватить ее голову рукой и притянуть ее еще ближе и взять поцелуй под свой контроль. Кинозал словно исчез, были только они вдвоем. Она хотела быть к нему как можно ближе, чтобы ничего не отделяло их друг от друга. Она никогда не ощущала такой острой потребности находиться рядом с парнем, как сейчас. К ее разочарованию он отстранился от нее. Его дыхание было таким же тяжелым, как и у нее.

- Мы должны остановиться или я не смогу больше себя сдерживать. - Он криво усмехнулся.- Не то, чтобы я не занимаюсь подобным в кинотеатрах, просто не хочу делать это с тобой в общественном месте. - Его слова заставили ее щеки пылать, а пульс пустился в пляс. Картинки того, чем они могли заняться, промелькнули у нее в голове и между ног стало еще более влажно. Начался фильм, Риз взял ее за руку и положил на свое бедро. В течении следующих двух часов Кира пялилась на экран, но понятия не имела, о чем шла речь в фильме. Ее мысли были спутаны, ее тело, которое неистово горело, находилось на грани контроля.

После фильма Риз повел ее в итальянский ресторанчик, в тот, где вместо подсвечников были винные бутылки и в котором пели оперу. Хозяйка, девушка, которую она знала со школы, с интересом за ними наблюдала. Кира заметила, как пристальный взгляд девушки прошелся по ним и остановился на их сплетенных пальцах. Было так странно, как одна неделя могла изменить ее жизнь. Бейджик указывал, что девушку зовут Келли. Она вручила каждому меню, как только они сели, но не сделала попытки сдвинуться с места, чтобы уйти. Кира посмотрела на Риза, но тот уже изучал меню.

- Хм, спасибо. - Кира посмотрела на бейдж девушки, а потом посмотрела на лицо.

- Келли, - Кира улыбнулась, но Келли не вернула этот жест. Она могла чувствовать, как та насмехается над ней.

- Разве ты не должна уехать из Монтессы? - Кира знала, что девушка была ехидной. Она чертовски хорошо знала, куда Кира поступала, но она больше всего хотела знать, почему такой фрик, как она, болтается Ризом. Она могла допустить, что она занимается с Ризом, если бы не тот факт, что он держал ее за руку. Не то, чтобы Кира жаловалась. Она видела девушку в школе довольно часто и знала, что та тусуется с популярной компанией.

- Вы наша официантка? - Риз заговорил прежде, чем Кира успела что-либо сказать. Келли посмотрела на него и улыбнулась так же обольстительно, как делали все девчонки, каких только Кира видела возле Риза. Она буквально прожигала Риза взглядом. К тому же ситуация становилась все более неловкой.

- Нет. - Она похлопала ресницами и провела языком по губам. - Но если ты хочешь вина, то я могу попросить бармена достать самое лучшее. - Она выставила свою грудь вперед, что сквозь рубашку было заметно, как напряглись ее соски. Она вообще носит лифчик? К счастью для Киры, Риз держал свой пристальный взгляд исключительно на лице Келли. Она не должна была спрашивать, пошел ли Риз в университет, ведь его все и так знали. Может это было плохо, может и нет, но, так или иначе, это правда.

- Я думаю, что это хорошая идея. Спасибо. - Риз нахмурился и он смотрел на Келли таким взглядом, якобы намекая на ее медлительность.

- Эээ, да, хорошо... - Келли перевела взгляд на Киру и выражение ее лица довольным было сложно назвать.- Я видела тебя на вечеринке у Хэйдена в прошлые выходные. - Кира задалась вопросом, какую же сплетню услышала Келли.

- Я слышала, что парень, Джош, сильно пострадал. Думаю, что у него сломаны ребра. Еще ему наложили швы, много швов. - Келли сказала это таким тоном, будто сама лично все видела. Слухи, которые бродили по школе, открыто интерпретировали. - Что же нужно было сделать с парнем, что он мочится в...

Риз прервал ее:

- Слушай, я здесь на свидании и действительно не хочу говорить про это дерьмо. И так как ты не наша официантка, может ты просто уйдешь и дашь и позовешь нам ее и мы спокойно поедим? - Он сказал все это с непроницаемым выражением лица, но его тон не терпел препирательств. Лицо Келли стало красным и она раздраженная покинула их. Риз посмотрел на Киру и улыбнулся. - Прости за это.

- Ты не должен извиняться, это не твоя вина. - У Киры пересохло во рту от вопроса, который она собралась задать. - Ты на свидании? - После прикосновений и поцелуев и всего, что сказал Риз, Кира не знала, что думать, она была удивлена его поведением.

Он подался вперед. Стол был маленьким, таким образом Риз был так близко к Кире, что практически касался ее.

- Я солгал бы, если бы сказал, что не хочу, чтобы это оказалось правдой, но я надеюсь, что это и есть свидание. - Он дал ей время на обдумывание его слов, прежде чем продолжить: - Я думал, что мои прикосновения, мой взгляд, - он понизил свой голос до глубокого, сексуального шепота, который послал обжигающие языки пламени по ее телу, - и поцелуи о многом говорят, что это гораздо больше, чем дружеская встреча. Я не хочу давить на тебя и не хочу, чтобы ты чувствовала себя неловко, но я честно намеревался общаться с тобой исключительно на дружеском уровне. - Его взгляд упал на ее губы и она почувствовала, как загорелись ее щеки. - Но когда мы поцеловались, я понял, что мне будет не достаточно просто дружбы.

И что она, черт побери, должна ему на это ответить?! Кира смотрела вниз на свои руки, и нервно крутила салфетку. Волна удовольствия от его слов пробежала по ней.

- Кира, посмотри на меня. - Он сказал это так, что она захотела посмотреть на него. Грубый тембр его голоса требовал ответа, но это было как раз то, чего она ему не могла дать. Он пристально смотрел на нее какое-то время. - Скажи мне, что ты думаешь.

- Почему я? - Вопрос вырвался прежде, чем она могла обдумать его. Он откинулся на спинку стула и выглядел озадаченным ее вопросом.

- Почему ты? - Она кивнула. - У меня вопрос получше: почему это не должна быть ты. - Прежде чем он смог продолжить, к ним подошла официантка. Они сделали свой заказ и вскоре принесли их напитки. Как только они снова оказались одни, Кира задалась вопросом, предоставит ли он ей больше информации в ответ на ее вопрос.

Она признала, что у нее действительно низкая самооценка. Ее социальное положение не менее, чем просто известно и она мало с кем общалась. Он был настолько хорош и популярен, какой не являлась она. У него может быть любая девчонка, которую он захочет. И фактически он их имел. Итак, почему он хотел именно такого фрика, как она, во всем штате Монтесса?

- Я просто не понимаю, почему ты хочешь меня, если можешь получить любую, какую только захочешь. Ну, я имею ввиду... Я же вижу тебя и Андреа... - Она не смогла закончить, потому что ревность завязала в узел ее кишки. Это было так неуместно, что она снова себя отругала, второй раз за день. Риз не принадлежал ей. Свидание не представляет собой серьезные и моногамные отношения. Он думал, что она будет очередной из его подружек? То, что она отдалась бы ему без всяких размышлений? Его действия о подобном не говорили, но ее собственная неуверенность и осторожность как кислота прожигали голову. Он, наверно, заметил, что ее мысли приняли не то направление, он заговорил и его слова выглядели так, будто он прочитал ее мысли:

- Я собираюсь быть честным с тобой, Кира. - Он положил руку на спинку стула, а ногу вытянул под столом. - Моя жизнь дома отвратительная, а родители еще хуже. Я пью слишком много, добровольно машу кулаками и много курю. Я не буду лгать и не скажу, что не трахнул много девчонок, потому что я хочу быть честным с тобой. Я не стану приукрашивать свою жизнь. У меня многого нет, но я могу дать тебе то, что ты видишь. - Он снова подался вперед. - Не смотря на слухи, которые обо мне ходят, и, возможно, большинство из них правда, я на самом деле знаю, что хочу тебя. Я знаю, что не заслуживаю тебя, но я хочу быть честным и хочу показать, что я действительно чего-то стою. - Он глубоко вздохнул и отвел взгляд. Тень набежала на его лицо и сейчас он больше походил на маленького мальчика, такого уязвимого и потерянного. Когда он снова на нее посмотрел, то обнаружил, что она рассматривает его. - Веришь ты или нет, но я действительно хочу сделать что-то стоящее в своей жизни. Я не обхожу стороной страдающих людей, мне это не чуждо. - Этот разговор становился все глубже и душевней. Он сидел здесь, обнажая свою душу и все ради желания быть с ней все это время?

- Я просто не понимаю, Риз. Ты не разговаривал со мной, вплоть до самой вечеринки у Хэйдена. А теперь ты говоришь мне все это.

Он снова откинулся назад и принял ту же расслабляющую позу.

- Ты тоже обратила на меня внимание только в тот раз, Кира?

Он, казалось, не ждал ее ответа, потому как продолжил:

- Если все то дерьмо, на вечеринке у Хэйдена, не произошло, ты позволила бы мне просто подойти к тебе? Я даю тебе гарантию, что ты подумала бы, что я просто придурок и веду какую-то игру, или же просто пытаюсь приударить за тобой. - Кира должна отдать ему должное, он не приукрашивал. - Я ставлю на то, ты подумала бы именно так, будь на вечеринке у Хэйдена иная ситуация. - Он резко подался вперед и взял ее за руку. Конечно, он был прав и из-за этого она чувствовала себя сукой. Не смотря на обещание не быть поверхностной идиоткой, именно так она и поступала. Она много раз проигрывала в голове события той ночи. Она посмотрела в его глаза и говорила искренне, потому что он имел право знать, что она испытывала те же чувства.

- Да, Риз, ты прав. И я чувствую себя настоящей задницей из-за этого. - Он искренне ей улыбнулся и она ответила ему тем же. Она устала закрывать все это в себе. - Единственное, что я действительно знаю, что хотела тебя... в течение долгого времени. - Она быстро добавила последнюю часть и почувствовала, как он сжал ее руку, побуждая продолжить. - Я буду честной и скажу, если бы на вечеринке у Хэйдена ты подошел бы ко мне раньше Джоша, я подумала бы, что это просто шутка. Я бы не поверила тебе. - Он шумно выдохнул и кивнул.

- Спасибо, что честна со мной и я не могу обвинять тебя в подобных мыслях. Это больше походило бы на то, будто я пытаюсь улучшить свою репутацию, но не походило бы на признание в моих чувствах, ты бы не поверила. Мы можем начать сейчас наши отношения?

Сердце Киры билось о грудную клетку как сумасшедшее. Они сидели в окружении счастливых пар и семей. Их голоса были низкими, близкими, все же их разговор был таким глубоким и интенсивным.

- Да, я хотела бы этого. - Она действительно этого хотела и собиралась это сделать и сама открылась парню, который признался ей, что хотел ее много лет. Да, да, она сделала это, потому что устала запрещать себе желать то, чего она хотела, а хотела она парня, который сейчас сидит рядом с ней.

Он все еще держал ее за руку, но свободную руку приложил к груди, как бы давая присягу. Кира не могла не засмеяться. - Я, Риз Трентон, идущий по неправильному пути, совершающий плохие поступки, но я клянусь, что у меня доброе сердце. Так же я питаю слабость к девушке по имени Кира Шеппард, которая полюбила бы меня, если бы дала шанс снова взять ее. - Он улыбнулся, обнажая белые и ровные зубы. Кира захихикала и покачала головой.

- Ты сумасшедший, но в хорошем смысле. - Он был открытым и честным и она знала, что так будет всегда. Это был Риз, который идет неправильной дорогой. Она взяла его за другую руку и сжала ее, как делал он, на протяжении всего вечера. Риз одарил ее кривой усмешкой и она не могла почувствовать себя растаявшей. Это был просто невинный взгляд, но такой восхитительный. Кира позволила своим глазам пройтись по его мощной груди и его крепким предплечьям. Замысловатые линии на его руке шли от запястья и исчезали под рукавом его рубашки. Она тянулась к нему, как мотылек к огню.

- У тебя много татуировок. - Она не хотела говорить этого вслух.

- Они тебя напрягают? - Кира осознала, что все еще держит его за руку и водит пальцем по чернилам на его руке, ближе к большому пальцу. Чувствую себя неловко от таких нежных прикосновений, он отпустила его руку и откинулась назад.

- Нет. - Они и правда не напрягали. На самом деле Кира находила их довольно привлекательными, но она конечно же этого ему не сказала. - Твоих родителей не беспокоит, что у тебя столько татуировок. - Риз пожал плечами.

- Мои родители редко бывают дома, но когда они оба дома, то им плевать, чем я занимаюсь.

Было понятно, что тема семьи для него неприятна и она не хотела расстраивать его, продолжая этот разговор. Эта ночь была такой прекрасной, что разрушать ее было последней мыслью.

- Прости. - Она не знала, что еще сказать, чтобы он почувствовал себя лучше. По голосу было заметно, что ему больно, но он тщательно это замаскировал. Поэтому он так себя вел, потому что дома у него все не так благополучно, потому о нем никто не заботился? Он все еще опирался руками о стол. У него были длинные пальцы и Кира снова потянулась к нему и сжала его руку.

Принесли их заказ, они ели и шутили. Кире было очень комфортно рядом с ним, с ним она могла быть самой собой и говорить ему что угодно. Это было странно, что за такой короткий срок она чувствовала себя комфортно с ним, но так оно и было на самом деле. Он держал ее за руку, когда они покинули ресторан. Когда они проходили мимо Келли, Кира заметила, как у него скривились губы от отвращения. Риз сжал ее руку и Кира сконцентрировалась на этом. Он открыл для нее дверцу автомобиля и закрыл ее, когда Кира села. Было тихо, все внимание Киры было направлено на тело Риза, как он плавно огибал машину и садился в салон за руль.

Он завел мотор, но не двинулся со стоянки. Кира развернулась на месте и посмотрела на него, задаваясь вопросом, почему он не едет. Ее взгляд упал на часы, которые показывали чуть больше десяти. Он посмотрел на нее и сказал:

- Я думаю, что должен отвезти тебя домой.

Она не хотела идти домой. Она хорошо проводила с ним время и хотела находиться в его компании подольше. Тем более ее родители вернуться еще не скоро, они написали ей, что их пригласили на коктейль. Она была бы одна дома, в тишине и наедине со своими мыслями. Она хотела быть с Ризом, больше ее ничто не волновало. Не было ядовитых замечаний, едких высказываний и подлых комментариев, которые она слышала в свой адрес в школе. Интересно, Риз слышал, что говорят о ней девочки все эти годы? Кира неистово покраснела и отвернулась. Он взял ее за подбородок, мягко поворачивая к себе, и когда она это сделала, была поражена, как близко он находился. Да, машина была не большой, поэтому они находились рядом друг к другу, но его лицо было в паре дюймов от ее собственного. Его теплое дыхание щекотало кожу.

- И все же я не хочу везти тебя домой. - Его глаза опустились на ее губы, а потом снова посмотрел ей в глаза. - Я хочу показать тебе кое-что, хорошо? - Его голос звучал так низко и глубоко, что она просто кивнула, не в силах говорить. Она сказала бы что угодно, чего бы он не спросил у нее.

- А я не хочу домой пока. - Он не ответил ей, а просто припал губами к ее рту. Это был мягкий и сладкий поцелуй, этот поцелуй отличался от того страстного, который был у них в кинотеатре. Это был тот вид поцелуя, который украл ее рассудок и она захотела большего.

Глава 5.

Риз не мог перестать думать о мягких, сладких губах Киры. Тот факт, что Кира не хотела ехать домой, а хотела побыть с ним, натолкнуло его на мысль о том, что он знает одно место, куда он смог бы ее отвезти. Они выехали со стоянки и направились на юг, в предместье города. Место, куда Риз вез Киру, было особенным для него. Это место было его пристанищем, куда он мог сбежать, когда его отец надирался, место, где он мог просто подумать. Он приезжал сюда несчетное количество раз. Чаще, когда отец напивался и искал скандала. Именно в такие моменты он должен был находить в себе силы, чтобы остаться в городе, а не сбегать, чтобы оставить все позади и больше никогда не оборачиваться.

Много раз Макс предлагал Ризу переехать к нему, но Риз всегда отказывался, ссылаясь, что он должен сам решать такие вопросы. Макс не был ответственным за него, однако он отвечал за него больше, чем его собственные родители, но Риз не хотел был тяжким грузом на плечах Макса, хотя тот утверждал обратное. Он мог бы заниматься своими делами, решать свои вопросы, или же поступить согласно совету Макса и открыть свое сердце и поверить, что он может много чего достичь. Потянувшись к Кире и взяв ее за руку, он заметил, как на ее лице заиграла улыбка. Тот факт, что такой человек, как Кира, смогла затронуть самые потаенные струны его души, оставил его безмолвным. Он не мог раньше и представить, что такой нежный цветок, такая сладкая и приятная, может дать ему шанс. Но вовсе не это сподвигло его помешать Джошу причинить боль Кире. Узнавая ее все больше, он искренне верил, что сможет показать ей себя настоящего. То недолгое время, что они провели вместе, было самым счастливым, которое он только мог припомнить. Возможно те слухи, что ходили о нем и их определенно слышала Кира, определили его в какую-то категорию парней, но она по-прежнему была рядом с ним. Слишком много людей, которые кружили вокруг него, были фальшивыми и лицемерными. Было только трое ребят, которых он мог смело назвать друзьями, это были Маркус, Лео и Кристиан. В течение многих лет они были верны ему, не судили его из-за его происхождения и воспитания, и никогда ничего не требовали взамен. Он мог утверждать, что Кира была такой же. Она дала ему шанс, и она никогда не знает, как много для него это значит.

***

Кира точно знала, куда вознамерился поехать Риз. В предместье города было озеро. Это была частная собственность, которая принадлежала одному пожилому человеку, который несколько лет назад потерял жену и охотился на белок. Все в школе знали про это озеро и даже ходили слухи, что пьяные школьники приезжали сюда и устраивали пьяные оргии. Риз припарковал автомобиль и заглушил двигатель, как только они достигли заблокированных ворот на въезд на озеро.

- Что мы делаем? - прошептала Кира, хотя можно было сказать, что старик Клайн все равно бы их не услышал.

- Ты можешь не шептать, Кира, - сказал Риз, подавив смешок. Кира сморщила носик и принялась изучать темноту, которая была прямо перед ними. Звук, который послышался с водительского места тут же привлекло внимание Киры. На мгновение ее парализовал вид футболки, которая как влитая сидела на Ризе и она живо представила себе его обнаженный живот. Но такая картинка быстро испарилась из ее мыслей, ровно как и появилась. Прежде, чем она успела открыть дверцу и выйти из машины, Риз ее опередил. Он помог ей выйти из машины, но оставил стоять на месте, а сам залез обратно в салон и достал большое одеяло. Кира переводила взгляд с Риза на одеяло и обратно.

Он хохотнул и покачал головой:

- Ты чертовски мила со всей своей скромностью. - Он указал на одеяло. - Это для того, чтобы просто сидеть. Слово скаута.

Кира не стала заострять внимания на том, что сомневалась, будто бы он был скаутом. Он снова взял ее за руку и они медленно направились в темноту. Несмотря на жару, она дрожала. Риз обернул руку вокруг плеч Киры и прижал к себе. Ей сразу же стало жарко и бисеринки пота побежали по ее позвоночнику. Его тело было твердых во всех правильных местах, и ей больше ничего не хотелось, чтобы они стали одним целым. Слишком быстро они оказались у озера. Его полностью окружали деревья, она луна пробивалась сквозь густые ветки и проливала нежный свет на озеро, который каскадом струился по воде. Он позволил своим рукам упасть, но он просунул свою ладонь в ладонь Киры и продолжил путь по темноте. Кира словно приросла к земле и Риз остановился, а потом посмотрел через плечо на Киру.

- Подожди. Это частная собственность. Что, если мистер Клайн нас поймает?

Он улыбнулся и повернулся к ней лицом.

- Кира, Клайну лет девяносто. Он не слышит телефонный звонок даже когда рядом с телефоном стоит, что тогда говорить о расстоянии в пять акров от его дома? Кроме того, я приезжаю сюда на протяжении многих лет. Нас не поймают. - Он сжал ее руку и повел ее к большому сараю, который находился от озера на расстоянии нескольких ярдов. (прим. пер. Ярд (англ. Yard) — британская и американскаяединица измерения расстояния. Сейчас метрический ярд равен трём метрическимфутам (36 дюймам) или 0,9144 метра ). Выглядел сарай довольно жутковато. Он был практически развален. Мусор валялся на земле и Кира переступала через доски и палки. Внутри тоже было не так уж опрятно, но Риз просто переступил через все это барахло, затем привлек к себе Киру и обнял за талию. Он поднял ее и они сцепила свои ноги, чтобы ее сандалии не упали.

Она не могла не заметить, как напряглись его бицепсы, когда он поднял ее, как он вкусно пах, как дорогой парфюм, смешанный с чистым, цитрусовым ароматом. Когда перестала пялиться на Риза, она обвела сарай взглядом. Он был очень старый. У крыши, если ее можно так назвать, дыр было больше, чем она могла вообразить. Когда Риз начал двигаться, в нос ударил запах сырости и плесени. Следуя за Ризом, Кира задалась вопросом, что он может показать ей в таком убогом месте, как это?

- Вот здесь подходящее место, - Риз повернул направо и Кира подумала, что там, возможно, раньше была жилая комната. Потолок был высоким, и был усеян зияющими дырами, но не эта причина стала ступором Киры на пороге комнаты. Там, на полу было сияние лунного света в форме сердца. Она посмотрела на потолок и увидела, что края дыр были сломаны.

- Это не котята или что-то там еще, но я подумал, что ты хотела бы чего-то необычного. - Он взял одеяло и расстелил его на земле.

- Котята? - Она засмеялась и села рядом с ним на одеяло, все еще смотря на сердце, которое мягким лунным светом сочилось в помещение. Кира протянула руку и почувствовала тепло от синеватого свечения.

- Ну, я имею в виду, что котята не самая неожиданная вещь на свете, но скажи, где ты видела, чтобы луна светила сердцем?

Она посмотрела на него.

- Это просто невероятно. Я никогда этого не забуду. Спасибо, что показал мне это. - Возможно сарай и был ужасен, но такой сюрприз делал его особенным.

- Я не просто пригласил тебя сюда, чтобы показать тебе это.

- Нет? - Она повернулась к нему так, что их тела соприкоснулись. Она покачала головой и посмотрела вниз на одеяло.

Казалось, что прошла вечность, прежде чем он снова заговорил.

- Ты нравишься мне, Кира, очень. - Он снова посмотрел на нее.

Она облизала свои внезапно пересохшие губы.

- Ты тоже нравишься мне, Риз.

Он мельком глянул на нее, но от нее не ускользнула улыбка, которая появилась на его лице. То, как он на нее снова посмотрел, с таким желанием в глазах, она увидела свое зеркальное отражение, это было так потрясающе и желание было очень сильным.

- Я могу обнять тебя?

Она покрылась мурашками и кивнула. Риз прислонился к стене и она на мгновение заколебалась, по потом придвинулась к нему. Устраиваясь возле Риза, он, как виноградная лоза, обвил руки вокруг Киры и устроил ее так, что она оказалась между его бедрами. Кира откинула голову назад и устремила взгляд на небо, которое было видно через крышу. Луна была такой яркой и так высоко над ними излучала мягкое сияние.

Они смотрели на звезды, которые сложно было не заметить. Пусть они сидят в старом, грязном сарае, но вид им открывался до безумия красивый. Какое-то время сидели молча, но молчание уже становилось неловким. Звук ветра действовал успокаивающе.

- Мои родители — пьяницы, а дома появляются, чтобы взять чистую одежду, а потом снова уходят на несколько дней. - его слова ошеломили Киру, но она молчала и ждала, когда он продолжит. - Когда я говорю, что моя жизнь дома — дерьмо, именно это я и имею ввиду. Я всегда во всем должен полагаться только на себя самого, и я с детских лет знаю, что не могу ни на кого рассчитывать.

Она проглотила ком в горле, который появился от переполнявших ее эмоций.

- Мне так жаль, Риз. - Он кольцом обвил свои руки вокруг ее тела, а она положила свои руки на его предплечья.

- Кира, пожалуйста. Мне не нужно сочувствие. Особенно твое. Я не поэтому делюсь этим с тобой. - Когда она почувствовала его губы на макушке, все исчезло. Она закрыла рот, не желая усугублять ситуацию. Было понятно, что он прилагал все усилия, чтобы все это рассказать, и наименьшее, что она могла сделать, так это дать ему раскрыться.

- Мне было шестнадцать, когда я сделал свою первую татуировку. Я знаю парня, у которого свой салон. Макс был мне больше отцом, чем мой собственный, и я провел бесчисленное количество часов с ним там. - Он глубоко вздохнул, как-будто ему тяжело давались слова. - Когда я сделал еще одну татуировку на руке, в семнадцать лет, мой отец даже глазом не моргнул. Тоже самое было с матерью. Либо пил он, либо пила она. Чаще оба напивались. Я не знаю, может я делал это с целью привлечь их внимание, или просто валял дурака. Черт, я до сих пор не знаю. - Кира смотрела на его татуировки и печаль маленького мальчика, у которого никого не было, нахлынула на нее, как волна. - Я просто их набивал, не думая ни о чем. Я пил и курил, вляпался в большую неприятность, но никого не было рядом, чтобы сказать мне, что я поступаю неправильно. Макс несколько раз сажал меня перед собой и разговаривал со мной, но я никогда его не слушал. Я просто удивлен, что не загремел за решетку за то, что вытворял.

Кира хотела его как-то успокоить, но она ждала, она не знала, как он поступит дальше. Слушая его рассказ, ее сердце разбивалось, но также открывало представление о том, кем был на самом деле Риз. И это еще больше разбило ее сердце.

- Я получил статью и не горжусь этим, я восстал и причинил людям боль, но тогда для меня это ничего не значило. - Он пошевелился и повернул Киру так, что они смотрели друг на друга. Он взял ее лицо в свои ладони и пристально посмотрел на нее. - Я не ищу сочувствия, мне нужно, чтобы ты приняла это. - Его глаза смотрели в ее так, будто он видел ее душу. - Ты сможешь принять меня таким, какой я есть, Кира? - Из глаз Киры потекли слезы. - Черт, Кира, я не хотел, чтобы ты плакала. - Он прижал ее к себе и положил свой подбородок на ее макушку. Она закрыла глаза и не могла сдерживать себя, она просто ненавидела это. Он был такой сильный и уверенный в себе, даже не смотря на весь сумбур в его жизни. Да, она может и знала что-то о нем за эти четыре года, но сейчас она точно знала, что все-таки представляет из себя Риз Трентон. Она общаются всего неделю, и это действительно было много, и она не чувствовала, что они обнажены друг перед другом. Это было сумасшествие, но она чувствовала себя очень хорошо. Кира склонила к себе его голову и поцеловала его со всей эмоцией, которую он заклинал в ней.

Это было так жестко и так страстно, а она даже не подозревала, что в ее сердце есть такие эмоции. Она обвила руками его шею и прильнула к нему поближе. От ощущения его накачанной груди напротив ее тело, ее трусики стали влажными. Раньше она никогда не занималась сексом, но именно в этот момент она захотела сделать это с ним, с Ризом.

Риз аккуратно уложил ее на спину. Пол такой же твердый, как и все тело Риза. Он поместил свои бедра между ее раздвинутых ног и прижал свой возбужденный член к ее лону. Ее юбка задралась, но сейчас в Кире не осталось и следа скромности. Она издала стон, когда ощутила его прикосновение там. Какого это ощутить его плоть в своей? Эти мысли забегали в ее голове, она зарылась руками в его волосах и она прижималась к нему все ближе. Его теплый язык скользил в ее теплом ротике, словно он занимался с ней любовью, хотя жаль, что они не занимались этим. От толчка его бедер, Кира издала грудной стон напротив его губ и она сжала свои бедра, чтобы быть еще ближе к нему.

- Пожалуйста, Риз, - пробормотала она напротив его губ. - Я хочу почувствовать тебя всем телом. - Кира понятия не имела, откуда взялись эти слова. Она, конечно, не была знатоком в этом деле, но с Ризом было так легко, что слова сами слетали с губ так легко и непринужденно. Его руки сместились и замерли на внешней стороне ее обнаженного бедра. Член Риза была таким твердым, что ему казалось, он вот-вот взорвется. Он медленно скользил рукой по ее ноге. Он скользил медленно, выше и выше, пока его пальцы не коснулись ее киски. Температура возрастала, грудь Киры была покрыта бисеринками пота. Они подались навстречу друг другу, их языки яростно соприкасались, пока она не почувствовала, что полностью растворилась во всем, что было Ризом Трентоном.

- Ты такая вкусная, Кира. - Он провел губами по ее челюсти, плавно скользя по шее туда, где так отчаянно бился пульс. Он также продолжал давить своим возбужденным органом в сердцевинку Киры. Он мог чувствовать сквозь ткань своих джинс на сколько сильно ее трусики промокли? Для нее это была неизведанная территория, но она не хотела, чтобы он останавливался. Его пальцы застыли на резинке ее трусиков, не двигаясь с места.

- Потрогай меня, Риз. Потрогай меня.

Он застонал ей в шею, его тело было напряжено, дыхание сбивчивое.

- Ты понятия не имеешь, как долго я мечтал услышать от тебя эти слова. - Было так странно слышать эти слова из уст Риза, но она так устала подвергать сомнению его самого и сои чувства к нему.

- Пожалуйста. - Она подалась бедрами к нему. Было не важно, о чем она просила, как говорила это, Кира уже прошла прошла пункт застенчивости ко всему происходящему. Ее грудь болела и казалась тяжелой. Она прижалась к груди Риза, ее соски стали еще тверже и еще более чувствительней. Страсть кружила в воздухе, но это было так прекрасно, и она хотела подарить себя плохому парню.

- Скажи, чтобы я остановился, Кира. - сказал он, но не сдвинулся с места, и провел пальцем по трусикам в самом влажном месте.

- Нет, Риз. Трогай меня. - Захныкала она, когда начал давать ей то, в чем она нуждалась.

Он мучительно медленно двигался под ее трусиками к ее сладкому местечку, которое жаждало ощутить его, и когда он, наконец, проник пальцем в ее влажные складочки, она закусила губу и застонала. Сила его дрожащего тела, которое возвышалось над Кирой, могла конкурировать с землетрясением. Двигая пальцами внутри Киры, он большим пальцем надавил на клитор и она вскрикнула в экстазе. Она готова была отключиться, пока подавалась бедрами к его руке все ближе, но удовольствие было таким сильным, таким интенсивным.

Она никогда не испытывала подобного, хотя он даже не проник в нее. Что было бы с ней, если бы каждый дюйм его твердого естества проник бы в нее? Она точно могла утверждать, что он был довольно большим, это было довольно... ощутимо. Это было бы больно, она не сомневалась, но она не сомневалась, что за болью таилось наслаждение, от которого захватывает дух. Ее должен был смутить тот звук, который звучал между ними, когда он водил своими пальцами по ее влажным складкам.

- Ты так готова для меня. - Положил свою ладонь на ее киску и слегка дразнил подушечкой большого пальца, а по ее телу прошла дрожь. Ее ноги тряслись, когда она опустила их на землю. Он лизнул ее шею и слегка прикусил, что вызвало новую волну удовольствия в теле девушки. Когда он ввел в нее большой палец, Кира вскрикнула напротив его губ. Он ввел совсем немного, а у нее уже перед глазами мелькали сладострастные огни.

- Черт, детка, ты такая тугая и горячая! - Он не вводил палец дальше, а просто водил им у ее входа. - И ты вся мокрая. - Мышцы его живота скрутило в тугой узел от дикого возбуждения. Он завладел ее губами в страстном, обжигающем поцелуе. Он неистово владел ее ртом и в это же время ввел палец глубже во влагалище. Он двигал пальцем в ней, владел ее языком, он трахал ее ртом, и трахал ее киску одновременно. Он повернул свое запястье и коснулся ее клитора, а потом ввел в нее еще один палец. Он водил по ее клитору, пока он не стал тугим и неизбежно приближал ее к оргазму. Она понимала, что он делает специально, ради нее. Она не хотела, чтобы это заканчивалось, она сосредоточилась на ощущениях.

- Не сдерживайся, детка. Я хочу, чтобы ты кончила. - Он издал рычащий звук. Он двигал большим пальцем все быстрей и быстрей, а потом посмотрел на лицо Киры. Ее глаза были закрыты. Ее рот был приоткрыт, а потом ее глаза распахнулись от еле сдерживаемого удовольствия. Схватив Риза за руку, она откинула голову назад и снова закрыла глаза. Она вцепилась в него ногтями и вскрикнула. Удовольствие мягкой поволокой накрыло ее тело, начиная с кончиков пальцев и до самой макушки головы. Когда она спускалась с небес на землю, то подняла голову и посмотрела на Риза, он внимательно наблюдал за ней. Он мягко потянул за волоски на лобке, тем самым продолжая ее дразнить и чувство умиротворения поглотило девушку. Это был ее первый оргазм, и ей его подарил не кто-нибудь, а Риз Трентон. Ее тело покалывало от еще одного желания. Она безумно хотела ощутить член Риза в себе. Глубоко в себе.

Она хотела что-то сказать, но в это время Риз накрыл ее губы своими. Он подарил ей медленный, чувственный поцелуй, который снова разжег желание у обоих. Она хотела прервать поцелуй повернув голову, но Риз не дал ей этого сделать, его губы опустились ниже и он уже целует ее ключицу. Пользуясь моментом, что ее руки свободны, она потянулась к пуговице на его брюках. Она не делала этого прежде, и ничего не знала о сексе или как соблазнить парня, но инстинкт взял свое и побудил ее к действиям. Она расстегнула пуговицу и уже почти полностью расстегнула молнию, прежде чем он накрыл ее руку своей.

Она посмотрела на него, его глаза были закрыты, дыхание сбивчивым.

- В чем дело? - От разочарования, что он ее остановил, щеки Киры неистово запылали. Он уткнулся лбом в ее лоб и глубоко вздохнул, глаза его были также закрыты. Было ясно, что он хотел ее, но что-то мешало это сделать.

- Это не правильно. - Он открыл глаза и стал изучать ее лицо. - Я так сильно хочу оказаться в тебе, что не могу здраво мыслить. Так нельзя. - Сначала его слова привели Киру в восторг, по его последняя фраза была произнесена с хмурым выражением лица. - Верь мне, когда говорю, что хочу тебя, Кира. Я чертовски сильно хочу тебя. - Чтобы подтвердить свои слова, он взял ее руку и и положил ее ладонь на свой возбужденный член. Даже через джинсы его объем поразил девушку. Он был такой же большой, как и все тело Риза. - Просто я не хочу заниматься с тобой любовью в этом старом сарае. - Он поцеловал ее и она почувствовала, как его член дернулся. Ее сердце билось очень быстро, как бы ей этого не хотелось, но она понимала, что Риз был прав. Она не хотела бы потерять свою девственность на грязном полу в сарае. Риз привстал, поправил одежду на Кире и лег на спину, притянув Киру к себе, она положила голову ему на грудь. Его сердце билось так равномерно: тук-тук, тук-тук, это успокаивало Киру. Кира подняла руку и принялась водить пальцем по его татуировке на бицепсе.

Какое время между ними сохранялось молчание, но оно не было тягостным, оно было умиротворенным и девушка приветствовала это.

- Я до сих пор не могу поверить, что ты сделал столько татуировок до своего восемнадцатилетия. - Его грудь затряслась от его мягкого смеха.

-Мне девятнадцать лет.

Кира подняла голову и посмотрела на него.

- Да?

Он убрал прядь волос с ее лба и улыбнулся:

- Да, со вчерашнего дня.

- О, это хорошо. - Она поцеловала его и положила голову обратно на его грудь. - Я ничего не слышала об этом в школе. Ты должен был сказать мне. Я бы испекла тебе пирог.

Риз напрягся и она снова подняла голову, чтобы посмотреть на него. Он смотрел на крышу.

- Риз? - Поворачивая его лицо к себе, она задавалась вопросом, что же не так она сказала.

- Я не отмечаю свой день рождения, никогда, и мои друзья это прекрасно знают. - Он улыбнулся, но улыбка оказалась грустной и вымученной. Он может поступать как холодный и жесткий парень, но она знала, что в глубине души он страдает, но он никогда в этом не признается. От этого ее сердце сжалось. Он никогда не праздновал день рождения? Какие родители могут так поступить с собственным ребенком? Он так долго был один, что она хотела дарить ему праздник каждый день. Она не хотела, чтобы он переживал это снова и снова. Она поразилась интенсивности своих мыслей, но они ее больше не пугали. На самом деле она испытывала прилив счастья, думая о счастье Риза.

- Ты действительно сделала бы это для меня? - Она всматривалась в его холодные голубые глаза, которые выглядели такими тусклыми из-за голубого сияния луны. Он не дал ей ответить на вопрос, поясняя, что он имел ввиду: - Ты действительно испекла бы пирог на мой день рождения?

Это было душераздирающе. Прежде чем позволить слезам катиться по щекам, она уткнулась в его шею и глубоко вздохнула. Как она могла привязаться к кому-то за такое короткий срок? Она на самом деле сумасшедшая, или это гораздо больше, чем она могла себе представить?

Схватит его рубашку, она пробормотала в его шею:

- Да, Риз, я бы сделала не только это для тебя. Я была тебе гораздо больше.

Она вообще осознавала, что такими словами заставляла его заботиться о ней еще больше? Он обнял ее еще крепче, и они лежали так долго, пока ее веки не отяжелели от внезапно навалившейся усталости. Она могла так проспать всю ночь, и это было бы просто волшебно, но Риз помог ей подняться и повел ее к машине. Все время, что они шли к машине, Риз держал ее за руку, прикасался к ней, и она чувствовала себя с ним единым целым и умиротворенной. Она хотела, чтобы он чувствовал тоже самое.

Глава 6.

 

У Киры завибрировал телефон, оповещая о входящем сообщении, она потянулась к телефону, сообщение было от Молли.

Молли: Ты встала?

Кира: Да. Что случилось?

Молли: Я могу зайти к тебе где-то через час?

Кира: Конечно. Все в порядке?

Молли: Да. Я просто хотела поговорить про Йена.

Кира положила телефон на кухонный стол и взяла тарелку с хлопьями. После того, как они расстались, она только и делала, что думала о Ризе. Она полночи пролежала в постели, рассматривая потолок и касалась губы пальцами, которые все еще трепетали от поцелуя с Ризом. Конечно, не только губы затрепетали. Когда она, наконец, уснула, то тут же была разбужена лязгом тарелок и шкафов на кухне в семь утра. Кира поспала совсем немного, ведь уснула только после двух ночи. И вот она сидит, после нескольких часов сна, и чувствует себя чертовым зомби.

- Ты вернулась вчера довольно поздно, Кира, - сказала ее мать, не отвлекая внимания от горы посуды в раковине.

- Да, извини. Я оставила записку, так что на нее рассчитывала, - сказала она, но голову держала опущенной, и возила ложку по терелке с Cheerios (Cheerios-это американская марка сухих завтраков фирмы " General Mills. В некоторых странах, включая Соединенное Королевство, Cheerios продается в рамках марки "Нестле"; в Австралии и Новой Зеландии, Cheerios продается как Uncle Tobys.)

- Нет, все в порядке, мы просто удивлены, что ты так долго гуляла. Было весело? – Ее мама оглянулась через плечо. Кира могла четко слышать невысказанное недовольство матери. Ты никогда никуда не ходишь, Кира. Ты должна больше бывать с друзьями. Прежде чем ты уже будешь взрослой, как мы с отцом и с детьми на руках. Они не раз говорили об этом, о том, что обеспокоены ее социальным положением прокаженного. – Итак, ты расскажешь мне про своего нового мальчика? – Кира мысленно застонала и подняла глаза на мать. Она на самом деле не хотела говорить об этом, но она всегда делилась с мамой, и если этого не происходило, она не находила себе места.

- Это просто мальчик из школы. Его зовут Риз Трентон, он тоже старшеклассник. – На лице мамы отобразились все эмоции.

- Ты сказала Трентон? – То, как она задала вопрос, натолкнуло Киру на мысль, что ответ должен быть незамедлителен.

- Да, а что? – реакция матери немного шокировала ее.

- Этот Риз, сын Хьюго и Каролин Трентон?

- Он не называл мне имена своих родителей, а что?

Ее мать села в кресла напротив нее и поднесла чашку к губам, сделав глоток, ее взгляд скользнул к окну кухни.

- Ничего. Просто, если его родители те, о ком я думаю, что это меня немного волнует.

Кира спросила в третий раз: - А что? – Когда мать сразу не ответила, Кира сказала: - Ты не можешь просто так взять и сказать, что-то вроде этого, а потом просто взять и… ничего не сказать.

Она тяжело вздохнула и поставила чашку: - Кира, это просто…. Хьюго разрушает все вокруг, и разрушает Каролин. Хьюго пьяница, играющий в азартные игры, играющий на все деньги, которые только способен найти, и он потянул Каролин с собой на дно. Они живут на окраине, прямо возле железной дороги, на Маккинли и Харрисон.

Кира молчала, не зная, что сказать. Неужели ее мать говорит о семье Риза? Если да, то он не шутил, когда говорил, что живет не на той стороне дороги. Она думала, что он шутит, напоминая ей “Pretty in Pink” ( фильм Джона Хьюза 1986 года), но это не так. Он был честным и говорил буквально.

- Они скрытные, и не вызывают никаких проблем довольно долгое время.

Кире становилось все более неуютно после каждого слова матери: - Что ты имеешь ввиду под проблемами?

- Ничего, дорогая, правда. Кроме того, шансы, что он сын Хьюго и Каролин довольно малы. Ну, я имею ввиду, что никто не слышал о них много лет.

- Нет, мам. Скажи мне, пожалуйста.

 

Мама крутила чашку двумя руками. – Ну, Каролин всегда старалась быть опрятной и трезвой. Она работала в Cookies House, но эта столовая уже давно закрыта. По правде сказать, мы дружили когда-то и ходили вместе в школу, но потом я уехала в колледж, а она осталась здесь. Когда я вернулась, у нее уже был ребенок и она была замужем за Хьюго. Проще говоря, Хьюго всегда был гнилым человеком, что в школе, что тогда. Он всегда оскорблял, унижал, морально и физически. Потом они пропали, но появлялись время от времени. – Она сделала глоток кофе, прежде чем продолжить. – Хотя это было много лет назад. Я не видела и не слышала о них много лет, но знаю, что они до сих пор живут там.

- Ты никогда ничего больше не слышала про их сына?

- Она его показала всего однажды.

- Никто никогда не пытался ей как – нибудь помочь? – Беспокойство, что Каролин осталась с таким ужасным человеком, как Хьюго, оставило неприятный привкус во рту у Киры.

Ее мать наблюдала за ней через кухню.- Кира, некоторые из нас пытались открыть ей глаза, чтобы она увидела, кто он есть на самом деле. Она знала его в школе, она знала, какой он жалкий и гнилой. Поэтому это было настоящим шоком, когда мы узнали, что она с ним. Мы говорили ей, что он утащит ее на дно. Она не послушала нас и выгнала. – Печальная тень легла на лицо матери, но она быстро ее прогнала. – Это печальная ситуация, но иногда люди отказываются смотреть правде в глаза и отказываются от помощи людей, которые о них заботятся. Никто не хочет от нее отворачиваться, но что мы должны делать, когда она столько раз прогоняла нас? Мы много чего пытались сделать. Ты можешь пытаться и пытаться до самого последнего вздоха, чтобы заставить увидеть человека правду, но, в конце концов, они все сделают по-своему.

- А что на счет полиции? Никто никогда не задумывался, что с маленьким мальчиком? – Грусть охватила Киру, она знала, что мать говорит о родителях Риза. Она просто знала. Нутро подсказывало, что это- правда, от этого ей стало не по себе.

 

- Дорогая, мы слишком много раз их вызывали, что сбились со счета. Я не знаю, как им удалось его спрятать, но они это сделали. Мальчика никто не похищал, не было ничего, чтобы мы могли сделать.

Кира по-прежнему чувствовала отвращение к тому, как жил Риз. У него не было ничего хорошего в жизни.

- У тебя есть планы на сегодня? С Молли или, может, с Йеном? – Ее мама идеально сменила тему, но этот разговор еще долго не оставит Киру в покое.

Кира уставилась на свою тарелку с хлопьями. – Чуть позже придет Молли. – Мать что-то сказала Кире, но та была поглощена своими мыслями. Она осталась одна на кухне, желудок скрутило в тугой узел, и она отодвинула тарелку, аппетит пропал. Ей хотелось поговорить об этом с Ризом, но как, черт побери, можно говорить о том, что, скорее всего, является болезным для человека?

После того, как Кира переоделась, и ждала Молли в гостиной. Долго ждать не пришлось, Молли зашла через главный вход, даже не потрудившись постучать, и села возле Киры на диван. Глядя на ее глупую улыбку, Кира поняла, что с Йеном все нормально.

- Я так думаю, что с Йеном все в порядке?

Улыбка Молли стала шире и Кира рассмеялась. Она была рада за счастье подруги.

- Да, я попросила его зайти и поговорить. – Молли положила голову на спинку дивана и повернулась к Кире лицом. – Ты бы видела его лицо, когда я его пригласила в дом. Клянусь, он выглядел так, словно я тащила его на электрический стул. – Они обе засмеялись, но Кире было не по себе, зная, через какие муки он прошел. – Мы разговаривали несколько часов. Я рассказала ему обо всем, что чувствую. Я объяснила, чт испугалась того, что мы сделали. Он слушал меня терпеливо и не проронил ни слова, пока я не закончила свою речь. – Мооли сделала паузу, прежде чем снова заговорить. – Он сказал , что любит меня, Кира. – Молли села, волнение и удивление отобразилось на ее лице.

- Что он сказал? – Кира подскочила на диване, и она знала, что на лице у нее такое же удивление, как и у Молли. – Боже мой, Моллс. Что ты ему сказала? – Ее лучшая подруга смотрела в пол, но на ее лице играла улыбка.

- Я сказала, что тоже его люблю. – Она подняла глаза и Кира увидела, что она действительно его любит. – И я люблю его так сильно, что от этого даже больно.

- Я… Я так рада за вас, ребята. – Кира потянулась к ней и обняла подругу, - я рада, что ты нашла в себе силы и рассказала ему о своих чувствах.

- Я тоже рада, что сделала это. – Молли отодвинулась от Киры и увидела, что та теребит подол рубашки. – Что?

После разговора с мамой, Кира знала, что не сможет выбросить их разговор из головы. Она должна знать правду. – Что ты знаешь про Риза и его родителей?

Молли в замешательстве посмотрела на подругу: - Что ты имеешь ввиду?

Кира знала, что правду лучше узнать у первоисточника, но неудобно подходить к человеку и задавать такие личные вопросы, это может его обидеть. Он рассказал ей много личного прошлой ночью, но толком не вникал в детали, и если то, что она услышала, правда. – Ну, я разговаривала с мамой, и она рассказала некоторые довольно неприятные вещи о родителях Риза, или, как она предположила, кто может быть его родителями. Я просто хотела знать, слышала ли ты что-нибудь.

Молли выглядела неуверенно, но потом пожала плечами: - Я знаю немного, но были слухи, еще на первом курсе. Я не знаю, правда это или нет, но я помню, когда Ризу что-то сказали, и он выбил дерьмо из второкурсника. Больше я слухов не слышала об этом.

Кира уставилась на Молли, интересно, где, черт возьми, она была, когда все это происходило. – Почему же я не слышала об этом?

Молли пожала плечами: - Кира, у тебя точно нет социальной жизни, кроме зависания со мной и Йеном. – Она улыбнулась немного застенчиво и сказала: - Не обижайся.

Кира не обиделась, потому что это правда. Она всегда была наедине с собой, пока не пожалела об этом. Может, если бы она была более открыта, и Риз не ждал так долго, чтобы заговорить с ней? – Я не утверждаю этого, а только предполагаю, что я слышала, как ребята говорили об этом весь первый год.

Молли покачала головой: - Помнишь, нас пригласили на вечеринку, когда мы только пришли в школу, на первом году обучения, но ты не пошла?

Кира вспомнила и кивнула: - Пригласили тебя с Хезер?

Хезер старшая сестра Молли, она закончила университет и живет в Нью-Йорке.

 

- Да, я там была практически самой младшей, ну если не считать первокурсников. Я не помню его имени, но я помню, как она говорил всякое дерьмо про Риза, сказал, что он мусор, что родители пьяницы, и еще много чего. Парень начал нарываться. – Молли покачала головой. – Честно говоря, все это было довольно грустно. То, что он сказал…

- Что сказал? – То, что сказала ее мама, правда? И действительно ли те люди родители Риза?

- Я всего не помню. Это было много лет назад.- Хорошо, что ты помнишь? – настаивала Кира.

- Почему бы тебе просто не спросить Риза об этом, если тебе так любопытно? Ну, я имею ввиду, что вам, ребята, кажется, хорошо вместе. – Когда Кира пришла домой, она написала Молли сообщение. Оно было размытым, но Молли не отстала от Киры, пока та ей все не рассказала.

- Я не могу. Я не хочу его обижать, но я должна знать. – Кира знала, что это неправильно, неправильно выведывать информацию вот таким вот образом, но она должна знать.

Молли тяжело вздохнула: - Он говорил, что мать Риза наркоманка и что папа алкоголик. Он говорил, что Риз проводил слишком много времени в каком-то тату-салоне, потому что он не нужен своим родителям. Потом парень просто начал говорить, какое он ничтожество и так далее. Я знаю, что тогда было сказано много, но Риз показал ему, кто главный. Он просто выбил дерьмо из парня. – Молли округлила глаза, и она повторила более – менее медленно, чтобы Кира могла понять. – Он так сильно его избил, что парень не вернулся в школу.

Кира прижала руку ко рту и глаза распахнулись от шока. Молли намекала, что Риз убил парня, раз тот не вернулся? Конечно, нет. Молли должно быть поняла, к какому выводу пришла подруга и произнесла: - Я не имела в виду ничего подобного. Просто парень несколько дней пролежал в больнице, а потом просто уехал из города, чтобы жить с бабушкой и дедушкой, ну, что-то вроде этого. Больше никто ничего подобного не говорил про Риза Трентона, но можно ли их винить за это? Ну, он ведь даже на первом курсе был большой и страшный, как черт.

Да, Кира помнила это очень хорошо. Он никогда не был похож на всех этих долговязых и неловких подростков. Тогда он не был так накачан, но была мышечная масса, и всегда с ним был хмурый взгляд, который заставлял держаться людей на расстоянии. Она никогда не могла подумать, что он так закален из-за того, что перенес в прошлом. Кира отчаянно хотела подняться и пойти к нему и дать ему то, чего дома у себя он никогда не имел. Больше они с Молли о нем не говорили, но мысли Киры всегда возвращались к нему всю оставшуюся часть дня.

Остаток дня Кира провела с Йеном и Молли, они говорили про отношения и почему те скрывали их от нее. Кира улыбалась, испытывая радость за друзей, но мысли ее были далеко в совершенно другом месте. Она не отрицала, что немного странно, что двое ее друзей теперь пара, но она радовалась за них, они убедились, что человек, которому они доверяют, за них счастлив. Кира надеялась, что и она найдет свое счастье когда-нибудь, что найдется человек, который будет заботиться о ней столько, сколько это будет делать и она сама. Снова ее мысли вернулись к Ризу. Она не хотела позволять себе думать о нем, даже не смотря на то, что между ними произошло, они просто друзья. Да, у них были напряженные моменты, но все оказалось иначе, он убедил ее, что хочет быть с ней, и она призналась самой себе, что это как раз то, чего она хотела.

****

 

Риз скинул ненужные ему карты Лео, который был именно тем, кто сдал ему этот (злополучный) расклад. Dr. Dre (А́ндре Ро́мелл Янг (англ. Andre Romell Young), более известный под сценическим именем Dr. Dre (рус. Доктор Дре; род. 18 февраля 1965Лос-Анджелес) — американский рэпер и продюсер, один из наиболее успешных битмейкеров в рэп-музыке. Считается важнейшей фигурой в популяризации и отцом-основателем стиля джи-фанка — одного из стилей рэп- музыки, который появился в середине 80-х в Лос-Анджелесе. Помимо сольного творчества, Dr. Dre продюсировал альбомы многочисленных рэперов, среди которых были Snoop Dogg,Eminem50 CentXzibit2PacThe Game и Busta Rhymes, многие альбомы которых стали мультиплатиновыми) взрывали динамики и гости на вечеринку все прибывали и прибывали. В полночь дом Харрисона Дженнингса был переполнен. Риз поднес стакан пива ко рту и сделал глоток. По телу растеклось приятное тепло, а это второй его стаканчик за ночь. Весь последний час он собирался покинуть вечеринку, он не хотел быть здесь, но ему некуда было пойти. Дом под запретом, особенно когда его родители устроили свою вечеринку со всяким отребьем. Это было грязно и уж точно они превзошли самих себя.

- Ты, мать твою, играешь или нет? – Крис, парень, который окончил школу на пару лет раньше Риза, бросил несколько долларов, а затем посмотрел на Риза. Риз оценил его ставку и поднял ее с вызовом. Разошелся гул голосов и возгласов, когда Риз открыл флеш, (Флеш (англ. Flush) - комбинация в покере, состоящая из пяти карт одной масти в любом порядке. Иногда её могут называть, как "Флаш". Это более сильная комбинация, чем парадве парытройка и стрит, но уступает по силе фулл хаусукаре и стрит-флешу. Если два или более игрока собрали флеш, побеждает тот игрок, у которого выше старшая карта флеша. Так, A♠ 9♠ 7♠ 3♠ 2♠ будет старше, чем K♠ Q♠ 9♠ 7♠ 3♠. Если старшие карты одинаковы, сравниваются вторые по старшинству. Если одинаковы и они - третьи, и т.д. Если флеши одинакового достоинства, банк делится. Также банк будет делиться, если игроки собрали флеши одного достоинства, но разных мастей. Старшинства мастей в покере не существует) явно обходя Криса стороной. Риз забрал пятьдесят баксов, которые являлись главным призом. Крис показал ему неприличный жест, но Ризу было, откровенно говоря, по***й. Как всегда, его мысли были заняты Кирой. Он пытался написать ей сообщение, но потом началась новая партия, а потом было уже поздно, и она не ответила. Он не видел ее с той ночи, но даже не смотря на это, он чувствовал себя как гребаным пресмыкающимся ( не знаю, почему автор выбрала именно это сравнение, но как бы я не изгалялась, лучше бы уж точно не придумала). Он скучал по ней, как сумасшедший, и он он знал, что это все потому, что она была единственным человеком, которому он открылся и ничего не скрывал.

- Я пойду покурю. Следующую раздавай без меня. – Сказал Риз и встал.

Крис все еще стреляя в него неприязненным взглядом, потому что уже третий раз Риз у него выигрывает. Если бы парень не был таким дерзким, он вполне спокойно мог выиграть. Но он был таким дерьмом, что даже не скрывал этого. Риз отправился в патио, закрыв за собой раздвижные двери, поставил стул в сторону подальше от парочек, которые переплелись телами прямо возле дверей. Он достал сигарету и закурил. Первая затяжка была самой лучшей, даже если это и противно, это, бл*ь, привычка. Он курит только в том случае, когда всплеск адрелина зашкаливает и ему требуется никотин. Он опустил голову на спинку стула и закрыл глаза. Он представлял себе совершенно другой мир, где Кира принадлежит только ему, без той дерьмовой части его жизни, которая все рушит.Он видел себя счастливым вдали от всего этого. Он снова открыл глаза, его мысли опускались все глубже в сознание, он посмотрел на звездное небо. Оно было таким большим и бескрайним, и никто не может коснуться его. Думать о том, чего у него никогда не будет, приводит только к разочарованию.

- Эй. Я знаю тебя. – Раздался невнятный женский голос справа от него. Риз посмотрел в сторону и увидел, что к нему идет рыжеволосая девушка, минуя пары, которые трахались у всех на виду. Она держала в руках стаканчик, который полон алкоголя и расплескивался через края стакана с каждый ее нетвердым шагом. Было ясно, что она была пьяна в стельку, особенно после того, как улыбнулась ему той улыбкой, которую сотни раз. Эта была та улыбка, когда девушки от него чего-то хотели.

- Сомневаюсь. – Он никогда не видел ее раньше, и она точно хотела того, чего он, бл*дь, не был готов дать.

Она остановилась напротив него, она пошатнулась и ухватилась за стул для поддержки. Риз смотрел прямо перед собой, и снова затянулся. Может, если он отвергнет ее, то она уйдет?

- Нет, точно. Я видела тебя на какой-то вечеринке. Еще спрашивала, кто ты. – Она провела пальцем по его руке, он отвел свою руку. – К тому же, ты тут один, и скучаешь… - Она снова к нему прикоснулась, Риз стряхнул пепел с сигареты и сделал попытку встать, но она была довольно быстрой или, может, слишком пьяной? Он откинулся на спинку стула и она усадила свою задницу к нему на колени. От нее разило водкой, к горлу подкатила желчь, этот запах был ему знаком. Он схватил ее за плечи, чтобы оттолкнуть от себя, но она тут же завладела его губами. Ее язык гладил его сжатые губы, и он отвернулся. Хоть он и схватил ее за руки, что снова оттолкнуть, она захихикала, и обернула руками его шею. Из-за алкоголя ее хватка была крепкой, но он был сильнее. Прежде чем он оттолкнул ее от себя, воздух задрожал от громкого возгласа.

- Какого хрена? - В голосе отчетливо слышался гнев, Риз попытался увернуться от девушки. Она снова захихикала и попыталась обнять его снова, но он быстро встал и она снова покачнулась. Крис направился целенаправленно к нему, и остановился в полуметре от Риза. Крис был довольно крепким парнем, занимался боксом в колледже, и от агрессии и тестостерона, которые от него исходили, было понятно, что-то он хотел начать потасовку с Ризом. Крис переводил взгляд с Риза на девушку. Та все хихикала, и Риз стиснул зубы от раздражения. - В чем проблема? – Риз говорил спокойно, но не скрывал, что если Крис захочет отойти, то так тому и быть. Этот мудак хотел драться всю ночь с ним.

Крис усмехнулся и похрустел костяшками. – Проблема, брат, в том, что ты взял мои гребаные деньги в этой гребаной игре в карты, а затем ты, бл*дь сидишь тут с моей девушкой.

От удивления Риз вскинул бровь. Он посмотрел на рыжую. Ее явно не волновало присутствие парня, она все также продолжала бросать Ризу знойный взгляд. Он снова посмотрел на Криса. – Во-первых, я тебе не брат. Не то, чтобы я обязан перед тобой отчитываться, но может ты должен держать свою подружку на коротком поводке, потому что она сама поперлась за мной.

Воздух словно накалился. Все проигнорировали возмущенный вздох рыжей. Челюсть Криса напряглась. - В конце концов, не моя вина, что ты не умеешь играть в покер. – Вокруг них собиралась толпа из-за повышенных тонов. – Ты не хочешь делать этого. – Это был тонкий намек Крису. Он предложил ему сделать выбор. Вокруг было шумно, но Риз смотрел только на придурка, стоявшего перед ним. Несмотря на то, что Риз хотел двигаться дальше, он не хотел драться, но ему не были чужды драки. Несмотря на слухи, которые бродили в школе, Риз не был зачинщиком всех потасовок. Он не искал неприятности и не бросал вызов кому-либо, но когда угроза была реальной, он не отступал. Никогда.

Заиграла “Fight Music” в исполнении Eminemа, и Риз подумал, что это явное начало. Крис размял шею. Да, он точно хотел сделать это, и Риз не собирался его останавливать, не из-за того гнева, который испытывал, благодаря родителям. Он предупреждал, но было видно, что в нем столько ненависти, что она могла испепелить любого. – Ты уверен, что хочешь это сделать? – Это был всего лишь вопрос вежливости, только он один знал, сто Крис его высмеивает, но все-таки Риз бросил его там.

- Чувак, я годы желал надрать тебе задницу. Ты самое настоящее дерьмо, и каждый раз, когда вижу тебя, меня это раздражает. Кто-то должен сбить с тебя спесь и это сделаю я, прямо сейчас. – Крис снял пиджак и бросил его рыжей, которая все еще пялилась на Риза. – Мелани, съ***сь отсюда! – Девушки сновали туда сюда, чтобы увидеть драку. – Ты большой мудак, но я все еще могу уделать тебя. – Он снова хрустнул костяшками. Он подпрыгнул пару раз на месте, словно боксер на ринге. – Ты строишь из себя Бога, трахаешься с девчонками, и создаешь только проблемы. Я собираюсь положить этому конец.

- Если бы ты был умен, ты бы взял свою чику и вернулся бы в гребаный дом.

Крис засмеялся. – И что, бл*дь, теперь? Или ты, может, стал таким , потому что трахаешь младшую сестренку Алекса? - Риз сжал кулаки, совместно при упоминании Киры. Как, бл*дь, он узнал про Киру?

- Если ты знаешь, что хорошо для тебя, то лучше заткнись. – Риз чувствовал, как в нем закипает гнев, его мышцы сжались, готовые к бою. Эта ситуация слишком реальна для него, он сейчас этим реально наслаждался, освобождался.

- Чувак, я не боюсь. Если ты хочешь трахать помешанную на компьютерах девчонку, это твое дело, но когда ты начинаешь подкатывать к моей…

Риз стиснул зубы. – Я ничерта не сказал о твоей подружке, и ты, бл*дь, не смей так говорить о ней. – Глядя на Криса, ему не нужно было пояснять, что он имел ввиду Киру.

- Риз-ублюдок-Трентон. – Засмеялся Крис и повернулся к толпе. – Я хочу, чтобы каждый из вас видел падение этого мудака. – Камеры телефонов были направлены в их сторону, и не было сомнений, что ребята снимали видео. Крис повернулся к нему и зарычал. – Тащу сюда свою белую задницу и начнем.

Хорошо, мы начинаем.

Крис ринулся вперед и впечатался в тело Риза, но он был готов. Он собрал всю силу и выпрямился. Крис споткнулся и покачнулся. Он действовал быстро и небрежно, результатом всего был алкоголь и гнев. Риз чуть пригнулся, замахнулся и ударил Криса под подбородок.Он отступал назад, кровь стекала с его губы. Он повернул голову и сплюнул. Они сцепились прежде, чем Крис захватил Риза и припечатал его к стене. Его кровь кипела в жилах, а адреналин просто пульсировал в нем. Риз был довольно накачан и он слишком далеко зашел, чтобы почувствовать боль. Риз усмехнулся и Крис снова попытался нанести удар. Эта борьба была и весельем и боем одновременно.

Крис замахнулся снова, И риз Нырнул вниз, спасая себя от удара. Звук плоти, вонзившейся в кирпич, вызвал ужасающий эффект. Крис взвыл от боли и отступил назад, прижимая раненую руку к груди. Крис снова направился к Ризу, Риз его оттолкнул. Ярость Криса была осязаема, он снова кинулся на Риза, ослепленный своей яростью.

Маленький ублюдок был довольно быстрым, даже не смотря на то, что ранен, Риз переместился в сторону, блокируя очередной удар Криса. Потом кулак Криса просвистел прямо возле лица Риза. Удар ногой заставил голову Риза откинуться назад, он покачал головой и сплюнул кровь. Его взгляд затуманился. Крис выглядел безумно, и Крис знал, что не только гнев и алкоголь подпитывали его. Парень был хуже ада. Чтобы он не делал, было иррациональным и от этого он считал себя непобедимым.

 

- Я расскажу тебе, что будет, когда я с тобой покончу. – Крис ходил туда-сюда, глаза были безумны. Кровь сочилась из раны на руке. Риз вытер кровоточащую губу рукой. – Я собираюсь пойти к твоей сладкой девочке и показать ей, как трахаются настоящие мужчины! – Понизив голос так, что мог услышать только Риз, он продолжил: - Бьюсь об заклад, она девственница, и я уже чувствую, как буду ощущаться в этой сладкой вишенке.

Слепая ярость заполнила Риза. Он не знал, на что был способен Крис. Этот ублюдок терзал его и у него это получилось. Риз кинулся на него, повалил на землю, и ударил Криса кулаком по лицу. Крис пытался бороться, чтобы сбросить с себя Риза, но не смог. Кровь ударила в голову и в сердце Риза проснулась боль. Риз был активирован в режим борьбы и Крис сказал неправильные вещи.

Избивая Криса, снова и снова, все, что мог видеть Риз, это Кира, а над ней склонился Джош. Его видение стало четче и низкий рык послышался рядом с ним. Только потом он понял, что рык издавал он сам. Несколько пар рук сомкнулось вокруг него, но Риз никому не позволял остановить его. Он качнулся и упал на спину, где-то рядом с ним послышалось бормотание и проклятия. Его начали уводить в сторону, и только потом он понял, что это были Маркус и Кристиан, он понял, что нужно успокоиться, прежде чем дело обернется необратимым исходом.

Он посмотрел на Маркуса и Криса и увидел, что они ошеломлены. Маркус смотрел широко раскрытыми глазами на Криса и Риза. – Дерьмо, чувак. Второй раз за неделю. – Он провел рукой по коротким волосам и втянул воздух. – Все, валите отсюда. Шоу окончено. – Маркус повернулся к толпе и злобно посмотрел на них, те, качая головами, направились к дому. Маркус повернулся к Ризу. – Риз, чувак, что, черт возьми, происходит? – Маркус был его близким другом, он никогда от него ничего не скрывал, всегда делился всем дерьмом, которое случалось в жизни. Сейчас он не собирался ничего объяснять, и, конечно, он не хотел говорить о Кире, не тогда, когда безумно зол.

- Я ухожу. – Крис стонал позади него, и Риз был благодарен Маркусу и Кристиану, что остановили его, снова. Что, черт возьми, с ним происходит?

Глава 7.

Остаток субботы и воскресенья Кира провела переписываясь с Ризом. Он послал ей сообщение с вопросом, хотела бы она пойти с ним на вечеринку, но было уже поздно, и она спала. Сообщение она увидела уже утром. Между разговорами по телефону с ним и перепиской, она сидела дома и смотрела телевизор. Несколько раз заходили Йен и Молли, и было просто приятно видеть их. И кира даже не заметила, как отдалилась от двух своих друзей. Когда она разговаривала с Ризом, она могла поклясться, что с ним что-то не так, но она по тону поняла, что он заговорит об этом, когда будет готов.

Молли подвезла ее в школу в понедельник, и она сидела сзади, в то время как Йен и Молли сидели впереди и держались за руки и их отношения казались в порядке вещей. Казалось, что сейчас они не скрывают своих отношений и своей любви и считали это вполне приемлемым. Это противно, но тем не менее мило. Они приехали довольно рано и у них было время для парковки. Именно тогда Молли и Йен начали спорить, кто понесет ее сумку, Кира увидела Риза, сидящего в своей машины. Он затянулся сигаретой и выпустил дым.

Кира была одной из тех, кто считал курение не привлекательным, но то, как это делает Риз, казалось таким сексуальным, что ей было наплевать. Он словно почувствовал ее взгляд, а она смотрела довольно открыто, и он поймал ее глаза своими. На его лице медленно расползлась на лице и тело Киры вспыхнуло, как фейерверк на четвертое июля (День Независимости США). Она схватила свою сумку и сказала Молли и Йену, что встретится с ними позже, вышла из машины. Ее друзья посмотрели в сторону Риза и кивнули с понимающей улыбкой и направились в школу. Риз вышел из машины, и он выглядел как хищник, вышедший на охоту.

Он оделся как всегда: джинсы и футболка с логотипом на груди. Он схватил свой рюкзак и направился к ней. Кира дрожала, как девчонка, ожидая, когда он к ней подойдет. Она чувствовала взгляды людей, направленные на них, но она не могла оторвать свой от Риза. Он остановился возле нее и она могла поклясться, что слышала, как бьется ее сердце. Это так громко звучало в ее ушах, словно на барабане отыгрывали громкий, дикий ритм. Именно тогда она увидела, что на скуле у него синяк и рассечена губа.

- Боже мой, Риз. – Она подняла руку, чтобы прикоснуться к его лицу, но он остановил ее, нежно поцеловав запястье. – Что случилось?

- Эй, красавица. – Он улыбнулся, глядя на нее сверху вниз. – Все хорошо. – Она могла поклясться, что он не хотел вдаваться в подробности, поэтому не стала давить, хотя не могла отогнать мысль, с кем он поругался. Боже, она надеялась, что это не его отец сотворил с ним такое.

Отгоняя мысли прочь, пока не могла задать ему правильные вопросы, она сказала: - Привет. – Кира отвернулась от него и заметила, что несколько человек за ними наблюдают. Ничего интимного не происходило, но ее лицо покраснело из-за их любопытства. Она никогда не замечала, насколько это грубо. И это немного нервирует. Когда она снова посмотрела на Риза, его улыбка стала еще шире.

- Я все еще заставляю тебя нервничать, после того, что было? – Когда он произнес последнее слово, тепло распространилось по ее телу. Она вспомнила его губы, его руки на ее теле, как его эрекция прижималась к ее киске. Шар вспыхнул внутри нее и она шагнула к нему. – Тебя беспокоит то, что все на нас смотрят? – Стоя вот так вот, близко к нему, она чувствовала его тепло, остальное было лишь фоном, и она покачала головой. – Хорошо.

Прежде, чем она успела моргнуть, Риз положил ладонь на ее шею и приблизил свои губы к ее. Больше она не стояла на школьной парковке, все стало таким индивидуальным и интимным. Его поцелуй вытеснил все мысли, и ей было все равно на мнение окружающих. Он на вкус был как мята и она задалась вопросом, как такое возможно, если он даже не брал жвачки в рот, но, возможно, она просто проморгала, потому чтобы была занята мыслями о мнении окружающих и о том, какой он великолепный.

Он языком раздвинул ее губы и дал ей то, в чем она так нуждалась. Поцелуй длился несколько часов, но может минут, секунд, но в любом случае, это повредило ее разум. Когда он отстранился от нее, она все еще искала его губы, она не была готова отказаться от такого наслаждения, которое он так легко ей давал. Она открыла глаза, чувствуя себя неловко, потому что не сразу поняла, что стояла с закрытыми глазами, а потом посмотрела на него. Глаза были прикрыты и возбуждение четко отражалось на лице. Губы покраснели и слегка опухли, И Кира знала, что она выглядит также. Они знали, что обоим это нравится. Их туман развеялся, словно кто-то иголкой проткнул воздушный шарик , когда они услышали свист со стороны. Кира оглянулась и увидела Маркуса, который хлопал в ладоши и улыбался, Кристиан положил два пальца в рот и свистел.

- Черт, Риз, быстро работаешь, чувак. – Маркус улыбнулся Кире, и она знала, что парень просто дразнит. Опустив голову, волосы упали завесой на ее лицо.

Риз взял Киру за руку и повел ее мимо глазеющих ребят. Прежде, чем они ушли, Риз крепко стукнул Маркуса по руке, да так, что тот спотнулся и схватился за бицепс.

- Черт, чувак, что это было? – Маркус потер место удара и посмотрел на Риза.

- Мне плевать, шутишь ты или нет. Чтобы я больше не слышал это дерьма, если оно касается Киры. – Гнев Риза был осязаем, Маркус по вздернутому подбородку друга понял, что тот не шутит. Риз продолжал вести их к школе и Кира увидела, что Йен и Молли стоят в стороне и смотрят на нах с раскрытыми ртами от шока. Молли просто бессовестно смотрела и Йен пришел в себя быстрей и поднял два больших пальца вверх. Господи, ее личная была выставлена на показ всего за десять минут? Больше никто не проронил ни слова, скорей всего боялись, что Риз поступит также с ними, как поступил с Маркусом, но это не помешало Андреа и ее шестеркам смотреть гневным взглядом. Кира знала, что это будет так, раз она с Ризом, но готова ли она к вниманию такого рода?

Первая половина дня прошла удачно и достаточно быстро, и когда близилось время обеда, Кира начала нервничать. Она вошла в столовую с Йеном и Молли и поисказала глазами Риза. Она заметила, что он сидит за одним столом с Андреа, а у той на лице застыла злобная гримаса. Было очевидно, что она пытается соблазнить Риза, но он никак не реагировал. Она что-то ему сказала, что это невозможно понять, потому что слишком много шума. Скорей всего, она сказала ему что-то в сексуальном плане. В Кире поднялась волна ревности и Кира выпрямила спину. Потом ребята собрались на стоянку и Кира надеялась, что Андреа отступит. Но она ошиблась.

- Мы едем за пределы кампуса, чтобы пообедать. Ты с нами? – Спросил Йен.

Кира по-прежнему смотрела на Риза и покачала головой.

- Нет, думаю, что я останусь. – Что она собиралась делать, она сама еще не знала, но она не собиралась стоять в стороне и позволить Андреа взять верх над ней, она не собиралась отдавать ей Риза, по крайней мере без боя. Она всегда старалась держаться в стороне, но Риз Трентон что-то пробудил в ней… То, как он относится ко всему, что говорят вокруг, заставило ее отодвинуть в сторону все свои правила и предвзятое отношение к себе самой. Она привыкла к домашней жизни, всегда держала высоко голову и шаг за шагом шла к своей цели.

Она посмотрела на своих друзей и увидела, что из внимание обращено в сторону Риза. – Ну, давай, девочка. – Сказала Молли и Кира услышала поддержку в ее голосе.

- Только будь осторожна, у нее острые ноготки. – Сказал Йен немного неуверенно, но она не могла винить его за это. Она всю жизнь была на заднем плане. Ей это надоело, она должна постоять за себя. Она не станет популярной, но она не позволит вытирать об себя ноги, особенно девице, которая на всех смотрела свысока. Все хорошее, что у нее было в этой дерьмовой школе, это только Молли и Йен, и теперь Риз. Кира никому не позволит отнять это у нее.

После того, как Йен и Молли ушли, Кира взяла яблоко, воду и салат. Андреа все еще сидела за столом Риза, и смотрела на него, когда взгляд того был направлен в другую сторону и он все равно был погружен в беседу с Маркусом. Глубоко вздохнув, Кира направилась в сторону Риза. Когда Кира была достаточно близко, чтобы ее заметили, ребята замолчали и уставились на нее. Да, Кира даже могла слышать мысли Андреа и ее прихвостней.

Она на самом деле думает, что будет сидеть здесь?

Кто пригласил этого выродка снова?

Риз перестал разговаривать с Маркусом и посмотрел на Киру. Улыбка, которая появилась на его лице, дала ей дополнительный стимул для следующего шага.

“Я думаю, что вы ошиблись столиком.” Андреа усмехнулся в ее сторону. Она перевернула ее прекрасно завитые волосы с ее плеча и подняла нос. “Ботаников болтаться на другом конце столовой.” Ее подруги захихикали.

“Я как раз собиралась найти вас. Иди, сядь рядом со мной, симпатичной девушкой.” Риз игнорировать Андреа комментарии и протянул руку. Риз встал и сказал: “на секунду мне показалось, пойдем куда-нибудь еще, чтобы поесть.” Кира мог практически слышать Андреа скрежетать зубами. Риз бросил взгляд в сторону Андреа, и Кира поняла, что он хотел сказать больше, но он воздержался.

“Нет, нет. Здесь все в порядке”, сказала Кира и ее поднос рядом с Риз.

“Это невероятно”, - Андреа пробормотал себе под нос, но убедился, что это было достаточно громко Кира услышать.

- Я думаю, ты столом ошиблась. – Усмехнулась Андреа в сторону Киры. Она убрала свои волосы с плеч и сморщила нос. – Ботаники болтаются в другой части столовой. – Ее подружки захихикали.

- Я как раз собирался идти тебя искать. Иди, красавица, садись со мной. – Риз проигнорировал выпад Андреа и протянул Кире руку. Кира могла слышать, как Андреа заскрежетала зубами. Риз встал и сказал: - Может. Пойдем поедим в какое-нибудь другое место? - Ей показалось, что он хотел что-то сказать еще, когда бросил взгляд на Андреа, но сдержался.

- Нет, нет. Все в порядке. – Сказала Кира и поставила поднос рядом с подносом Риза.

- Невероятно. – Пробормотала Андреа себе под нос тихо, но достаточно громко, чтобы Кира смогла услышать.

- Заткнись, Андреа. – Риз говорил спокойно, но был достаточно серьезным, его злость росла. Потрясенное выражение лица Андреа было бесценным.

- Я не должна это терпеть. – Андреа собрала свои вещи. Андреа щелкнула пальцами и ее подружки поплелись за ней. Сразу же стало легче дышать, и Кира была рада, что сделала первый шаг и проявила стойкость. Они сели на свои места.

- Привет. Извини за сегодняшнее поведение. Я не хотел проявить неуважение. – Маркус подался вперед и Кира увидела его с другой стороны. Его темно-русые волосы были в беспорядке, но это было стильно и ему это подходило. Карие глаза были теплыми и искренними, Кира задалась вопросом, не под угрозой еще одного удара от Риза Маркус решил извиниться? В любом случае, она это оценила.

- Все в порядке.

Он улыбнулся, обнажив ровные белые зубы. – Я- Маркус, а это Лео и Кристиан. Кира каждому кивнула. – Кира, да? – Она снова кивнула. – Да, я видел тебя в школьных коридорах.- На самом деле, мы вместе на экономику ходим.

Маркус отвел взгляд, словно пытался вспомнить. – Ах, да…- Он оглянулся на нее и снова улыбнулся. – Без обид, но я в к ласе ничего не замечаю. Я сплю на уроках.

Кира не могла отрицать, что предмет скучный и преподаватель посредственный. Кира заметила, как ребята ободряюще кивали Кире. Ей было приятно, хоть это, возможно, и не так важно, что они приняли ее. Маркус вернулся к разговору с ребятами, а Риз повернулся к Кире, боже, он прекрасен.

- Я не думаю, что Андреа моя самая большая поклонница. – сказала Кира.

Он поднял руку и убрал прядь волос со лба Киры. – Не давай другой возможности. Она не стоит нашего времени. Кроме того, - он широко улыбнулся, - Она не любит тех, кто честен.

Она посмотрела в его голубые глаза. – Она стоила твоего времени? – Кира понятия не имела, почему такое ляпнула, но сожалела, что нельзя забрать свои слова обратно. Он смотрел на нее некоторое время, прежде чем ответить.

- Я не хочу тебе лгать, но также я не хочу делать тебе больно. – Ее пульс участился, пока она ждала оставшуюся часть загадочного ответа. Он провел рукой по волосам и громко выдохнул. Хочет ли она знать все, что связывало его с Андреа? – Андреа заполнила небольшой промежуток времени. – Он сконфужено на нее посмотрел. – Я знаю, это звучит невероятно черство и эгоистично. У меня нет к ней чувств, но у нас есть прошлое, маленькое, но есть. – Ему не нужно уточнять, что он имел ввиду. – Но любая девушка по сравнению с тобой… вне конкуренции, Кира. – Он провел пальцем по ее шее. Ты не конкуренции, Кира. – Нежное прикосновение его руки заставило ее тело ожить. – Ты мне веришь?

Она не побоялась сказать, - Да. – Что, черт, возьми, они делали, это все глубже и глубже проникало в нее, она не знала, что делать, когда она уедет в колледж, она понимала, что он, или она, уйдет через несколько коротких месяцев.

Остаток недели прошел как в тумане, и Кира не могла поверить, что ее последний год пролетает так быстро. Это было ожидаемо, но не для нее. Алекс переезжал из общежития и родители помогали ему собраться и вернуться домой, Кира все выходные была дома. Есть только одна вещь, о которой она была способна думать, что она могла бы делать в пустом доме, и делала бы она это с Ризом. ( Маньячка! Простите, не удержалась:) )

После неловкой ситуации в столовой с Андреа, Кира ее больше не видела. Кира верила Ризу, и не знала, когда же сможет поборот свою ревность, но она сможет, со временем. Кира верила, что ее любовь будет первым шагом к тому, чтобы дать Ризу то, чего у него не было, она покажет ему, что она с ним только поэтому. Не было дня, чтобы он не подходил к ней и не дарил поцелуи до потери сознания. Риз доказывал, что он хотел ее, нуждался, и им было плевать, что на них смотрят. Она любила, когда он прикасался к ней, когда сам этого хотел. Сейчас вечер пятницы, несколько часов назад уехали проведать Алекса, и предполагалось, что ей позвонит Риз. Ее телефон завибрировал, она улыбнулась, когда увидела на дисплее имя парня, который в последнее время занимал все ее мысли.

Риз: хочешь поесть мороженого со мной?

Кира громко расхохоталась.

Кира: Конечно

Риз: Я буду через 20 минут

Кира быстро переоделась в сарафан, собрала волосы в хвост и скользнула в сандалии. Риз постучал в дверь как раз вовремя, и как всегда в ее животе запорхали бабочки. Он улыбнулся ей, когда она открыла дверь и не теряя времени даром, шагнул в дом, обхватил ее талию и поцеловал. Ее спина уперлась в стену и она застонала ему в рот. Их языки скользили друг по другу, если они сейчас это не прекратят, то она утащит его к себе наверх. Но хочет ли она на самом деле остановиться? Кира уже решила, что хочет, чтобы Риз был ее первым. Ей не нужно встречаться с ним в течении многих месяцев, или лет, чтобы точно знать, что он тот единственный. Кира положилась на свое нутро и все инстинкты говорили ей, что не нужно никуда уходить.

Она просунула руку между их телами и принялась расстегивать его ремень, пока он не остановил ее, но он остановил ее, и она этого не ожидала. Он отстранился, и его теплое, мягкое дыхание покрывало ее губы.

- Подожди, детка. – Дыхание теплое и сладкое. Он прижался своим лбом к ее, они дышали тяжело.

- Почему ты остановился? – Она слышала, как унизительно звучал ее голос. Он отстранился и посмотрел на нее сверху вниз. Его взгляд был приковал к ее губам, а эрекция прижата к животу.

Его лицо приняло страдальческое выражение. Да, возможно она спешит, но с тех пор, как она поняла, что хочет этого, больше ни о чем думать не могла. – Если мы не остановимся, то я сделаю то, к чему мы оба, возможно, не готовы. – Он произнес эти слова и она слышала в них и тепло, и возбуждение. Кира сглотнула, считая себя дурочкой, которая собиралась затащить Риза Трентона в постель. Это должно было быть легко, затащить его в свою постель. Он повел себя, как негодяй, но часть ее таяла от мысли, что с ней он торопится не хочет. Чтобы она там себе не придумывала, а он действительно о ней заботился.

- Риз. – Ее руки переместились на его татуированные руки и остановились на бицепсах. Его мышцы были твердыми и ее прикосновение заставило его напрячься. – Я хочу этого. – Она подошла ближе, пока ее грудь не прижалась к его мощной груди. Его дыхание участилось, она не могла этого не заметить. – Я хочу этого, я хочу, чтобы ты был моим первым. – Он закрыл и застонал, но не ответил ей. Он взял ее лицо в руки и страстно поцеловал, пока у нее не закружилась голова.

- Я хочу тебя, Кира, - Шептал он ей в губы. – Но я не хочу торопиться. – Он отстранился, не прерывая зрительного контакта.- Ты не представляешь, как сильно я хочу этого сейчас. – Чтобы подтвердить свои слова, он взял ее за запястье и положил руку на свой член. Он был твердым, и это все для нее. Он схватилась пальцами за молнию и потянула ее вниз. – С тобой я хочу большего, Кира. Это не просто секс, когда дело касается тебя.

Его хватка на запястье стала крепче. Ей так не хотелось, чтоюы эта ночь заканчивалась, она хотела ее продлить.

Она прошептала: - Хорошо, Риз. – Но молнию не отпустила. Он ослабил хватку, их взгляды встретились. Она потянула молнию вниз до конца, Риз выругался, но она не обратила на это никакого внимания. Если она согласилась воздержаться от секса сегодня, это не значит, что она не может помочь ему облегчить их страдания, Господь свидетель, между ног мучительно болело. Просунув руку в ширинку и проникнув под ткань трусов, ее глаза расширились, когда она соприкоснулась с его членом. Он удерживал взгляд Киры, не показывая при этом своих эмоций. Риз слишком хорошо скрывал их и Кира знала, что он уже на грани взрыва. Кира хотела, нет, нуждалась, в том, чтобы он кончил. Он был такой большой, такой горячий и тяжелый. Кира догадывалась, что у него он будет именно таким, сравнивать не с чем, но предполагала, что он больше, чем обычно. Она приятно удивлена и коснулась его головки пальцем. Он тяжело дышал, грудь вздымалась и опускалась из-за сбивчивого дыхания. Он расположил руки на стену и наклонился к ней ближе. Они дышали одним воздухом, смотрели друг другу в глаза. Ее трусики стали мокрыми, материал касался ее клитора, растирал ее складки, дразнил. Она уткнулась лбом в его губы и стала водить рукой по его члену, по всей его длине. Ее киска пульсировала от желания.

- Поцелуй меня, Ри… - он не дал ей договорить, а просто накрыл ее губы своими. Она чувствовала, как увеличивался его член в ее руке. Она провела еще пару раз, но мольба в его глазах говорила о большем. Когда Риз застонал и толкнулся бедрами вперед, пульсация усилилась и у нее заныли соски. Он не прекращал ее целовать, когда она водила рукой, а он медленно двигал бедрами, его эрекция все росла. Он делал это снова и снова, и, бл*дь, какое же это было удовольствие, когда его член в ее руках, а он ласкает ее рот.

Он опустил свои руки ей на грудь и ощутил их восхитительную тяжесть. Это было чертовски приятно, он дразнил пальцами ее соски, не было ничего мучительней, кроме как поддразнивание в такой момент.

- Боже, Риз… - Кира едва могла произнести эти слова. Может быть, это все же была плохая идея…

Ее прикосновения были мучительной пыткой. То, как она отвечала ему, заставляло его член твердеть все больше. Образы, где она голая под ним, мягкая, обнаженная кожа, раздвинутые ножки, которые открывали ему прекрасный вид на самую сладкую часть ее тела, он все больше и больше хотел обладать ею. Он провел ладонью по ее соскам, а потом припал к нему губами, переживая, не был ли он слишком груб, но был не в состоянии справиться с собой. Она сводила его с ума. Не было женщина, которая бы так на него действовала, он бы все отдал, чтобы только чувствовать ее дыхание на своих губах.

- Риз. – Она выгнулась дугой, и он припал губами к ее шее. На вкус она, как ваниль и мед. Ее аромат окутал его. Его член пульсировал в ее руке. Это напоминало о том, в чем они оба нуждались. Если он толкнет ее к этому, то будут катастрофические последствия, и тем более, у них было много времени, чтобы это произошло. Он сказал ей, что она другая, что с ней все иначе. Он не собирался уходить, и она была не той девушкой, с которой можно заниматься только сексом прямо сейчас.

- Хорошо, малышка. – Он подался вперед и они оба застонали. Он двигался размеренно, ему понравилось, как участилось ее дыхание. – Боже, Кира. Что же ты делаешь со мной. – Если они будут продолжать в том же духе, то он скоро кончит.

Ее рот был рядом с его ухом. Она прошептала: - Он так хорошо ощущается, Риз. – Он сдал ее грудь, такая мягкая. Чертовски чувствительная на его прикосновения.

- Да, детка. – Он двинул бедрами чуть сильней, и он схватилась за его бицепс. Риз был уверен, что ее трусики промокли, и только для него. Если бы он не контролировал себя и взял бы ее, то она бы просто сбежала прочь. – Мы должны остановиться, детка.

Кира сделала глубокий вдох, смысл слов Риза до нее дошел не сразу. Он может и прав, но она не понимала, почему это нужно сделать, если обоим хорошо? Риз отстранился от нее, оставив на губах поцелуй. Кира опустила голову на его эрекцию, которая выглядывала из штанов. Да, он на самом деле был большим, толстым и длинным, и, откровенно говоря, ругающим.

Когда он застегнул штаны, то пробормотал: - Ты, бл*дь, меня убьешь. – Он усмехнулся, давая понять, что просто дразнит. Он притянул ее к себе, но она знала, что ей нужно немного времени, чтобы взять себя в руки. Если бы он снова к ней прикоснулся, она бы не отвечала за свои действия, повалила бы его на пол и взяла бы инициативу в свои руки.

- Дай мне минуту.- Кира бросилась наверх, ей необходимо сменить трусики. Когда она спустилась, Риз стоял прислонившись к стене, его пальца бегали по экрану, когда она что-то набирал на телефоне. Он спрятал телефон обратно в карман и улыбнулся ей.

- Эй, детка, ты готова? – Подмигнул он ей. Она знал, что ей пришлось сменить трусики, потому что сильно ее возбудил. Он оттолкнулся от стены и подошел к ней. Он поцеловал ее в щеку и взял за руку, прошептал: - Ты такая красивая, когда краснеешь. – И ее сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Еще один легкий поцелуй в лоб и они вышли из дома и сели в машину Риза. Когда он выехал на дорогу, он взял ее за руку, переплетая пальцы.

- Не хочешь пойти к Маркусу на костер после мороженного? – взглянул он на нее.

Было ли это тем, чего она хотела на самом деле? Образы с вечеринки у Хэйдена ожили в ее голове, и Риз сжал ее руку, словно почувствовал ее беспокойство.

- Эй, не волнуйся, если ты не хочешь, мы не пойдем, но это не похоже на вечеринку у Хэйдена. Всего лишь несколько близких друзей. – Он еще раз сжал ее руку. – Кроме того, я всегда буду рядом, и, клянусь Богом, я не позволю, чтобы с тобой что-нибудь случилось. – Он поднес ее руку к губам и поцеловал. Серьезность его слов немного расслабила ее. – Серьезно, хоть мне и трудно не пойти, но, в конце концов, я хочу представить тебя остальным моим друзьям.

Она доверяла ему. Он уже доказал, что может защитить ее, и доказал это даже тогда, когда они не знали друг друга. Я хочу представить тебя остальным моим друзьям…

- Хорошо, малыш. – Он еще раз взглянул на нее и усмехнулся. – Знаешь что, Кира?

Она сглотнула: - Что? – Он произнес ее имя как-то по особенному и в голове сразу же всплыли картинки тех грязных вещей, которые он мог с ней сделать и в которых у нее не было опыта. - Я хочу, чтобы все знали, что ты моя. – Ее дыхание сбилось, когда она поняла смыл его слов. – ты ведь моя, Кира, да? – Он с серьезным выражением лица сказал ей то, в чем она нуждалась. Риз хотел ее так же сильно, как и она его.

- Да, Риз, я твоя. – Он снова поцеловал ее и опустил на бедро. Все время, пока они ели мороженое, и ехали к Маркусу, он не выпускал ее руку. Это взволновало ее.

Глава 8.

Риз повел Киру в сторону яркого, большого костра в центре пустой площадки. Маркус жил в старом фермерском доме с отцом. Площадью три гектара, рядом был ручей, старое пастбище и сарай, такой же старый и заброшенный, как и Клайна, Вспоминая тот сарай, пульс у Киры подскочил. На дороге стояло несколько автомобилей и грузовик, чем ближе они подходили к дому, тем музыка становилась все громче. Это был небольшой бревенчатый дом с бассейном и качелями на террасе. Она мгновенно узнала Маркуса и Кристиана с Лео, но там было пятеро парней, трое из школы, а других ребят она не знала. Ее сердце забилось, когда она увидела Келли, девушку из итальянского ресторана, куда водил ее Риз на прошлой неделе. Келли одарила ее гневным взглядом, но вниманием девушки завладел парень, который был рядом с ней. Он был одним из учеников их школы, и Кира подумала, что его зовут Майк или Марк.

- Эй, Риз, в чем дело? – Подошел Маркус и они похлопали друг друга по спине.

- Эй, мужик. – Рядом стоял Лео и к ним подтянулся Кристиан, чтобы поздороваться.

- Как дела, Кира? – Маркус обнял ее, словно они много лет были друзьями. Все, что она могла, это стоять шокированной.

- Привет. – Риз оттолкнул Маркуса и притянул Киру к себе поближе, обхватывая руками ее талию.

- Прости, чувак. Просто показываю девчонке свою любовь. – Маркус улыбнулся ей, но чтобы Маркус не говорил, взгляд Риза был красноречивей. – Все, что пожелаешь, мудак. – Маркус снова улыбнулся, и она скорей почувствовала, чем услышала, как засмеялся Риз.

- Ты бы тоже себя так вел, если бы твоей девчонкой была Кира. – Риз наклонился и поцеловал ее макушку, и пульс Киры пошел в пляс. Ей нравилось, что ему безразлично, что о нем подумают другие, когда он показывает свои чувства.

- Да, чувак, ты прав. – Кристиан позвал Маркуса за новой порцией пива, Маркус повернулся к ребятам снова. – Думаю, что должен позаботиться об этих сучках. Ребята, пиво будете? – Риз взглянул на Киру, та отрицательно покачала головой. – Нет, чувак, нам и так хорошо.

- Круто, чувак. – Они последовали за Маркусом к остальным ребятам, и Маркус принялся знакомить Киру со всеми. – Шейн, Зак, Майк, это Кира, девушка Риза. – Трое парней из школы подняли банки вверх и кивнули в знак приветствия. Тот факт, что Маркус назвал Киру девушкой Риза, заставил ее еще больше покраснеть. Келли, которая сидела на коленях у Майка, посмотрела на нее, но улыбку, которую она адресовала Кире, ничего не значила, но была довольно искренняя. – Джейк и Кольт учаться в одном университете с Мэйсоном.

- Кстати, где твой мудак брат? – усмехнулся Кольт, а некоторые ребята засмеялись. – Он должен был вернуться еще двадцать минут назад с пивом.

- Он наверно подцепил какую-нибудь цыпочку в местном круглосуточном магазине. – Пробормотал кто-то и все начали смеяться, соглашаясь.

Маркус закатил глаза, и, должно быть, видел ее замешательство, потому что он сказал: “Мейсон, это мой брат и больше, чем шлюха... - он оборвал его глаза Риз, и она сразу чувствовала себя неуютно, потому что она знала, что он мне приписывает. “Давайте просто скажем, что он любит женщин.” Он откашлялся и пробормотал о поиске пиво внутри. Он направился в темноту, и в сторону дома.

Маркус закатил глаза, и, должно быть, заметил ее замешательство, потому что сказал: - Мэйсон мой брат, и он самая настоящая шлюха… - Он замолчал, поймав взгляд Риза, и ей сразу стало неуютно. – Скажем так, он очень любит женщин. – Он откашлялся и что-то пробубнил про пиво и направился в сторону дома.

Риз сел на один из раскладных стульев и притянул Киру к себе на колени, чем удивил ее и смутил. Он прижался губами к ее уху и прошептал: - Все хорошо, Кира?

Для нее это было немного бестактно, но она любила ощущать его жесткость, любила чувствовать его сильное тело, и то, как она хотел, чтобы все видели, что она принадлежит ему. Глядя на него, она облизала губы и просто кивнула. Он сжал рукой ее бедра и притянул ближе к себе так, что ее спина упиралась ему в грудь. Келли по-прежнему молчала и с кем-то переписывалась, единственный раз, когда она посмотрела на нее, когда Майк что-то сказал ей на ухо и она захихикала. Маркус вернулся через десять минут, а позади него шла версия его самого, только старше лет на десять. Она предположила, что это и есть Мэйсон. Он нес по двенадцать банок пива в каждой руке и кивнул всем в знак приветствия.

После знакомства с Мэйсоном, они еще пару часов сидели у костра и разговаривали. Кира не могла не смеяться над пьяными и грязными историями Мэйсона и других ребят. Похоже, что пиво многим развязало язык. Если бы не это обстоятельство, то многие бы вели себя более скованно.

Риз откинул волосы Киры за спину и прошептал низким голосом на ухо: - Ты хочешь уйти? Уже вроде как поздно. – Он позволил своим губал пройтись у нее за ушком, и она вздохнула, спать – это последнее, о чем она думала. Она повернулась к Ризу и стала целовать место у него за ухом. Она почувствовала, как напряглось его тело, и она могла поклясться, что слышала, как он резко втянул воздух, но не перестала целовать.

Она целовала его, медленно спускаясь к шее, не прерываясь, наверняка на них смотрели, но ей было плевать. – Я на самом деле хотела бы уйти, но это совсем не то, чего я хочу, Риз.

Да, он остановил их ранее, говорил, что лучше не спешить, но Кира отчаянно хотела быть с ним. Он был так близко, его тело такое горячее, она только и думала о том, какой он будет в ее постели голый и потный. Она смотрела ему в глаза, что он точно понял, что она имела ввиду, ну, по крайней мере надеялась, что это так. Он тяжело сглотнул, словно пытался что-то решить, и притянул ее ближе к себе. Он застонал, когда ее задница коснулась его паха.

- Кира… - Он вцепился пальцами ей в бедра, и ослабил хватку, но она хотела не это почувствовать.

- Ты отвезешь меня домой, Риз? – Они смотрели друг на друга. Он не ответил, а она спросила снова. – Отвезешь, Риз?

- Это то, чего ты действительно хочешь, красавица? – Его голос источал тепло, что солнце могло сойти за конкурента, Риз удерживал ее в ловушке своего взгляда.

Он предоставлял ей выбор. Говорил двусмысленно. Он заставлял ее чувствовать такой, какой она никогда себя не чувствовала, что в мире нет никого, кроме нее. Отдать себя ему было большим шагом, таким образом она целиком и полностью дарила себя ему, что все моменты будут теперь связаны только с ним. Она оглянулась, понимая, что на них никто не смотрит. В сущности, они находились в своей маленькой вселенной. Кира снова посмотрела на Риза, тот смотрел на нее безотрывно. В его словах не было давления, даже если она была единственной, кто все это начал.

- Риз, я никогда не хотела ничего больше. – И это чистая правда. Искры вспыхнули в глазах. Он отвел взгляд, и она поняла, что он подумывает над тем, чтобы еще подождать. Он был честен, но она хотела, чтобы сегодня он был с ней. В следующее мгновение они уже покидали вечеринку. Он крикнул ребятам через плечо, что придет позже. Они дошли до машины и Кира подумала, что он откроет ей дверь, так как он протянул руку, но вместе этого он повернул ее и прижал спиной к машине и поцеловал ее. Его сильные руки заключили ее в теплую клетку, а его язык скользнул в ее рот. Кира ничего так не желала, пусть бы он взял ее даже в своей машине у всех на виду. Он слишком быстро разорвал поцелуй, он смотрел на нее тяжелым взглядом и дышал он также. Кире ничего не оставалось, как открыть дверь машины и сесть в нее. Ноги дрожали, когда забиралась на пассажирское сиденье. Он двигался плавно, огибая машину, даже не смотря на довольно внушительный стояк.

Тишина заполнила салон, когда Риз сел в машину, но тяжелое дыхание обоих говорило, о чем думали и чего хотели их тела. Она попросила отвезти ее домой и он сделал это в рекордно короткое время. Как только они остановились на подъездной дорожке и он заглушил двигатель, они несколько минут сидели молча. Реальность того, что они собирались сделать, то, о чем она просила его, поглотила его. Да, у него был большой опыт в сексе, он никогда не парился по этому поводу, но именно сейчас он нервничал, как девчонка.

- Кира….

 

- Риз? – Она знала, что он собирался сказать, отговорить ее от этого снова, но это последнее, чего она хотела.

Она слышала, как он сглотнул, прежде чем ответить. – Да, малыш?

Она повернулась на своем месте и посмотрела на него. Кира хотела, чтобы он увидел, что то, что она собирается сказать, это именно то, чего она хочет.

- Я хочу этого. Я хочу тебя.

Время словно замерло, Риз притянул ее к себе и поцеловал. Она знала, что никогда не сможет привыкнуть к тем ощущениям, которые он пробуждает в ней, даже простым поцелуем. – Отведи меня в дом, Риз.

Через несколько мгновений они были в доме и уже в ее комнате. Кира закрыла дверь и прислонилась к ней, а потом посмотрела на Риза. Он осмотрел ее комнату, пробежал пальцами по комоду, подоконнику, потом, наконец, остановился у ее кровати. Она была королевских размеров, но Риз сделал вид, что не сравнивал. Единственным источником света, была луна, которая мягко светила через окно. Риз посмотрел на Киру и сказал: - Подойди, Кира. – Она любила слышать, как звучит ее имя, когда он произносит его, так низко и глубоко, но он был наполнен таким огнем, который мог сжечь ее до тла.

Она стояла перед ним в нескольких дюймах и вдохнула его запах. Она хотела ощутить его руки на своем теле, так сильно хотела, как будто это ее жизненно важный вздох..

- Я хочу, чтобы ты прикоснулся ко мне, Риз. – Она не знала, откуда взялась эта смелость, но останавливаться она не собиралась. Она не позволит своему страху победить.

- Черт. – Он грубо рванул ее на себя и прижал к своему восставшему органу и закрыл глаза при таком контакте. – Ты так хорошо пахнешь. – Его губы были такими мягкими, практически нерешительными, он покрывал мягкими поцелуями ее висок, скулы, шею. Он положил свою руку ей на шею и склонил ее голову набок, глубоко вздохнул и простонал: - Как лаванда…

В ее трусиках стало влажно, клитор пульсировал.

- Я мог бы провести всю ночь, просто изучая языком твое тело, просто заполняя каждый миллиметр, чтобы ты была моей. – Он приблизился к ее губам и прошептал: - Тебе ведь это нравится, да, малышка? – Его язык коснулся ее нижней губы: - Тебе нравится быть моей. – Его язык переместился на верхнюю губу. – Чтобы ты знала, если хоть один мудак тебя захочет трахнуть, я сломаю ему все гребаные кости.

По ее телу прошла дрожь. Она знала, что он говорит правду, и она любила то, каким собственником он был.

Его слова возбуждали и будоражили кровь, когда он прижал ее к своей груди, Кира молча умоляла о большем. – Ответь мне, красавица. – Он схватил ее за задницу и прижал к себе, она застонала от такого контакта. – Да, Риз, я хочу быть твоей. Только твоей.

Он зарычал, каждое слово он прорычал. – И ты моя. Только моя. Больше ничья. – Он стянул с нее платье и она осталась стоять перед ним в простых трусиках и лифчике. Она подумала, что он хотел увидеть на ней сексуальное белье, но он подарил ей такой взгляд, что если б на ней были панталоны, он бы этого вовсе не заметил. – Боже, ты прекрасна, Кира. Ей нравилось то, как он на нее смотрел. От этого она хотела быть под ним еще больше, еще больше быть на нем. Прямо сейчас.

- Пожалуйста, Риз. – Риз не стал тянуть. Он позволил Кире снять с него рубашку. В темноте она могла разглядеть очертания его татуировок, увидела его мощную, крепкую грудь, его соски были проколоты, грудные мышцы не были тронуты чернилами, ровно как и волосами. Он был таким большим, гладким и твердым. – Детка, я не хочу спешить. Но если ты продолжишь так на меня смотреть, я не сдержусь. – А ей вовсе не хотелось, чтобы он сдерживался. Риз шагнул к Кире и провел руками по ее телу. В мгновение и он потянулся к застежке лифчика и тот уже лежит на полу. Потом он зацепил пальцами резинку ее трусиков и спустил по бедрам. Он взирал на нее голодными глазами. – Кира…- простонал он. – Я никогда не видел ничего прекрасней. – Он не заставил ее долго стоять раздетой. Он снял с себя джинсы и трусы. Он предстал перед ней во всем великолепии, от чего ее дыхание участилось. Риз обхватил рукой ее талию, а вторую запустил в волосы, наклоняя голову в сторону, открывая доступ к шее. Риз поцеловал уголок рта, скулу, шею и повалил ее на кровать. Постель казалась ей такой холодной или, может, дело было в том, что ее тело горело в огне. Кира раздвинула ноги и Риз устроился между нами. Кира втянула воздух, когда почувствовала член Риза уперся в ее складки. Риз потянулся к штанам, достал презерватив и натянул его. – Я хочу попробовать тебя. Позволь мне попробовать тебя, Кира. – Он втянул ее сосок в рот и стал посасывать, покусывать, Кира выгнулась и застонала. Риз исследовал руками ее тело и его губы опускались все ниже, не пропуская ни миллиметра. Кира просто кивнула, не в силах сказать ни слова. - Я хочу это услышать от тебя. – Сказал он, продолжая пытку поцелуями. – Я хочу, чтобы ты сказала, что хочешь почувствовать мой рот на своей киске. – Он говорил грязные слова, но они только заводили ее, разжигали огонь, что она хотела кричать.

- Пожалуйста, Риз, потрогай меня там. – Почему он так стесняется? Он был в дюйме от ее киски, и когла она попросила, он лизнул ее клитор, втянул его в себя, потом лизнул ее скалодки и проник языком внутрь. Кира задрожала и застонала от удовольствия. Движения Риза были быстрыми, он не щадил, он распалял, дразнил, заводил, сосал и лизал все сильней, а когда ввел палец, и принялся неистово водить в ней, Кира задрожала от экстаза и все ее тело превратилось в желе, как и мозг. Она не соображала, и не поняла, как Риз навис над ней. Потом она все-таки пришла в себя, когда Риз поцеловал ее губы и она ощутила свой вкус. Желая большего, Кира запустила руку в его волосы и углубила поцелуй, подалась бедрами ему навстречу и застонала, когда почувствовала его член у входа в ее киску.

- Детка, будет больно, но потом, видит Бог, будет охеренно, клянусь. – Кира положила руки ему на плечи. Ей хотелось, чтобы ему тоже было хорошо, но она спросила: - А ты..? – Это для нас обоих первый раз, Кира. – Она верила ему, доверяла, но не смогла спросить, спал ли он раньше с девственницами. – Если бы я мог сделать так, чтобы и для меня это было впервые, я бы сделал. Я бы ждал. – Он скользнул губами по ее коже и начал медленно в нее входить. – Как бы я хотел забрать всю эту боль. – Кира обвила ногами его талию и кивнула: - Я знаю, Риз, поэтому хочу тебя. - Она знала, что будет больно, но она понятия не имела, как ее тело примет его, учитывая его размеры. Риз двигался не спеша, плавно скользя в ней и выходя из нее, Кира постаралась расслабиться, когда поняла, что слишком напряжена. Когда она расслабилась, Риз снова вошел в нее, и резкая боль заставила ее вскрикнуть.

- Прости, малышка. - Он повторил эти слова как мантру не один раз. Ее мышцы сжались вокруг него, вызывая хриплый стон. Боль отступила и она провела рукой по его спине. Он уперся локтями по обе стороны от ее головы и навис над ней. Он выглядел темным и опасным, как падший ангел, ее падший ангел.

 

Сначала он двигался медленно, но потом ускорился. Он развела ноги чуть шире и тоже начала двигаться вместе с Ризом, подаваясь бедрами ему навстречу. Он не сводил глаз с ее лица, и каким-то образом, это делало ситуацию еще более интимной. Удовольствие теперь пересиливало дискомфорт. Ее дыхание сбивалось. Бисеринки пота покрывали их тела, и лунный свет, проникающий сквозь окно, заставлял их тела блестеть. – Кира…, - простонал Риз, когда он откинул голову назад, вены на его шее вздулись. – Ты так хорошо ощущаешься.

Он врезался в нее снова и снова, и ее оргазм подкатывал все ближе. Его член двигался в ней снова и снова, доводя до исступления. Оргазм, который она испытала, ыбл бурным. – Вот так, малышки. Отпусти себя. – все, что она могла слышать, было его тяжелое дыхание. – Посмотри на меня. Черт, Кира. Посмотри. На. Меня.

Заставив себя открыть глаза, Кира посмотрела на него. Риз сделал еще пару движений и тоже кончил, застонал глубоко и протяжно. Он не сводил с нее глаз, когда кончал. Ее мышцы сжимались вокруг его члена. Он опустил голову ей на плечо, его руки тряслись от напряжения. Риз скатился на бок так, что они лежали лицом к лицу, его член был все еще внутри него, все еще довольно твердый. Потом он вышел из нее, когда эрекция спала и перетащил ее на себя. Она лежала на его плече и слушала, как бешено бьется его сердце, пока не перешло на нормальным ритм.

 

Риз пошел в ванную, чтобы привести себя в порядок. Когда он вернулся с мокрым полотенцем, он осторожно вытер Киру и это вызвало у нее слезы. Это так не граничило с тем жестким парнем, которого он из себя строил.

- Риз? – Звук такающий часов на тумбочке нарушал тишину.

- Да, детка? – Он провел рукой по ее спине, провел кончиком пальцев по ее позвоночнику.

 

Она хотела спросить его о родителях и все, что слышала. Кира отдала ему свою девственность, и полностью ему открылась. Она считала, что это правильно, но не могла найти слов, чтобы затронуть эту тему.

 

Так что вместо этого она сказала: - Не хочешь поговорить о своих родителях или еще о чем-нибудь, что давит на тебя? – Она ждала, что он отстранится, но вместо этого он просто крепче ее обнял.

 

- Нет, детка, но спасибо за желание выслушать меня. – Он поцеловал ее макушку. – Не очу испортить этот момент.

 

Ровный ритм сердца ее усыплял. Она верила ему и была уверена, что когда он будет готов, он сам с ней поговорит. Он прижимал ее к себе всю оставшуюся часть ночи, и Кира поняла, что вполне может влюбиться в плохого парня.

Риз прислушивался к глубокому дыханию Киры, когда она заснула на его груди. Он сказал правду, когда сказал, что спить с ней в первый раз. Он никогда не был с девственницей, и то, что она выбрала его, неизвестные эмоции накрыли его. Она была такая хорошая и жила в таком правильном мире, а он был таким куском дерьма, что это даже смешно. Он хотел быть достойным ее, достойным ее любви, потому что, черт возьми, он уже любил ее. Как такое вообще возможно, что такой, как он, может испытывать подобные чувства? Он крепче прижал ее к себе и поцеловал в макушку. Она пошевелилась под боком, но не проснулась. Его поглотил запах лаванды, Риз закрыл глаза и вздохнул так сильно, как только мог. Он хотел, чтобы ее аромат проник в каждую клеточку его тела. Если бы он не дождался конца учебного года, чтобы быть с ней, все могло сложиться по другому. Если бы она была с ним раньше, то смогла бы заполнить его внутреннюю пустоту. Теперь уже поздно переживать по поводу «а что, если..». Сейчас она в его объятиях и Риз не собирался ее отпускать.

Роидители Киры и ее брать домой приехали в воскресенье поздно вечером, и Кира не понимала, насколько соскучилась по брату, пока не увидела, как он выходит из машины. Когда он увидел ее, улыбка расцвела на его лице.

- Ты, как всегда, загляденье, Губер. – Кира закатила глаза, когда Алекс назвал ее прозвищем, которое дал ей, когда Кире было пять лет. Он обнял ее и она позволила потеряться себе в его тепле.

 

- Мне жаль, что я не приехала с мамой и папой.

- Не волнуйся. Я вообще в них не нуждался, но ты же знаешь маму.

Он перебросил руку через ее плечо и повел в дом. – Давай я заберу вещи, а потом мы с тобой сходим и наверстаем упущенное. У меня такое чувство, что я не видел тебя целую вечность. – Он оставил ее в гостиной, пока нес несколько своих сумок наверх. Так приятно видеть его дома, но она боялась, что ее вид расскажет, что она была с Ризом. Не было никаких сомнений, Алекс знал о нем, о его репутации, поэтому ей нужно быть осмотрительней.

 

Спустя час Алекс вышел на кухню. Грузовик отъехал от их дома. Кира посмотрела на брата. – Ты голоден? – Он покачал головой. - Мне нужно кое-куда съездить и кое-что забрать. – После того, как они перекусили, брат и сестра отправились в парк. Алекс заглушил двигатель. Они некоторое время молчали. Когда Алекс только начал водить, они здесь бывали чаще. Небольшой пруд располагался у площадки, и как правило, все здесь было бесплатно. – Не хочешь поболтаться на нашем старом месте? – Кира кивнула и выбралась из машины. Они обошли пруд и направились в тень, которую создавали деревья. Кира здесь не была годами, так что сегодня она получала удовольствие от этого похода. Они уселись на несколько валунов, друг напротив друга. Пока Алекс ел, Кира наслаждалась окружающей тишиной. Пока Алекс не потянулся, и лона не заметила кое-что на его руке.

- Алекс, черт возьми, что это такое? – Она подалась вперед и задрала рукав его рубашки. Темные чернила закрученными линиями начинались на его запястье и проходили через всю руку, захтывая спину. - Когда ты сделал татуировку? – Она опустила рубашку и села на место. – Родители знают? – Они наверняка взбесились бы, если б увидели. В этом плане у нее были самые обычные родители.

- Уже да. – Он усмехнулся, и облокотился о ствол дерева. – Он приехали раньше, чем я думал, и открыл им дверь в одних шортах. – Думаю, мама в шоке.

Его улыбка стала шире. – Это мягко сказано, но что они могут сделать? Я взрослый человек и сам оплачиваю свои счета. – Он был прав, но его татуировка все же выглядела хорошо. – Хочешь посмотреть? – Она кивнула. – Он встал и задрал свою рубашку. Он повернулся, и она открыла рот. Большая часть спины была пркрыта чернилами запутанных линий.

- Почему ты не сказал мне, что у тебя… Я имею ввиду… Черт, Алекс. Слишком много чернил.

Он опустил рубашку и снова сел. – Честно?

Она смотрела на него так, словно он сошел с ума.

Он усмехнулся: - Все началось, когда я проиграл пари.

- У тебя это из-за пари? – Недоверие слышалось в ее голосе. По крайней мере, у него хватило ума изобразить смущение. – Пьяный спор, да. На следующее утро, что у меня на спине Скуби Ду. – Кира расхохоталась. Из глаз брызнули слезы. – Это дорогого стоит.

Ее телефон оповестил о входящем сообщении и Кира вытащила телефон из кармана и посмотрел ана экран. Улыбка озарила ее лицо, когда она увидела, что это Риз.

Риз: Чувствую себя неловко. Всю ночь думал о тебе :)

Если бы она могла, то она упала бы в обморок. Она убрала телефон обратно и увидела, что Алекс смотрит на нее понимающим взглядом.

 

- Что? – спросила она.

- Не смотри на меня «что» взглядом. Я знаю этот взгляд.

Кира изобразила невинность. – Как смотреть?

- У тебя взгляд девушки, которая запала на парня. – Она по-прежнему молчала. Кира не хотела скрывать свои отношения от Алекса, но она немного опасалась того, что он может сказать. Алекс типичный старший брат, когда дело доходит до парней. – Так, сестренка, кому я должен надрать задницу.

Она засмеялась, но тут же прекратила, когда поняла, что Алекс говорит серьезно. – Прекрати, Алекс. – Кира смотрела куда угодно, но не на брата. – С футболом все хорошо?

- Не меняй тему, Кира.

- Ничего я не меняю. – Жесткий взгляд сказал ей, что он не уступит. – Ладно-ладно. Я встречаюсь кое с кем, но тебе не нужно меня защищать или еще что. – Он приподнял бровь на ее признание. – Он на самом деле хороший парень и хорошо ко мне относится.

- Я не должен волноваться, что моя сестра встречается с кем-то в первый раз?

Она расправила плечи. – Я и раньше встречалась..

Его взгляд был красноречивее слов. – Если парень с тобой флиртует и играет на тубе, еще не значит, что он серьезен по отношению к тебе, Губер. Так кто же он? – Она не собиралась дискутировать с Алексом, что у нее было двое парней, и какая разница, если один из них играет на тубе? В этот момент ее руки казались ей самым интересным предметом. Проще просто выплюнуть. Он все равно узнает. – Риз Трентон. – Она сказала это мягко и быстро, Алекс молчал, Кира подумала, что он не услышал ее, если да, то просто отлично.

- Риз Трентон? – Протянул он его имя.

Она кивнула. – Я так понимаю, ты его знаешь.- Черт, Кира. – Он встал и начал вышагивать. – Ты хоть знаешь, кто он? Я прекрасно знаю, какие слухи о нем ходят. – Он остановился прямо перед ней и посмотрел с несчастным выражением. – Я слышал слухи, даже не ходя в школу.

- Мне плевать на все это, Алекс. Это всего лишь слухи. Он совершенно другой. Он хороший парень. – Она заметила, что при упоминании Риза, живот сводит приятной

- Я надеру ему задницу. – Она не сомневалась, что он так и поступит, но в Ризе было что-то опасное и темное. Он был беспощаден, это было понятно по тому, как он защищал ее на вечеринке у Хэйдена.

- Не нужно этого делать, Алекс. Он ко мне относится с уважением. Он добр ко мне. – Брат смотрел с непроницаемым лицом.

- Из всех парней ты умудрилась выбрать именно его. – Это был не вопрос, и она поняла, что он ведет беседу с самим собой. – теперь я хочу, чтобы ты встречалась с тубистом. – Кира расхохоталась. – Мне это не нравится, Кира.

- Неважно, нравится тебе это или нет, Алекс. Я большая девочка, и могу сама принимать решения. Мне нравится, что ты заботишься обо мне, но это моя жизнь. – Он смотрел на нее долго, а потом покачал головой, принимая поражение. Он знал, она права. – Кроме того, если бы я верила слухам, я бы поставила вас в категорию распутников. – Она улыбнулась, потому что последнее было верно сказано. Не всегда верь тому, что говорят другие. Иногда нужно выяснить для себя, где правда, а где ложь. Это было то, что она сделала с Ризом.

- Черт, Кира. – Он провел рукой по темно-каштановым волосам снова сел к ней лицом. – Просто пообещай мне кое-что. – Она улыбнулась и кивнула, потому что любила брата, и он доверил ей право решать самой. – Будь осторожна с ним. У него жесткое прошлое. – Его взгляд стал жестким. – И ты мне сразу скажешь, если он скажет что-то обидное, или сделает, да? – Хоть он и был серьезен, Кира не могла сдержать улыбки. Он всегда оберегал ее.

- Да, Алекс. Я буду осторожна, и спасибо тебе за все.

Глава 9.

— Риз, ты видела снимки с вечеринки Харрисона? — Риз захлопнул свой шкафчик, запирая его, и повернулся, чтобы смотреть на Маркуса.

— Какие снимки? — Спросил Риз на ходу. Ему было наплевать на камеры телефона, в ж*пу пьяные людишки снимали их, пока он выбивал дерьмо из Криса. Он заслужил хорошей взбучки, особенно после того, как он посмел открыть свой рот о Кире. Он направился в столовку и схватил газировку. Он посмотрел на часы, и почувствовал легкое головокружение, ему было непривычно, что Кира вошла в его жизнь, наполнив ее. Она будет здесь с минуты на минуту, и он ничего не мог поделать с улыбкой, которая образовалась на губах.

Маркус сидел напротив него за столом. Он вытащил свой сотовый и нахмурился на вопрос Риза о снимках.

— Эти, парень. — Маркус практически сунул телефон в лицо, и Риз выхватил его из его рук. Первые фотографии были кадрами драки его и Криса. На остальных Риза кулак встретился с Криса челюстью. Он протянул телефон обратно, не заботясь о них. Да, это было доказательство, но он знал, что они далеко не пошли бы. Маркус покачал головой. — Продолжай смотреть. — Брови Риза нахмурились при прокручивании множества одинаковых фотографий, но вот следующие снимки внутри него заставили все остановиться. Кто-то сфотографировал несколько фотографий, где девушка Криса целует его, и ее руки блуждали по всему его телу. Риз знал, что прикосновения были невинными, что он не хотел чего-либо большего, но они абсолютно точно выглядели адски подозрительно. Он знал правду, знал, что пытался ее оттолкнуть, но по фото казалось, будто он прижимал ее к себе.

— Где ты, бл*дь, это взял, и почему кто-то выжидает, а не сразу публикует их спустя столько дней после гребанной вечеринки? — Он провел пальцем по экрану и пролистал остальные, но они были все точно такие же. Риз заметил, что не было ни одного снимка, где он отодвигает ее подальше от себя. Гнев, раскаленный до бела обжигал, перемещаясь по его венам.

Маркус поднял руки, и осторожный взгляд появился на его лице. — Андреа отправила мне их вместе с двадцатью другими неизвестными номерами. Я знаю, что Кристиан и Лео тоже получили их. Ты не получил?

Риз покачал сердито головой.

— Черт, мужик, не сомневаюсь, что это распространится как лесной пожар, и вся чертова школа увидит это. — Маркус посмотрел вокруг, прежде чем нагнуться. — Я знаю, что ты не сделал ничего, чтобы поставить под угрозу то, что ты имеешь со своей девушкой, не тогда, когда я могу сказать, что она нечто особенное для тебя. Если это дойдет до нее, она увидит в снимках то, чего на самом деле не существует. Я был там, Риз, и я знаю, что ты оттолкнул ту пташку, но эти фотографии. — Он указал на телефон. — Сразу понятно, что этим вы не ограничились. — Риз бросил телефон на стол. Его сердце ударилось о ребра. Оглядев кафе, он заметил, что Кира еще не пришла. Ему нужно добраться до нее и объяснить все. Он не хотел, чтобы она поняла все неправильно, потому что он не мог опровергнуть эти снимки. Что, черт возьми, она подумает, если вообразит, что он был близок с ней сразу после какой-то другой пташки? Мерзкое чувство распространилось через него, и он резко встал.

— Мне нужно найти Киру.

***

— Эй. — Кира обернулась, когда услышала сзади Андреа. Обманчивая нежность в ее голосе не осталось незамеченным Кирой. Андреа была в костюме чирлидерши — большой сюрприз — и ее отряд встал у нее за спиной, подозрительные ухмылки сверкали на их лицах. Прежде чем Кира смогла вставить слово, Андреа снова заговорила. — Если ты думаешь, что Риз хочет от тебя что-то, помимо твоей задницы, то ты ошибаешься.

Какого черта на нее нашло? С тех пор, как Кира подошла к столу Риза, спустя столько дней, Андреа не высовывалась, и девушка оставила ее в покое. Она старалась не обращать внимания на Андреа, потому что Кира знала, что реакция была именно такой, к которой стремилась другая девушка. Она прошла вперед, чтобы уйти, но Андреа остановилась перед ней. Андреа ухмыльнулась, и Кира почувствовала, как ее гнев и раздражение растет.

— И что ты хочешь, Андреа? — Она скрестила руки на груди и пристально посмотрела на девушку. Кира была сыта эти по горло и помимо нее имела достаточно другого мелкого дерьма. — Я понимаю, что ты расстроена, потому что Риз не хочет тебя, но вымещать это на мне смешно. — Раньше Кира не была так словесно открыта и не могла постоять за себя, и она признала, что ощущала себя чертовски хорошо, особенно говоря все, что крутиться в голове Андреа.

Андреа сузила глаза, и протянула руку назад, как будто пытаясь сдержать ее друзей, когда они сделал шаг ближе.

— Несмотря на это, я просто хотела показать тебе, что ты не более, чем любая другая девушка, которую он трахал. — Андреа наклонилась и медленно заговорила. — И ты позволила ему трахнуть себя, верно? — Это был вопрос, но опять же это не так. Прежде чем Кира смогла бы уйти, Андреа протянула группу фотографий. — Я воспользовалась возможностью, чтобы распечатать их для тебя, видишь, я единственная, кто позаботился о тебе. — Она злорадно улыбнулась. — Подумала, что, может быть, тебе захочется по-настоящему взглянуть на них, и ты должна действительно знать, с чем имеешь дело. Потому что, сладкая, если ты планируешь познать вкус Риза Трентона на неделе, то ты должна знать, возле кого стоишь.

Кира посмотрела на Андреа и на фотографии. Они были шероховатые, но достаточно ясно она могла видеть Риза, дерущегося с еще одним парнем.

— У меня нет желания смотреть на фотографии, где дерется Риз. — Она отошла, чтобы снова уйти, но Андреа преградила ей путь. Кира почувствовала, как кровь в венах начала кипеть. — Я здесь закончила, Андреа. Валите на х*й с моего пути. — Удивление вспыхнуло на лице Андреа, и Кира призналась, что была сама удивлена.

Андреа, смирившись с ее отпором, сказала: — Нет, я думаю, ты захочешь увидеть это. — Андреа пихнула снимки в грудь Кире и, развернувшись, ушла. На мгновение Кира просто стояла там и хотела выбросить их, но любопытство оказалось сильнее ее, и она посмотрела на них. На первых снимках Риз драться с каким-то парнем. Вид гнева на лице Риза был совершенно пугающим, но это не то, что заставило ее сердце замереть. На фото, на которое она уставилась, был Риз в кресле с рыжей девушкой на коленях. Они определенно целовались, и по тому, как Риз прижал ее к себе, было совершенно ясно, что он наслаждался. Если бы не штамп даты и времени в нижней части фото она бы проигнорировала снимки и просто думала, что они были сделаны, прежде чем они стали встречаться. Очевидно, что теперь она так не подумает. На остальные мелькали их поцелуи, и желчь поднялась в ее горло. Ему было так легко забыть о ней? Слезы скатывались по ее щекам, и она услышала пронзительный смешок всего в нескольких метрах от нее. Ей не нужно было поднимать голову, чтобы понять, что это Андреа и ее лемминги остались наблюдать, как до нее дойдет, что была никем для Риза. (Примеч. Лемминги — небольшие мышевидные грызуны, размером немного меньше крысы, с коротким хвостом.) Когда она выбежала из школы последнее, что она услышала, был кудахтающий смех и жестокие слова Андреа.

— Я ведь сказала тебе, что Ризу ничего от тебя не нужно, помимо куска твоей задницы.

Оказавшись на улице, она быстро позвонила Алексу, чтобы тот забрал ее. Десять минут спустя он остановился перед школой, и она побежала к грузовику. Слезы не остановочным потоком стекали по ее щекам, и она надеялась, что Алекс не начнет пилить ее, почему она так расстроена. Не тут-то было, хотя бы потому, что, как только она закрыла дверь, он начал с вопросов. По крайней мере, он поехал дальше, она не могла видеть Риза прямо сейчас, и волновалась все это время, пока ожидала Алекса, что он выйдет из здания, чтобы найти ее. Ее телефон завибрировал, но она не потрудилась посмотреть на него.

— Кира, какого черта?

Она не ответила, просто смотрела в окно и пыталась заставить себя перестать плакать. Прошло еще несколько минут, прежде чем он задал ей вопрос еще раз.

— Кира, скажи мне, что за х*йня.

Она фыркнула, не желая говорить об этом, но знала, что Алекс не отстанет. Он свернул грузовик на обочину дороги так резко, что ей пришлось вцепиться руками в приборную панель или она бы врезался в него. — Ты расскажешь мне, что происходит, Кира. — Его голос упал до низкого рычания, и она посмотрела на него. Она и забыла, как страшен взгляд Алекса, когда он расстроен.

Она прошептала: — Ничего.

Его лицо потемнело. — Не пори чушь. — Его челюсти работали, и он посмотрел в лобовое стекло. — Это все Трентон? Он тебя обидел?

Когда она не сразу ответила, его голова снова дернулась вперед. Мышцы под его челюстями работали взад и вперед, и она поняла, что он едва контролирует себя.

— Вот и все. Я иду в эту школу и выбью все дерьмо из этого ублюдка. — Он взялся за коробку передач грузовика и выехал обратно на дорогу. Она протянула руку, и положил ее на его предплечье. Слезы продолжали течь по ее лицу, и это злило ее еще больше.

— Он не сделал мне больно, не так, как ты думаешь.

— Кира, ты плачешь из-за него. Меня не волнует, оскорбил ли тебя в кафетерии. Он причинил тебе боль, и я заставлю его понять, что если он тронет тебя, он будет иметь гребанное дело со мной.

Кира закрыла глаза, не желая этого нагнетать. Это была последняя неделя школы. Она могла продержаться. Ее мобильный по-прежнему вибрировал от сообщений, и, когда она, очевидно, не отвечала, начинались звонки. — Я просто хочу домой. — Взмолилась она. — Пожалуйста, Алекс. — Дыхание, которое она задержала, вышло из нее в порыве, когда после нескольких долгих секунд Алекс наконец направился в сторону их дома. — Спасибо, Алекс.

— Пока не благодари меня, Кира. — Ей не нужно было спрашивать, что он имел в виду, потому что невысказанные угрозы все еще висели в воздухе.

Как только он подъехал, она не стала ждать его. Забежав в дом и захлопнув дверь ее спальни за собой, Кира зажмурилась, когда слезы полились еще сильнее, как только она оказалась одна. Она заперла дверь, и шмякнулась лицом на кровать. Глубоко вздохнув, она закричала в подушку так громко, как только могла. Он чувствовала себя лучше, но это не дало облегчение. Зазвонил телефон, в сотый раз, и она поднялась и схватила сотовый. Улыбчивое лицо Молли осветило экран. Она хотела проигнорировать, но без сомнения все в школе знали об ее унижении. Проводя по экрану пальцем, она ответила. — Алло?

— Боже, Кира. Йен и я пытались связаться с тобой. Где ты? — Беспокойство в голосе Молли было искренним. Она могла слышать, как из Яна сыпался целый ряд вопросов на заднем плане, все ли с ней в порядке.

— Я в порядке, я позвонила Алексу и он забрал меня.

— Кира. — Голос Молли смягчился. — Ты в порядке?

Слезы начали снова течь, и, черт возьми, Молли услышала.

— Прости меня, Кира.

— Как ты узнала? — Она действительно не была удивлена, а может она просто мазохистка, раз желает узнать подробности. Несколько секунд прошли в безмолвии, и Кира спросила: — Все знают, не так ли? — Молли глубоко выдохнула и ответила на ее вопрос.

— Некоторым были посланы сообщениями, но к ним же были прикреплены и снимки.

Кира закрыла глаза, но потрясения уже не было, только чувство унижения накатывало снова и снова.

— Андреа была права, Молли. Его интересовала только моя задница. — Кира еще не рассказала Молли о том, что потеряла девственность с Риз, но с резкий вдох на линии все и так сказал сам за себя. Ее лучшая подруга знала.

— Мне так жаль, дорогая.

Кира фыркнула и засмеялась, но это было неестественно и вряд ли с чувством юмора.

— Он сошел с ума, Кира.

— О чем ты говоришь? — Она схватила салфетку и вытерла под глазами.

— Риз. Он с ума сошел, когда узнал, что Андреа сделала те снимки и ты уехала. Он сел в свою машину пять минут назад.

Кира покачала головой, хотя никто не видел этого движения. — Он был расстроен тем, что его поймали.

— Я не знаю, Кира. Я видела, как он был расстроен, он был словно пропитан ядом. Выражение его лица... Боже, Кира. Это было адски страшно. Он ругался и кричал, но я не могла разобрать его слов.

Она поговорила несколько минут с Молли, но она вдруг так вымоталась за сегодня. Нажав на отбой, она отбросила телефон в сторону. Она смотрела в потолок, и делала глубокие, успокаивающие вдохи. Да, никакое дерьмо не могло помочь. Она должна была верить слухам, и знать, что Риз не был типом, чтобы быть только с одной девочкой, но она любила его, черт возьми. Да, бл*дь, она любила его. Эта мысль врезалась в ее голову, и она, зажмурившись, закрыла лицо руками. Она любила его, и было ясно, что он не разделяет тех же чувств. Жестокие, разрушительные рыдания украли ее дыхание, и она пожелала, чтобы боль волшебным образом исчезла.

Может, ей стоит поговорить с ним, узнать его версию этой истории. Это было совсем непохоже на него, проведя с ним время и, видя, как он обращался с ней, но фотографии были четки и безошибочны. Ее телефон снова начал звонить, а затем перешло на голосовую почту. Несколько минут спустя звук шин, визжащих прямо снаружи, заставили ее подскочить и кинуться к окну.

О Боже.

Риз захлопнул дверь машины и брал штурмом входную дверь, на ходу зове ее по имени. — Кира. — Он остановился и посмотрел в ее окно. Боль на его лице была искренняя, и она хотела спуститься к нему, отчаянно, но страх и боль мешали ей, и она застыла как вкопанная. Прежде чем она успела принять решение идти или не идти к нему Риз разгромил мешавшую ему входную дверь. Мгновение спустя она увидела, как Алекс пробирался к Ризу быстрыми, сердитыми шагами. С закрытым окном она не могла слышать то, о чем они говорили, но по выражению лица Алекса, было понятно, что он был в ярости. Прежде чем она смогла оторвать себя от окна Алекс отвел руку назад и кулаком ударил Риза по лицу. Риз упал на спину, явно удар застал его врасплох, но через секунду уже стоял на ногах. Кровь в уголке рта и из его носа шла струйкой. Он стер ее тыльной стороной руки и повернул голову, чтобы сплюнуть полный рот крови. Он поднял руки, чистый акт капитуляции, но гнев на лице Алекса, был подобен молнии на небе. Он бил Риза снова и снова, посылая его на землю еще раз. Через несколько секунд Алекс был на нем и продолжал бить его, как сумасшедший. Все происходило так быстро, но такое чувство, что происходило все в замедленной съемке. Больше всего ее шокировал тот факт, что Риз отказался защищаться. Кира бросилась вниз по лестнице, и выскочила за дверь.

Как только она оказалась снаружи, она могла услышать заполненные гневом слова, которые произносил Алекс. Они были мерзкими, и суровыми, она никогда не слышала, чтобы ее брат так выражался.

— Алекс. Прекрати, пожалуйста. Ты убьешь его. — Она кричала снова и снова, но ее брат походил на машину. Она подбежала к нему и схватила его за руку, он поднялся на дыбы. В следующую секунду она растянулась на заднице в нескольких метров. Воздух покинул ее, и звезды заплясали перед ее глазами. На мгновение она не знала, что произошло, но потом она поняла свою ошибку. Она не должна была подходить к Алексу, когда он был так разъярен. Хрюкающий звук Алекса заставил ее посмотреть на парней и увидеть, как кулак Риза пришелся в живот брата.

— Ты можешь бить меня сколько хочешь, но когда ты поднимаешь руку на мою девушку, а затем на меня, у тебя настоящие чертовы проблемы.

Алекс поднялся с земли, и двое мужчин уставились друг на друга. Секунду спустя Алекс оказался рядом с ней и провел руками по ее волосам.

— Кира, мне так жаль. Я не хотел. Я был так зол, и даже не понял, что это ты схватила меня за руку. — Он помог ей и притянул к своей груди, чтобы обнять. — Ты в порядке?

— Я в порядке, Алекс. — Она посмотрела через плечо и увидела, как Риз наблюдает за ней настоящими и осязаемыми чувствами, она не могла остановить поток слез.

— Кира. — Голос Риза был напряженным, и он сглотнул, прежде чем он снова заговорил. — Если ты только поговоришь со мной, дай мне объяснить. — Его лицо было в синяках и в крови, и он держал одну руку на уровне груди, но единственное его внимание было сосредоточено на ней.

— Вам не о чем говорить, кретин. Ты обидел мою сестру, и это делает тебя моей проблемой, — сказал Алекс, не отпуская ее. Она внутренне вздрогнула от слов ее брата. Риз закрыл глаза и поморщился.

Он снова открыл глаза, и она могла поклясться, что увидела слезы в уголках. — Пожалуйста, Кира. Просто дай мне пять минут, и после я не побеспокою тебя снова.

Она знала, что это необходимо решить сейчас. Отстраняясь от Алекса, она посмотрела на брата. — Я буду в порядке.

Он покачал головой. — Я не оставлю тебя с ним наедине. — Он перекрыл неприятный яркий свет освещающий Риза прежде чем посмотреть на нее.

— Алекс, я буду в порядке. Просто дай мне несколько минут побыть наедине с ним, ладно? — Ее брату потребовались несколько минут, чтобы согласиться, и когда он возвратился в дом, она чувствовала вес неловкости, висящий в воздухе.

— Кира, детка. — Он сделал шаг вперед, но она выставила руку, чтобы остановить его.

— Пожалуйста, не надо, Риз. Просто не верю. — Она сердито вытерла щеки и смахнула слезы. Он отвел глаза, гнев и боль отобразились на его лице. Кира видела фотографии своими глазами, и тяжело было думать, что они были неправдивыми, но за то время, что она провела с Риз, она желала поверить его словам. Она любила его, но ее рациональное мышление говорило ей, что он мог сказать, чтобы вернуть все как раньше?

— Я знаю, что ты видела, что я делал на тех фотографиях, но я клянусь, что это не то, чем они кажутся. — Он сделал еще один шаг, и она ступила назад.

— Пожалуйста, Риз, просто прекрати.

Его ноздри раздувались, и он прикусил язык, прежде чем кивнуть. — Я знаю, что я облажался, но я клянусь всем, Кира, я не обманывал тебя. Она подошла ко мне, и прежде, чем я осознал, что она делает, она уже сидела у меня на коленях и целовала меня. Я попытался оттолкнуть ее, и поэтому она смотрелась, будто я удерживал ее.

Кира опустила взгляд на землю и закрыла глаза. Его голос звучал так искренне, и она не могла не верить ему. Как она могла не верить, когда он заставлял ее чувствовать себя рядом с ним так уютно, ну, кроме сейчас.

— Детка, ты должна мне поверить. — Он звучал ближе, и она подняла глаза и посмотрела на него. Его эмоции были открытыми, чтобы увидеть все. Мерзкие мысли, которые посещали ее в прошлом, не появлялись сейчас. Осенью она уедет учиться в OSU, и сейчас не было похоже, что они говорили о каких-то планах, касающихся их отношений. (Примеч. Университет штата Огайо (англ. Ohio State University) — государственный исследовательский университет, расположенный в городе Колумбус, штат Огайо.)— Риз, что мы делаем? — Они возможно ходили в одну ту же школу в течение последних четырех лет, и он, возможно, был парнем, которому она отдала свою девственность, но на самом деле они не знают друг друга. Они знали друг друга в течение нескольких недель, но было такое чувство, что она знала его всю ее жизнь. Неужели она жалеет, что переспала с Ризом? То, что она действительно хотела сделать, было, упасть в его объятия и забыть всю эту драму, но она знала, что это ничего не решит. — Я не понимаю, о чем ты говоришь, Кира. — Он подошел ближе, и она не отошла. — Ты ведь веришь мне, давай забудем про это, детка.

Если все могло бы быть так просто, но она знала, что это будет только пластырем на большой картине. — Риз, ты не думал о том, что будет, когда я уеду в школу осенью?

Замешательство появилось на его лице. Он, вероятно, подумал, что было что-то не так с нею, раз она так резко сменила тему. — Я клянусь тебе, Кира. Пожалуйста, ты должна мне поверить.

Новая волна горя нахлынула на нее. Он все еще думал, что она говорила о снимках, когда в действительности она дело было не в этом.

— Я верю тебе, Риз, я действительно так считаю. — Облегчение, которое нахлынуло на его лицо, заставило ее сердце разорваться.

— Это хорошо, детка. — Его голос был искренним, и наполненное радостью выражение отобразилось на его лице.

Ее грудь сжалась крепче. Она увидела слезу выскользнувшую из уголков его глаз. Он остановился прямо перед ней, но не приблизиться и не прикоснулся. Она не думала, что смогла бы справиться с этим, если бы он прикоснулся к ней, не с ее дрожащими эмоциями.

— Я думал, что потерял тебя, Кира. Боже, я не хочу даже думать об этом. — Он закрыл глаза, и его слезы скатились со щек. — Я не могу объяснить, почему люди делают то, что они делают, но ведь ты же веришь мне... — он закрыл лицо руками, и его грудь напряглась.

Кира заплакала сильнее, когда был он опустил руки и посмотрел на нее с беспокойством. — Кира, детка, я клянусь, что все будет хорошо. Мы сильнее, чем все, кто хочет нас поссорить.

— Риз, я говорю не о фотографии, я говорю о нас. — Она повернулась к нему спиной и уставилась на закрытую парадную дверь. Действительно ли Алекс за ней был, в состоянии услышать все, что происходило тут?

— Я не понимаю. — Его голос был напряженным, но она не могла заставить себя смотреть ему в лицо.

— Мне просто нужно немного времени, чтобы подумать, разобраться в том, что я делаю. — Заставить себя посмотреть ему в лицо снова оказалось сложнее, чем она думала, но только когда она смотрела в его глазах, она чувствовала реальную боль. Его взгляд был лишен всяких эмоций, как будто он смотрел сквозь нее. — Может быть, все это был знак или чем-то похожим? Даже если это не так, как я только могла подумать будто парень, вроде тебя и такая девушка как я долго продержатся? — Она не была особенной, пухленькая девушка, на которую никто не обращал внимания, до тех пор, пока Риз Трентон не заметил ее. Она не хотела времени, не хотела пространства между ними, но вся эта драма заставила ее понять, что они действительно не знали друг друга.

Нужно просто подойти к нему, обнять его и попросить его сказать, что все будет хорошо. Да, это было именно то, что ей нужно сделать, потому что мысли ее были дикими от эмоций, и она не была в состоянии ясно мыслить. Все будет хорошо, правда? Прежде чем она успела сделать шаг, он заговорил.

— Время друг от друга... — он отвернулся, и на несколько долгих, мучительных минут он не двигался. Он повернулся и снова посмотрел на нее. — Ты веришь мне, но еще нужно время? По сути, ты просто отказываешься от нас?

Ее рот открылся, но из него ничего не вышло. Все распутывалось прямо на ее глазах, и это было, как будто кто-то украл ее голос.

— Ты отказываешься от нас? — Спросил он снова, его голос стал сильнее от его боли.

— Это неправда, Риз. — Его грудь резко поднималась и опускалась. — Я забочусь о тебе, я… — прежде чем она могла сказать ему, что она совершила ошибку, сомневаясь в них, и прежде чем она могла признаться, что любит его, он поднял руку, останавливая ее слова.

— Я не хочу тебя обидеть или мешать тебе думать о подобных вещах. Просто знай, что я сделаю все для тебя, Кира. — Он шагнул ближе. — Черт, я бы сделал все что угодно. — Она молчала на его признание. Он прочистил горло несколько раз. — Ты знаешь, я всегда чувствовал себя ублюдком. Я использовал девушек не более, чем на вечер, напивался, чтобы заглушить моих демонов, и воевал с жизнью с помощью боли, которую я чувствовал. Затем появилась ты, и я почувствовал нечто большее, чем гнев. Ты принесла свет в мою жизнь, и я не хочу от этого отказываться.

Его слова были так открыты и честны, что всхлип вырвался из ее груди. Если бы она хотя бы договорила все что думала, возможно, все бы закончилось хорошо. — О, Риз… — прежде чем она смогла выдавить из себя эти слова, она оказалась в его объятиях, а его губы прижались к ее. Поцелуй не был сексуальным, но был наполнен обещанием и печалью. Их слезы смешались, и соленый вкус капал на ее губы.

Затем он ушел. Просто. Ушел. Вот так. Колени грозили подогнуться, когда она смотрела, как он отъезжает.

Алекс подошел к ней сзади и положил руки ей на плечи, давая ей молчаливую поддержку, которая была ей так нужна. Ее пальцы чесались позвонить Ризу, чтобы сказать, чтобы он вернулся и все снова будет хорошо, но вместо этого она повернулась к Алексу, уткнулась в грудь и молча заплакала.

Глава 10.

Спустя неделю.

Последняя школьная неделя прошла довольно быстро, и большую часть этого времени она не видела Риза. В моменты, когда они пересекались, он никогда не смотрел на нее и не говорил с нею, несмотря на ее попытки поговорить с ним. Звонить ему ни к чему не привело, так как он не отвечал, и отправка смс дала тот же результат. Один-единственный раз, когда ей удалось на самом деле поговорить с ним, он отвлекся и пытался скрыть свою боль. Он не дал ей времени, чтобы действительно объясниться с ним, прежде чем он снова ушел. Это ее вина, что он чувствовал необходимость отправлять ее каждый раз в “пространство”. Она должна была быть сильнее и признаться ему, что полюбила его раньше, чем все это произошло. Она должна была просто выпалить все, чтобы он знал правду.

На церемонии вручения дипломов она просто пошла и ушла, не чувствуя никакого волнения. Риз даже не вышел, несмотря на то, что назвали его имя. Она испытывала боль при мысли, что его не было там, где он должен стоять, его не согласие с таким великим достижением, она сожалела о многих вещах, которые она совершила. Она хотела пойти к нему, сказать ему так много, что было закупорено внутри нее. Верный своему слову, он оставался вдали от нее, несмотря на ее попытки снова сплести свои отношения вместе. Он чрезмерный человек по своей природе, и, таким образом, их ситуация была в этой же категории.

Он поглощал ее мысли, день и ночь, и все, что она хотела так это его большие, сильные руки обвившие вокруг нее. За последние несколько дней Молли и Йен пытались поговорить обо всем, что произошло, но Кира хранила все детали для себя. Это было пыткой даже, несмотря на то, что они отдыхали друг от друга, потому что в реальности это было не то, что хотела. Возможно, сначала и хотела, но потом она поняла, что он был единственным человеком для нее. Все, что они видели в выражении ее лица, говорило о том, чтобы оставить все как есть.

Она не решалась долго после того, как все произошло, чтобы пройтись по смс Риза и голосовых сообщениях, которые он оставил для нее в тот день, когда казалось, что мир рушиться вдали от нее. Они были душераздирающи честными, и его низкий голос вызвал тоску внутри ее так, что она не смогла до конца дослушать остальные.

— Кира, почему бы тебе просто не пойти и не поговорить с ним? — Молли сидела рядом с ней на кровати и откинула свои волосы от лица.

— Ты не понимаешь, Молли. Я пыталась поговорить с ним, бесчисленное количество раз, но он считает, что мне нужно время. — Кира закрыла лицо и выдохнула. — Я оттолкнула его. Я не могу даже извиниться или сказать ему, что я люблю его, потому что он не отвечает на мои звонки и сообщения.

Алекс был с ней, но тот, в ком она нуждалась, думал, что делает лучше для них. Она не сказала родителям, но знала, что ее мать видела перемены в ней. К счастью, она не требовала ответов.

— Кира, это на самом деле очень легко. — Молли наклонилась к ней, и они уперлись лбами. — Он — подвергшая пыткам душа. — Она посмотрела на Молли. — У него нет никого, кто бы заботился о нем, и то, что он делает, причиняет вам обоим боль, и он думает, что так будет правильно. Я о том, чтобы дать ему время, но я вижу ваши страдания. — Молли откинула прядь волос от ее лица и улыбнулась. — Он любит тебя, я точно могу это сказать. — Услышав от Молли, что Риз любит ее, заставило сердце Киры колотится быстро. Может он и вправду ее любит? — Я не говорю, что Риз — это ангел, но он и не ужасный, пугающий мудак, который каждый стремится быть похожим на него. Ты должна следовать за воим сердцем, потому что прежде чем ты это поймешь, поезд уйдет.

Кира покачала головой и посмотрела на Молли. — Когда ты стала такой умной? —Молли усмехнулась. — Когда ты смотришь на нас, что ты видишь?

Молли выглядела смущенной. — Что ты имеешь в виду?

— Именно это. Когда ты видишь, Риз и меня вместе, что ты видишь?

Лицо Молли смягчилось, и она улыбнулась. — Ты и эти чертовы глубокие вопросы. Я скажу тебе то, что я думаю, но я хочу, чтобы ты просто послушала меня, ладно?

Кира кивнула, не совсем понимая, что происходит, казалось, что моли настроена довольно решительно.

- Я видела, какой был Риз до того, как начал встречаться с тобой. Он был замкнут, всегда ходил с опущенной головой, не участвовал в драках, если его не подтолкнут. Тогда появилась ты, и все изменилось и это стало очевидно. Вся гребаная школа говорила: «Кира слишком поглощена Ризом, чтобы замечать, что происходит вокруг. Они поглощены друг другом». Черт, даже не уверена, что Риз в курсе того, что говорили люди. Я уверена, если бы он знал, то положил бы всему этому конец. - Молли пожала плечами, но продолжила смотреть Кире в глаза. – Я думаю, что все так обернулось не зря. Но спроси саму себя: ты бы уехала в колледж без оглядки? Ты бы бросила его, бросить вас, только потому, что он делает то, что ты просила: дает тебе время все обдумать? – Молли села на кровати и скрестила ноги. – Я видела, как вы были счастливы вместе. Сколько я тебя знаю, такой я тебя не видела ни разу. Всегда думай головой. Но на этот раз, Кира, думай своим сердцем.

С этими словами Молли встала и взяла свою сумочку. – Просто помни, что ты могла бы иметь, а не то, что могло бы произойти, дай ты Ризу шанс. Ты упрямая, это понятно. Но это он. Он думает, что поступает правильно, но сейчас ты должна взять ответственность в свои руки, и показать ему, чего ты действительно хочешь. – Она поцеловала Киру в щеку и оставила ее наедине с такими простыми, но такими сильными словами.

- Черт тебя побери, Молли. – сказала Кира и улыбнулась. Она подошла к окну и посмотрела на улицу. Его жизнь была иной, с непростым прошлым. Он думал, что не был достаточно хорош для нее, знала, что именно поэтому держал дистанцию. В голове пронеслись различные мысли. Она должна сказать ему, что он достоин, что достоин их отношений, что она любила его больше всего на свете. Обдумывая это, мысль прочно укрепилась в ее голове. Дверь в ее спальню распахнулась и Алекс попросил войти.

- Ничего, если мы поговорим?

Она кивнула и села на кровать. Алекс подошел ближе и сел рядом. В комнате было тихо, они сидели бок о бок.

- Ты была такой грустной, Губер. – Алекс посмотрел на нее и как старший брат, он увидел, что ей еще больно.

- Я знаю. – прошептала она. Она не говорила никому, кроме Молли, о своих чувствах к Ризу.

Алекс кивнул и снова опустил голову. Он уставился на свои руки, и она тоже на них смотрела. Они были такие же крепкие и загорелые, как и у отца.

- Это из-за Риза, да?

- Да.

Он снова кивнул. Через мгновение выдохнул и снова посмотрел на нее.

- В тот день, когда он приехал, он кое-что мне сказал. – Она знала, что они еще и говорили, помимо того, что орали друг на друга, но она не слышала о чем. Кира молча ждала продолжения. – Я сказал ему, что если он еще раз приблизится к тебе, то я убью его, что он больше никогда тебя не обидит. – Алекс взял ее за руку и сжал. – Я был так зол, что заставил тебя плакать, Кира. Все, чего я хотел, так это сделать ему больно. Он сказал мне, что любит тебя, что ты единственная, чем он дорожит в жизни. – Кира посмотрела ему в глаза. – Я хотел поверить его словам, но если бы он солгал, я бы прибил его нахрен, за каждое чертово слово. Я видел это в его глазах, Кира. Этот парень любит тебя так сильно, что просто стоял там и позволял выбивать из него дерьмо, несмотря ни на что. – Алекс улыбнулся. – В то время, как мой кулак встречался с его лицом, он продолжал повторять, что любит тебя.- Из-за слов ее брата, у нее закружилась голова, она не могла думать ни о чем другом, кроме как о том, что он сказал. – Что он сказал? Он сказал, что любит меня?

Алекс покачал головой: - Да, тупой ублюдок. – Он усмехнулся, развлекаясь. – И тут я позволил ему сказать, что он влюблен в мою младшую сестру. – Алекс повернулся к ней. – Так-то лучше. – Он кивнул ей, и на глаза выступили слезы. – У тебя глаза сияют.

Слезы бежали по ее щекам свободным потоком. Она не стала говорить Алексу, что именно она держалась в стороне. Это не имело значения. Она любила его, он любил ее, и Кира страдала от такого положения вещей. Она заставила себя внять голосу разума, заставить его осознать, что им хорошо вместе. Она надеялась, что не оттолкнула его за это время. Она хотела сказать ему о чувствах прежде, чем он уйдет. Если он бросит ее, она будет знать, что виновата в этом только она сама. Она должна была с ним поговорить и разобраться во всем. Это для нее много значило.

- Он может мне не нравится, но мне не нравится видеть тебя такой. Парень тебя любит, и понятно, что ты любишь его. Ты должна быть с тем, Кира, кто сделает тебя счастливой, будет заставлять тебя смеяться. – Он взял ее лицо в ладони и поцеловал в лоб. – Но если он заставит тебя плакать, я сломаю ему руки и ноги. – Кира рассмеялась и обняла его за плечи. - Спасибо, Алекс.

- За что, Губер?

- О лучшем старшем брате я мечтать и не могла. – Он отстранился и искренне улыбнулся. – И он позволит мне взять его машину. – Он усмехнулся и полез в карман за ключами. Кира не теряла ни минуты, он схватила ключи и вылетела из дома. Ей нужно найти Риза.

Кира не знала, откуда начать поиски. Суббота, она знала, что он должен работать в тату-салоне, туда она направилась в первую очередь. Там стояло много машин, припаркованных у входа, но машины Риза она не видела. Но потом подумала, что он мог припарковаться на заднем дворе, и направилась в салон. Голова кружилась из-за нервного напряжения. Отчего так нервничать? Она боялась, что риз может ее прогнать, может потому что он сегодня может не работать? Что, если он понял, что расставание было к лучшему? Кира покачала головой, не желая туда идти. Она должна беспокоиться обо всем, когда придет время.

Звякнул колокольчик, она распахнула дверь. Громко играл классический рок и звук жужжащей иглы вписывался под музыку. – Я освобожусь через пару минут, садитесь. – Пожилой мужчина, с белой бородой и весь в татуировках, сгорбился над женщиной средних лет. С расстояния Кира могла рассмотреть рыбку на лопатке женщины. Она уселась на черный диван и схватила журнал. На женщине не было ничего, кроме пары тоненьких полосок ткани. Через десять минут пожилой мужчина остановился перед Кирой.

- Чем я могу вам помочь? – Кира положила журнал на место. Был ли это Макс, единственный человек, которого Риз когда-либо уважал?

- Хм. – Она оглянулась в надежде, что сейчас появится Риз, так было бы проще. – На самом деле я кое-кого ищу. Думала, что он здесь. – Мужчина молчал, просто нахмурил свои густые брови и ждал, когда она продолжит. – Риз Трентон сегодня работает? – удивление промелькнуло на лице мужчины, почему его вообще искали здесь? От этой мысли становилось грустно.

- Риз? – Произнес он медленно и Кира кивнула.

- Он… эээ… говорил мне, что работает здесь, но я не знаю его расписания или что-нибудь. – Кира пыталась ему дозвониться, когда села в машину, но он не брал трубку, и она не знала, где его искать. Она нервно заламывала руки.

- Да, он работает здесь, но не сегодня. – Он не двигался, просто продолжал стоять и смотрел на нее. Было такое чувство, что мужчина ее знал, даже если они никогда не виделись. Риз говорил ему о ней?

- Оо… ладно… спасибо. – Она повернулась, чтобы уйти, но он окликнул ее. Она остановилась и посмотрела ему в глаза.

- Я просто хочу, чтобы ты знала, Риз хороший парень. – Кира кивнула, потому что она знала это, но он был смущен тем, что рассказывал ей.- Он не стал мне рассказывать о том, что гнетет его, но я знаю, что это из-за тебя. – Кира повернулась к нему лицом и вскинула бровь. – Я не понимаю, что вы имеете в виду.

- Кира, да? – Она кивнула, он продолжил. – Я знаю Риза давно, он рассказал мне про одну девушку, про тебя, которая много для него значит, ты значила для него все, ты была особенной. Он всегда держался в стороне, думал, что не достаточно хорош, и если попадет в передрягу, то тебе это не понравится. Он очень хороший парень, я люблю его как родного. Свое мнение он держит при себе, думая, что разговоры о своих проблемах обременяют людей. Поэтому он отказался говорить со мной о том, что произошло между вами, просто сказал, что был не прав. – Макс глубоко вздохнул и подошел к стойке регистрации. – Я не должен говорить тебе этого, потому что это не мое дело, но я дам тебе совет, потому меня он слушать явно не хочет. Никогда не отказывайся от того, что заставляет твое сердце биться быстрей. Существует не так уже много вещей, ради которых стоит идти на край света и бороться за них. – Слова повисли в воздухе и эмоции прошибли с невероятной силой.

- Спасибо вам за это.

Он кивнул. – Но я не смогу тебе помочь, я не знаю, где он. Все, что он сказал, так это, что ему надо подумать.

- Еще раз спасибо. – Кира вышла из салона и и села в машину. Она поехала в сторону поместья Клайна, но она несколько раз повернула и поехала в сторону дома Риза. По словам ее матери, он живет на этой стороне и она надеялась, что едет в нужном направлении. Дом, если его можно было так назвать, выглядел как сарай. В некоторых местах краска облупилась, крыша отчаянно нуждалась в ремонте. Машины Риза не было возле дома, но она увидела пожилого мужчину, который был таким же большим, и он спотыкаясь, вышел из дома. Рядом с ним была хрупкая женщина. Без сомнения, это были его родители. В одной руке он держал бутылки ликера, а в другой хихикающую женщину. Ее заполнил гнев, и ей страшно захотелось избить этого ублюдка, встряхнуть женщину, пока она не осознала весь смысл происходящего. Она знала, как глубоко родители его ранят. Вместо этого она запрыгнула в машину и вцепилась в руль и нажала на газ.

Кира поехала обратно на озеро. Прогулка была изматывающей, она устала, ее сердце билось как ошалелое. Кира дошла до того места, где была с Ризом и направилась к сараю. Она надеялась, что он там. Когда она подошла, то в сарае никого не было. Потом она вспомнила о комнате, про которую ей рассказывал Риз и завернула туда. Она остановилась и забыла как дышать. Он лежал там, его глаза были закрыты. Все, что она делала, просто смотрела на него. Ей казалось, что она так давно не видела его. Желание подойти к нему и обнять было безумно сильным, но даже сквозь громкую музыку, которая звучала с его док-станции, он почувствовал ее присутствие. Он открыл глаза и повернул голову в ее сторону. Он встал и выключил музыку. Она следила за тем, как он сглотнул, почувствовала, как он близко к ней сейчас. И вот, он стоит рядом с ней и она не знает, что сказать.

- Что ты здесь делаешь? – Он сглотнул еще раз.

- Риз…я ставлю точку. - Слова застряли в горле и она вздохнула. – Мне очень жаль, но, пожалуйста, не отталкивай меня. Я знаю, ты думаешь, что мне это нужно. Я была глупой, когда думала, и говорила, что мне нужно время, чтобы все обдумать и решить, как действовать дальше. Мне было плохо без тебя, и я знаю, что была не права. Боже, Риз, я так тебя люблю. – Она надеялась, что он видит, как много эти слова значат. Она вложила в них все эмоции, все чувства, которые испытывала к Ризу Трентону. Он медленно встал и Кира сделала шаг назад, опасаясь его слов.

- Что? – Он сглотнул еще и чем ближе он подходил, тем больше она видела влагу в его глазах. Кира осмотрела сарай и вспомнила все секреты, которые он ей здесь открыл. - Я люблю тебя, Риз, и я должна тебе это сказать, пока не уехала. – Он сделал еще один неуверенный шаг к ней навстречу. – Алекс рассказал мне, что ты сказал ему в тот день, когда пришел ко мне домой, как заботишься обо мне. – Ее ладони были влажными, и она вытерла их о джинсы. – Пожалуйста, скажи что-нибудь. – Он опустил голову вниз и она поняла, что это он. Конец. Это были короткие, но невероятные и страстные отношения, которых у нее больше никогда ни с кем не будет. Не в состоянии смотреть на него, она уставилась в пол и открыла ему свою душу. – Я люблю тебя, Риз и это чертовски меня пугает. – Она подняла голову и посмотрела на него, она была удивлена, когда увидела, что он стоит прямо перед ней. Она вдыхала его запах и с замиранием сердца ждала его ответа.

Несколько секунд он то и делал, что просто смотрел на нее. Затем он поднял руку, и погладил ее по щеке. Она закрыла глаза и наслаждалась его прикосновением. – Посмотри на меня. – Его голос звучал низко. – Я думал, что поступаю правильно, давая тебе пространство. Я знаю, что не заслуживаю тебя, но я эгоистичный ублюдок. Даже хорошо, что появились эти фотографии, ты увидела меня таким, какой я есть.

Она остановила его. - Ты заслуживаешь гораздо больше, чем ты думаешь. Только потому, что ты так себе относишься, эти фотографии появились, и потому что появилась я. Эти фотографии не твоя сущность, парень на фото, это не то, кем ты являешься на самом деле. Я знаю это, Риз. Во мне бушевали эмоции, я не знала, как все это воспринимать, но я люблю тебя, но не заставляй меня чувствовать, что между нами ничего не выйдет. Я боялась, что разрушаю тебя, но именно это я и сделала. Я не дурра, чтобы отпустить тебя, но я так напугана, что… - Она глубоко вздохнула и медленно выдохнула.

- Я знаю, что твоя жизнь не была до этого такой, но я так хочу испытать с тобой счастье. Я хочу создать воспоминания, которые будут вызывать улыбку и отгонять плохие мысли. – В доли секунды она оказалась прижатой к его твердой груди. – Я не могу тебе передать, как мне жаль. Я ненавижу то, что позволила Андреа встать между нами, я не должна была позволять этому произойти.

- ты ошибаешься, Кира. – Она посмотрела ему в глаза, она спорить не стала, когда он заговорил: - Я не заслуживаю тебя. Но я чертовски сильно люблю тебя, Кира Шеппард. Я не могу дышать, не думать о думать, ни есть, ни спать. То время, когда тебя не было рядом со мной, были настоящим адом для меня. Я был словно в тумане, надеялся, что это пройдет, но мое сердце все равно болело. – Он отстранился и посмотрел на нее сверху вниз, у него, как и у нее, катились слезы по щекам. – Я знаю, что это безумие, мы молоды, у нас все впереди. – Он сделал глубокий вдох и закрыл глаза. Когда он их открыл, его глаза были такими голубыми, что казались нереальными. – Я никогда никому не был верен, но тот факт, что ты моя, он убивает меня, убивает мою никчемную жизнь. Я проведу остаток своей жизни, доказывая свою любовь к тебе, и что я достоин твоей любви.

- Я знаю, Риз. Твоя любовь окрыляет меня. Я докажу тебе, что ты достоин любви.

Он взял ее руку и положил себе на сердце. – Теперь я понимаю, что значит заботится о ком-то, кроме себя. Я знаю, осознаю всю глубину эмоций, которого ты любишь всем сердцем. – Она чувствовала тоже самое.

И вот так, в считанные минуты, вся боль и страдания исчезли. Они спасли свой мир, они справились, они снова стали единым целым. Он был прав. Они были молоды, все события развивались быстро, но у нее не было никаких сомнений в том, где должно находиться ее сердце. Она именно там, где должна быть. С ним.

Эпилог.

Год спустя.

Кира сжала ручки сумок и начала подниматься по лестнице до небольшой квартиры, которая была в пяти минутах от университета. Они, казалось, были нескончаемые, и спустя год тащиться вверх и вниз по ним она еще не привыкла к таким изнурительным тренировкам. Она жонглировала ключами и пластиковыми пакетами с продуктами в руках, пока попыталась открыть входную дверь. Она распахнулась через минуту, и Риз стоял по другую сторону без рубашки, только в штанах. Его грудь блестела от пота и его красочные татуировки, покрывавшие руки, выделялись в резком контрасте с его загорелой кожей. Невольный вздох вырвался из нее. После того, когда многое было решено год назад, они провели все лето, узнавая друг друга лучше. Она так много всего узнала о нем, даже самые обыденные вещи, которые были крайне важны для нее. Он любил шоколадного мороженого, но не ел с миндалем. Он любил кетчуп, но не любил помидоры. Его любимая песня “ In My Life ” Битлз, и, когда они занимались любовью под эту песню, он прошептал ей нежные слова, и она влюблялась в него снова и снова.

Ее родители и Алекс настороженно относились, но поддерживали их отношения, они имели большое значение в глазах ее родителей, но Риз не торопился, чтобы узнать их. Его отец, Хьюго, был арестован летом и сейчас боролся с серьезными тюремными сроками. Может быть, быть взаперти поможет ему на пути к выздоровлению? Вместе с Хьюго его мама, была сейчас в программе реабилитации и получила столь необходимую помощь. В прошлом году она радикально улучшилась, но все знали, что ей еще предстоит длинная дорога впереди. Риз навещал ее несколько раз, и когда он просил Киру пойти вместе с ним, она не колебалась. Быть рядом с ним в любом месте, это то, о чем она не должна даже задумываться.

Он потянул ее внутрь и захлопнул дверь за спиной. Выражение его лица, ей было слишком хорошо известно. Это было дикое, горячее выражение и оно говорило все, что Риз хотел от нее.

Не разрывая контакт глаз, она сказала: — Я вижу, ты совсем заработался. — Кира уронила сумки на пол, не сводя с него глаз.

Хищной походкой он сделал шаг к ней навстречу. — Так и есть. — Он держал полотенце в руке, которое она раньше не замечала, и прошелся им по лицу и груди.

Это незаконно для парня выглядеть так хорошо без рубашки. Он сделал еще шаг, и еще, пока он не встал прямо перед ней. — Ты знаешь, как я кончаю, когда работаю над своим телом, или нахожусь рядом с тобой, или даже просто смотрю на тебя. — Он ухмыльнулся.

В этом он ни разу не подвел, каждый раз, когда он тренировался, он становился адски возбужденным. Может быть, это был адреналин, и тестостерон вырабатываются в его венах, и это делало его настолько диким? Как бы там ни было, было адски жарко. — Ты весь потный. — Она хотела сказать это с отвращением, но получился хриплый стон. На самом деле, ее не волновало, что он был потный. Он был хорошим, чистым, добрым, и она хотела, всю эту потную, твердую плоть, прижимающуюся к ней. Он наклонился вперед и прошептал так близко к ее рту, что она почувствовала, как это достигло ее внутренностей. — Тебе нравится, когда я такой. — Его язык вышел и пробежался вдоль ее нижней губы. — Это напоминает тебе о сексе со мной. — Он скользнул рукой вниз по ее спине и обхватил ее попку сквозь тонкое платье, которое прикрывало ее холмик. — Это заставляет тебя думать омоем члене глубоко похороненном в твоей тугой киске.

Боже, он говорил, как грязный извращенец и был так чертовски горяч, что она не могла выдержать. Кира держалась за его плечи, потому что она боялась, упасть на пол.

— Прими душ со мной, детка. — Ему не нужно было просить дважды, особенно не после того, как он возбудил ее, и она не могла ясно мыслить. Ее киска была мокрой, а соски болели сквозь платье. Взяв ее руку в свою, Риз почти потащил ее в ванную. Их квартира была небольшой, всего одна спальня, небольшая ванная комната, кухня, и гостиная, которые были в значительной степени той же небольшой комнаткой. Она была старой, ковер был из семидесятых, но тут было чисто, близко к университету, и в приличной части города Колумбус. Так же она спала рядом с Ризом каждую ночь.

Она нанялась на работу через 2 года в штате Огайо, и была в восторге, когда Риз поступил также. Когда она переехала в Колумбус, в колледж, он переехал с ней. У него ничего не осталось в городе и, кроме того, он не возражал. Не то, что она бы сказала ему нет, но он был очень волевым человеком. Ее отец и мама были не в восторге, как и ее брат, но она взрослая и в состоянии сама принимать решения. Он получил работу и хотел записаться на курсы, но время убежало, и она единственная, кто посещал собрания. Сейчас, ем не менее, он наконец-то записался на осенние курсы, и она гордилась им.

Кира подошла ближе и обняла его за талию. — Ты уже решил, кем будешь по специальности?

Он наклонился и включил душ. Серьезным голосом он сказал: — Да. Я думаю, что буду гинекологом.

Кира расхохоталась и ткнула его в ребра. — Ты такая свинья.

Он повернулся и проскользнул под лямки ее платья на ее плече. Материал растекся у ее ног, и дрожь прошлась сквозь ее тело, когда он чуть-чуть задел ее плоть.

— Ты ведь осознаешь, что тебе придется смотреть на промежности старушек, верно?

Он прошелся обжигающими поцелуями вниз от ее щеки к ее горлу.

— МММ, может, я просто придерживаться инженерии.

— Хорошая идея. — Кира закрыла глаза и вздохнула, когда его большие, теплые руки накрыли ее грудь. Он успокаивал и отстранился, чтобы посмотреть на нее сверху вниз. Его глаза уставились на ее грудь, затем ей в глаза, как будто он только сейчас понял, что она была без лифчика.

— Ты не надела сегодня лифчик? — Она покачала головой и ахнула, когда его пальцы ущипнули ее за соски одновременно. — Ты сведешь меня с ума. — Он впился ртом в ее горло и пробормотал: — Я собираюсь устроить много боев, защищая твою честь.

— Кто заботится о чести, когда ты трогаешь меня? — Она застонала, когда осознала, что сказала это вслух. Его глубокий смешок был сопровожден касанием копьем вправо дотрагиваясь до ее клитора, а затем его рука оказалась между ее бедер. Он отодвинул ее трусики в сторону и потер ее клитор. — Я не хотела говорить это вслух. — Он снова усмехнулся.

— Я знаю, и именно это делает тебя чертовски сексуальной. — Его рот был на ней, а потом он скатил ее трусики вниз по бедрам, избавляя себя от штанов, и помогая ей пройти в душ. Вода была горячей, именно так, как ей это нравилось, и пар клубился вокруг них. Плитка была холодной напротив ее спины, когда он прижал ее к ней и прижался к ее рту еще раз. Его язык поглаживал ее, а его пальцы теребили ее клитор прямо перед тем, как проскользнуть в ее тело, это была чувствительная перегрузка.

Он пробормотал напротив ее влажных губ, — Тебе хорошо, детка?”

— Ты и сам знаешь.

И он это знал, потому что, он играл ее тело с таким же опытом, как маэстро дирижировал своим оркестром. Снова и снова он входил пальцами в ее киску. Он пошевелил большим пальцем вдоль ее клитора, и потер ту крошечную точку, пока она не вонзила свои ногти в его плечи и не прикусила губу, чтобы не завопить, кончая. Он даже не попытался остановить пульсацию длинными, толстыми пальцами, заставляющие ее тело сжиматься, пока ее не возбуждение более менее не рассеялась, и она не осталась стоять там поникшая и тяжело дышавшая. Он вытащил свои пальцы из нее и преподнес их — блестящий от ее соков — к своему рту. Он сосал их, очищая, ни разу не прерывая зрительного контакта. Он мог трахать ее просто взглядом, и сейчас он именно это и делал. Ничего не говоря, Риз схватил ее за бедра, прямо под ее задницу, и поднял ее. Она обвила руки вокруг его шеи и наклонилась ртом к его. Их поцелуй был жестким, требовательным и наполнен такой страстью, от которой она хотела, чтобы он сгорел. Кончик его члена прижался ко входу ее киски, и без предисловий он вошел внутрь. Он был горячим и твердым и наполнил каждый дюйм ее тела. Даже год секса с ним не мог удержать от удовольствия/боли его большого ствола, растягивающего ее.

После того, как они стали жить вместе Кира не хотела ничего между ними: тайн, демонов, или латекса. Риз проверялся, и она была теперь на таблетках. Это было лучшее решение, которое она сделала, касающихся их половой жизни, потому что чувство его голой коже внутри ее подвергал в трепет. Риз крепко держал ее за бедра, используя свое тело как рычаг толкаясь в ее тело. Назад и вперед он толкал бедра, наполняя ее своей эрекцией, и отступая столь же быстро.

— Скажи мне, как сильно ты любишь меня. — Всякий раз, когда они были близки, Риз любил слышать это, также как и Кира любила это говорить.

— Я люблю тебя больше всего на свете. — Слова разбивали вдребезги. Ее дыхание стало учащаться, Рих все сильнее и быстрее трахал ее. Ее груди были прижаты к его твердой груди, и она знала, что только несколько небольших толчков она кончит.

— Посмотри на меня.

Сама того не осознавая, она закрыла глаза, Кира посмотрела в его светло-голубые.

— Я хочу увидеть, как ты кончишь. — И это было все, что потребовалось. Произнесены эти слова от человека, которого она любила, заставили ее кончить так сильно, что ее голова откинулась назад и ударилась о плитку за ее спиной. Риз скользнул рукой к ней сзади и обхватил ее затылок, затем пошевелил другой вниз ладонями под задницу. Он вышел из нее, и затем три быстрых толчков и он кончил внутри нее. Гортанный стон, который вышел его был первобытный и животный. Она опустила ноги с его талии и медленно сползла вниз по длине его тела. Он продолжал удерживать ее, и убедившись, что каждая часть ее тела была вымыта, повел к кровати. Там он обернул одеяло вокруг себя и прижал ее к себе.

— Кира?

Она наклонила голову назад и посмотрела ему в глаза.

— В моей жизни, я никогда не любил ничего больше, чем тебя. — И опять, она влюблялась в него снова и снова.

Конец.