Прочитайте онлайн Дареному мужу в зубы не смотрят | Глава 1

Читать книгу Дареному мужу в зубы не смотрят
4518+339
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Глава 1

Марина подняла голову от бумаг, хитро прищурилась и тихо позвала:

– Надюша! Мышь канцелярская! Пошли домой!

Подруга вздрогнула, бешено вытаращив глаза, побледнела для пущей убедительности и стала нервно оглядываться по сторонам.

– Марин! Ну сколько раз я тебе говорила, чтобы ты меня на работе не звала Надюшей! Ну что ж такое? Я – Надежда Романовна, ну!

– Ага, а меня, значит, Мариной можно звать?

Надя нервно сглотнула и быстро произнесла:

– Да-да, Марина Андреевна, я чего-то…

– Заработалась ты, мать. Пойдем домой.

– Марина Андреевна! – воскликнула Надя. – До конца рабочего дня целых… А сколько времени-то? Еще целых двадцать минут! О чем вы говорите?!

– Ну ты зануда, – вздохнула Марина и уставилась в окно.

Нет, она прекрасно понимала свою давнюю подругу Наденьку Снегиреву. У той ведь ничего и никого, кроме работы, нет. Она столько лет сидела в кабинете простым бухгалтером, и только два года назад ее повысили до главбуха. И не беда, что во всей бухгалтерии только Наденька и Марина, которая устроилась в фирму три года назад. Да и сама фирма насчитывала неполных два десятка человек. Наденька относилась к делу серьезно. И уж если положено заканчивать работу в восемнадцать ноль-ноль, так ты ее даже в семнадцать пятьдесят девять из кабинета не вытуришь.

– Надь, да брось ты, – поморщилась Марина. – Начальство уже второй день на Гавайях парится, весь офисный народ разбежался, чего сидеть-то? Все равно твой героизм оценить некому.

– Некому? – возразила Наденька. – А ты не видела, как вчера новый босс заглядывал? Хорошо еще, все на местах находились.

– Я не видела, меня не было.

Вчера Марина ушла раньше, потому что ей надо было отправить с почты заказные письма. И в этот самый момент, как рассказывала потом Надя, заявился новый босс. Вообще-то, он был не новый, с самого начала фирму основали два учредителя, только один был в Москве. И вот ему показалось, будто здесь дела идут не так, приехал с проверкой, а теперь поговаривают, что старый руководитель сразу после отпуска уйдет… В общем, главное, очень скоро тут начнутся большие перемены. Но пока шли только разговоры и все было по-старому.

– Лучше расскажи, как там наша Белокурая Жази? – все же оторвалась от компьютера Надя. – Чего нового рассказывает?

– У нее все новое, ты же знаешь, цветет и пахнет. Выгляди-и-ит… – Маринка зажмурилась. – Ну ты сама видела. А между прочим, старше нас с тобой на два года. Ей уже тридцать девять исполнилось.

– Ну и что? – пожала плечами Надя. – А чем она счастливее-то? Ни работы хорошей, ни семьи, ни детей, ни мужа. Выглядит она…

Марина вздохнула. Она не любила, когда Надя так звала сестру Марины, Жанну. Завидует, что ли? Иначе как Белокурая Жази ее и не называет. У Наденьки тоже не было ни семьи, ни детей, ни мужа… правда, у нее была прекрасная работа, как она считала, но Жанну бы и под дулом пистолета не заставили сидеть за компьютером и составлять квартальные отчеты. Вот и думай, кто из них прав.

Сестру она любила. Жанна была совсем не похожа на невысокую, худенькую, темноволосую Марину. Жанна походила на Мэрилин Монро, но очень злилась, когда ее сравнивали с той. У нее были мягкие движения, стройная фигурка, блестящие кудри, которые она никогда не выпрямляла, хоть уже давно пошла мода на прямые прически. В общем, как Марина ни старалась, она никак не могла хоть немного походить на сестру. Мужчины на Жанну вешались просто гроздьями. Но еще в юности она решила, что станет женой только очень богатого человека, и на прочих кавалеров внимания не обращала. Ей посчастливилось выйти замуж четыре раза, правда, из более-менее состоятельных супругов попался лишь последний – престарелый господин Качелин, который увез Жанну на постоянное место жительства в Болгарию. Там господин Качелин после нескольких лет кропотливой жизни вдруг начал угасать – его скосила болезнь. И Жанна уже собиралась стать богатой вдовой, как ее супруг стал бессовестно выздоравливать, а после и вовсе передал все дела старшему сыну, а младую жену оставил ни с чем. Нет, он не намеревался с ней разводиться, но Жанна, ощутив, как из рук только что уплыло приличное состояние, сама бросила негодяя, отсудив при этом некоторую сумму. На эту сумму два месяца назад она вернулась в родной город, приобрела квартиру, машину и теперь неторопливо подыскивала работу. Судя по тому, насколько неторопливо, Марина была уверена, что денег сестрице хватит еще на долгие годы безбедного прозябания.

Прежних подруг сестрица растеряла, новых завести не успела, и поэтому теперь единственной отдушиной для нее стали мать и Марина. Когда Жанна только приехала, Надю она встретила как родную. Это и понятно – Марина с Наденькой со школьной скамьи вместе, и Жанна помнила, как учила девчонок жизни, когда ей самой-то было всего шестнадцать. Столько лет уже пронеслось, как же не обрадоваться Надежде?

– Марина, я вот все думаю… – промолвила Надя, но думы свои высказать не успела.

Дверь стремительно распахнулась, и на пороге в роскошной шубке нараспашку, в высоких сапожках появилась Жанна.

– Девушки, поите меня кофе! – весело встряхнула она кудрями и упала в кресло. – Только, я умоляю, мне без сахара и лучше натуральный. Я привезла вам великолепную новость!

– А… – Наденька растерялась. Ну что ж такое, стоило только подумать об этой Белокурой, как она материализовывалась. Прямо мистика какая-то! Даже слова куда-то пропадали. – А…

– «А ты сегодня заработала свой нелегкий хлеб?» – как бы хочет спросить Наденька, – засмеялась Марина.

– Я-то? – всерьез удивилась Жанна. – Я его заработала далеко не сегодня. И не только хлеб, заметьте, девушки, не только…

– У нас нет натурального, – наконец выдавила Надя.

– А вы вот даже на кофе не натрудились. Марин, ну надо было позвонить, я бы свой привезла, – вздохнула красавица, взъерошив волосы, и вскочила. – Хорошо! Едем ко мне!

– А какая новость-то? – поинтересовалась Надя.

– Изумительная! – закатила хорошенькие глазки Жанна. – Я купила себе диван! И еще у меня появился новый мужчина. Мы непременно должны это обмыть. Девочки, это что-то! У него такие маленькие, кривенькие ножки! А сам такой большой! Пухленький!

– Старый, наверное? – усмехнулась Надя.

– Да ты что? – обиделась Жанна. – Ну как ты могла подумать, что меня заинтересует старый? Да я вообще брезгую… после кого-то… на него ложиться… бр-р-р-р!

– Наденька, Жанна про диван сейчас, – любезно пояснила Марина. – А ты про кого подумала?

Наденька крякнула, взглянула на часы и покачала головой:

– Нет-нет, Жанна. Я сегодня не могу. У нас новое начальство, а мне еще такие завалы надо разгрести!

– Ничего ей не надо, – махнула рукой Марина. – Это она боится, вдруг к тебе зайдет, а там на диване будет лежать твой новый мужчина – с кривенькими ножками. Надя боится мужчин, ты же знаешь.

– Мы с тобой вдвоем будем такую радость отмечать? – опечалилась сестра.

– Жанна, – замялась Марина, – у меня сегодня тоже не получится. Тема обещал пораньше прийти, чего он один будет дома сидеть? Ну и потом… у меня дома… мясо размораживается.

Сестра шумно вздохнула, выдохнула и предложила:

– Хорошо, тогда давайте в эту субботу. Никакие возражения не принимаются. Марин, ты можешь со своим бирюком приходить. Надь, если очень боишься, возьми с собой… кошечку какую-нибудь.

– У меня нет кошечки, – покраснела та.

– Ой, ну ничего у них нет, – покачала головой белокурая красавица. – Боже! И эти люди хотели учить меня жизни!

И все же от Жанны было не так легко отделаться. Видимо, ей было просто необходимо прямо сейчас рассказать хоть кому-нибудь про свои замечательные приобретения, и она таскалась за Мариной по всем магазинам, куда та направилась после работы.

– Марин, ты не представляешь! Я так рада, что он у меня теперь есть, – щебетала сестрица. – Наконец-то можно расслабиться.

– А без дивана ты расслабиться не могла?

– В данный момент я говорю тебе про моего друга! Это что-то невероятное! Он так вписался в мой дом!

– А сейчас про кого?

– Я же тебе говорю – про друга! Его, кстати, зовут Анатолий Александрович. Очень красивый молодой пенсионер! Ему недавно шестьдесят семь стукнуло. Еще молод, полон сил, энергии, а как умеет любить женщину! Марина! На кой черт ты берешь столько горячих булок? От них немедленно поползет фигура! Кстати, он совсем не переносит женских ног. Я, правда, впервые с этим сталкиваюсь. Но… никак нельзя! Иначе вообще такой вид, будто на нем год верхом ездили. В общем, ноги на него не складывай.

– Да ты сдурела! Затем я на твоего пенсионера свои ноги складывать буду? Да меня Темка убьет!

– Какого пенсионера? Я тебе про диван!

Домой Марина притащилась нагруженная пакетами с продуктами. Это хорошо, что она на своей машине, и как только женщины каждый день таскают такие сумки? Вот они с Артемием живут вдвоем, а ведь сколько еды уходит. И все надо приготовить… Нет, женская доля устроена как-то несправедливо…

Артемий лежал на диване и терпеливо ждал жену. Нет, он не был лентяем и уже свое сегодня отработал, просто готовить не умел… или не любил… Не мог заставить себя управляться с кастрюлями. Да и зачем это надо, если жена чудесно готовит?

– Темочка, привет! – впорхнула в комнату Марина. – Иди, помоги пакеты разобрать.

– Марин, чуть попозже, – не отрываясь от экрана, проговорил Артемий. – Сейчас досмотрю…

– Так давай в кухне телевизор включим.

– Нет уж, надо делать что-нибудь одно – либо тебе пакеты трясти, либо мне телевизор смотреть. Марин, а конфет не купила?

– «Птичье молоко».

– Господи, кого сейчас только не доят, – пробурчал Артемий. – Ну принеси.

Марина скрасила Артемию время ожидания ужина конфетами, а сама ловко приготовила тефтели, сделала салат, потолкла картофель, нарезала окорок и даже выставила на стол бутылочку.

– Темочка! Ужин готов! – позвала она мужа.

Тот не заставил себя ждать. Пришел, пододвинул к себе тарелку и щелкнул пультом.

– Как у тебя день прошел? – подкладывала ему кусочки окорока Марина.

– Нормально, – не отрывался от экрана Артемий.

– Тем, а к нам сегодня опять Жанна приезжала. Представляешь, она купила себе диван и зовет нас к себе в субботу в гости. И еще у нее какой-то новый кавалер появился. Откуда она их только берет? Тем!

– Ага, я слышу… – наконец отвлекся от экрана Артемий по причине рекламы. – Кого она берет? Диваны? Так они в любом магазине продаются. Чего ей – деньги есть.

– Я говорю – мужиков! Откуда она только берет новых ухажеров?

– А я тебе отвечаю – деньги есть, и ухажеры будут. Ну, блин, совсем оборзели! Ты посмотри, что творят, а? И такую пошлятину прямо на экран!

– Артемий, посмотри на меня! – не выдержала Марина. – Я тебе говорю – Жанна нас пригласила к себе в гости в субботу!

Он отложил вилку и тяжело вздохнул:

– Марина, я целую неделю пашу как проклятый, могу я хоть раз в неделю просто взять и отдохнуть? И никуда не идти? Ну на кой черт мне тащиться к этой твоей легкомысленной сестрице и рассматривать ее диваны? А тем паче ее мужиков? Ты же знаешь, я ее терпеть не могу! Сходи одна, ты сестра, а не я.

– Мы никуда не ходим, – заметила она. – В театре давно не были, то есть никогда. В кино не были, на каток тебя звала…

– Я уже накатался по самую маковку! Ты меня не слышишь? – начал накаляться Артемий. – Я понимаю, ты сидишь у себя там в кабинете, и тебе зарплата идет, а мне, чтобы копейку в дом принести, знаешь, как надо покрутиться?

– Для чего тогда жить? Чтобы только работать?

– Ну давай меня теперь похороним!

Ужин закончился. Артемий еще некоторое время провел на диване, а потом плавно переместился в спальню. И вскоре Марина услышала его громкий храп.

Она убрала со стола, вымыла посуду, прошла в комнату и включила компьютер. В игрушки поиграть? Не хотелось. Тоскливым взглядом обвела комнату… М-да… ремонт сделать, что ли? Так вроде бы год назад делали. Тоже диван купить? А этот куда? Он так хорошо вписывается в интерьер. Но что-то же надо делать! В последнее время у них дома отчего-то стало скучно и уныло. Да и в какое последнее? Уже года три, наверное, если не больше… и, конечно, виновата жена. Это же она хранительница очага, значит, и отношений тоже. Должна что-нибудь придумать, чтобы освежить эти отношения. Нет, конечно, все было бы иначе, будь у них дети. Марина очень любила детей! Одно время даже тихонько заглядывала в коляски и загадывала – если увидит мальчика, то у них бы мог быть мальчик, а если девочку… Но Артемий детей иметь не может. И Марина отводила взгляд, когда видела коляски или беременную женщину… Но живут же люди как-то и без детей. И неплохо живут. Да вот, пожалуйста – ее Жанка! Той на дух никаких детей не надо! Ладно, хватит про детей. Нужно думать, как оживить их семейную жизнь. Диван покупать не будут, значит, надо купить шторы! Целая стена поменяется, неужели не поменяется жизнь?

На следующий день после работы Марина собралась за шторами.

– Надь, не хочешь со мной по магазинам прогуляться? – спросила она. – Чего тебе дома-то делать?

– Да я и не собираюсь домой, здесь посижу, – ответила та. – Вдруг новый босс снова забежит?

– А ты в него не влюбилась ли? – усмехнулась Марина. – То-очно! Неужели влюбилась? Он какой? Молодой, брутальный мэн? С трехдневной щетиной? В пиджаке и на голом пузе галстук? – Она села в кресло и засмеялась: – Нет, Надь, я сейчас подумаю… Он с тяжелой нижней челюстью, ежиком волосики и рукава у пиджака закатаны до плеч?

– Да ну тебя! – воскликнула Надя. – И совсем он не такой! И вообще… он не в моем вкусе. Я его даже не рассмотрела, он как залетел, как рыкнул, где мне там его ежик разглядывать. Я чуть под стол не уползла.

Марина только вздохнула – это была правда. Надя никогда не осмелилась бы поднять глаза на незнакомое начальство.

– Тогда сиди, а я Жанке позвоню. Чего я одна поеду? Даже поругаться не с кем будет. А нам с Жанкой всегда разные вещи нравились. И если мне понравятся одни шторы, то ей непременно понравятся другие.

Она еще не успела набрать номер сестры, а та уже позвонила сама. Марина хорошо знала ее привычку – сестра всегда ей звонила десять раз в день, и только тогда, когда у нее вдруг вспыхивала большая и светлая любовь, она пропадала на долгие недели, а то и месяцы. Судя по тому, что сейчас сестра не выпускала из рук телефон, к новому мужчине у нее сильных трепетных чувств пока не возникло.

– Марин, ты чего делаешь? – спросила Жанна. – Я сейчас за тобой заеду, хочу посуду посмотреть.

– Здорово! А мне надо купить новые шторы! Где встретимся?

Надя наклонилась над клавиатурой. Когда Марина выскочила из кабинета, пробурчала:

– Сразу видно – сестры. Все бы им по магазинам таскаться… – И тоскливо посмотрела в окно. – В органный зал сходить, что ли?

Сестры, как обычно, поспорили по поводу штор.

– Смотри! Смотри, какое белье классное! – сразу же потащила сестру Жанна в отдел нижнего белья. – Я недавно сюда заходила, такого не было. А сейчас! Девушка! А это у вас новое поступление? Покажите нам вон тот гарнитурчик! Нет-нет, вон тот, красненький с золотыми ниточками! Маринка, тебе непременно такой нужен! Сейчас примеришь.

Сестра вытаращила глаза и зашипела на сестру змеей:

– Пошли отсюда. Мы же договорились – шторы и посуда!

– Марин, ну какие шторы, когда у тебя ничего экстравагантного нет, чтобы в постель лечь! Я не перестаю удивляться. Чем ты мужа-то берешь?

– Да уж не этими тряпками, – поморщилась та. – Пошли отсюда, у меня все равно на это сейчас денег нет.

– А на шторы есть, – заметила Жанна. – Вот и потратишь деньги с пользой. Девушка, а еще вон тот… нет, я вам про синий говорю… Ага, вон тот с белыми кружевами.

Марина полыхала гневом – сестра ее не слушала. Жанка и вовсе потеряла стыд – прямо при всем честном народе прикладывала к Маринкиным бедрам маленькие трусики, бюстгальтеры и откровенно обсуждала их:

– Нет, тебе эти чашечки велики. Марин, ну что за грудь у тебя? В твоем возрасте уже неприлично иметь такой размер. Как у девочки второклассницы! Девушка! А у вас с поролоном чашечек нет? А то нам в этот класть нечего.

В конце концов Марина не выдержала издевательств, оставила сестру и выскочила из отдела. Жанна нашла ее возле отдела штор. У Марины горели глаза.

– Жан, смотри… Вот эти в нашу гостиную подойдут? И, главное, светлые такие! А цвет насыщенный.

– Не в этот раз, – покачала головой сестрица. – Сегодня я тебе уже комплектик отложила. Надо примерить.

– Какой комплектик? Ты мне даже и не напоминай! Посмотри, какая красота!

– Да на кой черт твоему Темочке такая красота? Он и не заметит, а ты такие бабки отдашь. Ты на себя можешь хоть раз потратиться?

– Нет, Жанна, ты не права, – блаженно улыбалась Марина. – Такую красоту любой дурак заметит… Даже мой Тема.

Конечно, как всегда, каждый остался при своем – Марина купила шторы, а Жанна – комплект нижнего белья и две тарелки. Все остались довольны, а покупки решили обмыть чашечкой кофе в кафе при магазине. Хотелось посидеть и поделиться радостью от покупок.

– Сегодня приду, шторы вешать не стану, – мечтала Марина. – Завтра Тема с работы позже придет, я и повешу. Вот для него сюрприз будет.

– Да наплевать ему на подобные сюрпризы, – выразила Жанна. – Я вот как наряжусь в это бельишко, как выйду… Вот это будет сюрприз! Мужики никогда не могут устоять против красивой женщины в изумительной упаковке! Это только говорится так – душа! А на самом деле, все они…

– Не все, Жанночка, не все. Мой Тема…

– Ой, Марин, да твой Тема… Вот будь я на твоем месте…

– Жанна, – горько взглянула на сестру Марина. – Будь ты на моем месте, Тема на тебя даже не взглянул бы!

Жанна даже кофе поперхнулась.

– На меня-я? На меня не взглянул бы? Да если бы… Да если бы я захотела, он бы с меня пыль сдувал! За неделю бы его так обработала, у ног бы моих жил, как мороженое облизывал бы, а я бы была белая и холодная!

– Ха-ха, – не удержавшись, фыркнула Марина. – Да ты бы растекалась перед ним, а он бы лишь брезгливо пальцы вытирал!

– Ты не веришь? – воскликнула Жанна. – Ты думаешь, что… Спорим?! Он через месяц станет моим. Спорим?

– Даже и спорить не хочу, что за ерунда?

– Значит, ты уже поняла, что твой – кобель, как все!

– Не кобель! Просто мне противно будет смотреть, как ты станешь перед ним выеживаться, а он – морщиться. Ты же моя сестра.

– Вот это меня и удерживало. Раньше. Но если ты действительно думаешь о своем муженьке черт-те что… Смотри. Я тебя предупредила.

– Как ты была интриганкой, так и осталась, – вздохнула Марина. – Сразу говорю: если мой Тема тебя пошлет, матери не жалуйся, что у меня муж нахал. Ясно?

– Да, кстати. Мое приглашение в субботу по случаю дивана отменяется. Мама звонила, она себе новую машину купила, всех собирает в субботу, велела непременно быть. Ты же знаешь, с ней не поспоришь.

– А мне почему не звонила?

– Позвонит еще, ты на работе была, она тебя отвлекать не хочет.

– А какую машину, не говорила?

Дальше беседа мирно перетекла в другое русло, и сестры заказали себе еще кофе и пирожных.

Домой Марина приехала поздно. Тема уже мирно похрапывал на диване, однако телевизор прилежно показывал последние новости. Марина тихонько переоделась, спрятала новые шторы в шкафчик, подальше от глаз, и прошла в кухню. По грязным тарелкам поняла – любимый уже отужинал. Как все же хорошо, что вчера она умудрилась приготовить много еды, сегодня не надо у плиты стоять.

– Тема! – Она осторожно приблизилась к мужу. – Темочка, может, ты в спальню перейдешь? Здесь свет мешает.

– А? – испуганно вытаращил глаза он. – Марина… Фу, блин… а я думал, кого там черти принесли… В какую спальню? Видишь же – я смотрю фильм.

– Да там уже новости кончаются.

– Правильно, значит, сейчас новый фильм начнется. Ты сама ложись спать, чего ты ко мне-то?

– А я сегодня немного задержалась, мы с Жанной в кафешке посидели, – ластилась к нему Марина. – Я тебе пирожное купила. Хочешь?

– Да, чай поставь, – отстранил ее Артемий. – А конфеты остались? Я не нашел.

Марина быстро вскипятила чай, достала пирожные и конфеты, и только тогда появился супруг.

– Чего ты телевизор-то выключила? Говорю же – фильм начинается, – недовольно поморщился он, разыскивая пульт.

– А, это пульт куда-то подевался, – поелозила попой на пульте Марина. – Я тебе лучше расскажу, как мы с Жанкой посидели. Представляешь, она говорит, что все мужики кобели!

– М-да? Ну ей виднее, – продолжил поиски пульта Артемий. – Она всех мужиков в городе уже успела охватить. Да куда он подевался-то? Марин, я в комнату пойду, а?

– Ну, Тема! Мы с тобой целый день не виделись! У меня столько новостей. – Она жалобно посмотрела на мужа. – Вот, к примеру, знаешь, как я тебя защищала? Ты бы только слышал!

Артемий насторожился.

– И чего? На меня там кто-то нападал, в вашем этом… кафе?

– Нападал! Жанна заявила, что все мужики кобели.

– Это я уже слышал.

– А я сказала, что ты не такой! И любишь только меня! И ни на кого даже смотреть не станешь!

– Смотреть? Ну это ты погорячилась. У меня глаза-то есть, вот они и смотрят куда попало – на мужчин, на женщин, – почесал переносицу Артемий Беляев, но заметив, как напряглась жена, быстро добавил: – Но только глаза! Руки к просмотру не подключаются. Для них и в самом деле – только ты.

– Ну вот! – обрадовалась Марина. – Я Жанке так и сказала! А она, представляешь, спорить начала! Говорит: «Ничего подобного, через месяц он будет у моих ног». Нет, ты подумай, а?

– Делать вам нечего, – пробурчал Беляев, засовывая в рот второе пирожное.

В это время зазвонил телефон, и Марина встала.

– Ну твою-то мать! – крикнул муж. – Ты ж на пульте сидела! Блин, полфильма пропустил!

Марина вбежала в кухню через минут пять.

– Темочка! Это мама звонила. Она купила новую машину и по этому случаю приглашает нас в субботу!

– А мы при чем? – лениво протянул Артемий. – Купила она себе… Куда ей новая? Дочери бы лучше машину хорошую подарила, а то езжу тут… на металлоломе…

Марина все же не теряла надежды:

– Тем, я обещала, что мы приедем.

– Съездишь. Я не против. А у меня работа. Марин, ну дай фильм-то досмотреть!

Утром Марина рассказала обо всем Наде. Не могла же она такую информацию в себе носить!

– …Ну и получается, что мы с Жанкой поспорили! Только у сестрицы ничего не получится. Я Теме рассказала. Между прочим, у нас про молчание уговора не было, так что…

– А твой что? – заинтересовалась Надя. – Ну, когда узнал, что на него спорили, не взорвался?

– Зачем? Он у меня мудрый мужчина, на наши бабские глупости смотрит с иронией. Он мне сразу заявил, что, кроме меня, его никто не интересует. Эх, жаль, что не на коньяк поспорили. Или на шампанское какое-нибудь дорогущее. Так бы к моим новеньким шторам мы бы с Темой устроили вечер, распили бы бутылочку…

– А ты шторы-то взяла?

– Еще бы! Такие красивые! Жанка меня все в отдел нижнего белья тянула, но я – кремень, ты меня знаешь! Думаю: белье кто увидит? А вот шторы! Их же из окна всем видно!

– Правильно, – одобрила Надя. – Самое главное – уют в доме. Я так понимаю – если Артемий тебя любит, так он тебя и в ночнушке полюбит, а если нет, так тут хоть вся кружевами обмотайся! Вот твоя сестрица много счастья себе в белье-то нахватала? Вот и я про то же. А то помешались сейчас все на этом белье нижнем!

Дверь открылась, и на пороге появился Степан Орехов – сотрудник из новой команды нынешнего руководства.

– Ого! Интересная темка, – усмехнулся он. – Та-ак, и чего там про нижнее белье?

Надя так перепугалась, что плотно захлопнула рот, выкатила глаза и начала привычно бледнеть. Марина же отнеслась к явлению Орехова более адекватно.

– Вот вас нам только и не хватало, – заявила она. – Чего суетесь со своим бельем, куда вас не просят? Тоже мне – эксперт!

– А чего? – вытаращился тот. – Я с лету могу сказать – вам вот, уважаемая девица с рыжей гривой…

– Я – Марина Андреевна, между прочим.

– Вот вам, Марина Андреевна, третий размерчик подойдет, а вам…

– Надежда Романовна, – услужливо подсказала Наденька и возмутилась: – Что вы себе позволяете?

– А вам, Надежда Романовна, – спокойно продолжил новенький хам, – и вовсе ничего носить не надо, чего там прятать-то?

– Вы что тут устраиваете?! – крикнула Марина.

Авторитет главного бухгалтера надо было отстаивать, но сама Наденька была сейчас не в состоянии – так и стояла мокрой курицей, поэтому и пришлось Марине показывать зубы. Да и себя она в обиду никогда не давала.

– Это что еще за балаган? Вы для этого сюда перебрались? Чтобы хамить кому попало?

– Я не кому попало, а глав… – попытался оправдаться он.

– Выйдите немедленно вон! Негодяй! – метала молнии Марина. – Вместо того чтобы трудиться на благо процветания нашей…

– Ого! И чего взвились? – испуганно округлил глаза Степан и быстро ретировался.

– Нет, ты посмотри! – не могла успокоиться Марина. – Понабрали тут… Страшно подумать, что собой представляет директор, если у него такие работнички!

– Это ж надо, – заморгала Наденька и вдруг всхлипнула: – Это ж надо такое сказать! Что у меня… прятать… нечего! Будто бы совсем уж…

– Да перестань, – отмахнулась Марина. – Ты радуйся – значит, мужик приглядывался к тебе, если такие тонкости успел разглядеть.

– Девочки, – раздался голос Орехова, – я зачем приходил-то…

– Опять про нижнее белье? – насторожилась Марина.

И тут Наденьку прорвало:

– Никакого нижнего белья, слышали? Еще раз вы мне тут…

– Так вы все же решили прислушаться к моему совету? Вообще надевать не будете? – удивленно вытаращился он. – А я уже и…

– Во-о-о-он!!! – взревели женщины, и мужчина исчез за дверью.

После работы Марина ехала домой и размышляла, как бы заманить Артемия к маме в гости. Вот ведь они с ним уже восемь лет вместе живут, а с родней у них не налаживается контакт. У Артемия родственники перебрались в Белоруссию, матери нет, тут все понятно, а почему мама с Артемием никак не может найти общий язык? Нет, при встрече они не ругаются, не кидаются друг на друга, как соседские собаки, но… Чувствуется какое-то напряжение, настороженность… В общем, мама никогда не стремилась в гости к Марине, и Артемий к теще в гости не рвался. И что ей, Марине, делать? Вчера мама позвонила и пригласила к себе. Так Артемий уперся! Что бы такое придумать?

Так ничего и не придумав, Марина добралась до дома. Мужа еще не было.

– Темочка! – на всякий случай крикнула она и кинулась в кухню.

Когда муж задерживался на работе, домой он приходил без сил. Надо было успеть приготовить ужин к его приходу. Когда по квартире уже плыл аромат запеченной в духовке курицы, на плите варился картофель, а на столе красовалась тарелка с салатом, появился супруг.

– Темочка! – кинулась к нему жена. – Ну, наконец-то! Эта работа тебя угробит. Садись за стол.

– Дай хоть руки помою, – хмуро произнес Артемий и направился в ванную.

Марина уже торчала за его спиной и держала полотенце.

– Сегодня твой любимый сериал как раз на позднее время перенесли, – порадовала она супруга.

– Хоть кто-то понимает… – бурчал муж, вытирая руки. – Марин, ну чего ты тут торчишь? На стол бы уже накрывала!

– Так я уже накрыла! Садись.

Артемий уселся за стол, пододвинул к себе блюдо с курицей и взялся за нож. И в это время позвонили в двери.

– Да что ж такое! – с досадой бросил нож Артемий. – Нигде покоя нет. Иди, чего сидишь? К тебе, наверное.

Марина понеслась к двери, хотя и к ней в такой час никто не заглядывал.

И все же Артемий оказался прав. В дверях, сверкая ярким макияжем и расточая аромат духов, улыбалась Жанна.

– При-и-иве-е-ет! – радостно пропела она, будто только сегодня вернулась из-за границы. – А я к ва-а-ам! Ой, как у вас вкусно пахнет! Это я к столу, да? Тема, привет!

Марина вздохнула. Сейчас бы мужу самое время отдохнуть, да разве Жанка даст! И не выгонишь ведь.

– Проходи, – кивнула Марина и двинулась в кухню.

– А я не с пустыми руками, – объявила сестра. – Тема, ты, наверное, только с работы? Ух ты, какой стол! Курочка! У вас праздник? Меня так встречаете, да? А я, Тема, специально для тебя кое-что купила – расслабиться после работы. – И она торжественно выставила на стол бутылку водки.

После такого подарка у Артемия язык не повернулся выставить гостью или сказать ей слово неприветливое. Пришлось улыбнуться.

– Вот, учись, Марина, – сказал он. – Знает человек, что людям нужно. А то я сегодня столько километров намотал, а у тебя никакой реакции.

Марина тепло улыбнулась – слава богу, Артемий перестал хмуриться, а то уж она боялась, что Жанка вылетит за дверь, даже не успев откушать, что называется. У родственников же между тем завязалась беседа.

– А что, сегодня был клиент хороший? Только везти далеко? – участливо спрашивала Жанна, глядя на Артемия собачьими глазами. – А ты куда его вез?

– Да чуть не до Канска! – поморщился Артемий и налил себе и Жанне водочки. – С ума сойти! А еще такая дорога!

– До Канска! – охнула Жанна. – Озвереть!

– Ну, не до самого Канска, поближе. Но далеко.

– Хорошо, пусть не до Канска, – горячо сопереживала Жанна. – Пусть ближе. Но… это все равно очень далеко. Да на тебе лица нет! Марина! Ты посмотри, на нем же лица нет!

Марина уже поняла – сестрица вовсю старается выиграть. Совсем совесть потеряла. Ладно, пусть кривляется.

– Марина! Ну чего молчишь-то?! – таращилась на сестру Жанна с искренним возмущением. – Ее муж по такой дороге мотается, а она…

– Да разве ей это интересно? – горько вздохнул Артемий, потянувшись за следующей стопкой.

– Так не надо было ездить, – пожала плечами Марина.

– Неужели?! – вспыхнул муж. – Чтобы твоя маменька думала, будто ты тут альфонса кормишь?

– Да, – кивнула Жанна. – Она, между прочим, так и думает.

– Ну вот! – развел руками Артемий. – Тут хоть сдохни на работе, а в глазах тещи ты альфонс.

– Жанна! Ну что ты несешь? – воскликнула Марина. – Когда это мама считала, что Тема альфонс?

– Всегда. Я сама ей тысячу раз говорила: «Да если бы не Артемий, наша Маринка уже по миру пошла бы!» А мама все равно не верит. Так всем и талдычит, что у тебя на шее сидит.

– Жанка! Еще одно слово…

Ну да, маманя была не в восторге от своего зятя, но вовсе не потому, что считала его альфонсом, а просто… Она уже давно ждала внуков, а внуков никто из дочерей ей родить не собирался. И если у Жанки были весомые причины – ее суженый выставил из дома, какие уж тут дети от такого тирана, то на Марину мать возлагала большие надежды. А вот зять никак не мог подарить теще внуков. Мало того, что он был чем-то болен, но он даже не собирался лечиться! А у Эммы Витольдовны имелись хорошие связи в медицинских кругах. Да где у нее только этих связей не было! При желании можно было уже родить целую футбольную команду, однако Артемий глупо упирался. Ну и как тут не злиться?

– А она еще меня к ней в гости зовет! – всплеснул он руками. – Классная картина! Маслом! Явление дочери со своим альфонсом. Я сказал: не поеду!

– Марин, а чего ты его туда тянешь? – поинтересовалась Жанна. – Ну не хочет человек, чего тащить? Я вот тоже не поеду. Подумаешь – матушка машину купила! Да она за год какую уже меняет? Это не юбилей! Можно и не ездить.

– Ну, тогда и я не поеду, – решила Марина.

– А ты чего ерепенишься? – вдруг насупился Артемий. – Она мать тебе или кто? Тебя позвали – надо ехать.

– Темочка, ты правильно говоришь! Слушай мужа, Марина! Не такой уж он и альфонс.

– А тебя твой новый дружок не заждался? – поинтересовалась Марина.

– Какой дружок? – вытаращилась Жанна.

– Этот… с кривыми ножками!

– У тебя новый друг объявился? – вдруг спросил Артемий. – С кривыми ногами? Жанка! Ты меня убила! А с нормальными конечностями не нашлось?

Жанна весело сморщила носик и махнула рукой:

– Тема, ну кто у меня появится, когда всех нормальных мужиков уже давно разобрали? Марина, ты чего придумываешь глупости? Надо же, дружка мне нафантазировала. Я не собаковод, чтобы дружков разводить. – Она придвинулась к родственнику. – Темочка, я тебе так скажу…

– Тема, Жанне уже пора, – поднялась Марина и с силой выдернула сестрицу из-за стола. – Пой-йдем… Жанка, не упирайся. Темочка, а у тебя сейчас как раз сериал начинается. Твой любимый. Пульт возьми. На втором канале… Да пойдем же!

Она вытолкала сестрицу в прихожую и захлопнула дверь в кухню.

– Чего это ты? – тяжело дыша, произнесла Марина. – Решила в наглую спор выиграть? Нахрапом? Совсем стыд потеряла? Войну мне объявила?

Жанна поправила перед зеркалом белокурую прядку и скривила губки:

– Мариш, ну какая война, я тебя умоля-я-яю! Это так… мастер-класс на тему «Как поднять настроение злому мужу».

– Да пошла ты с этим своим классом…

– Кстати, мы с тобой не обсуждали, как я буду выигрывать, в наглую или нет. Так что… Адью, моя девочка!

И пока Марина от такого бесстыдства хлопала ртом, Жанна чмокнула ее в щеку и спешно удалилась.