Прочитайте онлайн Дар любви | Глава ВОСЬМАЯ

Читать книгу Дар любви
3518+4668
  • Автор:

Глава ВОСЬМАЯ

— Мэддиган, к тебе пришли.

Крид сел на койке. Посетитель? Но вряд ли это Джесси. Она уже приходила.

— Это твой адвокат, — сказал Гаррингтон с кривой усмешкой. Он отомкнул замок и впустил худенького, жилистого человечка с черной кожаной сумкой для книг.

«Коричневый, — подумал Крид. — Буйные коричневые волосы, бесформенный коричневый костюм, истертые коричневые башмаки…»

— Невилл Дарнинг, — представился адвокат. С явным отвращением и брезгливостью адвокат оглядел камеру и присел на расшатанный стул.

—Позовите меня, когда закончите, — сказал Гарингтон Он демонстративно запер дверь в камеру и, насвистывая, зашагал по коридору.

Крид взглянул на своего адвоката и понял, что шансы его невелики. «Лучше бы я сам взялся себя защищать».

— Суд состоится завтра, — сообщил адвокат, будто бы Крид еще не знал об этом. — Основываясь на том, что рассказал мне шериф, у вас почти нет шансов. — Так вы пришли сообщить мне только об этом?

— Мне нужно выслушать и вашу сторону.

—Зачем? Вы ведь уже заранее решили, что я виновен.

Краска прилила к щекам Дарнинга.

— Пусть так, но вам полагается помощь адвоката.

— Я уже восстановил против себя весь город, — разочарованно пробормотал Крид. — Вы думаете, они прислали бы мне адвоката, который, принял бы мою сторону?

— То, что я думаю, не имеет к делу никакого отношения, — ответил Дарнинг. Он поправил на кончике носа узкие очки в проволочной оправе. — Важно то, что мы сможем доказать.

— Парень окликнул меня, и мне пришлось выстрелить. С целью самообороны.

— Понятно. Гаррингтон говорит, что свидетелей не оказалось.

— Один есть. Джесси Макклауд. Она все видела— с начала и до конца. Адвокат нахмурился:

— Макклауд? Дочь проститутки?

Крид еле справился с желанием задушить его. Вместо этого он кивнул.

—Вы, надеюсь, не ожидаете, что я вызову ее в качестве свидетеля? Кто ей поверит — весь город знает, что она в вас влюблена. К тому же кое-кто видел вас входящим к ней в дом поздним вечером. — Дарнинг покачал головой. — Нет, не думаю, что есть смысл вызвать в суд эту маленькую бродяжку.

Крид поднялся с койки, его сжатые кулаки победе ли, когда он навис над сидевшим на стуле Дарнингом

— Не смейте больше никогда называть ее так, вы меня поняли?

Адвокат с удивлением посмотрел на него.

— Если бы вас сейчас увидели присяжные, у них не осталось бы и тени сомнения, что вы способны хладнокровно застрелить человека, — с презрением проговорил он.

Крид глубоко вздохнул, чтобы прийти в себя. Он даже восхитился отвагой этого настороженного хомячка. Внешне Дарнинг ничем не выдавал своего страха но в его глазах Крид заметил испуг, и руки адвоката противно дрожали.

— Она видела, как это произошло, — сказал Крид четко выговаривая каждое слово. — Спросите ее. Она— единственный свидетель, который может доказать мою невиновность.

Попрощавшись кивком головы, Дарнинг позвал Гаррингтона, чтобы тот его выпустил.

В это утро Джесси нему не пришла. Крид пытался не думать об этом. В конце концов, суд состоится меньше чем через час. Ей еще нужно позавтракать и одеться. После суда у них будет много времени, чтобы провести его вместе.

Сидя на краю койки, Крид, напрягшись, как пружина, пристально смотрел в пол. Через несколько часов все будет кончено.

Услышав шаги, он поднял голову.

— Я подумал, тебе захочется умыться, — сказал Гаррингтон, подсовывая в щель под решетчатой дверью тазик с водой и полотенце.

— Спасибо.

— Весь город только и говорит, что о твоем процессе. Полагаю, в зале останутся места только для стоящих. Очень даже неплохо для моего бизнеса.

— Рад тебе помочь.

Шериф хихикнул:

— Ждешь не дождешься, когда тебя повесят?

— Меня еще не осудили.

— Ты прав, прав, — с готовностью подтвердил Гаррингтон. — Но судья Пэкстон, как известно, не приговорит к повешению без вины. Мамаша Гарри плачет и ходит по всему городу, рассказывая всем, какой хороший мальчик был ее сынок, как он каждое воскресенье ходил в церковь. И она добилась своего, черт возьми. Весь город встал на ее сторону. Местным Коултеры нравятся. Включая моего адвоката», — горько подумал Крид.

—Ты закончил свою болтовню?

— Да, да. Вернусь через двадцать минут. Приготовься.

Как и предсказывал шериф, казалось, на суд собрался весь городок: мужчины, женщины и дети забили зал суда до отказа, и там, действительно, яблоку негде было упасть.

Крид окинул взглядом ряды любопытных, но не увидел Джесси. Он сел там, куда ему показал Гаррингтон, убеждая себя в том, что она непременно придет.

Спустя несколько минут в зале суда появился Невилл Дарнинг и сел рядом с Кридом, всем своим неуверенным видом как бы подтверждая случайность появления здесь, поскольку он назначен адвокатом подсудимого.

Судебный пристав призвал всех к порядку. Судья Пэкстон занял свое место, и суд начался.

Выступление обвинителя оказалось кратким и незамысловатым. Гарри Коултер был добропорядочным, богобоязненным и законопослушным гражданином, прямым и честным молодым человеком, посещавшим каждое воскресенье церковь и певшим в церковном хоре. В нарушениях закона замечен он не был.

— Не был замечен в нарушении закона, — еще раз подчеркнул обвинитель, четко произнося каждое слово, а затем перешел к тому, о чем всем и так было известно, а именно, что Крид Мэддиган — наемный убийца, и поэтому застрелить такого молодого человека, как Гарри Коултер, ему не составило никакого труда. — С точки зрения обвинения, вина Крида Мэддигана доказана, — закончил он.

Свидетелем вызвали Рэя Брэддока. Ухмыльнувшись в сторону Крида, он заявил, что Крид ни с того ни с сего угрожал застрелить и его.

Двое других свидетелей, в которых Крид едва узнал случайных партнеров по покеру с Брэддоком в тот самый раз, когда он предупредил Рэя, чтобы тот держался подальше от Джесси Макклауд, показали, что оба слышали эту угрозу и что Мэддиган находился в трезвом состоянии, когда говорил это. Оба они совершенно уверены, что он способен выполнить свою угрозу.

Последним свидетелем обвинения вызвали шерифа. Гаррингтон заявил под присягой, что Гарри был уже мертв, когда он прибыл на место происшествия, поскольку единственная пуля угодила в сердце. Из револьвера тоже была выпущена всего одна пуля.

Невилл Дарнинг вызвал Крида для дачи показаний

— Пожалуйста, расскажите нам, мистер Мэддиган, о том вечере.

— Я выходил из салуна «Лэйзи Эйс», — начал Крид. — Около полуночи. Коултер меня окликнул. В тот момент я еще не знал, кто это. Я выстрелил на вспышку его револьвера.

— И убили его?

Приглушенное рыдание раздалось с передней скамьи. Крид взглянул на сидящую там женщину. «Мать Гарри», — подумал он мрачно. Рэй Коултер, одетый в твидовый костюм с жилеткой, сидел рядом с нею, обнимая за плечи.

Дарнинг откашлялся:

— Будьте добры, ответьте на вопрос, мистер Мэддиган. Вы убили Гарри Коултера?

Мускул дернулся на щеке Крида.

—Да.

— Благодарю вас. Ваши вопросы к обвиняемому, мистер фон Меттер.

— Вы раньше знали Гарри Коултера? — спросил фон Меттер.

— Не слишком хорошо.

— Вы не расскажете об этом поподробнее?

— Я встречался с ним только однажды.

— И при каких обстоятельствах?

— Я застал его, когда он приставал к девушке. Она пыталась сопротивляться, и я их разнял.

—И вы полагаете, что именно в этом и заключается причина, по которой ему захотелось убить вас?

—Я не знаю, что побудило его на такой поступок.

— Вы думаете, суд поверит вам, что молодой человек с такой незапятнанной репутацией, как у Гарри, смог бы вызвать на дуэль хорошо известного наемного убийцу, только потому, что тот задел его самолюбие.

—Я не знаю мотивов его поступка, — повторил Крид. — Я просто рассказал вам все, как произошло на самом деле.

— Но у вас, кроме ваших слов, больше ничего нет.

Крид посмотрел на Дарнинга:

— У меня есть свидетель.

— Никто об этом не заявлял, — заметил фон Меттер скептическим тоном.

— Вызовите Джесси Макклауд, — попросил Крид. — Она видела все от начала и до конца.

— А почему ее не вызвали в суд повесткой? — спросил судья.

Невилл Дарнинг встал.

— Она очень больна, ваша честь. — И с этим словами адвокат передал судье лист бумаги. — Вот ее заявление, подписанное соответствующим образом. В нем говорится, что во время перестрелки она находилась дома, в постели.

Крид выругался про себя. Джесси подвела его, а адвокат только что забил еще один гвоздь в крышку его гроба.

— Должным образом подписано и приобщено как свидетельское показание, — объявил судья. — У вас есть другие свидетели, мистер Дарнинг?

— Нет, ваша честь.

— Извините, ваша честь, — обратился фон Меттер. — Мне только что передали записку. Кажется, У обвинения появился еще один свидетель.

— Это против всяких правил, мистер фон Меттер, — заметил судья. — Мне известно об этом, ваша честь, но мы просим у суда снисхождения.

— Хорошо, вызывайте вашего свидетеля.

— Мистер Мэддиган, вы можете присесть. Обвинение вызывает для дачи показаний Розу Макклауд.

Крид снова выругался, когда на свидетельское место вышла сестра Джесси и начала очень спокойно рассказывать, что она сама видела всё с начала и до конца, когда шла с работы домой. С ее слов получалось, что Крид Мэддиган затеял ссору с Гарри Koултером и вынудил того достать револьвер из кобура а потом и застрелил его.

— Благодарю вас за ваши показания, мисс Макклауд, — любезно сказал фон Меттер. — Ваши вопросы к свидетельнице, мистер Дарнинг.

— У защиты нет вопросов к свидетельнице, ваша честь, — заявил адвокат Крида.

Крид уже почти чувствовал на шее веревку, зная, что не осталось никаких доводов, способных заставить присяжных поверить ему. Роза хоть и была просто девка из бара, но белой девицей, а по своему опыту он знал, что ни один белый человек не предпочтет слово метиса слову белой женщины, пусть даже и проститутки.

Обе стороны произнесли свои заключительные речи, после чего присяжные удалились на совещание, а Крида увели в тюрьму.

Голова Джесси вздернулась, когда она услышала щелчок открывающегося замка.

— Ну, что там?

Роза покачала головой:

— Не знаю. Присяжные еще совещались, когда я ушла.

Джесси потянула веревки, которыми была привязана к спинке кровати.

— Роза, пожалуйста… ты должна дать мне возможность пойти к нему.

— Нет.

— Но почему? Он же не виноват. Роза. Он защищался.

— Мне это безразлично. Он полукровка, Джесси. то значит, что по своему положению стоит ниже самого загнанного белого бедняка. И получит то, что заслуживает.

— Как только у тебя язык поворачивается говорить такое!

—Потому что это правда! — Подбоченившись, Роза от волнения тяжело дышала. — Рэй все равно отплатит ему за смерть Гарри. И еще он сказал мне… Ну ладно, ничего… не важно, что он сказал.

—Он что, угрожал тебе?

— Конечно нет!

—Тогда что? Он обещал жениться на тебе, если Крида упрячут в тюрьму?

— Я не собираюсь обсуждать это с тобой.

«Значит, я угадала, — подумала Джесси. — Роза уверена, что Рэй Коултер женится на ней, а ради этого, я знаю, Роза пойдет на все, даже на то, чтобы отправить в тюрьму невиновного…»

— Крид не делал этого, Роза. Ты не можешь позволить им приговорить его к тюремному заключению.

— Я вернусь, когда все закончится.

Выходя из комнаты, Роза на мгновение почувствовала слабые угрызения совести. Все, что она сказала Джесси, было правдой, но главная причина, по которой она хотела смерти Крида Мэддигана, не имела ничего общего с Рэем Коултером.

На самом деле все обстояло так. В тот вечер, когда Роза вернулась из Денвера, а Мэддиган пришел навестить Джесси, в его голосе Роза явственно почувствовала нотки любви. И она сразу поняла, что Крид Мэддиган желает Джесси. Но почему он не взял эту маленькую замухрышку раньше, Роза никак не могла понять. Мэддиган хотел Джесси, и Роза прикинула, что он с удовольствием заплатит за то, чтобы обладать ею.

С этой мыслью она и вывела Мэддигана из дома и предложила ему Джесси… За определенную плату, конечно. Чего она никак не ожидала от него, так это холодной ярости, внезапно вспыхнувшей в глазах метиса. Его пальцы клешнями стиснули ее руку, и, с силой встряхнув ее, Крид предупредил, что, ее только Джесси окажется в салуне, он так располосует Розе лицо, что уже ни один мужчина на нее даже взглянет.

Жесткое и холодное выражение глаз Мэддигана напугало Розу до смерти. За всю свою жизнь она никогда не испытывала такого испуга. Теперь ей хотелось лишь одного — отделаться от него раз и навсегда и быть уверенной, что больше никогда не придется глядеть в эти черные глаза.

Присяжные не заставили себя долго ждать. Через полчаса суд продолжил заседание.

Крид сидел на краешке стула и не спускал глаз с присяжных заседателей. Ему не понравились их лица. Интуитивно, еще до того, как судья прочитал вслух приговор, он уже знал, что его признали виновным: «Черт! Они сговорились об этом еще до начала суда!»

Чувство обреченности охватило его, когда судья зачитал роковой приговор, по которому его осуждали на двадцать лет тюрьмы.

Двадцать лет.

Двадцать лет. Лучше бы его повесили.

Того же хотел и Гаррингтон.

— Ничего не понимаю, — пробормотал блюститель закона, запирая за Кридом дверь камеры. — Этот судья меня раньше никогда не разочаровывал.

Но Крид слишком глубоко погрузился в свои переживания, чтобы еще обращать внимание на то, о чем думал и говорил шериф.

Двадцать лет.

Он сел на край койки, подперев голову ладонями, и уставился в каменный пол.

Двадцать лет. Он представил свое будущее в неволе, день за днем и ночь за ночью запертый в клетке за железной решеткой и высокими стенами. И подумал, что лучше умереть.