Прочитайте онлайн  Да вспомнятся мои грехи |  Два года спустя

Читать книгу  Да вспомнятся мои грехи
2816+491
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

 Два года спустя

 Отто медленно шел вдоль сломавшейся транспортной ленты, выходившей на берег Ист–ривер, наслаждаясь свежим осенним ветром и запахом озона, поднимавшимся снизу, от ползущего под его ногами непрерывного потока транспорта. Подойдя к зданию, он постарался сдержать возбуждение. Первое задание за пределами планеты.

 Интенсивная и часто непонятная для Отто программа подготовки включала Луну, но ведь это был лишь пригород Земли. На этот раз он попадет в настоящий космос.

 Кабинет Жоржа Ледюка помещался в надцокольном этаже здания. Выходя из лифта, человек ступал прямо сквозь кольцевую арку детектора. Охраняли детектор двое вооруженных людей с напряженными лицами. Отто миновал детектор без осложнений.

 Третья по коридору дверь была отмечена табличкой «Ж. Ледюк – Планирование». Она открылась раньше, чем Отто успел постучать.

 – Входите, мистер Макгевин.

 В кабинете полно было всякого хлама, создававшего непринужденную и бодрую обстановку, – кипы бумаг, придавленные сверху антикварными штуковинами с десятка внеземных миров, мягкие кресла, обтянутые вытертой, но настоящей кожей. Ледюк, лысый, невысокий, худощавый, словно тоже обитый кожей, улыбался. Он жестом предложил Отто сесть.

 – Одна минута – и мы займемся вашим заданием. Сначала я хотел бы прояснить кое–что, касающееся ваших занятий в течение последних двух лет. Вы знаете, что солидная доля вашей подготовки проходила под гипнозом.

 – Нетрудно было догадаться.

 – Совершенно верно. Теперь подошло время вывести ее на свет божий. – Он скользнул взглядом по полоске бумаги в руке. – Закройте глаза… атлас, мяч, мантра, бич.

 …Черный осадок йода и гидроокиси аммония… В почки, даже легкая на вид рана вызывает шок… Бей ногой, не кулаком… Целься в глаза… Не показывай нож, пока не подойдешь на удобное расстояние… короткими бросками, чтобы сохранить силы… фехтовать надо умом… пальцами жестко в мякоть под грудиной… Старайся попасть в позвоночник… когда упадет, бей ногой в голову… не сдавайся просто так, продавай жизнь подороже…

 – Бог мой!

 Отто открыл глаза.

 Ледюк взял со стола нож с тяжелым лезвием и метнул прямо в сердце Отто. Отто автоматически вынул нож из воздуха перед собой.

 – Я… значит, я совсем не дипломат?

 – Да. Но знаете достаточно, чтобы носить эту маску, если понадобится. Вот и все.

 – Значит, я оператор ЗБВВ 2–го класса.

 – Правильно. И через год должны стать премьер–оператором.

 Отто потряс головой, словно пытаясь прояснить мысли.

 – Я понимаю, – тихо сказал Ледюк. – Вы покупали билет совсем на другой рейс.

 Отто подкидывал на ладони нож.

 – Но это путешествие будет гораздо интересней, в самом деле. И гораздо полезней. Нам бы хотелось в это верить, во всяком случае.

 Первое ваше задание не потребует наложения личностной кальки. Фраза мгновенно привела в действие воспоминание о двух месяцах занятий. Но это все равно будет задание ЗБВВ. Будете ассистировать премьер–оператору по имени Сюзан Авери. Планета называется Депо.

 – Арктур 4, – сказал Отто с оттенком удивления.

 – Да. На планете имя ее будет Оливия Паренаго. Посол Земли.

 – А где настоящая Паренаго?

 – Мертва, ее убили… Знаете, что такое охранный рэкет?

 Отто покачал головой.

 – Это термин, обозначающий особый род шантажа. Я прихожу к вам и предлагаю не поджигать дом, где находится ваша деловая контора и вы сами, если вы будете регулярно выплачивать мне определенную сумму денег.

 – Кажется, такими делами должны заниматься местные власти.

 – Как правило, да. Паренаго оказалась втянутой в дело, заподозрив, что оно затрагивает межзвездную коммерцию, а это сразу переводило его в сферу нашего влияния. А местные власти явно полностью куплены.

 – Конечно, если погиб посол, то сомнений быть не может – это дело ЗБВВ.

 Макгевин медленно кивнул:

 – Я буду кого–то комперсонировать?

 – Только самого себя. Младший посланник. Будете посещать различные мероприятия, вручать медали и почетные знаки, и прочее. Главным образом будете помогать Авери вести поиски, придется ногами поработать… и пострелять тоже, если будет нужно.

 – Думаете, могут напасть?

 Ледюк пожал плечами:

 – На всей планете кроме вас и Авери о подстановке будут знать только те, кто убил Паренаго. Зверски убил.

 – Вы уверены, что их было несколько?

 – По крайней мере трое. Двое держали ее за ноги и за руки, а третий спокойно убивал.

* * *

 Депо была хорошо развитой планетой, вращающейся по низкой орбите вокруг Спящего, невидимого компаньона Арктура (настоящее его имя было ТН Бот АА).

 Спящий был ближайшим к Земле тахионным узлом, поэтому почти каждый корабль на линиях внешнего направления останавливался у Депо для дозаправки и погрузки.

 Отто поселился в Джоунстауне, самом большом городе планеты. Здесь имелся университет и космопорт, и это было самое грязное, шумное, задиристое место из всех, где ему приходилось бывать. Отто город понравился.

 Вместе с Сюзан Авери он прогуливался по индустриальному парку, где их не могли подслушать. Она была на несколько лет старше Отто, умная, крепкая и не очень внешне привлекательная (хотя невозможно сказать, как она на самом деле выглядела, – она представляла собой абсолютную копию Оливии Паренаго). Сюзан уже пять лет работала премьер–оператором.

 – Можем заполучить нового информатора, – сказала она.

 – И коэффициент выживаемости у него выше, чем у предыдущего?

 – Мы надеемся.

 Первый информатор, коммерсант, решивший прекратить платежи шантажистам, погиб от несчастного случая в течение того получаса, что прошел между его звонком Паренаго и ее прибытием к нему в контору. Первый звонок был сделан в полицию.

 – Она работает судебным регистратором в третьем районе. Через какие–то юридические процедуры имеет доступ к финансовым отчетам полиции.

 – Она сказала что–то конкретное?

 – Только то, что по ее подозрениям имеет место нарушение Хартии. Это означает, что инопланетные деньги текут в карман полиции. Пойдем к докам, как подобает туристам. – Они неспешно шли вдоль залива, над берегом которого возвышался огромный электролизный комбинат, выкачивавший из воды кислород для снабжения космолетов и водород для местной энергетики.

 Они подошли к краю причала и присели там, глядя на ковер красных морских водорослей, колыхавшихся у свай. В воздухе немного пахли хлором.

 – Она не хотела везти улики в Джоунстаун. Не хотела выносить их из учреждения. Сначала она должна убедиться, что когда поднимется шум, она будет далеко отсюда.

 – Разумно.

 – Вполне. Поэтому я купила для нее двухнедельную путевку – осмотр комплекса вокруг Спящего. Под вымышленным именем. Сегодня после полудня я отвезу ей билеты в Силику.

 – Мне тоже поехать?

 – Нет, я вернусь вечером. Ты делай вот что – возвращайся в посольство и приведи в действие алгоритм всеобщей тревоги.

 – Посмотри таблицы организации в городе и по планете. Вычисли, сколько администраторов и боевиков понадобится Конфедерации, чтобы взять под контроль полицию – быстро и, если можно, без крови. Пошли им приказ, от моего имени и с моей подписью. Пусть приводят в исполнение, если я не отменю его в двадцать четыре часа. «Объяснения последуют». Потом возвращайся домой и запирай дверь на ключ. Я с тобой свяжусь. Ясно?

 – Я думаю… в боевики надо коммандос?

 – Лучше всего. Постарайтесь не трогать город. Ты «одет»?

 – Да нет.

 Наплечная кобура выводила его из равновесия.

 – Отто. – Она опустила ладонь на его колено. – Я знаю, ты из добрых. Но ты видел, что эти подонки сделали с настоящей Оливией.

 Он кивнул. Посмотрев на Земле голозапись, он первые несколько дней чувствовал себя рядом с Авери не в своей тарелке. Ее лицо вызывало в памяти обезображенное тело.

 – Поэтому «оденься», и вдвойне. Я хочу сохранить тебя в целом виде. – Она поднялась. – Не хотелось бы втягивать в это других людей из посольства. Тебе понадобятся технические советы для алгоритма?

 – Нет, мы на тренировках пользовались почти такой же машиной. – Они пошли вдоль дома. – Разойдемся?

 – Нет, ведь ты «не одет».

 Она просунула руку ему под локоть и придвинулась ближе, шагая в ногу.

 – Делай вид, что мы влюбленные, вышли погулять, – заговорщицким шепотом сказала она.

 Это оказалось совсем несложно.

 – Ты не опоздаешь?

 – Челнок на Силику стартует через шесть часов. У меня полно времени.

 «Полно времени для чего?» – отметил про себя Отто. И узнал это немногим позже. Авери успела на челнок за две минуты до отправления.

 Расчет, кодирование и передача приказа задержали Отто до полуночи. Следуя совету Авери, он покинул посольство через потайной вход, окружным путем, пешком добрался до своей квартиры и проскользнул в дом через люк на крыше и служебный ход. Больше всего он опасался, что его примут за грабителя.

 Он лег спать в одежде и с оружием, чувствовал себя нелепо и проснулся в раздражении. Звонил телефон.

 Но это была не Авери, звонили из посольства, интересовались, где она. Отто сказал, что не знает. Звонивший пожаловался – на этот день у нее записана куча приемов. Не сможет ли Отто приехать и заменить ее, пока она не появится? Конечно, может.

 Он избрал прямой маршрут в посольство и по дороге никто не пытался совершить на него покушение. Он просидел восемь часов за столом Авери, стараясь поудобнее расположить тяжелый служебный «вестингауз», оттягивавший левый бок, и маленький нейропарализатор – «вальтер» в пружинном футляре, прикрепленный к пояснице. В перерывах он звонил Авери домой. Он нервничал.

 Когда рабочий день наконец закончился, он поспешил прямо к ней домой. Сначала звонил и стучал, потом попытался вскрыть замок. Агентам ЗБВВ известны многочисленные способы покорять замки, но знание это имело и обратную силу – Авери явно знала на один прием больше, чем он. Он уже подумывал применить «вестингауз», но вместо этого нашел домоправителя и принудил его отпереть дверь.

 В гостиной было пусто, но недоставало окна, аккуратно выплавленного по кромке. Домоправитель пожелал узнать, кто заплатит за окно?

 Он не отставал от Отто, переходя из комнаты в комнату, жалуясь и требуя. Когда Отто распахнул дверь в ванную, он почувствовал страшный запах, зажмурился и проговорил буддистскую молитву в три слова. Потом вошел в ванную и обнаружил Сюзан Авери. Обнаженная, она лежала ничком в ванне в двухсантиметровом слое спекшейся крови.