Прочитайте онлайн Чище некуда | Глава 20

Читать книгу Чище некуда
4316+1621
  • Автор:
  • Перевёл: А. Смирнова

Глава 20

Шарлотта всегда ненавидела всякого рода разборки, но еще больше она ненавидела неопределенность, которая мучила ее уже три дня. Ее бы воля, и из двух зол она не выбрала бы ни одного, но Шарлотта прекрасно знала, что иногда выбирать не приходится.

Взглянув на часы на приборной доске, Шарлотта почувствовала себя неуютно. Она свернула с Сент-Чарльз-авеню на Джефферсон-авеню, где находилась школа Биджея. История этой частной школы ей хорошо знакома — Хэнк учился здесь в старших классах. Школа Айсодора Ньюмана была основана в 1903 году и уже почти сотню лет оставалась одним из самых престижных учебных заведений.

Обычно занятия заканчиваются в три тридцать, но Шарлотта знала, что по понедельникам Биджей дополнительно занимается математикой. По словам Мэриан, Биджей способный мальчик, и до недавнего времени весьма успешно учился. Но после смерти отца его отметки так упали, что Мэриан настояла на дополнительных занятиях.

После уроков, если погода позволяла, Биджей обычно шел два квартала до Сент-Чарльз-авеню, там садился на трамвай, ехал до ближайшей к дому остановки и остаток пути проходил пешком.

Шарлотта приехала рановато, было только четыре пятнадцать, но она боялась упустить его.

Джефферсон-авеню нельзя назвать широкой улицей — впрочем, много ли широких улиц вы найдете в Новом Орлеане? Тем не менее это улица с двусторонним движением, поделенная надвое так называемой нейтральной полосой. Как в Верхнем городе, от полуденного зноя ее спасает густая тень растущих по обочинам деревьев.

Подъехав к внушительному светло-коричневому каменному зданию, Шарлотта приметила удачное место для парковки, где она могла бы, оставаясь в машине, наблюдать за школой. Поскольку парковка располагалась на другой стороне нейтральной полосы, то Шарлотте пришлось проехать чуть дальше по дороге, чтобы развернуться и встать на выбранное место.

Припарковавшись, она заглушила мотор и несколько минут смотрела на смеющихся, громко болтающих подростков, выходящих из школы.

К счастью, Мэриан убежала рано утром, едва Шарлотта приехала на работу, и ей не пришлось мучиться угрызениями совести, что она ничего не сказала Мэриан.

Шарлотта вдруг выпрямилась, заметив, как из школы вышел Биджей с огромным рюкзаком за плечами. В отличие от остальных ребят, выходивших вдвоем или целой компанией, Биджей был один.

Шарлотта пошла ему навстречу через улицу, и вытянутое лицо Биджея выглядело бы смешным, если бы не серьезность ситуации.

— Здравствуйте, мисс Лярю, что вы здесь делаете?

— Привет, Биджей. Вообще-то, ждала тебя.

Несколько секунд он смотрел на нее и вдруг, разволновавшись, со страхом спросил:

— Ничего не случилось? С мамой, с братом, с ними все хорошо?

— Нет-нет, дорогой… — Шарлотта взяла его за руку. — Конечно, с ними все нормально. Все хорошо. Твоя семья здесь ни при чем. Почти. — Она кивнула в сторону каменной скамейки у живой изгороди. — Давай присядем.

Облегчение на его лице заставило Шарлотту почувствовать себя виноватой. Меньше всего она хотела, чтобы он волновался и переживал, ему и так хватило. Но если ее подозрения оправдаются, — видит бог, она этого не хотела, — то Биджея ждут такие переживания, которые ему и не снились.

Они сели на скамейку, и Шарлотта повернулась к нему.

— Спасибо тебе за чудный подарок.

Биджей пожал плечами.

— Пожалуйста. — Он нахмурился. — Вы приехали сюда, только чтобы сказать спасибо?

Шарлотта медленно покачала головой.

— Нет, дорогой. Не совсем. — Она перевела дыхание. — Биджей, ты же знаешь, что я забочусь о тебе, о твоем благополучии? — уточнила она.

Он пожал плечами.

— Ну да, понятно. И что?

— Прежде всего хочу сказать, что я никогда не шпионю и не копаюсь в личных вещах моих клиентов. Но в прошлую пятницу, убирая твою комнату, я нашла кое-что, и это не дает мне покоя. Прежде чем идти к твоей матери или в полицию, я хотела дать тебе шанс объясниться.

Биджей нахмурился.

— В чем?

— Объясни, откуда у тебя под кроватью коробка с сигарами и газетными статьями об убийстве Дрю Бергерона?

Биджей насторожился и вдруг разозлился. Он посмотрел на нее, прищурив глаза.

— Вы не имели права копаться в моих вещах.

— Ну, ну. — Шарлотта выставила руки в защиту. — Я же не нарочно. Я убирала под твоей кроватью, и коробка открылась.

— Все равно, не надо было смотреть, и я не обязан ничего говорить.

Шарлотта вздохнула.

— Конечно, ты не обязан мне ничего говорить, но я была в доме, когда нашли мистера Бергерона, и я видела окурок сигары на полу у гардеробной, где был труп. И знаешь, что? Этот окурок подозрительно похож на сигары в твоей коробке.

— Ну и что! Такие сигары может курить кто угодно, — ответил он резко. — И почему я не могу интересоваться делом мистера Бергерона? Он был другом моего отца, папа у него работал.

Шарлотта кивнула.

— Да, звучит вполне убедительно, но… — Она скрестила руки, наклонила голову и многозначительно на него посмотрела. — Мы оба знаем, что это неправда. Может, попробуешь еще раз?

Биджей посмотрел на нее вызывающе.

Наконец Шарлотта покачала головой.

— Слушай, Биджей, — предупредила она, — все знают, что у тебя в последнее время проблемы. Плохие оценки, нарушение комендантского режима, драка в школе, отстранение от занятий. С учетом всего этого, как ты думаешь, что скажет полиция, когда найдет эту коробку, тем более что ваша семья связана с Бергеронами? Или ты выкладываешь все начистоту, или я иду к твоей матери или в полицию.

Целую вечность Биджей смотрел на нее, сжав зубы, нервно играя желваками. По лицу было видно, что его мучили сомнения и что-то еще, быть может, страх.

— Я ничего такого не делал, — вдруг выпалил он. На глаза у него навернулись слезы, и он раздраженно моргнул. — Я собирал эти вырезки, потому что наделся, что копы найдут убийцу. И я не курю! С тех пор, как меня застукали. — Он помолчал, затем глухо добавил: — Это сигары отца. Когда мама убирала его вещи после его… его… Когда он умер, я взял несколько штук на память. Еще я взял его футболку, но мама не знает, и, пожалуйста, не говорите ей. Она слишком расстраивается, а когда она волнуется, начинает пить.

Шарлотта с трудом сдерживала сочувствие.

— Если ты не сделал ничего плохого, откуда такая агрессия?

Вздрогнув, Биджей опустил голову.

— Ну хорошо, — наконец выдохнул он. — Я был там, но я… — Он вытер лицо тыльной стороной ладони и посмотрел вверх. — Я… я не делал этого, мисс Лярю. Я клянусь, я не убивал его. Я в жизни не стрелял из пистолета.

И она поверила ему.

— Может, начнешь с самого начала и расскажешь мне все по порядку?

Биджей медленно кивнул и прокашлялся.

— В прошлый четверг мама попросила меня отнести бумаги мисс Бергерон, и, когда я уходил от нее, заметил какого-то мужика, который слонялся у забора. Мне показалось странным, что он фотографировал Кэти, дочку мисс Бергерон. Понимаете, Кэти как раз играла у забора.

Шарлотта замерла. Фотографии. Ну конечно. Вот почему фотографии, разбросанные по спальному мешку, показались ей такими знакомыми. Она не узнала малышку, потому что не видела ее с рождения, но подсознательно узнала место, где сделаны снимки, узнала и дом, и сад Кэтрин Бергерон.

— В общем, — продолжал Биджей, — мне надо было пройти мимо него на остановку, и когда я подошел ближе, то понял, что он очень похож на мистера Дрю. Я сначала не поверил, даже перепугался. Мистер Дрю умер, но тот мужик был так на него похож, что я решил последить за ним. — Биджей замолчал, скривился и покачал головой. — Знаете, он ни слова не сказал Кэти. Просто сфотографировал и ушел.

— И ты пошел за ним, — уточнила Шарлотта.

— Да, мэм. Все это было так странно, что я пошел за ним до того дома.

— Дома Девилье?

Он кивнул.

— Тогда я и подумал, что это и правда может быть мистер Дрю и он там прячется. Понимаете, мама столько говорила об этом доме, и я знал, что там никто пока не живет. Так что он мог там только прятаться.

Шарлотта нахмурилась.

— Но это было в четверг, так? Почему ты никому не сказал, матери, например?

— Я хотел, но когда пришел домой, мама спешила на ужин с клиентом, и у меня не было возможности.

— А в пятницу? — спросила Шарлотта. — Почему ты ничего не сказал в пятницу?

Биджей робко посмотрел на нее.

— После того что я натворил в четверг, она вообще ничего не хотела слышать.

— Ах, да, — задумчиво кивнула Шарлотта. — Ты же тогда сбежал после комендантского часа, да?

— Да, мэм.

— А в пятницу днем, после школы?

— Она повезла Аарона к врачу. — Он помолчал. — Но я почти рассказал мисс Бергерон, — добавил он. — Пока мамы не было, она заходила за ключами.

— Но не сказал.

Он покачал головой.

— Почему?

Он пожал плечами.

— Я… я просто не мог, понимаете, не знал, как сказать. Но когда она ушла, я решил позвонить Сэму. После того как папа умер, Сэм единственный, кто меня всегда слушает, и я знал, он скажет, что делать.

— И что сказал Сэм?

— Сэм сказал, надо сначала удостовериться, что это именно мистер Дрю. Он сказал, что если я ошибся и кому-нибудь расскажу, мисс Бергерон или мама расстроятся и у меня будут большие неприятности.

— И… Постой, угадаю. Ты решил пойти в Девилье и удостовериться.

— Ну а как еще я мог узнать?

— Ох, Биджей, Биджей, — Шарлотта покачала головой.

Биджей не обратил внимания.

— Я просто хотел найти что-нибудь, чтобы доказать, что это мистер Дрю. Я подумал, что могу пробраться туда и взять какую-нибудь из его вещей, права там, или еще что-то.

— А тебе не приходило в голову, что кем бы он ни был, он мог быть опасен?

— Да, конечно. Поэтому я дождался, пока он ушел.

— И нашел что-нибудь?

— Нет. Я когда забрался, услышал, что кто-то пришел, и спрятался в шкафу.

— Кто-то?

— Мисс Бергерон и еще какой-то мужчина, я не знаю. Они смотрели квартиры, по-моему, чтобы снять.

Шарлотта кивнула.

— В общем, когда они ушли, я стал смотреть его вещи, но тут еще кто-то пришел. Я опять спрятался. Я подумал, если вернулся он, то я подожду, пока он уснет, а если это кто-то другой… — Он пожал плечами. — Тогда подожду, пока они уйдут. Я спрятался в шкафу в коридоре рядом с комнатой, где он спал, и стал ждать. Но это точно был он, потому что он сразу вошел в комнату, и я слышал, как он чистил зубы в ванной и умывался. Я уже думал, он ложится спать, когда заскрипела лестница, а потом я услышал голоса. Сначала я не понял, о чем они говорили, потому что говорили тихо. Но потом этот мужик — мистер Дрю — стал кричать на того, кто был там, и тогда я точно понял, что это он, потому что узнал его голос. Он все повторял: «Не надо! Не делай этого! Пожалуйста, не надо». — Биджей вдруг замолчал и сглотнул. — Я слышал, но сначала не понял, что это было. Я думал только, как побыстрее свалить оттуда.

— Что ты слышал?

— Глухой звук. — Он содрогнулся. — Выстрел. — Он глубоко вздохнул. — Потом я услышал шаги. Было похоже, что он ушел, но я все равно ждал, кажется, несколько часов, пока не решился выйти. Ну и дал деру.

— Ох, Биджей, почему же ты никому не сказал? Или еще лучше полиции?

— Ага, там весь дом в моих отпечатках…

— Извини, конечно, — протянула Шарлотта, — но мне не нравится твой сарказм. Я пытаюсь тебе помочь, прояви хоть немного уважения.

Несколько секунд Биджей молча смотрел на нее, потом недовольно кивнул.

— Да, мэм. Простите. Но вы сами сказали, у меня и так проблем хватает. Копы подумают, это я его убил.

— А мама? Ей ты мог рассказать?

Биджей закатил глаза.

— Да вы что! Она бы спятила от ужаса.

— Значит, ты никому не сказал.

— Ну… не совсем. Я рассказал Сэму.

— И?

— Сэм сказал забыть об этом и держать язык за зубами. Он сказал, что рано или поздно копы найдут убийцу. — Он помолчал и добавил: — Вы же верите мне, мисс Лярю? — Он поднял руку, будто принимая присягу. — Я клянусь, это правда.

Шарлотта чуть улыбнулась.

— Я верю тебе, дорогой.

И она верила. И тут же вспомнила, что Джудит сказала ей о Кэтрин и Винсе, которые подтверждали алиби друг друга. Что, если мужчиной, которого не узнал Биджей, был Винс? Что, если, уходя, они заметили Бергерона и решили пойти за ним? Что, если они столкнулись с ним и убили?

— Я верю тебе, — пробормотала она снова. И, осторожно подбирая слова, добавила: — Но боюсь, что не могу согласиться с Сэмом. Я считаю, тебе надо пойти в полицию и рассказать все, что ты сейчас рассказал мне. — По непонятным причинам мысль о том, как легко Сэм Робертс влияет на подростка, ее беспокоила. Было в его самоуверенном поведении нечто такое, что ее просто бесило.

Биджей опустил глаза и завозил ногами по асфальту.

— Может быть.

Шарлотта положила руку ему на плечо.

— Дорогой, подумай. То, что ты скажешь, может помочь полиции поймать убийцу. Или по крайней мере понять, кто это сделал.

— Может, надо сначала поговорить с Сэмом?

Шарлотта скривилась. Опять Сэм. Ее охватило беспокойство. А если Сэм скажет «нет»? Что тогда? Если она расскажет Джудит, то предаст доверие Биджея. И потом, он может просто замолчать или, того хуже, станет все отрицать. Для всех лучше, если ей удастся его уговорить.

Несмотря на свою антипатию к Сэму Роберт-су, Шарлотта понимала, что для Биджея он много значит. Да и Мэриан, похоже, доверяет ему полностью, а Мэриан все же мать Биджея. А кто она такая, чтобы подвергать сомнению его репутацию?

— Ладно, Биджей, — наконец сказала она. — Поговори с Сэмом, если считаешь нужным. Но сделай это побыстрее, ладно?

Биджей кивнул.

— Ну, тебе пора бежать, пока мама не начала беспокоится.

Дважды повторять не пришлось. Биджей схватил свой рюкзак и ушел. Глядя, как он идет по тротуару, Шарлотте пришла в голову мысль. Возможно, ей стоит самой поговорить с Сэмом Робертсом. Ради Биджея.

Почти тут же Шарлотта отказалась от этой идеи. Она и так влезла в это дело по самые уши, а искать встречи с Сэмом Робертсом вообще последнее, что ей нужно.

Разочарованно вздохнув, Шарлотта направилась через дорогу к своему фургону. Но мысль назойливой мухой вертелась в голове. Если Сэм узнает, что Биджей признался ей, то, возможно, удастся уговорить его изменить свое мнение, и он заставит Биджея пойти в полицию.

Чем больше Шарлотта думала об этом по дороге домой, тем более разумной казалась ей эта идея. Так почему, если она такая разумная, ее нервной дрожью колотит при одной мысли о Сэме Робертсе?