Прочитайте онлайн Чище некуда | Глава 12

Читать книгу Чище некуда
4316+1627
  • Автор:
  • Перевёл: А. Смирнова

Глава 12

Как я понимаю, Винс Рассел не самый приятный кредитор.

Эти слова крутились в голове Шарлотты и после того, как Джудит и Луи уехали. Припарковавшись на стоянке у дома сестры, Шарлотта задумалась, что она может сказать или сделать, чтобы убедить Шери держаться подальше от этих людей?

Она вышла из машины, закрыла дверь и нахмурилась. Надо было поговорить с Шери еще вчера, рассказать ей о Тодде Расселе, пока имелась возможность.

Так в чем же дело?

У нее неприятно засосало под ложечкой, и Шарлотта замедлила шаг. Она забыла. Коротко и ясно — просто вылетело из головы. Ну да, можно свалить все на обстановку, на стресс. Но ведь это уже не первый раз. За последние недели были и другие примеры, другие предупреждения, на которые она не обращала внимания.

Сначала забывчивость, потом обморок. Может, Джудит и Хэнк правы? Может, с ней действительно что-то не так?

Шарлотта тяжело вздохнула. А то, что тебе скоро шестьдесят, вовсе не значит, что ты уже старуха…

Обычно Шарлотта мало прислушивалась к словам сестры, но на этот раз решила, что Мэделин права. Шестьдесят — еще совсем не старость, и, конечно, это не повод впадать в маразм. Пока нет. И вообще не о чем беспокоиться. Беспокойство непродуктивно, оно ничего не меняет. Если — и когда — она поймет, что с ней что-то не так, тогда и сделает все возможное, чтобы с этим справиться. Как и всегда.

Не успела Шарлотта позвонить, как дверь широко распахнулась.

— Я наблюдал за тобой в окно, — объяснил Хэнк, обнимая ее. Шарлотта вдохнула его запах и улыбнулась. От него пахло одеколоном, который она подарила на день рождения, много лет назад что-то похожее она дарила его отцу.

Хэнк отпустил ее и спросил:

— Я думал о тебе в церкви. Как ты сегодня? Обмороков больше не было?

Терпение, напомнила она себе и посмотрела на него. Терпение — добродетель. И потом, Хэнк беспокоится, потому что любит ее. Шарлотта улыбнулась.

— Все в порядке, дорогой, — сказала она и потрепала его по чисто выбритой щеке.

Хэнк был высоким и худощавым, с проницательными голубыми глазами и рыжеватыми волосами с легкой сединой на висках. Один его вид переполнял ее материнской гордостью, а иногда, как, например, сегодня, он так напоминал своего отца, что у нее просто дух захватывало.

К горлу подступил комок. Как же она хотела, чтобы отец и сын знали друг друга, сколько раз мечтала об этом. Часто она задумывалась, изменилось бы что-то, если бы Хэнк-старший знал о сыне? Может, если бы он знал, то больше старался бы выжить.

Но он не знал. Не было времени сказать ему. И он погиб в числе первых в Юго-Восточной Азии, с которой, говоря по совести, и войну-то развязывать не стоило.

Шарлотта сглотнула и загнала болезненные воспоминания в крошечную каморку памяти, отведенную для потерянных близких.

Кашлянув, она спросила:

— Кто сегодня здесь? — Она заглянула через его плечо. — Кэрол с тобой?

В дверях кухни вдруг появилась красивая кареглазая женщина.

— Да, Шарлотта, я здесь, — крикнула она.

Кэрол Джонс была медсестрой, они с Хэнком встречались уже несколько месяцев, и Шарлотта ждала, что со дня на день Хэнк объявит о помолвке и будущей свадьбе. В отличие от бывшей жены Хэнка, Минди, Кэрол добрая, заботливая женщина, отзывчивая и вместе с тем благоразумная. В общем, сочетает в себе все то, что так ценит Шарлотта. Кроме того, она считала, именно Кэрол могла наконец порадовать ее внуками. Кэрол обожала детей.

Снова у нее защемило сердце при мысли, как безжалостно бывшая жена Хэнка сделала аборт.

— Все в патио, — сказала Кэрол, возвращая Шарлотту на землю.

Обняв ее, Кэрол взяла Шарлотту под руку и потянула за собой на кухню.

— Мэделин велела сразу же вести тебя в патио. Я слышала, ты вчера упала в обморок?

Шарлотта предпочла проигнорировать вопрос.

— Мне нравится твоя прическа, — сказала она вместо этого. Обычно темные волосы Кэрол свободно спадали на плечи, но сегодня она убрала их назад и закрепила заколкой, что очень выгодно подчеркнуло ее скулы.

Кэрол пожала плечами.

— Спасибо. Вот что получается, когда нет времени вымыть голову. Я вчера работала в вечернюю смену, а освободилась уже в ночную. В результате проспала, потому что кое-кто, кого мы обе хорошо знаем и любим, — она многозначительно посмотрела на Хэнка, — забыл позвонить в обещанное время.

Хэнк пожал плечами.

— Я решил, что тебе лучше выспаться.

Вдруг раздался пронзительный детский визг, и все трое замерли.

— Это тот, о ком я думаю? — спросила Шарлотта Хэнка.

Хэнк, вздохнув, кивнул.

— Малыш Дэви, собственной персоной. Его мать говорит, что такими жуткими воплями он в последнее время привлекает к себе внимание.

Шарлотта усмехнулась.

— Даниэль наконец решился. Я все думала, когда же у него хватит смелости пригласить Надю и Дэви на наши семейные посиделки.

Когда пять месяцев назад сожителя Нади арестовали за воровство, она не смогла нанять адвоката и приехала к Шарлотте в слезах. Сказала, что сын безостановочно плачет, скучает по отцу, и она не знает, к кому обратиться и что делать.

Шарлотту никогда не интересовал Рикко Мартинес, но ей стало жаль Надю и Дэви, и она уговорила Даниэля заняться делом Рикко на общественных началах. Даниэль согласился, но, как только он освободил Рикко под залог, тот сразу исчез, не сказав никому ни слова.

Сначала Даниэль продолжал встречаться с Надей, прикрываясь тем, что предоставляет ей юридическую поддержку. Но Шарлотту не обманешь. Она знала. Она сразу почувствовала, что племянник влюбился в Надю и ее ребенка. Надя поначалу не проявляла интереса, но, когда Рикко исчез, настойчивость и доброта Даниэля возымели действие — к нескрываемому удовольствию Шарлотты.

— Как к этому относится твоя тетя? — спросила Шарлотта Хэнка.

— Лучше, чем я ожидал, — ответил он. — Сначала она держалась несколько сухо — знаешь, как она умеет, — но, думаю, она знает, что ее мнение мало что меняет. Если уж мой братец что-то решил, то стоять будет насмерть, как тебе и не снилось.

— Ну, все могло сложиться и хуже, — признала Шарлотта, не обращая внимания на намек Хэнка. — Надя — милая женщина, а Дэви — чудный малыш. Кстати, о детях, когда…

Хэнк тут же прервал ее:

— Даже не начинай, мама.

Шарлотта вздохнула, а Кэрол усмехнулась. Не в первый раз она заводила разговор о внуках и не в последний, пообещала она. В конце концов, ни она, ни Хэнк моложе не становятся.

Потом Хэнк, как истинный джентльмен, которого воспитывала в нем Шарлотта, открыл дамам дверь и проводил их во внутренний двор.

Дворик Мэделин был небольшим, но для их встреч вполне подходящим. Даниэль возился у забора с дымящимся барбекю, Надя и Мэделин накрывали стол, а Дэви преследовал кого-то в высокой траве в углу забора.

— Тетя Чарли! — крикнул Даниэль. — Ты как раз вовремя.

Надя и Мэделин подняли головы.

— Не как раз, а почти вовремя, — проворчала Мэделин. — Где ты была? Джудит сказала, что уехала от тебя два часа назад. Да, и еще, — она вдруг смягчилась и таинственно заулыбалась, — что это Луи делал у тебя, когда ты была еще в одном халате? Давай, Шарлотта, рассказывай, — допытывалась она.

В этот момент Шарлотта с радостью бы ее придушила. Она осмелилась посмотреть на сына и, увидев на его лице недоумение, смешанное с любопытством, почувствовала, что краснеет.

Говоря себе, что в ее годы смешно смущаться из-за таких пустяков и что щеки ее пылают не от стыда, она мило улыбнулась.

— Полицейские дела, дорогая сестра. Детектив Тибодо хотел задать несколько вопросов по поводу вчерашнего.

— Ну да, — усмехнулась Мэделин. И тут же успокоилась. — Да, о вчерашнем. — Она состроила рожицу. — Моя дочь, как обычно, ничего мне не рассказала. — Она слегка подтолкнула Надю локтем. — Может, теперь узнаем все новости.

Надя снисходительно улыбнулась.

— Вряд ли, насколько я знаю Шарлотту. От нее не дождешься сплетен.

В этот момент Дэви издал еще один фирменный визг, привлекая всеобщее внимание.

— Дэви, детка, не надо, — Надя бросилась к сыну, который держал в маленьких пальчиках зеленую ящерицу, а та бешено извивалась в попытке освободиться. — Отпусти эту штуку, — сказала Надя, разжимая его пальцы.

Ящерица воспользовалась моментом и выскользнула. Когда она скрылась в траве, Дэви сморщил лицо и начал реветь, будто его маленькое сердечко разбили.

Ухватившись за возможность уйти от разговоров об убийстве, Шарлотта бросилась успокаивать ребенка.

— Ну, малыш, — проворковала она. — Что ты плачешь? — Она присела рядом и, пытаясь как-то отвлечь, указала на его майку. — Мне нравится твоя майка, но что это за смешной медвежонок? Спорю, его зовут Тигра.

Дэви покачал головой.

— Нет, не Тигра, — прохныкал он.

Шарлотта притворилась растерянной.

— Может, Пятачок?

— Винни Пух, — заявил ребенок, забыв о ящерице. Он погладил картинку на майке. — Его зовут Винни Пух.

— Эй, Дэви, — внезапно появился Даниэль и подхватил мальчишку на руки. — Полетаем на самолете? — Он поднял смеющегося Дэви над головой. Имитируя рев самолета, Даниэль принялся бегать по двору кругами.

Мэделин же продолжила как ни в чем не бывало.

— Ты знаешь, что после смерти тестя Дрю Бергерона наша фирма начала вести бухгалтерию «Сити Риэлти», — проговорила она.

Несмотря на первоначальное нежелание обсуждать это дело, Шарлотта заинтересовалась.

— Его тестем был Морис Синклер, так?

Мэделин кивнула.

— Когда старик умер, Дрю взял все в свои руки, и первое, что он сделал, — это перевел счета в нашу фирму.

— Интересно, почему, — пробормотала Шарлотта.

— Наверное, из-за общей сделки с компанией Рассела, — сказала Мэделин. — Мой босс и Винс Рассел давно знакомы, и мы ведем его счета. И Дрю, наверное, решил, что так будет проще.

— А вы по-прежнему ведете «Сити Риэлти»?

Мэделин покачала головой.

— Через два месяца после похорон Дрю его жена перевела счета обратно в фирму, с которой работал ее отец.

— Мам! — крикнул Даниэль, прерывая их. — Нам с Дэви кажется, что курица почти готова, может, ты принесешь блюдо?

— Я принесу, — вызвалась Надя.

— Спасибо, — кивнула Мэделин. — А мне, наверное, надо принести оставшуюся еду, и садимся обедать.

— Я помогу, — предложила Шарлотта.

— А мы с Хэнком разложим лед по стаканам, — предложила Кэрол.

Когда все уселись за стол и произнесли молитвы, дом Девилье и убийство Дрю Бергерона, к облегчению Шарлотты, были забыты… по крайней мере она так решила.

Пока все ублажали себя жареной курицей Даниэля и картофельным салатом с фасолью, что приготовила Мэделин, разговор зашел о Дне Всех Святых и Хэллоуине.

— Интересно, на каком кладбище похоронят Бергерона на этот раз, — с усмешкой сказала Мэделин. — В любом случае он выбрал удачное время для похорон.

— Мэделин!

— Мама!

Не обращая внимания на изумленные вскрики Шарлотты и Даниэля, Мэделин посмотрела на них с вызовом.

— А что, правда, — сказала она. — В прошлую пятницу я уже видела людей на Лафайет.

Лафайет по Вашингтон-авеню — одно из тридцати городских кладбищ. Как и по всей Луизиане, за две недели до Дня Всех Святых люди убирают и украшают могилы, чтобы отдать дань умершим родственникам. Вооружившись ведрами с побелкой, щетками и садовыми инструментами, они семьями приходят на кладбища и часами работают, чтобы ко Дню Всех Святых все было чисто.

Мэделин с подозрением посмотрела на Шарлотту.

— Ты в этом году идешь?

Шарлотта была протестанткой, а отец Хэнка — католиком. Много лет Шарлотта ходила на службы, которые проводились на кладбище в День Всех Святых.

— Если мама захочет, я ее отвезу.

Шарлотта с благодарностью посмотрела на сына, а он в ответ понимающе улыбнулся.

— Уж лучше ты, чем я, — усмехнулась Мэделин. — У меня от кладбищ мурашки по коже. Поверить не могу, что люди ходили туда ночью, чтобы проводить эти глупые ритуалы и прочее.

— Они не глупые, — возразила Шарлотта. — Священники благословляли зажженные свечи, которые потом ставили на могилы, и проводили мессу. Таким образом, они исполняли, как говорят, древние церемонии в память об ушедших душах.

Мэделин содрогнулась.

— Мне без разницы, как они это называют. — Ее снова передернуло. — Ни за что в жизни не затащишь меня туда ночью.

Чувствуя, что надо срочно менять тему, Даниэль повернулся к Дэви.

— Мы с Дэви соберем большой урожай на Хэллоуин, да, чемпион?

После обеда у Мэделин Шарлотта отправилась по делам, так что домой вернулась уже ближе к вечеру. Дома ее ждал непоседа Милашка и несколько сообщений на автоответчике.

— Знаю-знаю, малыш, — сказала она птице, открывая дверцу клетки. — Тебе надоело сидеть взаперти, да, дружочек?

В ответ он пронзительно крикнул, вылетел из клетки и несколько минут наматывал круги по комнате. Когда попугай уселся на верхушке часов, Шарлотта подошла к столу и включила автоответчик.

Первое сообщение было от Битси, и Шарлотта вздохнула.

— Господи, Шарлотта, где же ты? — с упреком начала Битси. — Я только сегодня в церкви узнала о Дрю Бергероне, у меня тут Дженни, и вообще. Кстати, у нас с Дженни был чудный гость. Но я все расскажу тебе во вторник. — Битси помолчала и добавила: — Ты же придешь во вторник, да? Мне сказали, что именно ты нашла мертвого Дрю, после чего упала в обморок. Ужас какой. Я надеюсь, ты в порядке.

— Отлично! — воскликнула Шарлотта, пока Битси молчала. Уже поползли слухи. К тому же неверные.

— Ну, в любом случае, — продолжила Битси, — позвони мне, как вернешься домой.

— И не подумаю, — пробормотала Шарлотта.

Раздался гудок, и пошло следующее сообщение.

— Мисс Лярю, это Винс Рассел. Звоню сказать, что жду вашу команду закончить уборку у Девилье. Хотя полиция тянет кота за хвост, так что раньше следующего уик-энда вряд ли получится.

Краткое лаконичное сообщение напомнило Шарлотте о том, что Луи и Джудит говорили о Винсе Расселе и его сыне. Это ее встревожило и вместе с тем утвердило в намерении поговорить с Шери. И чем быстрее, тем лучше, подумала она.

— Легка на помине, — пробормотала Шарлотта, когда после сигнала услышала голос Шери.

— Просто проверяю, Шарлотта, хотела узнать, как ты сегодня. Перезвони мне, если будет время.

Сообщения закончились, а Шарлотта продолжала смотреть на автоответчик. Хотя она твердо решила поговорить с Шери о Тодде Расселе, мысль о том, что она вмешивается в личную жизнь своей работницы, оставляла неприятный осадок.

С самого начала Шарлотта приняла за правило не вмешиваться в дела своих работниц и клиентов. Если человек сам не просил ее совета или помощи, как сделала Надя, Шарлотта никогда не лезла в его личную жизнь. Чаще всего непрошеное вмешательство вызывает обиду и негодование.

Но если Луи и Джудит правы… если Расселы связаны с бандой…

Вдруг ее поразила другая мысль. Что там говорил Луи о делах Винса Рассела и Дрю Бергерона? Кажется, что-то о неудачной сделке с недвижимостью.

Шарлотта нахмурилась, глубоко задумавшись. Но Луи говорил еще что-то. Что-то… И она вспомнила.

Его тело выловили в реке… мы посчитали, что он перешел дорогу Расселу и тот убил его.

Слова Луи прокручивались в голове Шарлотты, колени у нее вдруг подогнулись, и она упала на диван. Очевидно, Луи считал Винса Рассела способным на убийство, и если так, то…

Шарлотту бросило в дрожь. Возможно ли? Мог ли Винс Рассел убить Дрю Бергерона?