Прочитайте онлайн Четыре орудия убийства | Глава 18 КЛУБ ХОДЯЧИХ ТРУПОВ

Читать книгу Четыре орудия убийства
2316+1118
  • Автор:
  • Перевёл: И. И. Мансуров

Глава 18

КЛУБ ХОДЯЧИХ ТРУПОВ

Маркиза взяла профессора под руку и направилась с ним к двери. Куртис последовал за ними. Они вошли в полутемную комнату, в центре которой в окружении кресел стоял накрытый зеленым сукном длинный стол. Сверху на него падал яркий сноп света.

Было очень тихо. Шум шагов заглушал ковер на полу. Гости в предвкушении начала игры напряженно молчали.

Первыми, кого сумел разглядеть в темноте Куртис, были Магда Толлер и Ральф Дуглас. Ему показалось, что при его появлении напряжение с лица Дугласа мгновенно спало.

За столом, ножки которого были укорочены, чтобы гости могли наблюдать за ходом игры, сидел солидного вида мужчина.

Раскрыв небольшой блокнот, он делал в нем какие-то пометки. На диване возле стены расположились две женщины. Они тихо переговаривались. Чуть дальше от них, как показалось Куртису, стоял Делотрек.

Как только мадам оставила адвоката одного, тот сразу направился к стоявшему у буфета Дугласу. Куртис не знал, мог ли он показать, что они с Дугласом знакомы. Банколен об этом в своем письме ничего не написал. Но он предупредил, что у маркизы будут их общие знакомые.

— Что происходит? — не шевеля губами, спросил Дуглас подошедшего к ним Куртиса.

— Не знаю, — ответил тот. — Я сам хотел об этом спросить. Ничего не понимаю. А где Банколен?

— Не знаю. Во всяком случае, здесь его нет. Хотя до прихода сюда я мог поклясться, что… Но здесь должно произойти что-то важное. Это точно. Единственное, о чем просил меня Банколен, — это играть. И по возможности против Делотрека. Кстати, он уже здесь. Но с нами пока не разговаривал.

— Да, я заметил его в темноте. Он уверен, что ему повезет, и жаждет крови. Вы до этого бывали у маркизы?

Ральф удивленно посмотрел на Куртиса.

— Нет, — ответил он. — Карты — это для стариков. Как я понял, игроки здесь собрались азартные. И чем сильнее они страдают ревматизмом, тем азартнее становятся.

Джонни Сейнклер называет подобное заведение «клубом ходячих трупов». Но у вас волосы встанут дыбом, когда вы увидите, как они играют.

Ральф взглядом указал на одного из гостей:

— Видите вон того милого старикана за столом? Это Поль Журда. В списке самых богатых во Франции он стоит на седьмом или восьмом месте. Никогда не играет в казино, а вот сюда приходит.

Одна из сидящих на диване женщин мне знакома. Она — профессиональный карточный игрок. Регулярно выигрывает большие суммы и большую часть времени проводит на Ривьере. Очень опытный игрок, но, как я понял, в сегодняшней игре все будет зависеть от везения. Меня, кстати, это вполне устраивает.

Дуглас положил обе руки на край буфета. Куртис заметил, как на виске у Ральфа запульсировал кровеносный сосуд.

— Не хочу ни думать, ни сосредоточиваться, — заявил Дуглас. — Но спустить с кого-нибудь последнюю рубашку… И я сказал Маг, что осторожность в такой игре все равно не поможет.

— А со мной вы так и не поздоровались, — глядя прямо в глаза Куртису, заметила Магда.

Куртис извинился перед девушкой, и та доверительно сообщила:

— Я не прошу Ральфа быть осторожным. Пусть играет как хочет. Все зависит от случая.

— Где здесь меняют деньги? — спросил в свою очередь Куртис. — Надо полагать, мы будем пользоваться фишками.

— Да. Видите вон там дворецкого… или как там его? Подождите! Наша хозяйка просит слова.

Маркиза стояла у игрального стола, подняв руку.

— Мадам и месье, — размеренным голосом торжественно произнесла она. — С вашего согласия мы сегодня сыграем в новую для всех нас игру, которая называется бассе. Уверена, она вам понравится. О том, когда в нее играли в последний раз, я умолчу. Как и все карточные игры XVII века, она предельно простая. Так что усвоить ее правила для вас труда не составит.

Мадам щелкнула пальцами, и мажордом положил перед ней несколько карточных колод и стопку круглых фишек. Фишки были выкрашены золотой, серебряной и черной красками. Под жаркими лучами освещавшей стол лампы лицо маркизы порозовело.

— Прежде всего хочу сказать, что при игре в бассе масть ничего не значит. Вам нужно забыть о трефах, червях, бубнах и пиках. Вы обращаете внимание только на то, какая это карта.

Представим, что я банкомет. Передо мной лежит полная колода. Я кладу ее лицом вниз. Вот так. Каждый из играющих против меня имеет набор из тринадцати карт одной масти. Они берутся из других колод. Это, конечно же, будут тузы, двойки, тройки, четверки, пятерки, шестерки, семерки, восьмерки, девятки, десятки, валеты, дамы и короли. Игрок раскладывает их перед собой в ряд лицом вниз. Вот так.

Маркиза выбрала из второй колоды тринадцать карт одной масти и разложила их на столе.

— Представим, что против меня играет месье Журда. Но вместе с ним против меня могут играть и другие игроки.

Скажем, у месье Делотрека тринадцать пик, а у моего друга Андре — тринадцать червей. Для простоты возьмем карты месье Журда.

Теперь его задача — сделать ставку на карту или несколько карт на свое усмотрение. Ставка может быть любой. Другие делают то же самое, но со своими картами.

Помните, что все трое играют против меня. Обычно игрок выбирает не одну, а несколько карт. Для простоты предположим, что он выбрал только туза. Он кладет двадцать франков, а это наименьшая ставка в нашей игре, на своего туза. Когда ставки всеми сделаны, повысить их уже нельзя.

Итак, игра пошла! Я играю против месье Журда. Я переворачиваю первую карту из моей колоды. Запомните, первым всегда открывает карту банкомет.

Я ее переворачиваю… Это, как вы видите, шестерка. Если никто не поставил на шестерку из своей колоды, я выигрываю. Однако свой выигрыш я забрать не могу — он идет в банк. Но если кто-то из игроков поставил на шестерку, все деньги переходят ко мне.

Продолжим! Если на следующую карту, которую я открываю, кто-то поставил, то я выплачиваю ему величину его ставки.

Итак, это… тройка. Месье Журда на нее не поставил, поэтому денег ему я не даю. Но если кто-то из игроков поставил на тройку, я выплачиваю ему размер его ставки.

Игра идет по кругу до тех пор, пока в моей колоде не останется карт.

Но это все пустяки, мелочи. Сейчас же нас ожидает самое интересное.

После взятки игрока я открываю туза. Месье Журда выигрывает.

Если карта игрока выигрывает, то он может сделать одно из двух: получить из банка выигрыш и снять деньги с этой карты или оставить их. Если игрок их оставляет, то сумму выигрыша из банка он не получает.

Пока это только двадцать франков. Предположим, что они остаются на его карте. Тогда игрок, чтобы пометить карты, загибает у нее уголок. Это называется «сделать пароли».

Игрок надеется, что следующей картой, которую я достану из колоды, тоже будет туз.

Если открывается туз, игрок получает выигрыш, в семь раз больший, чем его первоначальная ставка. Это называется «семерная игра».

Теперь игрок может забрать деньги и выйти из игры. Но он может, как и в первый раз, оставить выигрыш и продолжить игру.

Он загибает у своей карты, на которую уже поставлено сто сорок франков, второй уголок. Теперь надежда у него на то, что туз откроется в третий раз.

Предположим, такое действительно происходит. В этом случае его выигрыш увеличивается в пятнадцать раз и составляет уже две тысячи сто франков.

Но и сейчас ему не обязательно прекращать игру. Если он надеется на появление четвертого туза, то выигрыш не забирает и загибает четвертый уголок своего туза.

В случае удачи он выигрывает сумму в тридцать два раза большую первоначальной ставки. То есть шестьдесят девять тысяч триста франков. Не правда ли, солидный выигрыш?

Таким образом, начав с двадцати франков, можно выиграть почти семьдесят тысяч. Но и это еще не все.

В комнате воцарилась такая тишина, что стало слышно, как потрескивают лампы дневного света. Куртис посмотрел в противоположный конец комнаты и в свете пламени зажигалки увидел вытянувшееся лицо Луи Делотрека. Тот явно нервничал. Тем не менее улыбался.

Мадам де ла Турсеш тоже улыбалась. Ее улыбка напоминала улыбку горгульи.

— Игроку, сорвавшему куш в шестьдесят девять тысяч триста, банк обязан предоставить возможность в последний раз испытать судьбу. Игра продолжается.

Поскольку все четыре туза вышли, банкомет возвращает их в колоду и перетасовывает карты. В том случае, если и в пятый раз открывается туз, банкомет должен выплатить игроку сумму уже в шестьдесят семь раз больше, чем первоначальный вклад.

В арифметике я не сильна, но сумма выигрыша составит более четырех миллионов шестисот сорока тысяч франков.

Ну что, мадам и месье, сыграем?

Куртис ожидал, что сейчас раздадутся возгласы… ну, по крайней мере, послышатся комментарии. Но гости ответили на предложение маркизы дружным молчанием.

Приземистый мужчина плюхнулся в кресло и уставился на покрытый зеленым сукном стол. Две женщины, мирно болтавшие, сидя на диване, замерли.

Затем Куртис услышал, как они защелкали замками своих сумочек. Ричард подсчитал максимальный выигрыш в бассе в английских фунтах. У него получилось больше тридцати пяти тысяч.

Он тотчас почувствовал себя ниже ростом. Ставки, которые делали величайшие игроки современности, по сравнению с этой суммой не то что меркли, они казались пустым звуком.

Куртис понимал, что шансов на максимальный выигрыш в такой игре практически нет. Он посмотрел на Дугласа:

— Ральф, вы будете играть?

— Да, будет, — ответила за жениха Магда. — Мне нравится, когда рискуют. Мне здесь так интересно, — задорно улыбнулась девушка, оглядываясь вокруг.

Дуглас в задумчивости прищурил глаза.

— Да, я буду играть, — наконец решительно заявил молодой человек. — И сниму весь банк. Только так их всех можно раскошелить.

В этой игре первые четыре круга только приманка. Самое главное — выиграть в пятом. Можно сорвать куш в первых двух, а потом все деньги пойдут в банк.

Поэтому в начале игры ставки будут большими. Франков сто, но никак не двадцать. А потом какой-нибудь сумасшедший, войдя в азарт, пойдет на пятый круг и все проиграет. Ну что, Дик, идите менять свои деньги.

Мажордом провел Куртиса в кабинет и выдал ему фишки: серебряные по цене двадцать франков, золотые — по пятьдесят и черные — по сто франков. Когда адвокат направлялся к столу, за которым уже расположились игроки, его остановил Делотрек.

— Добрый вечер, старина, — поздоровался француз по-английски.

Из уголка его рта торчала сигарета.

— Вижу, вы пришли со своим другом мистером Дугласом.

— Добрый вечер, мистер Делотрек. Да, верно, мистер Дуглас — мой друг. Вы тоже его знаете, не так ли?

— Да-да. И очень хорошо. Но мне сейчас не до разговоров. Надо настроиться на игру. Не хочу ни о чем думать, кроме карт. У меня сейчас такое ощущение, будто я несу полное ведро воды и боюсь ее расплескать.

Я хотел бы дать вам один совет. Если вам дорог ваш бумажник, не играйте против меня. Сегодня я не смогу проиграть. Игра пойдет на большие деньги, а их, насколько мне известно, у адвокатов нет.

Видите тех двух дам? Одна из них — профессиональная картежница. Ха-ха! Другая — миссис Ричардсон, супруга американского магната. То ли мыльного, то ли кожаного.

Делотрек неожиданно замолчал, а затем резко спросил:

— А где ваш приятель Банколен?

— Не знаю. Сегодня вечером я его еще не видел.

— Да, возможно. — Делотрек, не вынимая изо рта сигарету, выпустил сизую струйку табачного дыма. — Он меня по-прежнему опекает. Ходят слухи, будто я взял у Роз часть ее драгоценностей, а вернул подделки. Но сегодня ее адвокат открыл сейф и что он там нашел… Аннет говорит…

Он вдруг удивленно посмотрел на Куртиса, словно ему в голову только что пришла какая-то мысль.

— А зачем вы приехали? У вас же никаких шансов. Подождите, они уже начинают.

Гости во главе с маркизой расположились за игральным столом. По правую руку от нее уселся благодушного вида мужчина, далее — худосочная пожилая француженка и толстая, с сонными глазами американка. Ральф и Магда заняли места слева от маркизы.

— Надо полагать, наш друг месье Дуглас закрыл свой банковский счет, — усмехнулся Делотрек. — Так что сегодня ставки будут весьма высокими. Это меня радует.

— Несомненно, это вас не радует, — заметила маркиза. — Месье Дуглас знает, когда ему остановиться.

Месье Дуглас, вы сядете здесь, во главе стола, и будете извлекать карты из этой коробочки. Я сяду рядом и буду исполнять роль крупье.

Мадам Ричардсон, приехавшая к нам из Америки, отобрала себе тринадцать червей. Месье Журда отобрал тринадцать треф.

Она обвела взглядом гостей. Магда и Ральф, которые решили пока не играть, поднялись из-за стола. Делотрек ленивой походкой подошел к столу и плюхнулся в кресло рядом с банкометом. Несмотря на то, что он и Ральф обменялись вежливыми кивками, глаза обоих мужчин выдавали их скрытую злость.

— А мне остаются бубны, — заметил Делотрек.

— Поскольку это наша первая игра, я напоминаю вам, что ставку можно делать или менять до тех пор, пока в игру не вступает банкомет. Итак, месье и мадам, делайте ваши ставки…

Делотрек поставил фишку в пятьдесят франков на двойку, в сто франков — на семерку и в двести — на короля.

Сидящие напротив него миссис Ричардсон и месье Журда пока раздумывали. Судя по всему, они привыкли к другим карточным играм и потому медлили делать ставки. Кроме того, их наверняка напугала решительность в действиях Делотрека.

В эту минуту они напоминали шахматистов, продумывающих очередной ход. Куртис так и не заметил, на какие карты они сделали ставки.

— Месье Делотрек. Несомненно, вы надеетесь, что фортуна и на этот раз вам не изменит, — на безупречном французском произнесла миссис Ричардсон. — В прошлую субботу вам очень везло. Как жаль, что я при этом не присутствовала. В доме маркизы я играю впервые.

— И я тоже, — заметил коренастый мужчина. — Я впервые…

— Ставки сделаны, ставок больше нет, — певуче произнесла хозяйка дома.

Стало тихо. Все затаили дыхание. Ральф Дуглас взял верхнюю карту из тщательно перетасованной колоды и объявил:

— Карта банкомету — четверка. Мадам Ричардсон проигрывает.

Маркиза с блеском исполняла роль крупье, а мажордом помогал ей.

— Карта игрокам — туз.

— Выиграл месье Журда. Месье, вы идете на семикратную?

Мужчина в ответ молча помотал головой и, получив из банка двадцатифранковую фишку, снял свои ставки.

— Клуб ходячих трупов, — не удержавшись, во всеуслышание произнес Делотрек.

— Карта банкомету — двойка. Месье Делотрек проигрывает.

— Карта игрокам — король. Месье Делотрек выигрывает. Семерная?

Делотрек загнул уголок своего бубнового короля, на котором лежали две черные фишки по сто франков.

— Семерная, — подтвердил он и выпустил изо рта струйку дыма.

Сизое облачко табачного дыма стало медленно подниматься к потолку. Все подались к столу. Глянцевый блеск карт действовал на собравшихся завораживающе.

Следующей картой, извлеченной из колоды, оказалась восьмерка. Ставку на нее никто не сделал. Затем на десятку выиграла миссис Ричардсон. Она загнула на своей десятке уголок и тут же проиграла. Таким образом, очередной выигрыш пошел в банк.

— Карта игрокам… Король. Месье Делотрек выигрывает. Возникла короткая пауза.

— На пятнадцатикратную?

Делотрек, не отрывая от карты глаз, молча кивнул и, улыбнувшись, загнул на своем короле второй уголок. Теперь у него появился шанс выиграть тысячу четыреста франков.

— Карта банкомету… Тройка. Ставок на нее нет…

— Карты игрокам… Пятерка. Мадам Ричардсон выигрывает. Продолжите?

— Это последняя, на которую я поставила. Что ж, рискну. Да, продолжаю.

— Карта банкомету… Дама. Месье Журда проигрывает.

Дама была последней картой, на которую сделал ставку месье Журда. Ему ничего не оставалось, как сложить руки на груди. Игра для него закончилась.

Затем подряд открылись две карты, на которые никто не поставил, а на третью выиграла миссис Ричардсон. Это был ее второй выигрыш. От волнения лицо женщины, которой уже перевалило за семьдесят, побагровело. И она в третий раз решила испытать судьбу.

— Нет-нет, это нереально, — заверещала хранившая до этого молчание болезненного вида пожилая француженка. — Мадам, вы очень сильно рискуете. Выиграть в третий раз…

— Карта игрокам… Король. Месье Делотрек выигрывает. На тридцатитрехкратную?

Куртиса охватило волнение. Он понял, что сейчас может произойти.

С тремя королями Делотрек уже выиграл двадцать одну тысячу франков. Ральф Дуглас, исполнявший обязанности банкомета, просто обязан был это осознать.

Но его лицо оставалось абсолютно спокойным. Ральф облокотился одной рукой на стол, а пальцами другой постучал по коробочке с картами. О чем он думал в эту минуту, Куртис догадаться не мог. А очень хотел.

— Мадам, вы сказали — на тридцатитрехкратную? — переспросил Дуглас.

— Нет, — сухо произнес Делотрек и подгреб выигрыш к себе. — Я отказываюсь. Больше король не выпадет.

— Карта банкомету… — продолжила маркиза. — Король. Ставок нет.

— Не игра, а колдовство какое-то, — повернувшись к Магде, чуть слышно произнес Куртис.

Девушка в ответ едва заметно кивнула. Она стояла рядом с ним, что уже само по себе было волнительно для Куртиса, и держала его за руку.

Игра продолжалась. На семерке Делотрек потерял поставленные им сто франков. Надо сказать, что семерки выпадали довольно часто. При следующей объявленной карте весь выигрыш миссис Ричардсон пошел в банк.

— Вот вам маленький пример! — воскликнула маркиза де ла Турсеш. — Тасуйте, тасуйте карты, если вам это нравится. Чем быстрее они выпадают, тем быстрее бьются наши сердца. Карты — это поэзия для пожилых. Ну, вы закончили тасовать? Хочу заметить, что мы не выносим церемониалов казино. А теперь…

— Мадам! — обратился к ней месье Журда. — У меня вопрос по ходу. Скажите, могут ли двое игроков ставить на одну и ту же карту? Скажем, месье Делотрек поставил на туза. Могу ли я в этом случае тоже поставить на туза?

— Правилами не запрещено. Так что можете ставить на любую карту.

Делотрек смерил презрительным взглядом месье Журда.

— Хотите последовать моему примеру и сохранить свои миллионы? — снисходительно спокойным тоном спросил он. — Что ж, попробуйте.

— Перестаньте! — воскликнула маркиза. — Месье Делотрек, вы ведете себя недостойно. Такого в своем доме я не потерплю. Не забывайте, что вы в частном доме и в кругу друзей. Мы собрались, чтобы…

— Я просто хотел уяснить правила, — невозмутимо заметил месье Журда. — Мне интересно узнать, могу ли я сделать ставку на своего туза. Для начала я бы поставил на него тысячу франков.

А вам, молодой человек, я хотел бы сказать… когда вы держались за подол матери, я у Трувиля разделывал под орех лучших русских игроков. Ну что, продолжим?

Да, в каждой новой игре выявляется характер тех, кто в ней участвует, подумал Куртис.

— Прошу прощения, месье, — тем временем извинился Делотрек.

— Не стоит, молодой человек, — отозвался месье Журда. — Меня заинтересовала манера вашей игры. Я слышал от мадам де ла Турсеш, что вы порой прекращаете играть, даже когда вам везет. Вы выходите из-за стола, а затем, спустя какое-то время, возвращаетесь. Для меня это выглядит странно. Помню, один мой старый приятель…

— Да-да, это такой прием. Давайте продолжим игру!

— Но это очень необычный прием, месье Делотрек, — оживилась маркиза. — В прошлую субботу вы меня удивили. А ведь была замечательная игра. Такого я давно не наблюдала.

Вы покинули игру и стали о чем-то беседовать с ювелиром месье Леду. Я надеялась и сегодня его увидеть, но он, к моему огромному сожалению, уехал в Амстердам. В связи с этим хочу спросить вас, месье Делотрек: почему целый час вас не было с нами?

Она всплеснула руками. Маркиза вряд ли поняла, почему Ральф Дуглас положил коробочку с картами на стол и почему трое из присутствовавших в комнате одновременно посмотрели на Делотрека.