Прочитайте онлайн Четыре орудия убийства | Глава 15 БУТЫЛКА «АЛХИМИКА»

Читать книгу Четыре орудия убийства
2316+1121
  • Автор:
  • Перевёл: И. И. Мансуров

Глава 15

БУТЫЛКА «АЛХИМИКА»

Человек не так уж и быстро понимает собеседника, когда тот говорит совсем не то, что от него ожидали. Его мозг включается подобно пластинке, когда ее касается игла звукоснимателя. Нечто подобное произошло и с Куртисом, когда он услышал ответ Банколена. Парой секунд позже смысл слов сыщика дошел и до Ральфа Дугласа.

Куртис в изумлении уставился на Магду. Девушка сидела на стуле, сгорбившись и слегка пригнув голову. Ее повисшие черные волосы почти касались щек. Она настороженно смотрела на Банколена из-под полей белой шляпы. Наконец на ее щеках появились прелестные ямочки, и девушка улыбнулась.

— Какая нелепость, — сказала Магда.

Если бы Куртис не слышал, как она это произнесла, он бы засмеялся. Но по тону ее голоса Ричард понял, что Банколен прав.

— О боже, — прошептала Магда.

Она была уже не в состоянии владеть собой. В ее глазах появились слезы.

Никакого взрыва эмоций не последовало. Даже Дуглас и тот хранил молчание. Судя по всему, он еще не понял, что сказал Банколен. И все же первым воцарившуюся в комнате тишину нарушил именно Ральф.

— Как вы могли такое сказать? — растерянно произнес он и посмотрел на свою невесту.

Та тряслась в беззвучных рыданиях.

— Послушайте, это уже слишком! — возмутился Дуглас. — Если вы пошутили, то очень неудачно. Если вы в самом деле так думаете, то я… я… я не знаю, что…

Банколен сидел неподвижно, упираясь локтем левой руки в стол. Подперев кулаком подбородок, он внимательно смотрел на Магду.

Услышав гневные слова Дугласа, сыщик сурово сдвинул брови.

— Пожалуйста, на тон ниже, — осадил он молодого человека. — Не забывайте, где вы. В полицейском участке. В отличие от многих моих коллег я отношусь к расследованию этого убийства гораздо спокойнее. Скажу прямо: никого арестовывать я сейчас не собираюсь. Мне еще надо кое-что уточнить.

У Магды начиналась истерика, и Куртис решил, что молчать он уже не может. Он должен прийти ей на помощь.

Банколен тем временем достал из ящика стакан и бутылку коньяку и поставил их на Стол. Он плеснул спиртное в стакан, бросил на девушку быстрый взгляд и добавил еще горячительного.

— Вы сами-то верите в то, что сказали? — попробовал урезонить Банколена Куртис. — Это же полный абсурд. Такое обвинение у кого угодно вызовет шок. На вашем месте я бы так не поступал.

— Не надо! — раздраженно произнесла Магда. — Мне это уже не поможет! Выходит, я сделала это первой?

— Боже мой, Маг, ты ничего не делала! — воскликнул Дуглас.

— Ральф, ты смешон! Нет, это я ее убила!

Девушка, согнув пальцы, подняла руку и, словно кошка когтями, царапнула по воздуху.

— Ральф, сейчас ты услышишь признания убийцы, — надрывным голосом произнесла Магда. — Что, страшно? Мурашки по спине побежали? Так что же ты сидишь? Беги, спасайся!

— Дорогая, успокойся. — Дуглас непроизвольно посмотрел на дверь. — Я тебя не оставлю. Пусть ты совершила преступление… я все равно буду с тобой! Боже мой, ты убила… Это же самое страшное, что может…

— Я понимаю, Дуглас, вы в шоке, — стараясь оставаться спокойным, произнес Куртис. — Не меньший шок перенесла и Магда, когда узнала, что в убийстве, совершенном ею, обвиняют вас. Если она это и сделала, то только ради вас.

— Но зачем? Разве она не знала, что между мной и Роз все кончено? Нет, Магда не могла этого сделать!

Последние слова Дуглас произнес так громко и с таким жаром, что Куртис даже вздрогнул. Слова, произнесенные Магдой: «Это я убила ее», повергли его в смятение. В полном отчаянии он с надеждой посмотрел на Банколена.

— Нет, Роз Клонек я убила не из-за Ральфа, — глотнув коньяку, заявила Магда. — Не знаю, зачем мне было это нужно. Я и не думала ее убивать. Я приехала на виллу с единственной целью — проверить Ральфа. Мама сказала мне, что у него там назначена встреча… Но, увидев Роз Клонек пьяной, с белым от крема лицом и такими же руками, я пришла в ярость. Схватив кинжал, она, сильно шатаясь, двинулась на меня, и я…

Трясущейся рукой Магда поставила стакан на стол.

— Не понимаю, как это могло произойти, — продолжила девушка. — Эта женщина, словно вампир, пила кровь своих любовников. Вот я и подумала: а почему ей самой не истечь кровью?

Желание убить ее затмило мой разум. Я даже не помню, как затащила мадам Клонек в ванную. При виде ее, лежащей на полу с опущенной в ванну рукой, мне стало страшно. Меня затошнило. Я схватила полотенце и попыталась остановить кровь. Но ее, как ни странно, было совсем мало. Я не хотела ее убивать, но было уже поздно. Только придя в себя, я поняла, что она мертва.

Магда сжала руку в кулак и приложила его ко лбу.

— Не понимаю, как вы догадались, что убила я, — тихо произнесла она. — Я же все предусмотрела: кинжал держала в руке, обмотав его рукоятку полотенцем, затем протерла все, на чем могла оставить отпечатки пальцев… Единственная моя оплошность — револьвер. Он так и остался валяться на полу. Смешно…

Девушка залилась в истерическом хохоте.

— Прекратить! — приказал Банколен.

Дуглас и Куртис с окаменевшими лицами смотрели на Магду.

— Успокойтесь, — продолжал сыщик. — Ее убили не вы. Это сделал кто-то другой. Сейчас я объясню, как это произошло. Да, мисс Толлер, вы оставили улики. Но в том, что они обнаружены, заслуга вовсе не моя.

Вы действительно затащили мадам Клонек в ванную. Но в воду вы ее не положили, а перекинули ее правую руку через край ванны. Она так и осталась лежать на полу.

В корзине для грязного белья были обнаружены три полотенца: два мокрых, но не испачканных кровью, а третье — сухое, но в пятнах крови.

Если же мадам Клонек положили в ванну с перерезанными венами, то на ней, даже если ее обмыли водой, должны были остаться следы крови. Однако на ее теле их не обнаружили.

С другой стороны, истечь кровью она не могла, поскольку на двух мокрых полотенцах крови не было, а на третьем — всего лишь несколько пятнышек. Значит, сухое полотенце использовали для другой цели: чтобы не оставить на кинжале отпечатков своих пальцев. К такому заключению пришел Мабюс.

Да, на рукоятке никаких отпечатков не было, но они оказались на лезвии. В лаборатории установили, что это — отпечаток ладони. Точно такой отпечаток нашли на ванне и на рукоятке револьвера.

— Но я читал, что идентификацию по ладони не делают, — заметил Ральф. — Этот метод считается ненадежным. Отпечаток от ладони не такой четкий, как от пальцев…

— Но на ладонях человека есть поры, — пояснил Банколен. — И не смотрите на меня так удивленно. Ничего нового я не открыл. Это было установлено доктором Локаром. Впервые его метод был использован еще в 1912 году в Лионе. Но я не такой специалист в области дактилоскопических исследований, как Мабюс.

Вам известно, что поры, через которые на ладонях выделяется пот, хорошо видны под микроскопом и что их можно сфотографировать? Так вот, по фотографии можно подсчитать, сколько таких пор содержится на определенном участке ладони. У каждого человека их количество строго определенное. Вот вам пример.

Банколен открыл папку:

— Перед вами четыре фотографии. На каждой изображен один и тот же участок ладони. Черные точки на ней, вот они, размером с булавочную головку, — поры. На каждой фотографии их количество одинаковое: восемьсот четыре.

— И чья это ладонь? — спросила воспрянувшая духом девушка.

— Ваша, мисс Толлер. Первые три фотографии с отпечатками ладони, найденными на кинжале, бортике ванны и револьвере, а четвертая — на ручке дверцы вашей машины.

Вчерашнее ваше поведение на вилле «Марбр» вызвало у меня любопытство. Вы так неожиданно появились и, увидев выходившего из задней двери дома мистера Дугласа, сильно удивились.

Я за вами наблюдал с момента вашего приезда. Когда он спросил вас, что вы здесь делаете, вы ответили, что кто-то вам позвонил и сказал, будто мистер Дуглас на вилле «Марбр» и у него возникли серьезные проблемы.

Если это было правдой, то почему, увидев его, вы так сильно удивились? Меня этот факт заинтересовал, и я решил вас проверить.

От служащего отеля «Криллон» я узнал, что к вам в номер звонили всего один раз. И это был мистер Стенфилд. Он разговаривал с вашей матерью. А это означало, что никакого сообщения о местонахождении мистера Дугласа вы не получали. Далее я уже исходил из того, что кинжал побывал в ваших руках.

О том, что ваш жених должен находиться на вилле, вы узнали от матери. После того как Джордж Стенфилд перевел письмо, которое принесла ему Гортензия, он поехал к миссис Толлер и все ей рассказал.

Вы в это время ужинали с мистером Дугласом. По словам служащего отеля, Стенфилд приехал в «Криллон» в субботу в восемь вечера. Уехал же он оттуда без четверти девять в таком возбужденном состоянии, что, уронив с головы шляпу, не смог ее поймать. Вы вернулись с ужина в половине одиннадцатого. Тогда ваша мать и сказала вам, где и с кем проведет эту ночь ваш жених.

Я не буду описывать ваше душевное состояние. Его нам легко представить. Естественно, вам захотелось самой убедиться в измене Ральфа. Когда ваша мать заснула, вы взяли из ящика туалетного столика ее револьвер, вышли из номера и, воспользовавшись персональным лифтом, незаметно для всех покинули отель.

Поэтому история мистера Стенфилда о том, что он забрал этот револьвер в пятницу, — чистейшей воды ложь. Более того, на его рукоятке есть отпечатки ваших пальцев. Интересно, зачем он решил солгать? Возможно, потому, что хотел обеспечить вам алиби. Судя по всему, миссис Толлер знала или догадывалась, что убийство совершили вы. Но мне кажется, была другая причина.

Итак, вы добрались до виллы «Марбр» и оставили машину возле леса. В каких комнатах находились ее обитатели, вы легко определили по окнам. Вы поднялись по лестнице на балкон. А дальше произошло то, что и должно было произойти. Потом вы сделали то, что могли сделать только вы, — положили труп на кровать и прикрыли его одеялом.

— Мне надо было спешить, — спокойным голосом произнесла Магда. — Сделала я это по глупости. Нет, Ральф, не подходи ко мне. Не забывай, что я — убийца. Это даже хорошо, что мы находимся в полицейском участке. Месье Банколен, что вы намерены со мной сделать? Куда вы меня сейчас отведете?

Банколен откинулся на спинку стула.

— Никуда, — нахмурившись, устало произнес он.

— Никуда? — удивленно переспросила Магда. — Вы разве не арестуете меня?

Ральф поднялся и, сделав несколько неуверенных шагов к столу, за которым сидел Банколен, остановился.

— Еще вчера по первым собранным уликам я знал, кто должен быть убийцей. Но никакой радости при этом не испытывал, — вздохнув, произнес сыщик. — Понимаете, мисс Толлер, я в это не верил. В вас нет криминальных инстинктов. Вы, так сказать, продукт воспитания миссис Толлер. И если бы я не знал ее, мое отношение к вам было бы совсем иным. Сколько раз вы корили себя за унаследованные от родителей гены, можно только догадываться. Но все дело в том, что не вы убили мадам Клонек.

В комнате воцарилась звенящая тишина. Неожиданно в глазах Куртиса все предметы, находившиеся в комнате, приобрели размытые формы. Он не смотрел ни на Ральфа, ни на Магду. Он слышал только, как девушка, словно во сне, что-то пробормотала.

— Да, я не верил в это еще вчера, когда не имел на руках заключения медэкспертизы, — продолжал Банколен. — В ванной виллы «Марбр» меня многое удивило. Меня насторожило то, что жертва почему-то была не в ванне, а лежала рядом, свесив в нее руку. Тот, кто ее туда затащил, вскрыл ей вены кинжалом, обмотав рукоятку полотенцем. И вот что самое странное: порез такой большой и глубокий, что кровь должна была хлестать. А на третьем, сухом полотенце всего несколько капель крови.

Сыщик замолчал и внимательно посмотрел на Магду:

— А теперь вы мне вот что скажите. Ну, ну, выше голову! Вот так-то лучше. Вы только что рассказали нам о своей встрече с мадам Клонек. Вы вошли в туалетную комнату и увидели, что она сильно пьяна. Почему вы решили, что она пьяная?

— Она такой и была. — Магда словно запнулась. — Во всяком случае, так мне показалось. Я видела, как мадам Клонек открыла вторую бутылку шампанского, налила его в фужер и, видно, чтобы пена не перелезла через край, залпом выпила. А потом, увидев меня, схватила кинжал и, шатаясь, двинулась на меня. Кроме того, от нее так противно пахло, что меня едва не…

Девушка замолчала. Она дышала тяжело, словно заново переживала трагические события злосчастного вечера.

— Кажется, я все понял, — подал голос Куртис.

— И что вы поняли? — обратил к нему свое внимание Банколен.

— По-моему, все правильно. Это была та самая злополучная бутылка. Послушайте, в ней наверняка присутствовала большая доза снотворного. Например, хлоралгидрата.

Истинный убийца все приготовил заранее. Это была единственная в доме маленькая бутылка «Редерера». Он знал, что мадам перед тем, как лечь в постель, обязательно ее выпьет. И подмешал в шампанское снотворное. Ему нужно было, чтобы к его приходу она уже спала.

Но он не знал, что перед тем, как выпить из подготовленной им бутылки, Роз Клонек сама примет дозу снотворного. Если ее обычная доза составляла шестьдесят гран, то в бутылке наверняка находилось намного больше. Поскольку шампанское пенилось, то она, чтобы оно не «убежало», пила его залпом. Общая доза снотворного оказалась смертельной. Поэтому мадам Клонек и шаталась, словно пьяная. Так что умерла она не от потери крови, а от снотворного. Этим и можно объяснить, почему ее страшная рана на руке почти не кровоточила.

Куртис излагал свою версию убийства, наклонясь над столом Банколена, и каждый раз, заканчивая фразу, тыкал в него указательным пальцем. Сыщик не прерывал молодого человека. Но, дослушав его аргументы, решительно возразил.

— Нет, — единственное, что ответил он.

— Но так должно быть! — воскликнул Куртис. — Других объяснений быть не может.

— Вы затронули один из самых главных вопросов. Почему мадам не оказала никакого сопротивления. Вы скажете, что она вместе с шампанским выпила снотворное и отключилась. Но никакое снотворное, даже в смертельных дозах, так быстро не действует.

Даже если предположить, что Роз Клонек приняла триста гран хлоралгидрата, то она почувствовала бы его действие не сразу, а через несколько минут. А умерла бы самое меньшее через час. Нет, сразу отключиться от снотворного мадам не могла.

— В таком случае… Хотите сказать, что ей подсыпали сильнодействующий яд? Вроде цианида? Вы же сказали, что она умерла еще до того, как ей вскрыли вены. А это значит, что ее отравили. Но вы клянетесь, что яда в шампанском не было.

Банколен помотал головой:

— Нет. Здесь все гораздо сложнее. Что бы там ни было подмешано в шампанское, это сделал мужчина в коричневом плаще и черной шляпе. Но если это он подмешал цианид, от которого мадам мгновенно бы скончалась, то все последующие его действия объяснить невозможно.

Зачем же он тогда заточил бритву, прикатил наверх сервировочный столик и открыл плоскогубцами дверь?

— Но от чего-то она умерла. Не от колдовского же наговора, — беспомощно развел руками молодой адвокат.

— Ну, конечно же не от него, — согласился Банколен. — Мадам Клонек убило простое человеческое невежество. И произошло это еще до того, как ей вскрыли вены.

Он наклонился и достал из нижнего ящика стола маленькую бутылку из-под шампанского. Внимание всей компании враз приковалось к этому новому возможному аргументу нахождения преступника.

— Вчера вечером Робинсон сиял от счастья, — вещал Банколен. — Он и подумать не мог, что жестоко ошибается. Взгляните на эту бутылку. Кто-то отпилил от нее донышко и заменил его другим. Жан-Батист считает, что это проделано под действием высокой температуры. Таким приемом для обмана покупателей пользовались американские торговцы контрабандным спиртным.

Но этот метод слишком дорогой и ненадежный: в семи случаях из десяти бутылка от нагрева трескается. Поэтому в данном случае стекло следовало бы склеить, а не приваривать.

И тем не менее многие придерживаются того же мнения, что и месье Робинсон. В том числе и наш «друг» в коричневом плаще. Удивительный человек! Он мало в чем разбирается. Особенно в химии. Но уверен в своей гениальности.

Первая проблема, с которой он столкнулся, — как открыть бутылку. Да так, чтобы это осталось незамеченным. А сделать ему это было необходимо, поскольку шампанское «Редерер» — единственное, что пила мадам Клонек, оставаясь одна.

Шампанское пенится, когда его открывают и особенно когда разливают. Со временем все пузырьки из него выходят, и оно становится похожим на обычное вино.

Мужчина в коричневом плаще это, конечно, знал. И для того чтобы выдохнувшееся шампанское пенилось, он прибег к помощи бикарбоната натрия. Проще говоря, питьевой соды. А сода — вещество с сильной щелочной реакцией.

Ральф, положив руку на спинку стула, где сидела Магда, внимательно слушал, о чем говорил сыщик. И внимательно смотрел. Казалось, он поедал Банколена глазами.

— Ну а при чем здесь она? — удивленно спросил молодой человек. — Не думаю, что шампанское с содой — приятный напиток. Но его можно выпить целый галлон и при этом не умереть. Разве не так?

— Так. Но сода — не единственное, что оказалось подмешанным преступником в шампанское. Убийца добавил еще… — Банколен перевел взгляд на Куртиса, — как вы верно заметили, триста гран хлоралгидрата. Доза огромная. Поэтому, выпив целую бутылку, мадам Клонек непременно бы умерла.

Убийца знал, что, ощутив неприятный привкус, всю бутылку она пить не станет. Поэтому подмешал в шампанское столько снотворного, чтобы, выпив всего один бокал, она крепко заснула.

Убийца совсем не собирался ее отравить. Ему нужно было застать ее спящей. Только и всего. Вы понимаете, что произошло? Вчера, обследовав спальню жертвы, Мабюс пришел к тому же выводу.

Банколен открыл папку:

— Вот его записи. В шампанское было подмешано: чайная ложка соды, триста гран — или три четверти унции — хлоралгидрата. Затем убийца приложил к бутылке донышко и нагрел его…

Банколен бросил на стол листок с записями Мабюса и, откинувшись на спинку стула, зловеще улыбнулся.

— Этот «алхимик» не знал, что приготовил смертельную смесь, — сверкая глазами, прогремел он. — При нагреве у него получился яд. Не менее сильный, чем цианистый калий.

Когда шампанское запенилось в бокале, Роз Клонек выпила его залпом. Поэтому никакого странного привкуса не почувствовала. Так что ни револьвер, ни бритва, ни кинжал, ни таблетки снотворного здесь ни при чем. Женщина умерла, можно сказать, из-за своей аккуратности.

Она боялась, что шампанское испортит полировку туалетного столика, и одним залпом осушила бокал. За пару минут до того, как к ней вошла мисс Толлер, Роз Клонек выпила более двухсот гран хлоралгидрата.