Прочитайте онлайн Черный буран | Глава вторая У церкви стояла карета

Читать книгу Черный буран
4518+3520
  • Автор:
  • Язык: ru

Глава вторая

У церкви стояла карета

У церкви стояла карета, Там пышная свадьба прошла. Все гости нарядно одеты, Невеста всех краше была. На ней было белое платье, Венок был приколот из роз, Она на святое распятье Смотрела сквозь радугу слез. (Из старинного романса) 1

В этот день, сверкающий от обломного весеннего солнца и бездонного голубого неба, острые рысьи глаза Васи-Коня словно переродились и разучились в краткое мгновенье различать все цвета кроме одного — черного. Черная лежала перед ним степь, черным был последний вагон убегающего к горизонту поезда, и черные птицы шли косяками над его головой, которую он уронил безвольно на раскосмаченную гриву запаленной долгой скачкой лошади.

Тянулся над землей свежий ветерок, шуршал сухим прошлогодним будыльем, шевелил вороную гриву и набрасывал жесткие волосья на лицо всадника.

Вася-Конь шевельнулся, поднимая голову, и боль в раненой ноге полохнула так нестерпимо, что он невольно охнул. Лошадка поняла его голос по-своему: развернулась и двинулась неторопким шагом в обратную сторону — к серым окраинным домишкам Барабинска.

В одном из таких домишек Вася-Конь договорился с хозяевами о постое за небольшую плату, доковылял кое-как до деревянной кровати и пролежал на ней, поднимаясь лишь по нужде, целую неделю. Почти не ел, спал урывками и все смотрел, повернувшись на бок, в стену, расковыривая ногтем толстый набел известки.

Через неделю хозяева отказали ему в постое и отказ свой объяснили просто и немудрено:

— Извиняй, парень, но сдается нам, будто ты не в своем уме. У нас тут был один — молчал, молчал, а после топор схватил и давай буянить. Езжай-ка ты от греха подале, мы и коляску твою наладили, прикатили — езжай, парень.

И он поехал.

Поначалу даже сам не знал — куда и к кому. Просто катил по сухой дороге, уперев взгляд в днище коляски, и даже по сторонам не оглядывался.

Ночь застала его в дороге. Он лежал в коляске, под звездным небом, слышал, как вздыхает рядом расседланная лошадь, и никак не мог избавиться от пугающей его самого мысли — ему казалось, что он прожил длинную-длинную жизнь и что он старый-старый старик, у которого впереди уже ничего не будет, кроме смерти.

Но живое тянется к живому.

Утром поднялось солнце, запели, засвистели на разные голоса птицы, и лошадь, отзываясь на эти голоса, вдруг рывком задрала голову и заржала — радостно, громко, словно хотела что-то высказать сокровенное своему печальному хозяину.

И хозяин услышал. Вылез из коляски, прихрамывая, подошел к лошади, обнял руками за шею, уткнул лицо в гриву и тихо, стыдливо заплакал, как плачут незаслуженно обиженные ребятишки. А после утер жестким волосом слезы и принялся заводить лошадь в оглобли.

Дальше его путь был уже прямым и четким — на Алтай.

В предгорье, в огромной долине, полого спускающейся к говорливой Катуни, лежали владения богатеющего скотопромышленника Прокопа Савельича Багарова: выпаса, сенокосы, пасеки и загоны для бесчисленных гуртов скота и конских табунов. А на въезде в долину, на веселом взгорке, стоял большущий, в два этажа, дом самого Багарова, а дальше за домом, словно большая деревня, тянулись избы для работников, амбары, конюшни, пимокатня, кузница, маслобойка, — все, что требовалось для простой и сытой жизни, здесь делали на месте и своими руками.

«Пойди да купи — дело нехитрое, большого ума не требует, — любил повторять Багаров, — а вот ты сам изладь да и пользуйся. Да так изладь, чтоб твоей вещичке век сносу не было». И улыбался умильной улыбочкой, такой сладенькой, словно теплого сотового меда отведал.

Был Багаров высокого роста, с могучим разворотом плеч, с мощными, сильнющими руками, но портили богатырское обличье маленькая головка, тощая бороденка и тонкий бабий голосок, которым он говорил негромко и нараспев. И всегда, даже если сердился, — ласково. Черного слова от него никто не слышал. Если уж сильно допекут работники нерадивостью или компаньоны своей несговорчивостью, бросит в сердцах: «Пятнай тя мухи!», но при этом все равно сладенько улыбается.

Вася-Конь подогнал коляску к высокому резному крыльцу, осторожно спустился на землю и, опираясь на палочку, дохромал до крыльца, присел на нижнюю ступеньку, вытянув раненую ногу.

Из дома, увидев его, ловко скатился по крутой лестнице молодой работник, строго взялся допрашивать: откуда прибыл и по какой надобности?

— Ты меня не пытай. Что про меня знать надобно, хозяину все известно. Ступай и доложи: Вася-Конь приехал.

Парень скосоротился, всем своим видом показывая неудовольствие, но по лестнице, — слышно было, — поднялся скорым лётом. И вот уже застукали тяжелые шаги, заскрипели под крупным телом толстые ступени, и сам Багаров выбрался на крыльцо, радушно раскинув свои ручищи:

— Да это кто же пожаловал к нам, да каким попутным ветром занесло дорогого гостя! — выпевал он тонким голоском.

И притопывал ножищами от радости, будто ему пятки жгло.

Радовался Багаров совершенно искренне: ему позарез нужен был хороший табунщик, знающий толк в лошадином деле. Потому он и обхаживал Васю-Коня, словно несговорчивую невесту: баня была натоплена, старуха-лекарка, чтобы раненую ногу попользовала, доставлена, богатое угощение выставлено — все для тебя, гость задушевный!

За крепкой медовухой засиделись они допоздна, полюбовно обо всем договорились и спать отправились, очень друг другом довольные. Багаров ни о чем Васю-Коня не спрашивал, не допытывался, где тот ранения получил, — умный был мужик, чуткий, понимал, что всему свой срок и свое время.

Снадобья старухи-лекарки оказались чудо как пользительны, в скором времени Вася-Конь, как и раньше, ласточкой взлетал в седло и гарцевал на злом рыжем жеребце, подаренном Багаровым, лихо и отчаянно. Под началом у него было пять молодых ребят, которых он держал в строгости и обучал непростому ремеслу гонять конские табуны. Первый они погнали в Монголию уже через месяц. Намучились по самые ноздри, потому что постоянно гремели грозы, кони волновались, готовые со страху сорваться с места и броситься очертя головы куда угодно. В такую погоду табунщикам ни спать, ни отдыхать нельзя — крутись в седле круглыми сутками и на жизнь не жалуйся. Вот и крутились. В Монголию лошадок пригнали по ровному счету, ни единой в дальней дороге не потеряли.

Багаров после их благополучного возвращения рад был безмерно и воспылал к Васе-Коню особой любовью, только что на божничку не усаживал. И все чаще, напевая-наговаривая бабьим своим голоском, заводил разговоры о семейной жизни да о том, насколько хороши у него девки-работницы, прямо яблоки наливные, укуси — сок брызнет. Вася-Конь поначалу на эти разговоры отшучивался, смеялся, что женилка еще не выросла, но когда Багаров по-особому настойчиво принялся его сватать за одну из красавиц, он ему прямо сказал:

— Прокоп Савельич, не буду я жениться. И тень на плетень наводить тоже никакой нужды не имеется. Извиняй, но все твои хлопоты белыми нитками шиты. Ты ведь как мыслишь: оженю работника, привяжу его покрепче, как бычка на веревочку, он от меня никуда и не денется.

— Ну, ты и ушлый, парень, на два аршина под землю зришь, — запел, разводя ручищами Багаров, — все верно сказывать, только одно возьми в понятие: для твоей же пользы стараюсь, чтобы жизнь у тебя в радость складывалась.

— Благодарствую за заботу, Прокоп Савельич, только я тебе обещаться на годы никак не могу. Я человек вольный, дунет завтра ветер, я и отлечу, как птичка.

— А позволь тогда, парень, поинтересоваться, — не унимался Прокоп Савельич, — какая такая змея подколодная тебя укусила, что ты от бабьих подолов нос воротишь?

— Да уж такая… укусила. Будет надобность, я тебе расскажу на досуге. А теперь оставь, Прокоп Савельич, не обессудь, не отболело еще, до сих пор саднит.

— Ну и ладно, — легко согласился Багаров, — пытать не буду, захочешь — сам поведаешь.

На том и поладили.

И жизнь покатилась дальше своим чередом.

Во второй половине зимы, когда завыли метели и намертво закрыли горные перевалы, так что ни о каких перегонах скота или конских табунов и речи не могло быть, Багаров, пользуясь передышкой в хозяйственных заботах, собрался по своим торговым делам ехать в Новониколаевск. Вася-Конь, услышав об этой новости, встрепенулся и несколько дней ходил, словно подстреленный — все думал о чем-то, да так крепко, что не отзывался, когда его окликали. За два дня до отъезда хозяина он явился к нему и выложил:

— Прокоп Савельич, возьми меня с собой, нужда у меня есть в Николаевск съездить.

— И чего так приспичило? — удивился Багаров.

— Да вот, приспичило…

И Вася-Конь в тот вечер рассказал Прокопу Савельичу всю свою печальную историю. А еще рассказал, как он ее дальше собирается продолжить.

Багаров только головой покачивал, слушая его, а выслушав до конца, изрек, будто печать поставил:

— Баловство это, Василей, дурь, самая распоследняя, плюнь и разотри пошире!

— Тогда давай расчет, Прокоп Савельич. Я решил. А коль я решил, меня никто не попятит.

Долго еще уговаривал Багаров своего строптивого табунщика, да толку в стенку горох кидать — отскакивает со стуком.

И Багаров, выдохшись, согласился:

— Ладно, парень, пусть по-твоему будет. Добуду я в Николаевске адрес крали твоей, а летом я в Москву еду. Возьму с собой. А пока тут оставайся.

— Не обмани, Прокоп Савельич.

— Купеческое слово даю.

Слово свое Багаров сдержал. Привез из Новониколаевска московский адрес Тонечки и доложил, что проживает она теперь вместе со старшими братьями.

В конце июля Прокоп Савельич и Вася-Конь тронулись в первопрестольную.

2

— А в гостиницах тут у них, в Москве, одно баловство и шаншонетки, я там сроду не останавливаюсь, мило дело — у Кирьяна Иваныча: тихо, пристойно, и семейство самое приличное. Трогай, голубчик, — Прокоп Савелъич обтер платком потное свое личико и откинулся на кожаном сиденье московского лихача, которому он велел ехать с Ярославского вокзала в Замоскворечье, где проживал давний его компаньон и друг, первой гильдии купец Кирьян Иваныч Воротников. Вася-Конь присоседился в пролетке рядом с хозяином и во все стороны крутил головой — чудно!

Такого многолюдства и такой спешки он отродясь не видывал. Лихачи летят, торговцы кричат, все бегут куда-то, как угорелые, а вывески магазинные лепятся одна к другой, да так тесно, что на иных домах свободного места не имеется — сплошная торговля. Да это сколько же народу с деньгами надобно, чтобы хоть чего-нибудь купили?!

Но вот и тихое Замоскворечье, где ни шуму, ни крику, где все благостно и размеренно. Высокие заборы, сады, большие, просторные дома, а по обочинам улицы — как в деревне, зеленая травка, и на ней в иных местах пасутся куры. Дом у Кирьяна Иваныча стоит в глубине, скрытый высокими липами, глухие ворота раскрыты настежь, а к дому ведет дорожка, покрытая чистым речным песком. В воротах дежурит кудрявый парень в алой рубахе, видно работник, которому приказали дожидаться гостей. Парень кидается к пролетке, помогает снять чемоданы, тащит их в дом и на ходу бойким московским говорком докладывает, что хозяин давно ждет дорогого гостя, что сегодня и обед отложили до его прибытия… А вот и сам хозяин, седенький старичок, ловко и по-молодому спрыгивает с крыльца, через две ступеньки, и спешит навстречу, по-птичьи прискакивая на каждом шаге.

Обнялись, расцеловались троекратно старые дружки и вошли в дом. Парень в алой рубахе тоже утащился следом за ними вместе с чемоданами.

Вася-Конь не насмелился идти с хозяином и остался возле крыльца — один. Стоял, оглядывал ладное, по-хозяйски прибранное подворье и ощущал в груди тонкий холодок: что-то будет впереди, и удастся ли ему осуществить задуманное, ту самую, сладкую и желанную мечту, которую выносил он долгими ночами в алтайском предгорье?

И надеялся: выгорит дело!

— А вы, милостивый государь, чего тут встали? У крыльца и ночевать будете? — парень в алой рубахе улыбался хитро, с прищуром, и говорок свой бойкий сыпал без остановки. — Меня Филькой зовут, пойдем, я тебя на постой определю. Дружки наши теперь до ночи обедать сядут и разговоры разговаривать, а после, когда наливочки нахлебаются, петь изволят — это уж до утра. А утречком — только рассветет, они еще поплачут на плечиках друг у дружки, в вечной дружбе поклянутся и почивать отправятся. А может, и не отправятся, может, баню велят топить. Так что, милостивый государь, до обеда вас никто тревожить не посмеет. А тебя-то как зовут?

— Василий я.

— Пошли тогда, Василий, вон во флигель, там наши хоромы!

Во флигеле было чисто, опрятно и прохладно. Филька показал Васе-Коню на свободный топчан, сказал, что скоро они тоже обедать будут, а сам снова убежал в дом. Вернулся не скоро. По-прежнему хитровато улыбался и прищуривался. Сообщил:

— Веселенькие уже. Тебя зовут, пойдем.

За богато накрытым столом два друга сидели размякшие и действительно веселые.

— Вот он, мой Василей! — сразу запел тонким голоском Багаров. — Вот она, моя надежа! По всему Алтаю нету такого табунщика! И как я ему отказать могу в просьбе? А? Скажи, Кирьян Иваныч, могу я такому молодцу отказать?!

— Нет, Прокоп Савельич, отказать ты ему никак не можешь! И я не откажу! Филька, скажи стряпухе, чтобы кормили с моего стола, скажи — хозяин велел. А завтра… Завтра пролеточку вычистишь, до блеска вычистишь, Орлика запряжешь и свозишь парня, куда он тебя попросит. На весь день отпускаю — вот мои хлеб да соль для дорогих людей. А теперь сгиньте с глаз, не мешайте мне с Прокоп Савельичем встрече радоваться!

Едва-едва дождался Вася-Конь утра. Раза три просыпался посреди ночи, ошалело подскакивая на мягком топчане, а когда брызнул летний рассвет, он уже был не в силах сдержать себя, оделся и вышел из флигеля на просторный двор, накрытый блескучей и густой росой. Поднималось, просвечивая сквозь ветви высоких лип, молодое солнце. Где-то далеко на улице слышались негромкие голоса и звон колокольцев. И столько во всем, что слышалось и виделось, было свежей бодрости, что показалось Васе-Коню: он все сможет. Не было для него сейчас никакой преграды, которую бы не одолел. От силы, переполнявшей его до самых краев, вдруг неожиданно вырвался удалой вскрик:

— Э-э-х!

И руки, сжатые в кулаки, вскинул над головой.

3

Весело бежал Орлик, постукивала колесами по булыжной мостовой легонькая пролетка, скалился и весело хохотал безо всякой причины Филька, оборачиваясь назад и покрикивая Васе-Коню:

— Ну и как тебе наша матушка?! Не чета выселкам твоим сибирским?! Погоди, на Тверскую выкатим — рот раззявишь и кишки простудишь! Такого сроду не видывал!

Играла на нем от встречного ветерка и переливалась под солнцем разными оттенками алая рубаха, перехваченная шелковым пояском.

Вася-Конь ничего ему не отвечал и по сторонам, как вчера, не оглядывался и не удивлялся. Не трогала его сегодня яркая и шумная Москва: ни многолюдьем своим, ни домами, ни обилием магазинов и трактиров — все проскакивало мимо глаз сплошным разноцветным пятном, где все так круто перемешалось, что и разобрать толком ничего было нельзя. Да и не было у Васи-Коня никакого желания разбирать, он теперь совсем об ином думал, и думы эти так захватывали его, без остатка, что он даже глаза прижмуривал, чтобы ни на какое иное дело не отвлекаться.

Прокатились по Тверской, свернули, и вот она — Новослободская. Осталось только нужный дом найти.

— Погоди, — остановил Фильку Вася-Конь, — погоди, придержи Орлика.

— А чего годить? Годить — не родить, можно и переехать! — хохотал Филька и поигрывал кнутом.

— Стой! Кому сказал! — сурово прикрикнул Вася-Конь.

Филька удивленно оглянулся и Орлика придержал.

Вася-Конь распоясал брючный ремень и сунул обе руки в штаны, где у него был пришит с внутренней стороны потайной карман, в котором лежали все деньги, заработанные у Багарова за долгий год нелегкой работы. Не считая их, Вася-Конь разделил пачку ассигнаций на две части. Одну часть засунул на прежнее место и снова затянул ремень, а другую протянул Фильке:

— Держи. Это тебе.

Лицо у Фильки вытянулось от удивления, и от удивления же он вдруг простодушно признался:

— А я подумал… обмочился ты по малой нужде…

— Сам не обмочись! Держи.

— А за какие такие заслуги, милостивый государь, вы меня порадовать решили?

— За красную рубаху, — усмехнулся Вася-Конь. — Да еще за то, что скалишься, как дурачок на Пасху. Держи, пока даю. И даю я их тебе не просто так: помощник мне нужен. Боюсь, один не справлюсь.

— А в чем помогать-то, разрешите поинтересоваться? Свечку подержать, когда вы, милостивый государь, со своей кралей…

— Ну, ты! Рот прикрой! Увезти мне ее надо!

— Э, погоди, брат Василий! — Филька подобрал вожжи и заерзал на гладком облучке. — Твой-то моему как толковал? Я же своими ушами слышал: «Желает парень на свою кралю поглядеть, словцом перекинуться…» И все! Выходит, обманывал?!

— Не обманывал. Я ему про то, что на самом деле задумал, ни слова не говорил. Про себя держал. Ты первый услышал. Так берешь деньги или нет? Поможешь?

Филька посерьезнел, дурашливая улыбка исчезла, и он задумался, а затем, будто вслух размышляя, заговорил:

— Если моему старику не понравится, что мы девку умыкнем, он меня со двора в два счета вышибет. Ладно, распоясывай штаны, забери свои деньги и спрячь. Добудем твою кралю — там видно станет. Ну, поехали, женишок?! — и Филька снова дурашливо оскалился.

Доходный дом, который был указан в адресе, добытом Багаровым, нашли они довольно быстро. Трехэтажный длинный особняк, выставив на улицу парадный подъезд, дальше уходил, пряча свои обшарпанные стены среди зелени деревьев, в глубь двора. Возле парадного выстроились вдоль тротуара экипажи, коляски, пролетки, иные из них украшены были праздничными лентами и убраны цветами. Суетились нарядно одетые господа и дамы, поглядывали на двери, возле которых несли караул два швейцара в ливреях, толстые и усатые.

Нехорошее предчувствие кольнуло Васю-Коня. Он выпрыгнул из пролетки, но Филька на него строго шикнул:

— Залезай обратно! Держи вожжи. Я сам разузнаю. Жалко зеркальца нету, показал бы рожу твою — в самый раз народ пугать.

Филька всунул ему вожжи в руки, расправил рубаху под шелковым пояском и легкой, вихляющейся походкой направился к праздничной толпе. Вася-Конь смотрел на него, не отводя глаз. Скоро Филька вернулся, цвиркнул слюной себе под ноги и огорошил:

— Опоздал ты, брат Василий! Долго ехал! Господин Шалагин, купец из Сибири, дочку свою замуж выдает нынче. Вот жених подъедет сейчас и в церковь отправятся, на венчанье. Чего делать станем? Может, домой тронемся?

И снова, как в памятный весенний день под Барабинском, мир для Васи-Коня окрасился в черный цвет. Пестрые ленты на разрисованных дугах, экипажи и пролетки, нарядные гости, зелень высоких лип и даже швейцары в своих ливреях с позолоченными позументами — все было аспидно-черным, без единой светлой полоски. Он встряхнул головой, пытаясь сбросить наваждение, но мир, окружающий его, не изменил своего цвета. Вася-Конь теребил вожжи в руках и беспомощно озирался, словно заблудился в непроходимом лесу и теперь никак не мог отыскать примету, которая указала бы верный путь.

Филька осторожно отобрал у него вожжи, вскочил в пролетку и понужнул Орлика:

— Нн-о! Трогай, любезный! Тут нам киселя не наварили!

— Стой! — Вася-Конь, словно очнувшись, ухватил его за плечо. — Стой на месте!

— Ну, стою, — добродушно согласился Филька. — Стою, приказаний жду. Чего изволите, милостивый сударь?

— Стой. Следом поедем!

Ждать пришлось недолго. В скором времени подкатила богато украшенная тройка: кони, как на подбор, белые. Гости столпились, зашумели, швейцары распахнули двери парадного подъезда настежь, и оттуда, из полутемной глубины, вышла Тонечка. По бокам, сопровождая ее и поддерживая, шли братья, за ними — Сергей Ипполитович и Любовь Алексеевна. Лицо Тонечки было закрыто фатой, и Вася-Конь не мог ее разглядеть, только видел, что чуть заметно вздрагивает рука в белой перчатке — милая, ласковая рука с тонкими прохладными пальчиками. Он помнил их, каждый ноготок…

Из подъехавшей тройки спустился жених. На нем был черный фрак, и полы его откидывались на стороны от свежего ветерка, придавая высокой стройной фигуре птичью легкость. Вот он приблизился к Тонечке, братья сдали ему с рук на руки сестру, и молодых тут же заслонила толпа гостей, замелькали пышные букеты — все смешалось в громком и неразборчивом шуме.

Вася-Конь изо всей силы зажмурил глаза, чтобы ничего не видеть, но в тот же момент снова их распахнул: молодые уже садились в пролетку, чернобородый кучер в просторной рубахе синего атласа замер в нетерпении, натягивая вожжи и поигрывая кнутом, чтобы пустить во весь мах белую тройку.

И пустил, когда приказали ему.

Словно белые лебеди, вымахнули кони, пластаясь в стремительном беге вдоль улицы и увлекая следом за собой весь яркий и шумный свадебный поезд.

Будто нестерпимо горькую отраву, пил, не отрываясь, Вася-Конь, глядя во все глаза на чужое веселье.

Филька пристроил Орлика в самый конец свадебного поезда, и они доехали вместе со всеми до церкви, которая посылала с высокой, золотом светящейся колокольни веселый праздничный перезвон. Играли, плыли, кружились медные звуки в солнечном свете нежаркого летнего дня. Трепетала под свежим ветерком листва деревьев, и скромные голубенькие цветочки, посаженные вдоль церковной ограды, раскачивали нежными своими головками, дотрагиваясь друг до друга.

Вася-Конь поднялся на высокое крыльцо, протолкался сквозь густую толпу в церковь; поднимаясь на цыпочки, выглядывая из-за дамских шляпок, он наконец-то увидел Тонечку, ее широко распахнутые глаза — она была словно чем-то напугана, и взгляд ее, незряче устремленный в толпу, ничего не выражал, кроме того же испуга. Старый седой священник читал молитву, обводил молодых вокруг аналоя, певчие на хорах слаженными голосами наполняли пространство купола до самого верха — долго, очень долго длились торжественные минуты, и казалось, что службе этой никогда не будет конца. Вася-Конь продолжал смотреть на Тонечку, старался поймать ее взгляд, но вдруг ему показалось, что если сейчас она увидит его среди гостей, то напугается еще больше. И тогда он круто развернулся, наступил кому-то на ногу и вышел на улицу, не слушая несущегося ему вослед глухого шиканья.

И дальше за всем происходящим он снова наблюдал из пролетки, словно продолжал пить отраву.

После венчания свадебный поезд тронулся в обратном направлении — к доходному дому на Новослободской, где родители встречали молодых с хлебом и солью и благословляли иконой Богородицы в богатом золотом окладе.

Скоро из дома донеслась веселая музыка — оркестр играл не умолкая.

И все это время Вася-Конь, не слушая ворчания Фильки и не отвечая на его вопросы, просидел в пролетке, словно был прикован к сиденью.

Стемнело. Дом осветился огнями.

— Ночевать станем или как? — Филька широко и протяжно зевнул. — На пустой живот цыгане приснятся — с утра во рту маковой росинки не было. Слышь, милостивый государь, может, нам со свадебного стола кусочек вынесут, ты бы похлопотал…

— Не помрешь, — пробормотал Вася-Конь и начал стаскивать с себя сапоги. Стащил, размотал портянки и босым выпрыгнул из пролетки на теплую еще мостовую. — Давай теперь в объезд, вон сбоку видишь балкончик? — прямо под него подъезжай.

— Да ты очумел?

— Трогай!

Сам Вася-Конь легким, скользящим шагом, хоронясь в тени лип, обогнул дом, заходя с правой глухой стороны, где сразу за углом был балкон, совсем невысоко над землей. Мимо балкона спускалась до самой земли водосточная труба, нагревшаяся за день на солнце. Вася-Конь ухватился за нее, подтянулся, пробуя на прочность, полез вверх, каралькой сгибая босые ноги и прижимаясь подошвами к скользкому железу. Поднялся до уровня балкона, перелез на него и, присев, осторожно глянул вниз. Филька пролетку подогнал точно под балкон, прыгнуть на нее с небольшой высоты — плевое дело. А там… Орлика подстегнул, и — поминай, как звали!

Створки балкона изнутри оказались не заперты, и, когда Вася-Конь легонько на них надавил, они бесшумно распахнулись, вздыбив парусами длинные шелковые занавески, и пропустили в небольшую комнату, тесно заставленную старой мебелью — шкафчиками, резными столиками, диванчиками, разного размера стульями и стульчиками. В полутьме, стараясь ничего не опрокинуть, Вася-Конь отыскал дверь, которая, на счастье, тоже оказалась не запертой. Осторожно выглянул. Перед ним был пустой коридор, заканчивающийся лестницей, и оттуда, куда спускалась лестница, неслись голоса, музыка и чей-то громкий хмельной голос вскрикивал:

— Господа! Господа! Нет, вы послушайте, господа!

В ответ ему дружно смеялись и слушать почему-то не желали.

Вася-Конь бесшумно скользнул по коридору, перегнулся через перила лестницы. Внизу, в просторном зале, стояли длинные столы, стояли они полукругом, а в самом центре, ближе к лестнице, сидели молодые.

Теперь требовалось только ждать, когда жених и невеста станут подниматься по лестнице. Что подниматься они будут непременно, Вася-Конь догадался, увидев внизу девушку в переднике, которая торопливо подметала ковровую дорожку и расставляла по правой стороне лестницы вазы с цветами.

План у Васи-Коня созрел простой и отчаянный — до безумия: выдернуть Тонечку из рук жениха, когда они окажутся напротив дверей, ведущих в пустую комнату; дверь закрыть и прыгать с балкона вместе с бесценной добычей в руках.

Он дождался.

В чуть приоткрытую створку увидел: Тонечка с женихом идут по пустому коридору, а в отдалении от них, где-то возле лестницы, толпятся родители, гости; вздымают бокалы, выпивают и грохают хрустальную посуду об пол. А оркестр в зале играл-заливался на все лады.

И никто не расслышал в общем гаме легкий скрип дверной створки, удивленный стон жениха, медленно сползающего по стене с вытаращенными глазами и короткий вскрик Тонечки, подхваченной на крепкие руки.

В комнате он лишь на секунду выпустил из рук Тонечку, успев ей шепнуть:

— Не бойся, это я…

Створки дверей — на защелки, в блестящие ручки дверей — толстую резную ножку стула. И, крутнувшись, снова подхватил Тонечку, выскочил с ней на балкон, и тут его будто ударили по ногам: чужой, неродной голос властно потребовал:

— Отпусти!

Да разве может быть такой голос у Тонечки?! Да нет же! Нет! Но в подтверждение, сквозь зубы, чуть хрипловато и с нескрываемой злостью:

— Отпусти!

И Вася-Конь, готовый уже перелететь через перила балкона, растерянно отпустил, осторожно поставил ее перед собой, оберегая двумя руками, как хрупкую вазу, выдохнул:

— Тонечка, это же я, Василий…

А в ответ ему — неумелая, без размаха, пощечина, и снова, сквозь зубы, со злостью и хрипловато:

— Уходи! Не могу тебя видеть! Ты жизнь, всю мою жизнь… Ненавижу!

Створки дверей в комнату трещали под ударами и ходили ходуном; внизу, под балконом, слышались крики и возня, взвивался отчаянный вскрик Фильки:

— Да прыгай! Не управлюсь я!

И в довершение, перекрывая все звуки, рассыпался длинный свисток городового.

Вася-Конь ничего не слышал — в ушах у него звучал только чужой голос, который — он даже не разумом, а нутром это почуял — налит был до краев неподдельной ненавистью.

Такую ненависть в одночасье не погасишь. Да и какое там одночасье, когда уже с треском отлетела одна из створок двери и какой-то растрепанный господин с десертным ножиком в руке вломился в комнату.

Вася-Конь перемахнул перила балкона и рухнул в пролетку, в которой Филька отчаянно отбивался от наседавших на него двух швейцаров. Не глядя, наугад, Вася-Конь в несколько ударов выстелил их на землю, и освободившийся Филька схватил вожжи, по-медвежьи рявкнул на Орлика, и тот с бешеной силой дернул пролетку, так что оба они не удержались и повалились на днище. Но тут же вскочили и увидели бегущего наперерез городового, который продолжал надрываться, не выпуская изо рта свисток. Филька даже вожжу не натянул, чтобы направить Орлика в сторону, и городовой отпрянул от коня, несущегося прямо на него, выплюнул свисток, судорожными рывками стал выдергивать шашку из ножен, совершенно забыв о нагане, шнур от которого путался в эфесе шашки.

Орлик махнул мимо него, как привидение. Вослед запоздало стукнул негромкий выстрел.

Петляя по темным переулкам и поднимая за собой лай собак, в конце концов выехали они на какую-то улицу, освещенную фонарями, и Вася-Конь, нашарив сапоги, натянул их прямо на босые ноги, а Филька коротко хохотнул:

— Рожу-то мне мужики с позументами в хлебово расхлестали. Ох, и достанется завтра от Кирьяна Иваныча на закуску! Ты-то хоть живой, государь милостивый?!

Вася-Конь не отозвался.

Намертво сцепив руки в замок, он покачивался на мягком сиденье в пролетке, вскидывал время от времени голову и смотрел в высокое московское небо — там, на сплошном черном пологе, не маячило для него даже махонькой тусклой звездочки.

4

За позднее возвращение, за побитую морду и порванную новую рубаху, а пуще всего за то, что Орлик был весь в мыле, когда въехали в воротниковскую ограду, Кирьян Иваныч хотел в сердцах отставить Фильку от нетяжелой кучерской службы, ругался и даже отвесил ему подзатыльник, но за парня вступился Багаров и резонно посоветовал сначала выслушать — по какой такой причине явились молодцы в столь растрепанном виде.

Филька вытаращил безукоризненно честные глаза, сияющие первозданной голубизной, и бойкой скороговоркой стал рассказывать мгновенно придуманную им страшную историю: возвращались они, верно, поздновато, и он, Филька, чтобы скоротать путь, решил проехать через темный переулок, где на них и навалилась лихая шайка, числом не менее как шести — восьми душмнил зову>— Э прравить Олось, тказеди ом зо моена пх насЇес прыстроиние. о за т/p>

ы нь, мва— Э п найти.

л их Ира Мся мый к Ебив — оукетыеры не и!убаху, — усмехкажи, Кирьян Ивзнудетичег, рp>— Заоба, ЂрЁкрик ;яд, но обойусмехкалось ВасеукАp>—онь нал рассказх, и до гоышалечкиньги как?ивый?!

Васрид прдлинЋми смчалстулѹ — он даь, не Ѵи>— Аог екорвердост, вскстряхнул гороавойлся нгорошил:

кой илькрик с бешйкой скороголяск него Ѐил. а посеземл, поздеподо за траду, Кирьян Иисьнул,рдцаня встуороныил смелойаирянно отЃвидиѽие, пояскокажу! Фина двлилоѾляск про босыЏо ул на Ор, зЅу, облзающ/p>

ЁноЁ бешйащие Ѹы, где х туѸх и нЂолкпько нечку, те онлька осторетлой стся, лип, олу землв сам, за поал б толпе. Вася-вы похватил рал-ул сющ/p> нен и пращали Їкачиваягком топ даѼскуяньте с я. Да и не б бегуњоня вмчалв двњоня ве пред затем, жутся щагвы п удао за иди, еливал/p>

и подвучал таня Ѵиь отй сги даегкй в рукаѡь на лкам и пь приѺли онзучасье, кне рассугад, Вася-меня сеербсь ялькЈез тный в небк нной былой ни, какка виньг, заp>

Ной гком з ввсье, Ёен, сдъечивеая, на сѾтовыавел тебх отст было неый вт цыгеи поиЁт, ратѻось торбсо от всголок захваливал-Кгасевы.

Филѻь рао оглянуночи, ошлаки, всужикша м в Ѿомаа поемени орошил:

ата и чЁк п п,чЁк п п жишйкой вышкромешал гзенх лвадескорока?! к словровзвращора и хророшил:Нех,рдѾнь отѴенье в проилтал поѱЏ-КонячьгляноідаягкерекѼаясь подожарив потямь в щроич хотной л наы всждался.<, но в тся заился Башп, ру, тес, зЀассыпжет, Стою, пралось Васать, илика, отом вскипряча— т. Пеакии кЊезжай.

<й ѡые /p> < Ивбоку вбах токѼаяѽь расдивлѻось тоѵледое Ёи-Коудаверей вссил йанрошил: ода.

<й ѡые /p> < ИЃвлев хлЁту, поий сѲя пойЌ ничея онцаросте оовелИ дпинныУвезнечкил ивленудаплй! лать, икого ал? Я еперичиный путь.

<туда,аЈзх, я , Сны— Десе !огог до огляпился Бкрище. Но ттобы сизммогуесто и оркойй! Н ся п:а ниалкоой, Ёогда, дЂжи. , за ди! Нын на зни и, пите к порочѸностбы ы роЏ снЈе маФилькакахварили! <й ѡые /p> < Ив к яя, заост, ли она и вчасьахердоогаыгаг поз покаянѾнь нз рp>ывал а, ря впоездился Башдсдивлбх оя труодтянененЈе котоой вераал дсидел, Ѓу и /p>

лыш, — тамни льше зй стал р покажи, а врьян Ёторика,ичирутнс утел из фчнот Кголуб соба иссугао Вас затем, жучок нанечкрого путее с небоктбой з тел в босуичинрошил:— лисѶрчаѻкона вp>Невая, Н от у, осидиттуда! Нрады, и. Суе!воЎ я иѾныил стам… Орли го! датьввескрѵзрячоком Њехагкь тргдтся зж его,ом поедеЗдтся зоѵлеком оказ ом зо моендать при>м, сопрыгнуодссдился Б женого, коаp> Он пгнир Стоы, со олняли нЂолкалосйо Ва, сЁнЈнь,.ул. м, со з ввоваятсятянкалынарраду, Кирьян Ииахееаого ки во ал? Я еомешату ворѽа и рейкружся здоЍика, амал, ни ? Я еомеожжуы п Ѿлста присрываруком п улся в о н гдонь отѷок, омд глуабс-ь оннин женого, ко с бле, кся ппосовЂолЃмо под н/p>

ему ащлу и и собае запКонь и стал рассказѾтвекого иир для Васит, выииронутал епагкь идабс-ь оннин Орлиловолг,торая гляноѴушмЏ-вы потра от Кирьяна И,льнлгароемна кать ее а мяЃмно скользнри паройной фр для Васиил, не лькньговоорошил: 4

В е ше опеныѲадебькой,В е шл ндтремлужо ом орожноа оз тоя ефонарѐ— лот них, елый а нее соуки ридумги ск семаоое Г ѱеѿа в м, чр похваѵмит л непползЀываноь тулоса, позв рилоймтой! Н сяхват пбя чни и Онб о <л нро, ые г стреми рыарассо, атжениха, ко, кродзовая внь нажен, соверѽньымидокл дгзѾтветчкикаори оств рВасиѵсе предтоминауть нЁь до ки н иестполливал сопотал…,ених и а, нзн  За-а-в ле жиоч неѴень-Конь, стрема в селинихо.ижеѴеяннороилноазмоp>

Џдннниѵчте кирими — лек,лекЎрь трал жизясь ниче аз аясь ничерила,тѻось ти н по жилуя не, ,осмое отремистаткехаЏ во, охро!есмое отреми!я.

к див пооймаи орог… жи ону, в кЂиѶл снн— т.одни на Ќ, Ѹвтолы, аспаа Фило ша .видел: Тоя-но Ѐ, комя водрывань-ой г Фило шаань-ы, стил н пну, ваывать мгношдого ко Ѽ и тй в котЃкса, —е пя-Ћв кияд, но м этредѲ веЁтаткпой ске елигасишьумувди .есе птнчаоу тонтвжами, Ётулѹом обвнеченеород со деньон, сЈенни отгКонь а.иом видЀ— лоѼ ндНе ммаход на двѻрои и ги двди, л, мгннена, стал расскипрячиѿго нива ему кминай,б>

к диЅаих и ватья, дедннниь чте кирими — лек,и ему кнутитѻось тлью ии гоймаиб>

ратшалерячо сѷок, сохизовая внь неавай тньон, смоенд нд.ч у Тн, когдЂичьѰл доредобо,егњм отреминь навы поу вскрв руенѼаѻвадеоою, ‸зорѻел вй Ѻо чужоотьѸрал,миподериываОѓ пну, в,л. а пос ко рячоо,енегнселаа никамстѸрл салкооньой оа боуде, шнур от котво и, аЏ в бегуОрлл,ваягнл епниб> <ом чь в ,,и тй в к стола оЅми а, ы,том вскик, где няск й Ї к сапро муЋв осуѱ>

к дшку в яхватьрѻ их вепкие рукл:

— Гасф лей иѵѰтѴью аруалЂжатьѰъве рукса оы, сѵл о, вушку горѵхатѴызргдЇте кия вми — ле оончЀ— лоѵКонь я-но ор, заахло ша киоідаяы п вди, л, мгнненидеды, с, осдо н поовеЀый прозрВе,уеекзнтелндЋьѰ ѽькак тй ѱѹ ЎйЁту, пов ,,аткоы, сѵл ерчаЃтрооы, со тел в ѵдтѲы послѺаз инай, ом е оч«оы, со тел в ов, чтЁо дере сЅрочнй гЋ ,Ѻа,а йде,е,плузт,орки и.їнаѰй гте кирими — лек!рукађp>И все это,туѸхн, ссыпжѳ Ў жноа о; вниый Ђ в сиыва. И,кхрв блетоленнуюкестІуойдлосубыл йвящинвадеод С,и кьумслш нв пталагуй Ѽ с по длЂо прзррные ГоѰмкиуя Дом ѵдавойл— тмелѺстЁренен— врек, в,/p>

В е е оуик ука с ѻио ксм че был п-но ор,ет! Но-но ор, переди дуая всеворкистрема мулся в онечкарткиЅват,енеоро еьртами и т ф лей иного, каенечоотреминилсяиЅаих и рукавзвращл,тулѹ лсѵтува — ,ахлго, ктЁо дрѰь, к-рѰь, сзок, омай путѢВ-н де пр уда,ие. Во— леке иг не?остортоораьаска шашккончик? —оба поелы Иыя- Ст нной л, Ѓу и /pабинник зоѵнтв рСтоораОр рилоймтой! монотстаЀрѓ му ст нед,и нЂеперд прд о нко сопраоверю, ‸зорѻеом иа оу, пя ещл руе, вскил р поминай,б>

кастну, вируеаии иѾзЉй сги—е пяпр не ваФильоба — т. П,ой, гЇ, в -твернко сй! лать, луя нео, крѵзѽ мгки, сопаЀрчнрѵхаленм зо подтян ндч г и чЁкеѱой зорѻхн, ссыгдтшалну, в Ёк!  — по кн женогоонь беѼ, жутся о жеже, мВ/p, раовЂьро Н хговн ли

Вк Ёѳи гр,ы вышелЀнихоЂо про Ва, сЁно , его бњирьяутьтилой є плшт Кгоедныеи сй Сцаров. бой лл:ссЏднли п я. Даком в Ѵковѽ /p> < про ваФдерили!Вди, кки, см мурив и! Н игасй, обй є пют колуся в эфн, сознтдые.

И Ва, где,в п восуд он да ему Ёь, сК ок ч Иы вчасс <Росьлко онака ондъв мопюџѺѶще всего реть нЃ с,оба — оотго бинникогетвшиѰго обва, амтІуицу, рно, онаяѽькзевоензную чкаѵсфын ног,и рв ствоЏдн, ок ч Иы реьг, вр-врлодоЅь бЇ нИнуеатстреми Ї нще всѻось ъвед

Вда присуд те омислииожи рв довопки, судороленлмизев ок ч Иыинчую иосвонеч см в оя сонайлодт сѐ—/p> <й Пеакѻко,ич-ь Ѓннин в.ѻ, Вй Ї !уи њ, рюџѹма>л их ок ч Иыик Ёвай и! Н игой ѱширюѝ гуѼогезда, гда, оеелинини как ѡилиниьь ФильгоѲ вячзда, о бин ?џѺю ч поби рв сицуЂичьа Фивы п в кВири еаатдЉ оѺо ни охо игдтол пуом.п»зтеие цвтд < ѽиь , л, м Ва,аЅ, л, м Ва, р,еое.п»нтам, и рв ивнгляна ФивызЂоив пойдлоя чая недые. щроЀьян всаи оросььоларѵхатнит к,о бинникогетвшВасям: еногооня нникй этрили!<,рбсь ута Фивылаза дЂ оЅу, обгеминыУвезнег. щ рейкруке во, поют и рв сиѵаи ор

В:за дйе. где пЃл о.ок Фивыимаѽникогеткосего и рв сду и пЈхоро к сй в к поюѕ щЀ»зте.остх уто укАp>когнЁь до ки атн-оторчая не, в вящм за и инроѲѲди, лостбы рчая не, жи рв аи -н жариве, за вp>Нпчнсь сапго ео,нььа Фивы педна д гос— о/p> < п нануѐлуя нзнаиотѸрл сГпом ,еакува дтся зют дноам оошил: <ерю, ‸ жиойя в вящ, ногоодояерео дЂвороказвтно потребоpудЌѵвал:<сс блись ня з, кооерьаткв вчаеми коѳаого Џствой срЀки и.ереи вѿого, к?!Ѳках.На, ама пнЁь до киоойесе сдокь треаЏя ря оКиртѲы о уливл, мМал рау, а роеу— Э Џ лебѽого, оЃА заямь в о <а сюбовтнькиуяи -нй п пог…убиЌка в игоп стаЏя Ѵо наюѝ гу тре как ѡне ося-Коер, шаш чеѸѵ чужотрнно придуЏя рогаг ня з, лигоЉй сги—е котЃкса, сидел двди,оронотЃкѼты —желекЎрь том оо?!коселекЎрь т удѰ МѾостбџѹнися риосМаль,тся отЃр поки ,а рукк до:

<дух зелед еу с т лек, царотс кок,о нрь ни ивл мягкол: ТссЏднли п насЇутьще осиделявсезабг даак јнуютнуя јпй пнннь тревушЁтно пя оттѲы пфонЂкоз р бет.аза учоителк дкозинник ика, ра ьаягничолайкЀата оѾствноТгки,вѽ ЁЋЋ рк изЁѳи г, вящкѼаѻатстѰжал, сги>л ие пя-Їес Ѕу, оѰ, кн, мгнувсту, внно прp>

‴ниог,а на Ќ, ѵКонь а.одоЅамтЋ похто ккошил: ы Ѱзок, pцевлш нк, где нАог сае он прямталй теперь тревушку ѿоен

†к дв спн ОрлЂал вкаѓ му

†к дв /p> < п е, ЁЃкађp>аост полми — ле-Кгоутро орыми, нжающи!рочѺ на Ќ,татшйкомЂА заанжающи. з полуод оул дги, л сЂо прочуй Ѽ с пнатуажи,прыгнЏя Ѵупился горѴгоѶтЋ Ёан, сЂок, p ряѾд на :о нрьл, ир вмтаѺ итекѼты —жрынь ъ-рѰксао, днеео?!кЏнось двое вѸ у похл, иѵз р лтаррук нен ьглся.НпѰааЀв, ѻяД хл, увд,енеоро тстѰы, пился он вмтаѺ,и отоою, ⵽у, в кл прзэтм в:е котЃк вящатжентѲРоймтой!удЌѵ иныУвом пp>

‰.лора и х я о жеже камваышел ьаѾехаи гвоѾеЀата †к дв удла и!ѾдтянтЃвиеи п! Н смиГпом ,иГн, в /p>ст бинникогетЋавел т ИимтитЁя зжо,Њ-рѰкѰ М , г,вер рк кастиуятите Ѷѳи гѲесь виде з о.онЈлино мІью ии гоймОѸѓпом ,ив, рp>— Заоалечув моемѵшио совю мок чя ѵдокл е котЃкса, срв, раось то ор, заао чут Ки-ь оннполй, об, раогдпо,нрьт Ки- не веЍикааѵсич-тьввнеи!рыЏо еи по го.ѓпом ,и рЁд н/p> ‴нь вя в оа ота, н ю рунь н,том оств выедые. док, ногвсзэтмтал г ал га, :ь йтстреми Ї тоокз р авай тЇке, тедн л, м Ва е поЀргеѰон — лрьяЃ оідаЀрге!НѸх и,осдѸх аыгирки и.е ба хо, к мо-но ое котЃкѼ з полук, опеѾтЃ с тепкиѶтЋ ЁГпом ,ѓ м ба Ѷ:е котЃкроч нзсдѸх щм,ермеьше его нЃЅамукаѡь нив о, соЁту, вилькавы дан сюы о е датѾм идетичи,втам, :д вѳреаЏя юѝ и, к алагуЃа>ал:<рив отрыми,л газную чкахкаи олоѷудЌѽмвааЏ в он, пдож мгнвнооя рогукаѵ и! НѶтЋ аенноващий сронающи. иуя ам о, з пЃл спеодел н,кинь,л.нчо ал? е и!сокчись тпол, зорѻаЏя ркот бтиѽй ный виа оуезнечки ост— Э енноващий , гдающи!ѲыгЇо екортс кго прЁ оплй! лжикскрѵвый?!ыдокл Ѐепк, омай вмтаѺ укаѡь на лкам Ђич киогнрьу я сг:ом яд,о вк П,ом яд,тиуѻи ло еня л еоросьла и! рау, окчисау, окчира и х мЃл ЁЋка, ониа,вая оЅѽЏ в уяньтн л, огтр оа бощм,ермел, осткорлс <Рдг да п сон,чзда, — оототкъездалькнипонеоро выдея-Кя

м ос Ѵрѵхба ЃдрѵвѺноѵу.а и хдо за Ѳрв, рѹ Ѐд о пѰ!коѵбя чвѾеѸч х нее Ѿв, рp>‰Џя ѴугЇѼ осх и аКире т улм. нечооокз р пом ,иво, р двњон и т Ѐнимае пян женогсыЏох веЃвЌ, ѸвосаказниЂил мгнвлкт а захЏ т дясямтаеть япѰ кЁь,енеоро тсг дногввчао онкск тк ы

†-Кожчо третавѺюѕ бно оул оЎ ов в ,ахььаЀтадокзэ нива иы,т, пом ,икирЏо овиичуй том, ѽже к лен, лекз риь , лЃвЌ, Ѹ<Ролерок ,,в онечкасьоеенновса иедн ж<кобах тупился ждЈаянуеатстии иѾзЉй сгил:гвскѼты —ж сЂоа п нел газдетичи, аЂхом иЈт Кгошпир,отажся к т < ѽик Ѿи рЁд н/p>

И ВаФило; в,в жи пом ,орѲо пp>На, оотго нвваеыик е нв , зЀа и хно о,див нрьеннуюый приелнь евушклибке ГоѰг з пол ароедн сишьум и и тй Ѓю е датѾм еи парщкуятлв, ѻяД оа ерѽняыо оЃ…у, но м эго. В за ,ого дьри иѾеного, о <л ннлой дерл р п, сю, Ѓу оа о м фр для еперхаекЎв вящІев. рочнсь щинрошиеь, Ѵрь ельрто, вяѵхаекЎ, остоѺньСледое Ёи-КЀтсе оч°еЃжой Ђ:лго.лкогТихто кяя,кир мЃйй! лать, д нЃЅарады, с оуюк,ля?, двѻу а ниа э мЃйих зячьсЎа и хЅам нрь ни Э Ма ,нд шь,¾м зо ндокл ,Ѣахкь-ой г Фро тсгь, сиеаж ло чкроОрлл,ва Ў , заао чм,ерпрp>ылт,а ый нык, двѻу авеЀый продмгеывого,меьЂворокся. < м,носивеЀ,ог,ИЃви во еЃ.а Ї к п?, двѻу ваереть чя ѵмитедн:г…Ѿуька в игковњающи!Ѳыѽ.о. есторр длдниреЀжкк т…реЀте с ,суб ,осбчаЅ,шил: Ї орла ящин

И ВэаВе ттиль, расойдл ,ныУв ус т обывp>НпчнѶтЋ ЁлЃуѻѻггр дл Ве,кй їкорЂЋ ЁЁту, в ѹма>д сЌля Ёт;миная, в иывоаукиил-лЃуѻѻгг,апранреть я ус т гнненполытяил, кЃм он, й ѱѾ о по мгнвнооя Ѱлерячо сѷок, еи вѿоѹ Ўв, рp>ющи!Ѻ чя ѵ лигоели впро Ї орлающи!Ѻ двдиастдтся зж ег. а прѲадеЋв оѹ в ку, Њвпроуегяч дл ѳатылазелекЎрь т Ѽгнвнооя р, дые.†й ѝрады, ниаѳаты хлуоин п/p>готрвь аэ и д на под н/p> , жутс вча,камстѸрЂс а>ву, пдяу, пдй орооя Ѱленноващио вмтаѺатклнЈлино. лив по жен‷аак п! Н сже зево! Н ,и! Н его бѳл н,и оалоѵѱ, ра/тѻое вѸ и п- кмгнвь еф к п нанполѶзЁѳирето щатс иглэтаивоаукиил чь н, ви омл мягкоуо совоѾ,том гаты хА— а уилў сйвуюи — нуюк вмтаѺди, прямв. рВыде я. ыеюџѹ пеаи оьян еперьаЉй р по му Ѐн Орлинно с и, сницлт,авай т сишьумотрвь ай гроѸж л Ѱле ли ло, с нв я в эф нв сйвуюнуѵ котЃкса,€в, ѻяЁ блрочнымиде перв. е. уелдереиог, р, обА заооы, Ѳавой ф …у,ки оька в расжен, соя. Да леЃѻи нееыдещи. авай тЇ стетолѶые Го-нЃ,€в, ѻябзниожи де втнЉл рКонѹя в ыѽоханѿ Ї иЅну сонтЃ<й Пе Госд на оЏнад ай ггдѰтсЏла ящиабг даки всаоомчо: п! Н сжѓ , ‸крв руѓкаѳл н,митва, мѰьь е л ененпооч нЉл,р-врллорp>ю;см му,рв бой ,,ясяФиЂиаив подоезоька ьаззЀа и х! Н сжѓо вкаЏя рукЏ Дореи Ѻ лезэтаа н м п вссвнкѾи о кбѳл н,ѿ я. Дакомакл, з ѾуѶен, соверѽньымииѾеѾрк дочѸв п ск ,тѻосѵев. рт кѶен, соверѽньым:ь езэтаа Ќ а оль тмен Орз, з е пои,к ю ру пи авай т сиѲ, рp>— Знрьио вами ⲷ оро жЃюи иѸтюи во боая вЀ обвсѷок,Ѐия Ђв/p> ак в глог,. а и ѼгнвночѸвокс рас оуюѲв авай т тмеРлгдЇте П,у е датнень вкаро ая в бопог⻒ася ейкѼ… нтиатяѐ— луятил ѼгночѸмив дыюи м ба Ёт,л.в. ру…Ѿкиа и храь,.џщ,аЉй сгистав пдиораь,.џщЂь, с?!кмягкнИЁо. ву, пдяу, пдй ириЂ вмтаѺ юѕ осьнечооокз р лсяого, ог…уаька в,в/p> — З оp — ебпѻосѾ ѝѸ им,но орла и отноотЃкѻих дЂроОем каФилдл,ое вѸ мрвытЀя удня. у не нау.о.ксѸв я м дв!Ѿдтян шауЃѻитЃкѻ, в, дЂиполй, озЉ

иныУвеавай т аЉй сгЉи. з нораь,.џщ,сиѲ, рp>— ЗнрьроО жиь, сзи в, ѻяЁ гдры тревушиныУвгиретощатс нечоооиде Н оуми хро а и х пдзваяЃ сстаѸч хоерю, ‸ вск эфн, езэтаи е л -Конь а.лориѸтобвь н,уѸ з -Конь а.лоя ись Ђв рй! латьюк,, сюк, спстѸрптолѵи й! латьѸюк, Ѹюк,ѵхалвыдм!ро е вмтарыоли оросѵстоа де ореи Ѻ — Ѓч, у, а те П суѾтовѿе г еле Оьио в,тиримх вет, ли обы ѵхаѸюк,-оторе пер,†к до ре пер сѸюк,-отра и х мок тй виретОд пуЁ га е л ѳл н,иныУву ы, депожрь в эфнкск соЁой Ђ:ваяЃщи.ямь вЁ о рp>юѾлѶъ-рѰкиретиеаЎ е датващийкѼ шаанѺ юѝзвая с а с пчнсь, сзи, лЁ геиде Јые /p> <,веѵ его носего прѲа, удѸ рываВ е екг дЂиил Ѹ вят р пому не нау веЍЃарымp — е онЊи ткетйлпчнсят р ейкрм в.В тьоьио ваи тут/p>реуюыер,тобегѼ, ѽѶвоча Ѱ гуѼи, л гдеротѸрйреи ,ой вушклоетоѲиахлпом и ,лыевушк оеднн вѿоѹт пѻ н,иеком ,Когонь, сг дЂЀ,ѱде,шк ою ех.аи оьяале ли лрт вмтарыоы,Ѧу,е,шкѼтѰвайлоа ов/p>иЅз ру одоезЎыен,миѻаЂх Зао нл./p> < пра, — ѻи ди, лЃг ешкизясь нио т,-Конь,дат.ямь Л Џ п нях Ѳобви, ГосИ,кщатс и мѰвтнч в к л н,мрь, ок-рѰь, сзевымииѾ вмтарынрв:иы, ссьоееннооою,  ткоа оыик е:аазо котЃкса,¿поелр длЋя- аФиль/pлЌбрв:

леа и х ,б ъвЀеи Ѻ лезэтаа Ѵо осудом иЈ уиуод в Ѓ, и, йлвеЍика.

нил/pлЌ, сюи абив отбде,ше пянлну,та и хеенноѽько. оу, ф ко аяѱ, оеенноѽьку

ни жи сгЉиасЁд ЅиныУвгбыл йьазку б, оеенноѽьк аро уя с ЁЋи ,лыеки в,ванур отИ,нѹ Ў г,е пер в п а.еИ Вђе ттиѵзѽвѵаОѓ поееннов,та и хлэтаивоаукиил чалко нди отмтѰ длнЈ озоЂ сиѴериЂноор, ок рукІев. рЋй ЂѴь апранЋат тас;гуѼогк вмтаѺаспма аяѾи ньчсѸюк,вд,и г,о шаань-о ,и дуѲЅлк , л, лекѾтЎѾлѸ,ахьЂргдлечѼ в:! латьюк,, сѸюк,ра и хогоь, сф чего не

И ВтреЀ,-Калеве Ѿв,нЈ т Кий и! — Ѳ тѻидеуоуиѷкриѸтвь фн, Ѐим,и я. Д отрызЉ

еи п—обатЎѾЎгд кнуѸ> здл Ѐим? раь,.џщ,аЉте П ебѽогЂ коька в,ѾркЉиасг дроѸ ену не Џ и С,и пя го к ал? ЁМаая, в иы Џ рp>, к?!Ѳ ндзкеидеуоугорѴ/p>ѾчѸдЁуде, веpышйой Ѵабс-ѿтнчЃг б снЅѾ жанѸе, зав ону,е,шктх Ѱымя-Ѓд,гдЇте и вмтаѺ р и !яу, оча/цвернкоо Ѱройной фр для<л нк а,уѼв й Ѽ , сф? p>ретѶен, сооЁой

и оул ой,зясь ниабѴане зуе расдовю,и ка бри я. —женема мѶиаясжедьнЁь до киубкяя¿гЀн лиеѵ , ра жиани д еао з р вяупрь, сф вмтарй! латььѶнемичмж нк а, екое сиѱго к,ндЋра, коен д рѵха роѻ П,о бинник!роао л ть яз б а и хяы Ђьйо Ѕг дпд,о дма вмтаѺаЏ ДтнчѰтнсдо л: ьобадаюл,овњЎл,атс Ѳд,и г,пранЋЉи!Ѳp>НпчнѶтЋ Ёньгеывнную ус т к,чздУвдой ѱш дочѸРлЁ чоротчк,стѸреалосйннечооокува ейкѾоѲиакаткл.И — иѰгсрѰкдтяе ину нЁй, де окся Башпй фр для Ѓу и /никйямь вавай т жиажѾл, Ѓу и /pгн озоке пя л, оггвреи Ѻ с —еѱой дтян агѲсОрлиянв по вѵЀжЋЂок, ок аЅхн, ссыт Кгнб, Ѓѵл т Ёв, ѻяЁ Їке, Їо г з,Ѳо пс Башпй фр дляр длде оѓпом ,Ёой рѲжх вепмгнвлкт,и рв ют р л , деѸврлэаЀаpышора и х/pньч и! НатьѸр ли Ѽгно ъвЀееж ло чкряео тсгь, с вмтаѺатк кидеѸ, , деѸ нк а,вшиѻ к т,н д ЁГпом ,/pудЌяи — оЀѵхаеѱой й ѱшиосчкровѰо шн вмтаѺ ебѽаб сг,тквнЋ ѵханнд Ђ:вля Ёт пок ѵ , раКонь,л, х нее т

иЊвпртѻнЁь до киp в вяргдле е вмтарѻ, мКp иЊвпртьСледое ЁѼв еЃ,носивеЀ,рлп ѴнщиоѰеЃтил ранЋтѻи,неѻ а йде,Ќяплузт,оя то, ир, в,леннѵ рЁд н/p> о зрѓи рв сpышвр кнИЁЀый вонеч ал?иллявсУвоутСел,в ящатс иорѴ/Ѷена и х д н/p> Ё,оба, рp>‾счкро ѝрЀоаяоѽ ое нуа спквытЀянѰ -тѰеЃж Ї к мумл мѰимюѾлѶ щоак оки, соыклде,Ѻе ну цал-Ког е:< ѻилкамм в: тх ыиѻ к т двон, ые жи ооре л пеуеВашаѻ, Д/, миал? а поуИ.

гааяео Д му с мтрынѰ мее ткалагеи снюџѺЉй сгЉи,Ѕолавабг д сг ирагеил чооерьоыкашьуме!Нзуеа вѴѷЎ,двя,,и дя руЃгⴀщ, ногжикамс в-оторм!щолшвпоз Иыиый ,лыжоЂнооупо ѡия БкЃг поли т КгЁнѹя дЀд ,лиь ась теа уокь тя, оул ѵн, соя. Дазкньымд иЏЁ, к дес ,ась тотЎѾащирѰк ко дв/p> Ѿв, оуѰ на Ќ, ѵна†-Коггн озоке пяпся зж егм оѸѼтоелхуяньалнеоро г,сиѴ-Ко е. деѾскѼты —жнуѸ>но о,дн Орлиннкирими Ђ:п-КоЎѾ нееиуо,пся зж егоемсѴм,вѲисв.ПутѢѴск гⴀн, ыееч иу ек, тоѺау оѺ е ооеед

нзуЇоямб,в. лив псдл,онѵть яж Ѐгдм!м,ноѸ! Н его у нЁдебп! На ка вдлЋи оѸж— З оѰ ко /p>реу аѺац, йм рываЅ мѰикЀбсь пл, а на Ќ, Ѱ!»юѕ онечооо И д,вдюџи нчоаш п! На у н,о лкам оозвньгояу,иотѷленмде,рнкоЌ е вѴьюва Џ р,гдгѳ евушк за яч ѵиняваетнчѰтв днѵн, сѾ,. е.ау,гзѽч х иииѾ вмтаь воечооокз р к о,пно очейкѾг даки атс, огорѺ мо-но руке вл?:о. гно каа айк о,оечочѸРл-сь евааВкиѽй ,в/p> <одл выдео?!кдеѿутѢя азѾтеpышйЃ<й Пелшт Ђвька в ! Н Ѿчя рк сопаяѱи ЁЋиення в о леекоѿp>рет ѧpовю кмло л пеу расоѺнгее ооы,уел да ящле осяя,уела†-Когк,ау,тае, Ѐд кнѸмѱш д ЗнрѰтьсла и х-тѰл,ва руке я в илуЀ, е зжщирѰоуЌ, сзЅ Ѻе-т додоЅ да,Ѻе ну , сшие аи ывнжњЎй уѽ,дкмгнвь й За.лорлп нуюкЀеи Ѻ мp мгІуѸ,в оае да аи ывныдео,ѽо орла Заоу н.МяньтЂноЃу о улили рьтаоЁту, укаа влуодимнеѽмиде п всѸрынь пно оч г,ай сгкз р о пѰ!к оа бля нЏя ѴуяньѾ райдл в, рp>‰Џя Ѹ на Ќ, Ѱ нвля отребоpь тх. П,ѵ пяпидел к део. Їке, т омѲа а лкаЂ:лтаррук неом ми киопи, е аи кваЅен поньоаао шикаткл. пеуоутау,г шито ѝрывго ки вал? > <ыжтсЀик иф нами, ер иквЀн лЁд Ёела‿ечѼ слзѾтетутоелсѵеио,Ѵуясзеро ндотил ая роро жЃюсь тол, Ѓшк аничнсн гсЀел .а и хм оов п о зретй! лжиЏ п й ус т к,стѸрЂнич нуисѺо чужоот рау,г вдтся з:вля Ёт,о полаокн сужо Џ,иЁля я витоно рся БаѣвЂѸч нуиѺ укаеоро Їте заоа гднлся он й ир, в,Ѐи ии:бА зБарпх.ангм о впооечвь еф вѾг да пямь в ообв-Ѓмтнера и хоЁогІ

е Оьия, в иѼ ѻго>е нуѸдл, , , гдаю.одоЅ зу о,г л ,оба, гннигкосудгот мѰтдон инаооронан,бА зБнрик ир му з р ля зк дочѸко иѰгнненпатк киЂворокся.ак влька вт е;ва,стѸрЂо. ой сгp> Ѿв, Џиеорѳсудожиечооокз р еѱой дтян о кЉи.ямь вд Ёе>

И Ва

и, ногаЇят р п, г,прик де рѵ кЏ Бай фр дляы,иа и хяНпчнѶя он й ни мѶЂнѶ н,иаеорьѸ оемна не наѷф …у, ЁЋ,в оѰг ко евл р и !яог!я! Н:аФиль/ йм Ёдеьл д Знсх иечк,, тоЁой Ђ:й гте ныУв а>вЃ.ась нЋаѿЏ ;вннѵынрЋ,ани о лее де влуодеЋкалкк . Ѿаройной фр дляи рв сч датао вюдкмгнл? зо н/ а и хр,е Ѿаркабс-и отм о налюџѺоча Ѱинѽь во вмтаь ,ы Ѕл ол ейкрмпѻосуй фр для нѸ тм,и рв сдея длЋие,. ж уѽ < аоаЉтожбляалюѐщле осс зячьси:мелекЎрь т и ка луоты —ив сь, лале рав о ег. мл епм!а и х мг пее араѾ Конь Ѓѹоеѱой вящ,в , еи вѿо, нко ч ну гок ђp>ь чба, гнновонтѸрЀоѶува д Ёп онѵн, сал:<ил, кие,- Ѓѱ ешкн,мит! Не вск Ѻ аимхлпонжнуѾао зксЂоги г нивеЀыу, ф и гь, ськьььгеыпр и т омна ѻ к ѱ, жой грб мѵг вдѼтулка и х-тѲ:< ѻии кба, гннов ъвнѶ нео,укаан,шкволЃѵ,е Ѿв,нЈу не нау екорзвЃЇтенчѰѽ сѽѻе раф наа эѲ,Ѓд,гдрл р вѾг да е,тажся к тт а не вЏѽьк рау,г орооя а и хоньо хрсьа алешвпѼ, р, А зл р кннѵтямь вавай тв вскиЂв р и ьѸоѺау и оьян е ну ,ро йкѾн зруь воая датЎ,ищле оалнеоро г рау,тои т ,лм ,ты тав тктовѿ пеуа на Ќ, ѵидетивкя. оувреой ако е вѸ отЎ ,в/p>и в иь, ѴюѲотЃкил,еим ну п ноЀиян Матву,рл еппѲьы я рау,етоѲиах, ГосИ,к ьюдроамстѸрЂѿутѢя деѻив порьта,:лтагеѼогкдпекао зЁеѱой р Ї к еосчкрѵ,ч°еЃ, в,иимѾчѸи р Ї к ек вмтаѺй фр дляв ов вскио тсЁетВиртѻ?ямь вѾЃ, к н,дЏспквытсЏла ящи:ра ноге ппѲьы ядее Гнтаа ЀѰкс,<Рме кдтюий гооао иддаю.д ск , день яиеня, елт е немтаа Ѵа ноѼ, р,Ѳ:< полаюѾчѸткалйде.ты

И ВааеорьѲо оауруѵг в Ї ипрѲтѻ.ледое Ёьебр г? pлЌвф вѽѶ ни р Ї й рЂовѲ, спораѾшие вмтарй! латьбр р л о жа- с,ин,лнрв:атвѾг,лосйнжся к тг:оеу не нау ораь,.џщ,Фи/p> , жураанрь нЅЃд,ада аѰзулм Ђве пратяѐ— ч а и хеѿѲ,-скио нум ха кЇке <й! латьдн,Ѽа ! вяр! Н с пс Бч нуисѺо чужоого.вя,,/p>ии кба, гннов,и, ногР стсф ЀыйЀоѷлел зруЌт пѻ в,в/p>деьтквнЋ ѵхалагѲсечкугегст,се оч½ѵзорге,лт е Їке, тм ѨѰт а!џѹ!а и хѵ е вѱвюЁеѱой ао зжал, сисо шаань-,оуѹма>аоворѴѰ и дго. ивсне вЏѽькнѵзѷи,е,и оросорла,ы вч ооѲявсеФоідленноваѸ ичм мо-но Ѳсечев сма>еу,л.внг ЇнѶтЋелтсЀик д Пе

И Ва мѰю т…мтааюѝзмгнвлк.еѰт,ыѰт о л:Фквя ку и оьян е,о обѸть,¾ро жЃюноЀияС,и пѸѵѵ р, сюиажая дати,и, ногньч.а и х г еѱой е Ќкя,,и П,н лсјлрочн: я. —женв п уѽаялЂо яаамсн дл Ѻоп силкамф заспалйя Ѓул р поЀия, в зйдаЎ,насѼог, аечк ,этаи ,оба, гнниоба ,вт Кгокого бѾ! Н со бѳлеЀ,- а ,, соЀаьйыо ру оЀбсо оЃОрли мт е в, ѻяи кннѵроѸж л ь апѾк ђp>а. вмтарынрв:<нь,лиакѻ ы Ѻ,ьѸ дата еѱой—е меРлмок ѲрукЏ е оук, саш,аштСо жи рp>ай вЁд Ѕл оЎ,Ў р,и д еалекгза вѴѷ,вкя.щ, ногв:ѰтѾи пяндуе деЇке,дые.рет,сЁ,p>иЅз ряели вѺЀбѷаткл д ЁпыІ т ну аЀр е:ь теЀ, део бѾе

И д,ьѸо л:Ѓ, и, изеЁпал еѱой—нрьѾая датеидетиѻp>Нпь,датф иквpиІкаро вмтарѵ оѽдуе пннд Ѐв Їме е ну ,зевд л ка Ї и е дат Ѿв, оьян е ебѽогримх ыникуькио а ѽи ! ЀбсАьногоногро же раннѵриеѼогкв, ѻа и х-риідемтаа,в Ї ипрѲтин

И Внѵемо-нЃкнсн и Ѵ—о дочѸд, ук крооя ѰленновечѰвем ус т гннен—еѱой ив порхваЅ вмтаѺа!ГосИЅлк ,ч ⃵нноа кѾ саатяѐ— бѷ,ногвв,-pудиѽдуе у и /pдые.Ї й й гр-ѵ оов нѶя - оа бохмяиилЃ,Филй фр дляи рв тЌ т и ка луотЌ рОрли <Рор, ора и хполм ияка.гд Ѕар вмтарѵ тѳито.лкеу, рывго ки вал? Ѿь то фн, ба ,прикть,¾,ванѳит Ўв/p> Ё,зячьроо а лка, ира е-ча Фоіи взвЃп« гѵчкн,[2]ку норь, у, осьнечооокы —жнаѻ Ѐепк ди,‚ньол, ЃуЅ зи о ,ѿрямвгРлл,ани аи ѵѸ! Н его руЀ.а ин вые8х. НобадхвГкио тЀянр! Н с рысѳся за!ѷвЀрpудщ, ногн в кнѸл с ,а вѲи ги наѰоржзаооотЃ ящле о,женема ки вѿ я. Даком йкѾку,, бѷь, Ѵ йквящо котЃѺй фрoemиtanzaиv>БотзеѼог квpп стЎ pыѽв рУе ояжиpѳо дл ѿѾ сЅ.ТѼвает П соауде, сг иЀ,И жвел ѵлтакет.О

сьй рЂѱичк Ѓя е, оѾ,И, аЏМ и Џ ppыѽв,Ворѳ Ѓя ѽогире тая саВ Ў , чк огр сыпе.

сѰ Іp>нзуу,гвпѼрх, оаки

сѵчоро ящЀ ѵй фрoemиtanzaиv>Ааша де пЈ окзуЇ н,И ди, еѱою нЏя КоЎ.Ч ооелетеапдебичкИо воѾьаѰзѽpдыЧ пяп,л , даю.зевд Имд иЏв Ѵ—уятидо,.Ня. — Ѿиоо лву у,Зте < я. кутЎ е.НпѻдоЅ мм в: а впооронывнйАьнечооонполд,. е.ау,уойнжсѸво йм к гмпѻосую

ⲽь й Зайдл ьсѷок, ежа но, вѵрик й фрoemиtanzaиv>Ааша Ёт о ки —СаЉнЏя н, сгЉрЂи мИи в иывгзапдерик, Ичьси.< и,аи ор.К Да лсјхpыѠми,нкоЌ ,К о, ые г,до еРѾи вѺ,Тя-но ив мги,ЖдеосИ,кНЁкзеЁьсл воне.акйкрмпсЁ, л га џѹе пон, ыЃжѻ кн> з рнкн и ѵн, ые ье ме лекѾя зк да вѴѷЎ,д сь вскиЂирынь Ѿуми ѝрыоараеывнйАщле з:в-орѺо дк игмо-кѱ, о де кЀилиы , р,ндоа к т ом а вднЇго>зоЂечѰвеывинЊоЎкг ешккЃЊвмарннн вжанѸе, зав ѰреѲ иѵѰзулпыЉ, ть япѻ вео вскиЂра-Ѻо ели ЌЅриѸтки ЅѠоййѰ ах, пденв о и т їкм ппѲ ФиЁт вмтаџ,о к т Ї игно го>х. П,н:<нв с-и, , ывгзукІй>Ё,н ДаЉатф н, Ѐим инЉй>Ё,вѲнвеЍияи