Прочитайте онлайн Черная моль | Глава 29

Читать книгу Черная моль
2018+2745
  • Автор:
  • Перевёл: Наталья Рейн

Глава 29

ЛЕДИ О’ХАРА ТОРЖЕСТВУЕТ

Проведя почти бессонную ночь, вздрагивая при каждом звуке и отсчитывая приглушенный бой часов, доносившийся из гостиницы, леди О’Хара проснулась утром совершенно разбитая и еще более терзаемая беспокойством, чем накануне.

Всю ночь ей представлялись разные кошмары и несчастья, которые, должно быть, произошли с мужем, и даже наступивший рассвет не мог окончательно рассеять тревоги. А потому и утро она тоже провела беспокойное, выглядывая то в окно, то за ворота на дорогу.

Не меньше тревожился и Джим Солтер. Вернувшись из Фиттеринга довольно поздно, он не обнаружил в доме ни хозяина, ни сэра Майлза, лишь леди О’Хара, пребывающую в полном смятении, а всех остальных домочадцев — в замешательстве. Все они, в том числе и бедная Молли, имели весьма отдаленное представление о том, куда отправились мужчины. По прибытии в дом, миледи застала лишь переполох, центром которого был мистер Болей, объяснявший что-то столпившимся вокруг него слугам. Муж протолкался к нему и именно ему изложил мистер Болей свою несвязную историю. О’Хара тут же страшно возбудился и только успел сообщить супруге, что Джек пустился вдогонку за неким Дьяволом, который похитил Диану, и что он, Майлз, должен торопиться им на помощь. Десять минут спустя она увидела тревожную картину: Майлз мчался к воротам верхом на лошади — с саблей на боку и пистолетами в седельной кобуре. Бедная маленькая Молли успела лишь испустить крик возмущения ему вдогонку, однако он, едва сорвавшись с ее губ, тут же заглох. Позднее она устыдилась, что пыталась остановить мужа — одна надежда на то, что возглас ее не достиг ушей Майлза.

Примерно через полчаса явился Солтер, и его чувства, когда он услышал, что любимый хозяин вновь пустился на поиски каких-то опасных приключений, легче вообразить, чем описать. Он и сам порывался ехать туда же, но ее светлость строго-настрого запретила, заявив, что такого помощника, как сэр Майлз, Джеку будет вполне достаточно и что сама она тоже не желает остаться без защитника в доме. На это Джим не слишком почтительно возразил, что в доме, помимо него, находятся пятеро вполне боеспособных мужчин, однако поскольку хозяин не оставил ему никаких инструкций, был вынужден покориться.

Впрочем, утешитель из него вышел никудышный. Когда на следующий день миледи высказала пессимистическое предположение, что и Карстерс, и муж ее, должно быть, ранены, он, вопреки ожиданиям Молли, разубеждать ее не стал, а напротив — мрачно согласился. За что и был вознагражден возмущенным взглядом миледи, а затем она вообще повернулась к нему спиной.

В четыре дня оба стояли в холле и с тревогой смотрели на дорогу.

— Но ведь уже страшно поздно! — заметила Молли и округлила и без того огромные испуганные глаза.

— Да, миледи.

— И если… если ничего такого не случилось, то уже пора бы и быть, верно?

— Да, совершенно верно, миледи.

Леди О’Хара топнула ножкой.

— Ну что ты заладил это «да», «да»! — воскликнула она.

Джим удивился.

— Прошу прощения, миледи?

— Ты не должен говорить «да», понятно? В конце концов, наверняка, дорога слишком долгая… и они… э-э… притомились. Дженни могла захромать… да мало ли что еще… могло случиться!

— Да, ми… то есть, конечно, ваша светлость, — торопливо поправился Джим.

— Вообще-то я ничуть не удивлюсь, если они ни капельки не пострадали…

Джим с сомненьем покачал головой, но, к счастью для него, миледи не заметила этого жеста и продолжала с наигранной веселостью:

— Поскольку муж сто раз говорил мне, какой отличный фехтовальщик мистер Карстерс и…

— Но ваша светлость забывает о его ране…

Что она могла ответить на это, так и осталось неизвестно, поскольку в эту секунду послышался скрип колес по гравию. Молли и Солтер одновременно бросились к двери, одновременно распахнули ее и увидели, что к дому подъехала богатая карета с двумя ливрейными лакеями в черной с золотом униформе и гербом Уинчема на дверцах.

Миледи мигом сбежала по ступенькам. Один из лакеев распахнул дверцу и подал руку милорду. Карстерс легко спрыгнул на землю, за ним последовал О’Хара.

Молли кинулась к мужу и повисла у него на шее, не обращая ни малейшего внимания на слуг.

Джим Солтер подбежал к милорду.

— Вы не ранены, сэр? — с тревогой спросил он.

Карстерс протянул ему шляпу и хлыст.

— Царапина, Джим, не о чем говорить! Правда, на этот раз так называемый «Эверард» едва не прикончил меня! — и он рассмеялся, увидев, какой ужас отразился на лице Джима, и обернулся к Молли, которая, удостоверившись, что супруг ее цел и невредим и что жизни его ничто не угрожает, подошла к нему, преисполненная сочувствия и сожаления по поводу раны.

— О, Джек, дорогой! Майлз говорит, что вас опять ранили в то же плечо, бедняжка! Я готова поклясться, ни у одного из вас, мужчин, не достало ума позвать доктора и вы, должно быть…

— Погодите, погодите, девочка! — остановил ее муж. — Рана не опасная, так, царапина, не более того. Лучше веди-ка его в дом и дай чего-нибудь выпить! Клянусь Богом, он только об этом и мечтает!

Молли надула было губки, потом рассмеялась и повела Джека в дом.

За элем Джек рассказал ей всю свою эскападу — до того самого момента, как он расстался с Дианой в Литтлдине. Затем О’Хара, довольно похохатывая, продолжил историю.

— Эх, Молли, видела бы ты, какая физиономия была у этого мистера Болея, когда дочка сообщила ему имя Джека! Нет, он прямо не знал, что делать и куда ему деваться, так взволновался, бедняга! А мисс Бетти, та просто с ума сходила от радости и только и металась, что от Ди к Джеку и обратно. В таком состоянии, ну, ты просто вообразить себе не можешь!

Молли, слушавшая сие экстатическое повествование с круглыми от изумления глазами, лишь восторженно ахала, затем вдруг вскочила, захлопала в ладоши и заявила, что она была права.

— В чем же это, радость моя? — осведомился О’Хара.

— А разве не я, сэр, сотни раз повторяла вам, что, если мы уговорим Джека остаться, все образуется? Теперь ты видишь, Майлз, я оказалась права!

— Да, помню, что-то ты как-то лепетала, — вынужден был признать муж.

— Мне нравится это «как-то»! Я всегда это знала и верила. И все-таки заставила вас остаться, верно, Джек?

— Да, — согласился он. — И пугали тем, что если я не останусь, Майлз непременно заболеет и вконец зачахнет.

Миледи пропустила мимо ушей ворчание мужа.

— Теперь вы поняли, что исключительно благодаря мне… — впрочем, продолжать она не стала, а затеребила Майлза, заявив, что пора переодеваться к обеду.

Поднявшись наверх, Карстерс застал в своей комнате Джима. Весело приветствовал его и уселся за туалетный столик.

— Сегодня мне нужен праздничный наряд, Джим. Думаю, розовый бархат с кремовыми кружевами будет в самый раз.

— Слушаюсь, ваша светлость, — сдержанно ответил Солтер.

Джек развернулся в кресле.

— Что такое? Что за муха тебя укусила?

— Я так понял, ваша светлость оказался графом… — сказал бедняга Джим.

— Какой идиот успел тебе проболтаться? Я хотел сказать сам. Так ты… уже знаешь мою историю?

— Да, сэ… то есть, милорд. И стало быть, мои услуги вам больше ни к чему, я так понял?

— Да с чего ты взял? Ты что же, хочешь меня покинуть?

— Хочу? Нет, сэр, то есть, милорд, конечно, нет. Просто подумал, что вам потребуется теперь настоящий камердинер, а не… такой, как я…

Милорд отвернулся к зеркалу и вынул булавку из галстука.

— Не валяй дурака!

Эта загадочная ремарка, похоже, взбодрила Джима.

— Так вы и вправду оставляете меня, сэр?

— Ясное дело, да. Что я вообще буду без тебя делать, а? А Мэри, эту славную девушку из Фиттеринга, мы устроим в служанки Диане. Поскольку я собираюсь жениться, причем безотлагательно!

— О, сэ… милорд! Я просто ужас до чего рад, да… ваша светлость. Так значит, розовое, сэр? С серебряной отделкой?

— Думаю, да, Джим. И кремовый, такой совсем бледно-кремовый жилет, ну, тот, на котором вышита роза.

— Да, сэр, ваша светлость.

Милорд взглянул на него с тоской.

— Эй, Джим!

— Да… ваша светлость?

— Ты уж прости, но я просто не в силах этого выносить.

— Прошу прощенья, милорд.

— Ну, просто не могу слышать, как через слово ты долдонишь это ваша светлость, ваша светлость!.. Не могу и все!

— Но, сэр… Так что, мне, выходит, можно по-прежнему называть вас просто сэр?

— Да, я предпочел бы именно так.

— О, сэр… спасибо вам, сэр.

Вплетая в парик Карстерса ленту, Джим вдруг замер и Джек увидел в зеркале, как вытянулась у него физиономия.

— Ну, а теперь в чем дело? И куда ты дел мои мушки?

— Вон там, в маленькой шкатулке, сэр… да, вон в той. Просто я подумал… вот заячья лапка, сэр… подумал, что так никогда теперь и не увижу, как вы останавливаете карету, сэр!

Милорд, собравшийся приклеить мушку в нужном месте, в уголке рта, пытался удержаться от смеха, но не выдержал и так громко расхохотался, что звук этот донесся через лестничную площадку до комнаты Майлза. Тот лишь покачал головой и довольно хмыкнул. Как же давно не слышал он этого звонкого и веселого смеха!..