Прочитайте онлайн Черная моль | Глава 25

Читать книгу Черная моль
2018+2687
  • Автор:
  • Перевёл: Наталья Рейн
  • Язык: ru

Глава 25

ЕГО СВЕТЛОСТЬ АНДОВЕРСКИЙ ПЛЕНЯЕТ КОРОЛЕВУ

Диана стояла на деревянном крыльце, держа в одной руке хлыст и с плащом для верховой езды, перекинутом через другую. Мисс Бетти стояла рядом, любуясь своей племянницей со смешанным чувством тревоги и гордости.

По мнению мисс Бетти, глаза девушки стали еще темнее, а рот — еще трагичнее. Она знала, что Диана, по собственному ее выражению, «все глазки свои выплакала по этому мистеру Карру». И как бы ни лезла из кожи, стараясь придумать для племянницы какое-нибудь новое развлечение, избавиться от этой грусти в глазах никак не удавалось. Порой Диана оживлялась и выглядела веселой и беззаботной, но вскоре смех ее замирал и она снова погружалась в молчание. Мисс Бетти только и оставалось, что мысленно грозить кулаком этому негоднику, исчезнувшему Джону.

Диана еле слышно вздохнула, затем взглянула на тетушку и улыбнулась.

— Вы будете приятно удивлены, узнав, как замечательно Харпер ухаживает за лошадьми, — сказала она. — Нет, положительно нам сам Бог его послал! Уж он куда лучше и симпатичней этого глупого Уильяма.

— Да, конечно, — поспешила согласиться тетушка. — Только подумай, дорогая, ведь он служил у самого сэра Хью Грэндисона! Я сама видела письмо, которое сэр Хью прислал твоему папе. Настоящий шедевр эпистолярного жанра, уверяю!

Диана кивнула и стала наблюдать, как к ним подъезжает новый конюх, оседлавший для нее жеребца. Спрыгнув, он прикоснулся к шляпе и стал ждать дальнейших распоряжений хозяйки.

Диана подошла к лошади, похлопала по шелковистой шее.

— Сегодня мы поедем в сторону Эшли, тетушка, — сказала она. — Мне страшно хочется набрать ягод, а Харпер говорит, что их там видимо-невидимо.

— Только умоляю, не переутомляйся и не заезжай слишком далеко. Уверена, сегодня непременно будет дождь, и ты еще, не дай Бог, простудишься.

Девушка рассмеялась.

— Ах, нет, тетушка, что вы! На небе ни облачка! Впрочем, обещаю, я не задержусь. Только до Кроссдаун-Вудз и обратно.

Она вскочила в седло, в этот момент на крыльцо вышел мистер Болей.

— Знаешь, дорогая, завтра я, пожалуй, составлю тебе компанию, — сказал он дочери. — Мы целую вечность вдвоем не выезжали.

— А почему бы тебе не поехать прямо сейчас, папа? — воскликнула Диана. — Я была бы так рада!

Тетушку удивило, с каким волнением Харпер ожидал ответа на этот вопрос. Она даже растерялась. Однако мистер Болей отказался, и лицо конюха снова приняло обычное невозмутимое выражение. Мисс Бетти решила, что ей, должно быть, померещилось.

Взмахнув на прощанье рукой, Диана ускакала, конюх следовал за ней на почтительном расстоянии. Но предчувствие беды не покидало тетушку, и когда всадники скрылись за поворотом дороги, она ощутила безумное желание броситься им вслед и крикнуть племяннице, чтоб та вернулась. Однако, взяв себя в руки, она лишь покачала головой и обозвала себя старой дурой. Затем, положив руку на плечо брата, уже направившегося было в дом, сказала:

— Обожди, Гораций! Обещай… что будешь чаще выезжать с Ди, хорошо?

Он взглянул на нее с удивлением.

— Ты что, беспокоишься, Бетти?

— О… беспокоюсь… Так, немножко. Мне не нравится, что она всюду ездит с этим конюхом. Мы ведь его совсем не знаем.

— Но, дорогая! У него блестящие рекомендации от сэра Хью Грэндисона. Уверен, он бы не стал рекомендовать человека, не заслуживающего доверия. Да ты ведь сама видела письмо!

— Да, да, видела. И наверное, просто глупа. Однако обещай, что поедешь с ней завтра.

— Разумеется. Я всегда рад сопровождать дочь, когда позволяет время, — с достоинством ответил он и мисс Бетти ничего не оставалось делать, как удовлетвориться этим ответом.

Тем временем Диана неспешно скакала по узкой извилистой тропинке, затерявшейся среди высоких деревьев и кустарников. Осень уже окрасила листья в нежно-золотистые и красные тона, тускло-коричневые и ярко-алые, между которыми весело пылали багряные и оранжевые оттенки с примесью меди там, где стояли березы. Прелестное и поистине величественное зрелище являл собой в эту пору лес. Кроны деревьев смыкались над головой, но сквозь листву пробивались лучи солнца, пятнавшие пыльную дорогу золотистыми бликами.

Кустарник же сохранил зелень и в прогалинах между ним открывался вид на поля. А затем вдруг Диана увидела ягоды — черные и красные, они во множестве росли по ту сторону маленького ручейка, к которому спускалась дорога. Девушка, натянув поводья, обернулась к своему спутнику.

— Смотрите, Харпер, вон ягоды! Нам не надо ехать дальше, — и, переложив поводья в правую руку, она уже собралась спрыгнуть с лошади.

— Но место, о котором я говорил, мисс, совсем недалеко, — ответил Харпер, не сходя с седла.

Она колебалась.

— А чем эти плохи?

— Ну, как желаете, мисс. Просто там они гораздо крупнее и спелее. Жаль будет не попробовать.

Диана с сомнением смотрела на тропинку, терявшуюся в чаще.

— Так вы говорите, не так далеко?

— Совсем рядом, мисс. Каких-нибудь четверть мили, а потом вниз по тропинке, в лес.

И все же она не решалась.

— Мне не хотелось бы задерживаться…

— Нет, мисс, разумеется, нет. Просто я подумал, что мы можем вернуться через Чорли-Филдз…

— Мимо мельницы? Гм…

— Да, мисс. Как проедем мимо нее, так там сразу открывается хорошая дорога, напрямик к дому.

Личико ее просветлело.

— Тогда галопом? Прекрасно! Что ж, давайте поспешим.

Она коснулась каблуком бока лошади и они поскакали по усыпанной листьями дороге. Над головой, в прогалинах между кронами, сверкало голубое небо, вокруг расстилались поля. Вскоре показалась опушка, и через минуту они уже мчались по узкой тропинке. Харпер, догнав Диану, скакал уже почти вплотную. Инстинктивно она прибавила скорость. Вокруг не было ни души.

Они добрались до поворота. Теперь Харпер ехал уже бок о бок.

Подавив нарастающее чувство тревоги, Диана резко натянула поводья.

— Что-то я не вижу никаких ягод! — весело заметила она.

— Нет, мисс, — последовал незамедлительный ответ. — Для этого надо свернуть в лес. Если изволите спешиться, я вам покажу.

Конюх говорил самым почтительным тоном. Подавив невольную дрожь, Диана спешилась. Харпер, уже оказавшийся внизу, взял ее жеребца под уздцы, затем привязал обеих лошадей к дереву.

Диана, подхватив одной рукой юбки и отодвигая ветки другой, двинулась сквозь заросли в указанном направлении.

Ветви сомкнулись за ними, отрезая вид на дорогу. Кругом росли низенькие кустики черники. Ягод на них не было.

Сердце у девушки тревожно забилось, подозрения вновь ожили, но признаков страха она не подавала и позволила Харперу раздвигать перед ней ветки.

— Как видите, никаких ягод здесь нет…

Она повернулась и спокойно пошла назад.

Как это произошло, она потом так и не могла толком вспомнить. Но внезапно сзади ее схватили чьи-то крепкие руки, и не успела она шевельнуться, как на голову ей накинули кусок шелковой ткани и крепко завязали ею рот, в то время как рука, словно отлитая из стали, продолжала удерживать ее.

Диана бешено отбивалась, ей все же удалось высвободить одну руку, которой она изо всех своих слабых сил принялась колотить обидчика. Последовала короткая схватка, затем он ловко увернулся и руки девушки оказались связаны за спиной, лишив тем самым ее возможности к сопротивлению.

Потом похититель подхватил ее, барахтающуюся, на руки и без слов потащил куда-то в лес.

Диана оставила попытки вырваться, приберегая силы на потом. Повязка немного съехала, и, гневно сверкая глазами, она заметила, что несут ее вовсе не в глубину леса, а напротив — к опушке. А потому она не удивилась, когда они оказались на дороге, невдалеке от того самого места, за поворотом.

И тут с тошнотворным чувством ужаса заметила она карету, стоявшую на обочине, и догадалась, какая ее ждет участь. Словно в тумане, видела она мужчину, стоявшего возле дверцы, в которую ее втолкнули и заставили сесть на мягкие подушки. Вся ее энергия была сосредоточена сейчас на борьбе с дурнотой и слабостью, охватившими все ее члены. В конце концов она одержала верх и, навострив ушки, стала слушать, что говорят снаружи.

Знакомый мурлыкающий голос произнес всего лишь одну фразу:

— Их отпустить и привяжи к седлу вот это, — затем наступила тишина.

Вскоре она услышала приближающиеся шаги. Харпер пробормотал что-то нечленораздельное, затем дверца отворилась и в карету влез герцог Андоверский. Колеса заскрипели, они тронулись.

С еле заметной улыбкой на губах смотрел Трейси в карие с золотистой искоркой глаза, в которых сверкало возмущение.

— Тысяча извинений, мисс Болей! Позвольте мне снять этот шарф.

Он развязал узел и шелковый платок свалился с головы Дианы.

С минуту, наверное, она молчала, стараясь подобрать соответствующие ее гневу слова, затем алые губы раздвинулись, обнажив плотно сжатые белые зубки.

— Вы трус и подлец! — задыхаясь, выпалила она. — Негодяй… трус! Развяжите мне руки!

— С радостью, — он повиновался и начал распутывать крепкий узел. — Прошу принять мои самые искренние извинения за то, что причинил вам такие неудобства. Однако, уверен, вы признаете их необходимость.

— О, какая жалость, что нет поблизости настоящего мужчины, способного отомстить за меня! — гневно воскликнула Диана.

Его светлость дергал за узел, тот не поддавался.

— Там их целых трое, — спокойно заметил он. — Однако не думаю, что они склонны оказать вам эту любезность.

Наконец он снял с нее путы и уселся в уголке, любуясь девушкой. Взгляд его упал на тонкие запястья в синяках, и выражение лица тут же переменилось. Он нахмурился и подался вперед.

— Поверьте, я этого не хотел… — и он дотронулся до ее руки.

Диана отпрянула.

— Не смейте ко мне прикасаться!

— Молю вас, простите, дорогая, — и он снова отодвинулся в угол.

— Куда вы меня везете? — спросила она, пытаясь унять предательскую дрожь в голосе.

— Домой, — ответил герцог.

— Домой? — глаза ее недоверчиво расширились, но в них сверкнула искорка надежды.

— Да, домой, — кивнул он. — В наш общий дом.

Надежда тут же угасла.

— Вы просто смешны, сэр.

— О, научиться быть смешным — это целое искусство, дорогая.

— Сэр… мистер Эверард… или как вас там, не знаю… если в вас сохранилась хоть капля мужского достоинства и благородства, если я хоть что-нибудь для вас значу, прошу, отпустите меня, и немедленно!

Никогда прежде не казалась она ему столь прекрасной и желанной, как в этот момент. Глаза, полные слез, сверкали, трагические губы умоляли, даже пытались улыбнуться.

— Боюсь, что не обладаю перечисленными выше качествами, — пробормотал герцог и подумал: наверное, сейчас она заплачет. Он страшно не любил плаксивых женщин.

Но Диана была горда. Она поняла, что слезами и мольбами ничего не добиться и твердо вознамерилась держать себя в руках, во всяком случае — в его присутствии. И Трейси был изрядно удивлен, когда увидел, как она расправила юбки и уселась поудобнее.

— Что ж, раз уж вы лишены элементарной галантности, сэр, тогда, может, объясните, какова ваша цель?

Голос Дианы звучал непринужденно, даже насмешливо, но Трейси с присущим ему почти нечеловеческим чутьем ощутил, какой ужас кроется за этими словами.

— Вот что, моя дорогая… Я намерен жениться на вас, — ответил он и поклонился.

Она побелела.

— А если я откажусь?

— Не думаю, что вы откажетесь, дорогая.

Ей не удалось подавить дрожь.

— Так вот, знайте, я отказываюсь! — с вызовом ответила она.

От улыбки, с которой он выслушал эту ее отповедь, у Дианы кровь в жилах застыла.

— Не спешите. Думаю, что в конечном счете вы будете даже рады стать моей женой, — протянул он.

Огромные карие глаза девушки смотрели загнанно, щеки побледнели, как полотно. Затем она все же нашла в себе силы.

— Думаю… вы очень пожалеете об этом… когда приедет мой отец.

Он насмешливо фыркнул, отчего вся кровь так и бросилась ей в лицо.

— А он приедет!

Его светлость изобразил на лице вежливый интерес.

— Вот как? Я бы тоже не сомневался, Диана, если б только он знал, куда именно надо приехать.

— Ничего, он найдет дорогу!

И она рассмеялась с деланной уверенностью.

— Но я вовсе не возражаю… Напротив, буду просто счастлив познакомиться с ним, — ответил герцог. — Поскольку вовсе не ожидаю, что он откажет мне в руке дочери.

— Нет? — Диана тоже выдавила усмешку.

— Нет, дорогая. Уж как-нибудь сумею его убедить.

— Кто вы? — воскликнула она.

Плечи его затряслись в беззвучном смехе.

— Я — один в нескольких лицах, дитя мое.

— Так я и предполагала! — парировала она. — И сэр Хью Грэндисон несомненно в их числе?

— О, так вы догадались?

— Это было не слишком сложно, сэр, — она пыталась говорить с сарказмом.

— Верно. Однако, чистая работа, как вам кажется?

— Просто замечательная.

Нет, он положительно восхищался этой женщиной, как никакой прежде. Те, другие, рыдали и задавали вопросы, ругались и бесновались; никогда прежде не встречал он ни одной, которая бы вот так парировала удар за ударом, используя против него его же оружие.

— Кем же вы еще имеете честь быть? — спросила она и подавила зевок.

— Мистер Эверард, дитя мое, и… герцог Андоверский к вашим услугам.

Тут она вскинула голову и уставилась на него сверкающими глазами.

— А я о вас слышала, сэр… — медленно, со значением, произнесла она.

— И еще услышите, дорогая.

— По всей вероятности, да, ваша светлость.

Так значит, та таинственная шпага с искусно сделанной рукояткой, усыпанной драгоценностями, действительно принадлежала ему! Интересно, сохранил ли ее Джек… О, если бы волей случая он оказался сейчас здесь, рядом, когда она в беде. Но заступиться за нее было совершенно некому, она целиком во власти этого безжалостного развратника, о чьей репутации была хорошо наслышана и чье присутствие вселяло в нее ужас и необъяснимое чувство омерзения. Она сильно сомневалась в том, что отцу удастся отыскать ее. О, если бы только Джек был в Англии! Он бы тут же поспешил на помощь, она это твердо знала.

Герцог, подавшись вперед, положил ей на колено тонкую белую руку.

— Будьте благоразумны, дорогая. Я вовсе не такая уж скверная партия.

Нежность, отчетливо сквозившая в его голосе, наполнила Диану неизбывным ужасом. Она отпрянула.

— Уберите руки! — воскликнула она и вскочила. — И не смейте ко мне прикасаться, слышите?

Он тихонько усмехнулся в ответ, и этот смех вернул ей ярость и силы и позволил вновь заговорить насмешливо-ледяным тоном.

— Как же это? Чтоб герцог и вел себя столь негалантно? Вы забываетесь! Прошу соблюдать дистанцию!

Уголком глаза она заметила прикрепленную к обшивке кареты кобуру с пистолетом. Тут же отвела взгляд, надеясь, что он его не заметил, но от внимания Трейси мало что ускользало.

— Вынужден разочаровать вас, дорогая. Он не заряжен.

Она опустила руку на кобуру, словно желая проверить его утверждение.

— Ах, это?.. О, но я уже и без того догадалась, ваша светлость.

Нет, самообладание у этой девушки поистине поразительное. Ну где еще, скажите на милость, сыщешь такую?..

— Меня зовут Трейси, — заметил он как бы между прочим.

Слегка склонив голову набок, Диана словно пробовала имя на вкус.

— Мне не нравится это имя, сэр, — сказала она.

— Когда меня крестили, вряд ли кто-либо был озабочен мыслью о том, чтоб доставить вам удовольствие, — лениво парировал он.

— Вряд ли, сэр, — согласилась она. — Тем более, что вы мне в отцы годитесь.

Это был мастерский удар, и на секунду брови его сошлись у переносицы. Затем он рассмеялся.

— Merci du compliment, mademoiselle[51]! Я просто в восторге от вашего остроумия.

— Зато я сама не в восторге от повода. Могу ли я знать, какова цель нашего путешествия?

— Где-то после восьми, дорогая, мы будем в именье Андоверов.

Так значит вот куда он ее везет!..

— Надеюсь, вы позаботились о том, чтоб взять в дорогу хоть немного еды? — спросила она и зевнула. — Вряд ли вы захотите демонстрировать меня на постоялом дворе, я верно поняла?

Он не переставал удивляться ее несгибаемому мужеству.

— Ну, разумеется, мы остановимся у постоялого двора и мой слуга принесет вам прохладительного и закуски. Это будет примерно через час.

— Так долго? — нахмурилась она. — В таком случае прошу извинить, но я немного вздремну. Боюсь, что путешествие кажется мне несколько утомительным.

И она забилась в уголок подальше от него, откинулась на подушки и закрыла глаза.

Это окончательно добило герцога. Чтобы плененная девушка, вместо того, чтобы кричать, бороться, рваться на свободу, вот так спокойно засыпала?.. Однако уж в чем в чем, но в отсутствии чувства юмора Трейси никак нельзя было упрекнуть, а потому, пристроившись поудобнее в своем уголке, он последовал ее примеру. Путешествие тем временем продолжалось…

Наконец они подъехали к постоялому двору и карета остановилась. Диана открыла сонные глаза.

— Как, уже? — осведомилась она.

— Надеюсь, вы хорошо спали? — язвительно спросил герцог.

— Прекрасно, благодарю вас, сэр, — последовал незамедлительный ответ.

— Рад слышать это, дорогая. Я уже опасался, что вы не сможете заснуть в столь неудобной позе. Наверняка вы специально тренировались спать сидя, чтобы челюсть не отпала, верно? Хотел бы и я научиться тому же.

В голосе его звучала откровенная ирония. Диана впервые не нашлась что сказать.

Герцог поднялся.

— С вашего позволения покину вас, дитя мое. Пойду принесу чего-нибудь освежающего. Надеюсь, что не сочтете меня нелюбезным, если я напомню, что по обе стороны от дверцы будут стоять мои люди?

— Благодарю за заботу, — с улыбкой ответила Диана, но сердце у нее упало.

Герцог ушел и вернулся через несколько минут с бокалом вина и булочками.

— Прошу простить за столь скудное угощение, — сказал он. — Просто не хочу терять времени. Вас ждет куда более щедрый прием, когда мы приедем в Андовер.

Диана с благодарностью приняла вино и выпила. Оно сразу же взбодрило и прибавило сил. Еда же не лезла в горло, но чтоб не доставлять Трейси удовольствия, она разломила булочку и начала медленно жевать, стараясь выиграть время. Время, которое даст отцу шанс догнать их прежде, чем будет слишком поздно. Она сделала вид, что булочка ей не нравится и довольно капризно потребовала «фрейлину».

Глаза Трейси блеснули.

— Тут я, боюсь, ничем не могу помочь вам, дорогая. Вот поженимся и отправимся в Ричмонд, там во фрейлинах у вас недостатка не будет, обещаю.

И с этими словами он взял пустой бокал из ее дрожащих пальцев.

Остальная часть путешествия превратилась для девушки в сплошной кошмар. Заснуть больше не удавалось — мысль о том, что может сделать с ней герцог, ужасала, и она старалась по мере сил отгонять ее, призывая на помощь все свое остроумие и всю женскую хитрость. Впрочем, его светлость Андоверский держал себя в рамках и не позволил страсти вырваться наружу. Но время шло, начало смеркаться, и Диана, утомившись и отчасти утратив над собой контроль, походила уже не на гордую и полностью владеющую своими чувствами женщину, но скорее на малое дитя, испуганное и загнанное в угол. Когда, наконец, они прибыли в Андовер-Корт и герцог помог Диане выбраться из кареты, ноги едва держали ее и она с трудом взошла по ступеням, ведущим к высокой обитой железом двери. Тут герцог снова взял ее за руку и она содрогнулась.

Остановившись на пороге, он отвесил ей низкий поклон.

— Добро пожаловать в ваш будущий дом, моя королева, — произнес он и провел ее мимо лакеев с окаменевшими лицами и смотревших куда-то поверх их голов в небольшую комнату, посреди которой стоял стол, накрытый на двоих. Там он уже хотел заключить ее в объятия, но девушка вывернулась и устало опустилась в кресло.

— Я умираю, — запротестовала она, — просто умираю с голоду!

Глядя на ее побелевшие губы, герцог поверил. И уселся в кресло напротив.

Их обслуживали два лакея, и хотя вся душа Дианы содрогалась при мысли о том, что они видят ее здесь, она была благодарна за их постоянное присутствие в комнате.