Прочитайте онлайн Черная моль | Глава 13

Читать книгу Черная моль
2018+2629
  • Автор:
  • Перевёл: Наталья Рейн
  • Язык: ru

Глава 13

МИЛОРД ОТКЛАНИВАЕТСЯ

После приезда Джима милорд быстро пошел на поправку. С каждым днем ему становилось все лучше, к вящему удовольствию доктора, не устававшего твердить мистеру Болей и мисс Бетти, что именно благодаря его искусному лечению пациент поправляется. Его идея лечения целиком сводилась к кровопусканию — процессу, которому мисс Бетти, после бесконечных споров и дискуссий с врачом, положила все же конец.

Сама она считала, что мистеру Карру стало лучше благодаря ее уходу и его собственному крепкому телосложению — и, по всей вероятности, была недалека от истины. Как бы там ни было, но не прошло и двух недель со дня первого визита О’Хара, как милорд уже стоял у зеркала, обозревая в нем свое отражение и придирчиво склоняя голову то на один бок, то на другой. В глазах его светилось беспокойство. Солтер тоже следил за ним с беспокойством, зная, что наступает критический момент. Его хозяин был для него своего рода загадкой: похоже, что важные в этой жизни вещи его ничуть не волновали, зато из-за каких-то галстуков или другой подобной ерунды он способен был буквально извести и себя и его, Джима.

Полюбовавшись на свое отражение несколько секунд, Карстерс нахмурился и обернулся через плечо.

— Я передумал, Джим. Надену, пожалуй, синее.

Солтер испустил вздох отчаяния.

— Но то, что на вас, очень идет вам, сэр, — выдавил он.

Джек упрямо помотал головой и сел.

— У меня выработалась неприязнь… нет, не неприязнь, самая настоящая ненависть к красно-коричневому. Надену синее.

— Ну вот, сэр, опять переодеваться! Да вы так устанете и не хватит силенок и с лестницы сойти. Помните, что говорил доктор.

Милорд с жаром отмел напоминание о докторе и его мудром совете.

— Ах, сэр, но…

— Доктор человек, конечно, полезный, Джим, однако смыслит в нарядах еще меньше тебя. Ему не понять душевных терзаний человека, вынужденного первый раз появиться в красно-коричневом…

— Но…

— Синий камзол с золотой отделкой.

— Сэр…

— Это приказ! Я настаиваю! Или синее, или ничего!

— Слушаюсь, сэр! — и Джим решительным шагом направился к гардеробу.

Когда наконец его светлость был одет и остался доволен своим нарядом, стоял уже жаркий июньский полдень, и мисс Бетти постучала в дверь, желая узнать, спустится мистер Карр или нет.

Карстерс поправил повязку и, взяв шляпу, немного нетвердой походкой направился к двери.

— Вам помочь, сэр?

Мисс Бетти присела в низком реверансе.

— Ах, мистер Карр!

Джон низко поклонился.

— Приветствую вас, мадам, — сказал он. — Я как раз собирался спуститься. Спасибо, Джим, — и он крепко оперся на руку слуги.

Мисс Бетти обошла вокруг него, громко выражая свое восхищение.

— Боже мой! Как же вы элегантны! Нет, я протестую, мне просто неловко!..

— Пустяки, мисс Бетти! Отчего это неловко?

— Оказывается, вы старше, чем я предполагала, — застенчиво ответила она.

— Помните, мадам, я ведь не пытался вас обмануть. Я человек пожилой и…

— Тридцать, надо же! — усмехнулась она и продолжала: — Идемте, дитя мое, и осторожней, там ступенька!

Внизу, у подножья лестницы стоял мистер Болей, мужчина среднего роста, тонкогубый, с серыми глазами. Он шагнул навстречу и протянул руку.

— Счастлив видеть, что вам лучше, сэр. Надеюсь, плечо уже не так беспокоит?

Милорд вежливо отодвинул Джима в сторону и пожал протянутую руку.

— Благодарю, сэр, почти не беспокоит. Однако мисс Бетти, истинный, как мне показалось, тиран по призванию, настояла, чтоб я носил эту несносную повязку.

Мистер Болей слабо улыбнулся.

— О да, она всех нас держит в ежовых рукавицах, не так ли, Бетти? Не желаете ли немного прогуляться по саду? Там, на лужайке, есть кресла, и там моя дочь…

Он махнул рукой в сторону двери, и Карстерс, обернувшись, тут же заметил Диану.

Девушка стояла на фоне темной зелени в янтарного цвета шелковом платье, отделанном старинным кружевом на рукавах и лифе. Волосы темные, словно ночь, над высоким белым лбом вьются мелкие кудряшки. Один локон, выбившийся из прически, спадал на плечо, остальные были подобраны под маленькую кружевную шляпку-кибитку, которая держалась на голове с помощью широкой ленты, завязанной под подбородком.

Джек все смотрел и смотрел, Диана же в свою очередь разглядывала его широко расставленными карими глазами, в которых читалась почти детская невинность. Затем веки ее дрогнули, загнутые вверх ресницы затенили бездонную глубину этого взора, а по щекам разлился румянец смущения.

Опомнившись, милорд раскланялся с изысканной учтивостью — так, как некогда учил его отец.

— Любовь моя, прошу, познакомиться, это мистер Карр…

Диана присела в реверансе.

— А это, мистер Карр, моя дочь Диана…

— Счастлив познакомиться с вами, мисс Болей, — сказал Джон и поднес ее руку к губам.

Тонкие нежные пальчики слегка дрогнули в его руке, розовые губки раздвинулись в скромнейшей и восхитительнейшей из улыбок, которые он когда-либо видел.

— На самом деле, сэр, мы уже знакомы. Я не из тех, кто забывает своих спасителей.

— Счастлив, что имел честь оказать вам услугу, мадемуазель. Поверьте, это действительно огромная честь — сразиться ради вас, — глаза его были устремлены на очаровательную ямочку, играющую у ее губ.

— Очень мило с вашей стороны, сэр. Однако, боюсь, мы доставили вам массу неудобств и… — она указала на повязку.

— Сущие пустяки, мадемуазель. Напротив, это я вам премного обязан.

Тут мисс Бетти не выдержала.

— Ну, довольно! От роду не слышала столь дурацкого обмена любезностями! Вы выглядите немного усталым, мистер Карр. Идите в сад, там можно отдохнуть.

Солтер шагнул к хозяину, но Диана остановила его, подняв пальчик.

— Не желает ли мистер Карр принять от меня руку помощи? — спросила она.

Джек покраснел.

— О нет, мисс Болей, я не имею…

— Ах ты, Боже мой, какие нежности! — воскликнула мисс Бетти. — Ну, довольно этих сюсюканий. Бери его под руку, Ди!

Мистер Болей к этому времени уже ушел. Его мир заключался в стенах библиотеки, и он никогда не покидал ее надолго. Вот и сейчас, улучив момент, когда сестра на него не смотрела, он тихонько удалился; обернувшись, мисс Бетти успела лишь заметить, как за ним затворилась дверь.

— Твой папа снова удрал! — объявила она племяннице. — Что за скучный человек, Бог ты мой!

Она последовала за молодыми людьми к лужайке и помогла Карстерсу усесться в шезлонг под огромным вязом. Под раненое плечо тут же подсунули подушку, под спину — вторую.

— Вы уверены, что вам вполне удобно? — заботливо склонившись над ним, спросила мисс Бетти.

Джек рассмеялся.

— Вполне. Благодарю, мадам. Однако, где же сядете вы?

— Я — вон в то кресло, а Ди — на подушку. Вот тут… у моих ног.

— Вижу, вами здесь правит железная рука, мадемуазель, — заметил Джек Диане и снова отметил дрожанье ямочки у губ.

— Да уж, сэр. И это весьма прискорбно.

Мисс Бетти хмыкнула и развернула пакет с мотками шелковых ниток, потом бросила его на колени племяннице.

— Будь умницей, помоги их рассортировать, птичка моя, — сказала она и достала вышивание.

— Позвольте мне помочь! — вызвался Джек.

Диана встала и положила свою подушку возле его кресла. Затем опустилась на колени и вывалила разноцветные мотки.

— О, это будет просто чудесно! Только внимательно отделяйте цвета. Вот, видите, это розовый, а это цвета семги, здесь палевая роза, тут бледно-розовый и красный… ах, места больше нет, придется положить красный вот в этот пакетик.

— Определенно, — согласился Карстерс.

— А другие цвета не будем сортировать, пока не покончим с розовым.

Она кивнула и склонилась над мотками шелка.

— А мистер Майлз сегодня собирался быть, мистер Карр?

— О да, мисс Бетти. Только теперь вспомнил, он действительно собирался заехать. Позвольте сделать вам замечание, мисс Болей. Ну зачем вы положили сюда этот моток? Он ведь тоном темней.

— Вовсе нет! Где еще один, с чем можно сравнить?

Карстерс вытянул длинную нитку и приложил к мотку. Две головы склонились над ним. Диана вздохнула.

— Вы правы, теперь вижу разницу. Но она едва заметна!

Мисс Бетти наклонилась к мотку.

— Господи, ну и глаза у вас! Сама я не замечаю ну абсолютно никакой разницы, — глаза ее окинули ряд мотков, разложенных на коленях милорда, обтянутых белым шелком.

— Мистер Карр, — сказала вдруг Диана, — позвольте спросить вас кое о чем… Ну, об одной вещи, которая меня удивила…

— О чем же это, мисс Болей?

— А вот о чем. Почему вы назвали мистера Эверарда месье le Duc?

Настала короткая пауза. Милорд заглянул в карие глаза с золотистой искоркой и нахмурился.

— Вот как? Разве я действительно назвал его именно так?

— Да, я совершенно точно помню. Вы, наверное, просто оговорились?

— Да, просто оговорился… Именно, мадемуазель. А вам не показалось, что в нем есть нечто… э-э… герцогское?

— Я вообще не желаю о нем думать! Я его ненавижу!

— Мне уже почти жаль этого мистера Эверарда! — заметил Джек.

Ямочка исчезла.

— Довольно невежливо с вашей стороны, сэр! — укорила она его.

— Вы знакомы с мистером Эверардом?

— Определенно видел его раньше, мадам.

Диана, закинув голову, вопросительно заглянула ему в глаза.

— Наверное вы не захотите ответить на этот вопрос, — медленно начала она. — Скажите, Эверард — его настоящее имя?

Милорд нервно вертел кольцо на пальце. Он не считал себя вправе раскрывать инкогнито Бельмануара, а если б даже и раскрыл, то вполне может оказаться, что тогда мистер Болей начнет его поиски. В этом случае и его, Джека, инкогнито тоже будет раскрыто. Он поднял на нее глаза.

— Простите, мадемуазель, но к чему этот допрос?

Диана кивнула.

— Так и знала, что вы откажетесь отвечать. Но я обнаружила нечто, что приведет вас в замешательство, — с этими словами она вскочила на ноги. — Пойду принесу, — и она грациозно заспешила к дому, а милорд провожал ее глазами.

— Теперь позвольте и мне задать вопрос, — услышал он голос мисс Бетти.

Он предупреждающе вскинул руку.

— Мадам, прошу учитывать мое слабое состояние! А что если я не вынесу напряжения? Вы об этом подумали?

— Подумала! Скажите, разве это нормально для джентльмена — разъезжать по дороге в маске?

Тут он рассмеялся.

— Нет, конечно, нет, мадам! Но ведь у джентльменов с большой дороги тоже бывают разные причуды!

Иголка, которую она держала в руке, так и застыла в воздухе.

— Что вы хотите этим сказать?

— Да только то, что я самый обыкновенный разбойник, мисс Бетти.

Секунду она молча смотрела на него, затем снова склонилась над вышиванием.

— А вы похожи…

Джек окинул удивленным взглядом свою стройную элегантную фигуру.

— Вот как, мадам? А я-то льстил себя надеждой, что не похож.

— Я просто пошутила. Не думаете же вы, что я поверила в этот маскарад, а?

— Боялся, что поверите, — вздохнул он. — Увы, что правда, то правда…

— О, вон оно как… А еще друг Майлза О’Хары, мирового судьи, и мистера Эверарда…

— По крайней мере последним знакомством гордиться особенно нечего, — ответил он.

— Наверное, нет. А моя Ди утверждает, что он какой-то знатный джентльмен.

— Думаю, ваша Ди слишком подозрительна по природе. Что заставляет ее так думать?

— Сейчас узнаете. Ди, дорогая, мистер Карр только что пытался уверить меня в том, что он разбойник!

Диана, улыбаясь, подошла к ним.

— Боюсь, он просто дразнит вас, тетушка. Вы помните этот предмет, сэр? — и она сунула Джеку в руку шпагу герцога Андоверского.

Карстерс взял ее и покосился на рукоятку. Затем поднял на нее глаза.

— Да, это его шпага. А я думал, она осталась на дороге. Возможно… Так это вы захватили ее, мадемуазель?

Она присела в реверансе и засмеялась.

— Вы удивлены, сэр? Вы требовали шпагу, полагаю, что заслуженно. Ну, вот я и захватила ее с собой.

— Страшно предусмотрительно с вашей стороны. Я уж и не надеялся, что о ней вспомнят. Очень признателен.

— Будьте любезны, выражайте свою благодарность сидя! — посоветовала мисс Болей-старшая. — Помните, это ваш первый день на ногах, и вы не должны переутомляться.

Джон покорно опустился в кресло и стал вертеть шпагу в руках.

Диана указала на позолоченную рукоятку.

— Если не ошибаюсь, сэр, там есть корона.

Глаза милорда проследили за тонким розовым пальчиком и остановились на гербе Андоверов. Как это похоже на Трейси — выставлять свой титул напоказ везде и всюду, даже на рукоятке шпаги!

— Да, — осторожно согласился он, — похоже на то…

— И это не стекляшки, а самые настоящие бриллианты! А вот это — рубин.

— Не стану спорить, мадемуазель, — снова согласился он.

— И еще мне кажется, что вот этот большой камень — изумруд…

— Боюсь, что так.

— Дорогая игрушка! — воскликнула она и пристально взглянула на Джека.

— Да, работа искусная, но тем не менее, это всего лишь кусок стали, не более, — вежливо ответил милорд, играя рапирой.

— Очень дорогая игрушка! — упрямо повторила она.

Джон вздохнул.

— Что правда, то правда, мадам, — затем его осенило. — Вижу, у этого мистера Эверарда пристрастие к дорогим вещам!

— Вполне возможно. И мне кажется, что этот мистер Эверард вовсе не из простых сельских джентльменов, раз может позволить себе удовлетворять такие прихоти!

При мысли о Трейси, изображающем из себя простого сельского джентльмена, Карстерс прикусил губу, чтоб скрыть улыбку, и удрученно покачал головой.

— Вы намекаете, что он заполучил эту шпагу нечестным путем, мадам?

Ямочка дрогнула и исчезла.

— Мне кажется сэр, вы просто играете со мной! — с достоинством ответила она.

— Я в замешательстве, мадам…

— Рада слышать это. Полагаю, что мистер Эверард был куда более важной персоной, чем притворялся.

— Честно говоря, это не слишком достойная уловка, чтоб обмануть даму.

— Хотелось бы все же знать, права я или нет. А что, если он действительно какой-то знатный джентльмен?

— Могу заверить вас, мадам, в этом мистере Эверарде мало что осталось от джентльмена.

Мисс Бетти рассмеялась.

— Получила, моя дорогая? Впрочем, все эти споры совершенно бесполезны, к тому же невежливо слишком давить на мистера Карра.

Диана надула губки.

— Но он сам меня провоцирует! — в глазах ее светился упрек.

— Я в отчаянии! — жалобным тоном протянул Джек, но в глазах его танцевали смешинки.

— А теперь смеетесь!

— Но, мадемуазель, ведь и вы тоже смеетесь!

Она покачала головой и окончательно изгнала ямочку у губ.

— Тогда я безутешен…

Карие глаза заискрились, губы раздвинулись в улыбке, несмотря на все старания держать их в виде жесткой линии.

— Ах, какой же вы смешной! — воскликнула она и вскочила на ноги. — А вот и мистер Майлз!

Через лужайку к ним шагал Майлз, кланяясь дамам и недоуменно переводя взгляд с одного из присутствующих на другого.

— Гляжу, вы тут вовсю веселитесь, — заметил он.

Диана воскликнула:

— Ах, нет, сэр! Просто мистер Карр нас все время дразнит!

— Дразнит? Что это ему в голову взбрело?

— Сейчас объясню, Майлз, — поспешил оправдаться Джек. — Это все мисс Диана виновата, она такая любопытная…

— О!.. — Диана отчаянно покраснела. — Как вам не стыдно, сэр, заявлять такое!

— Никакой он не джентльмен, вот и все!

— Именно из-за этого джентльмена мы и…

— Поссорились, — вставила тетушка.

— Разошлись во мнениях, — поправил ее Карстерс.

— Да, разошлись во мнениях, — согласилась Диана. — Я спросила, не является ли мистер Эверард важным джентльменом, а мистер Карр стал избегать прямого ответа на вопрос.

— Клевета! — воскликнул Джек. — Я сказал, что этот Эверард не джентльмен вовсе!

— Именно! Ну, скажите, сэр Майлз, разве он не уклонился от ответа?

— Не думаю. Мало того, я склонен согласиться с ним.

— Нет, вы оба в заговоре против меня! — с еще большим жаром воскликнула Диана. — Ведь я всего лишь хотела знать, является ли он титулованным джентльменом.

— Откуда это может быть известно Джеку?

— Потому, что я уверена, он знает его… или, по меньшей мере, о нем.

— Послушайте, мисс Ди, — начал милорд, бросив многозначительный взгляд на Майлза, — я готов рассказать вам все об этом мистере Эверарде и надеюсь, что мой ответ вас удовлетворит, — тут он сделал паузу, очевидно собираясь с мыслями. — Прежде всего, он, разумеется, титулован… э-э… погодите-ка, вспомню… да, он герцог. И… тут я уже менее уверен… принадлежит к королевской…

— Опять вы над нами смеетесь! — воскликнула мисс Бетти.

— Вы страшно хитры и коварны, — Диана попыталась нахмуриться.

— Сперва притворяетесь, что вовсе не знаете мистера Эверарда, а потом рассказываете нам о нем всякие небылицы. Герцог, надо же! Знаете, мне кажется, вы с ним вовсе не знакомы!

Как и рассчитывал Карстерс, она отказалась поверить в правду.

— Он просто играет с вами, дитя мое, — сказал О’Хара, слушавший историю Джека с выражением крайнего изумления на лице. — Я готов поклясться, что он не знает никакого Эверарда, не так ли, Джек?

— Нет, не стану утверждать, что знаю, — со смехом ответил его светлость.

— Но… но вы же сами говорили…

— Мало ли что он говорил, мисс Ди! Он страшно подлая личность!

Она окинула Джека мрачным взглядом.

— Да, полагаю, что да.

Но ямочка, несмотря ни на что, появилась снова. Правда, в следующую секунду она исчезла, и Диана обернула хмурое личико к тете, надув свои алые губки совершенно восхитительным, по мнению милорда, образом.

— Мистер Беттисон, — произнесла она с досадой в голосе.

Услышав эти загадочные слова, мисс Бетти, как заметил Джек, тут же нахмурилась и ответила несколько раздраженно:

— Только его нам и не хватало!

Он обернулся и увидел, что по направлению к ним несколько странной напыщенной походкой движется коротенький полноватый молодой человек. Довольно смазливый, вынужден был отметить Карстерс, вот только глаза у него были поставлены слишком близко. И еще Джеку не понравилось, как он одет и с каким собственническим видом целует руку Диане.

— Как приятно видеть вас снова, мистер Беттисон! — пропела мисс Бетти как-то даже чрезмерно любезно. — Вот уже целую вечность вы к нам не заглядывали!

— Ах, нет, тетушка, — мягко поправила ее Диана. — Мистер Беттисон был совсем недавно, я точно помню! — и она убрала руку, к которой так и прилип молодой человек, и обернулась к Джону. — Полагаю, вы не знакомы с мистером Беттисоном, мистер Карр? — спросила она. — Мистер Беттисон, позвольте представить вам мистера Карра. С сэром Майлзом, вы, полагаю, знакомы?

Сквайр с плохо скрываемой враждебностью поклонился. Карстерс ответил на поклон.

— Прошу прощенья, что не встаю, — улыбнулся он. — Как видите, я имел неосторожность пораниться…

Лицо Беттисона озарилось догадкой. Так это тот самый храбрец, кто спас Диану, чтоб ему пусто было, бездельнику!

— О да, сэр, осведомлен! Руку, если не ошибаюсь? Бог мой, на вашем месте я бы гордился этой раной!

Карстерсу показалось, что он улыбается Диане как-то слишком уж фамильярно, чтоб ему пусто было, этому нахалу!

— Это была огромная честь для меня, сэр. Мисс Ди, я закончил разбирать зеленые нитки.

— Как быстро! Что ж, займемся теперь голубыми.

Беттисон не сводил с них глаз. Черт бы побрал парня, он держится с Дианой так интимно! Усевшись рядом с мисс Бетти, он снисходительно бросил милорду:

— Позвольте, мистер… э-э… Карр. Вроде бы мы виделись с вами в городе? Возможно, у «Тома», а?

Этот сельский увалень наверняка ходит только к «Тому», с бешенством подумал Джон, и сам себе удивился. А вслух сказал:

— Боюсь, вы ошибаетесь, сэр. Я несколько лет провел за границей.

— Ах вот как, сэр? Некий «grand tour» полагаю?

Тон, которым были произнесены эти слова, давал понять, что ничего подобного ожидать от мистера Карра не приходится.

Джон улыбнулся:

— Нет, не в этот раз. То было семь лет назад.

Мистер Беттисон наслушался сплетен об этом парне, который, судя именно по этим сплетням, был не кем иным, как самым заурядным разбойником.

— Вот как? После Кембриджа, вероятно?

— Оксфорда, — мягко поправил его Карстерс.

Ну, наглец, подумал мистер Беттисон.

— Семь лет тому назад… Так, дайте подумать. Тогда в кругосветное путешествие отправились Джордж, еще Селвин… верно, мисс Бетти?

Джек, сопровождавший этих молодых бездельников, только что окончивших колледж, по Парижу, предпочел промолчать.

После этого мистер Беттисон пустился расписывать приключения, случившиеся с ним во время его путешествия, однако вскоре заметил, что его новый знакомый целиком поглощен мисс Дианой и сортированием шелков. Тогда О’Хара счел, что это дело чести — принять на себя огонь противника и удалился, прихватив с собой и сквайра. За что был вознагражден благодарной улыбкой милорда и воздушным поцелуем, слетевшим с кончиков пальцев мисс Ди, с которой распрощался самым сердечным образом.