Прочитайте онлайн Черная моль | Глава 10

Читать книгу Черная моль
2018+2583
  • Автор:
  • Перевёл: Наталья Рейн
  • Язык: ru

Глава 10

ЛЕДИ О’ХАРА УДАЛЯЕТСЯ

Довольно долго в библиотеке царило молчание, все три актера, разыгравшие эту маленькую комедию, прислушивались к тяжелым шагам, удалявшимся по коридору. Карстерс все еще стоял, обняв Молли за талию, на лице его застыло настороженное выражение. Молли инстинктивно догадывалась, что за всем этим кроется некая тайна, недоступная даже ее пониманию, и опасливо косилась на бледное лицо незнакомца. Выражение, с которым эти синие глаза смотрели на мужа, заставило ее обернуться к нему. И она увидела, что тот смотрит на милорда так, точно перед ним призрак. Ей хотелось заговорить, разрядить напряжение, но слова застряли в горле и она могла лишь безмолвно наблюдать за denouement[13]. Наконец О’Хара пришел в движение. Медленно приблизился к ним, всматриваясь в Джона. Лицо его уже не было таким удивленным и, почувствовав, как судорожно ищет милорд выход, он вдруг улыбнулся и опустил руки на его прямые неподвижные плечи.

— Джек, шельмец ты эдакий, с какой такой стати ты вдруг кинулся обнимать и целовать мою жену прямо у меня на глазах?

Молли тут же опомнилась, отбросила руку «кузена Гарри» и с тихим вскриком отпрянула.

Милорд предупреждающе поднял руку, пытаясь остановить друга.

— Не забывай, Майлз, не забывай… кто я есть!..

Слова эти вырвались у него не без труда, однако голову он держал высоко и гордо.

— Да полно тебе, дружище! Неужто я не знаю, кто ты есть? Ох, Джек, Джек, как же я рад тебя видеть, прямо опомниться не могу! Прямо, можно сказать, глазам своим не верю… Когда ты появился в Англии и что, черт побери, означает этот костюм? — кивком головы он указал на столик, где лежала маска, а сам все продолжал трясти руку друга.

— В Англии я уже год, а что касается маски… — Карстерс пожал плечами и несколько расслабился.

Тут между ними протиснулась леди О’Хара.

— Но ради Бога! Я ничего не понимаю! — взмолилась она.

Карстерс склонился над ее рукой.

— Как мне благодарить вас за столь своевременное вмешательство, миледи? Следует поздравить Майлза со столь удачной женитьбой!

Она так и расцвела в очаровательной улыбке и присела в реверансе. Муж обнял ее за талию.

— Ах ты, моя сладенькая шалунья! Надо же, кузен Гарри! Будь на месте Джека любой другой, я бы рассердился на тебя, малышка, за эту скверную шутку!

Она похлопала мужа по руке и улыбнулась Джеку.

— Ну, разумеется, я бы никогда не решилась на такое, не будь уверена в том, что передо мной настоящий джентльмен… И потом, разве не он спас меня от верной гибели?.. — добавила она после паузы.

Майлз недоуменно переводил взгляд с жены на Джека.

— А в чем дело?

— Миледи преувеличивает, — улыбнулся Карстерс. — Просто я имел честь подхватить ее, когда она едва не свалилась со ступенек.

О’Хара с облегчением вздохнул.

— Ты не ушиблась, девочка?

— Слава Богу, нет! Но я просто обязана была сделать что-то, чтоб выразить свою благодарность. И не сомневалась, что тебе и в голову не придет разоблачить этот мой маленький обман… а потому я… Однако, — тут ее осенило, — ты, похоже, знаком с моим разбойником?

— Конечно знаком, Молли. Это не кто иной, как Джек Карстерс, о котором я так часто тебе рассказывал.

Она, округлив глаза, с изумлением смотрела на милорда.

— Но как он… Неужели вы и есть самый близкий и дорогой друг моего мужа, лорд Джон?

Джек покраснел и поклонился.

— Был некогда, миледи, — сдержанно ответил он.

— Некогда! — с укоризной воскликнула она. — О, да вы бы только слышали, как он говорил о вас! Однако теперь будет лучше потолковать вам с глазу на глаз. Догадываюсь, вам так много надо сказать друг другу, так что я, пожалуй, оставлю вас одних, — тут она снова мило улыбнулась им обоим и, послав воздушный поцелуй мужу, выпорхнула из комнаты.

Карстерс затворил за ней дверь и вернулся к Майлзу, который, откинувшись в кресле, пытался, как и подобает настоящему мужчине, скрыть свои чувства.

— Ладно, Джек, садись и давай послушаем твою историю.

Милорд скинул свой длинный плащ и выпустил из рукавов спрятанные в них манжеты. Затем достал из кармана элегантного алого сюртука для верховой езды табакерку, которую открыл небрежным жестом. Не сводя с О’Хары насмешливого взгляда синих глаз, кокетливо сунул в ноздрю понюшку табаку и прошелся по комнате, мелко семеня ногами.

Майлз рассмеялся.

— Что сие означает?

— Перед вами, дорогой друг, сэр Энтони Ферндейл Барт собственной персоной! — и он отвесил изысканный поклон.

— Да, похож. Однако же, сэр Энтони Ферндейл Барт, присядьте и объясните мне все.

Джек опустился на край стола и закинул ногу на ногу.

— Не думаю, Майлз, что могу рассказать что-либо, чего бы вы не знали. Вам ведь известно, что произошло у Дэра за картами ровно шесть лет тому назад?

— Как раз это мне и неизвестно! — отрезал О’Хара.

— Ты меня удивляешь. Я думал, все до сих пор только и судачат об этой истории.

— Да будет тебе, Джек! Уж со мной-то мог бы и не валять дурака. Не забывай, ведь я тебе друг.

— Разве? Думаю, если б ты знал всю правду, то не стремился бы называть меня другом.

— Не было момента в моей жизни, чтоб я не испытывал гордости, называя тебя другом! И тебе это прекрасно известно, шалопай ты эдакий! Да, я слышал дурацкую историю о картах, но неужели думаешь, что я в нее поверил?

— Слишком уж она очевидна, чтоб не верить.

— Возможно. Но полагаю, что знаю тебя достаточно долго, и хорошо, чтоб верить в разные небылицы, которые мне о тебе рассказывают. И даже если б я был таким болваном и поверил, неужели считаешь, что отвернулся бы от тебя? Хорош друг я бы был тогда!

Джек молчал, разглядывая носок своего правого сапога.

— Мне известно несколько больше, чем рассказывают об этой игре, и есть у меня на сей счет свои подозрения. В конце концов, это твое дело и раз ты так поступил, значит, были у тебя на то свои причины. Но Джек, почему, во имя всего святого, ты исчезаешь куда-то, дьявол тебя знает, куда, даже не попрощавшись?

Карстерс по-прежнему не отрывал взгляда от сапога. Затем, наконец, заговорил нехотя:

— На моем месте… Майлз… разве бы ты не поступил точно так же?

— Я… э…

— Сам знаешь, что да. И неужели считаешь, что я должен был навязываться тебе при таких обстоятельствах? Что бы ты тогда обо мне подумал, а?

О’Хара звучно хлопнул его по коленке.

— Я подумал бы, что дурак ты, и больше никто! Тогда я поехал бы с тобой и ни одна сила на свете меня бы не остановила!

Оторвавшись от сапога, Джек встретился с ним глазами.

— Знаю, — ответил он. — Именно так… я и думал… и все же не был уверен. Я даже не был уверен в том, что ты меня примешь. Прошлой ночью… прошлой ночью я страшно боялся…

Рука его плотней прилегла к колену.

— Глупый мальчишка! Ну и глупышка же!..

Постепенно история о том, что произошло с Карстерсом за эти шесть лет, предстала перед Майлзом, правда, в несколько модифицированном виде. Но Майлз слишком хорошо знал своего друга, чтоб не уметь читать между строк.

— А теперь, — сказал Джек, закончив свое повествование, — расскажи о себе. Когда ты успел жениться на этой очаровательной леди, которую я только что целовал?

— Ах ты, проказник! Я женился на Молли три года тому назад. Она милашка, правда? А там, наверху, есть еще один маленький человечек… твой крестник.

— Тебе повезло, дружище! Ты сказал, мой крестник?.. Неужели нельзя было выбрать в крестные более достойную персону? Я хочу его видеть!

— Скоро увидишь. А с Ричардом виделся?

— Год тому назад остановил его карету. Было темно, и я едва различил его лицо, но мне показалось, он постарел.

— Постарел! Плохо ты его знаешь! Да он настоящий старик! Что, впрочем, неудивительно, зная, что творится у него в доме. Слава Богу, Джек, что ты выкрутился из этой истории с ее светлостью!

Карстерс снова уставился на кончик сапога.

— С Лавинией? А в чем дело?

— Да ни в чем особенно, вот только характер у нее прескверный. Бедный Дик влачит совершенно собачью жизнь…

— Ты хочешь сказать, она не любит Дика?

— Этого я утверждать не могу. Иногда она, кажется, так и пылает к нему страстью, а иногда на нее накатывают приступы ярости. А уж как сорит деньгами! Совершенно ясно, что вышла она за него из-за денег. Ведь ничто остальное ее не волнует.

Джек сидел совершенно неподвижно.

— Разве что круглый дурак этого не понимает!

В задумчивых синих глазах зажглась смешливая искорка.

— Вероятно. К примеру, ты.

О’Хара ухмыльнулся.

— Да все я прекрасно знал! Эту дамочку интересуют только деньги, а их-то как раз и не хватает. Ведь Дик не тронул ни пенни из того, что принадлежит тебе.

— Гм… Вобертон мне говорил. Что ж, глупо с его стороны.

В ответ донеслось лишь невнятное ворчание.

Джек выглянул из окна и глаза его сузились.

— Итак, Лавиния никогда его не любила! Господи, ну и неразбериха! А Дик?

— Боюсь, он до сих пор ее любит.

— Бедный старина Дик! Черт бы побрал этих женщин! Так она мучает его? Знаю, он всегда был таким, всегда был готов сдаться.

— Не уверен. Однако, могу поклясться, если б не Джон, его жизнь превратилась бы в сплошное несчастье. Он скучает по тебе, Джек.

— Кто это Джон?

— А разве Вобертон тебе не сказал? Джон — это надежда семьи. Ему четыре с половиной, и этот маленький разбойник уже избалован сверх всякой меры.

— Сын Дика? Боже милостивый!

— Да, сын Дика и твой племянник, — тут Майлз умолк и заглянул другу в глаза. — Неужели нельзя раскрыть эту тайну, Джек? Неужели ты не хочешь вернуться? — он схватил Карстерса за руку, но тот выдернул ее, а синие глаза как-то сразу потускнели и похолодели.

— Не знаю никаких тайн, — сухо ответил он.

— Джек, старина, неужели ты напрочь лишил меня своего доверия?

Еле заметная нежная улыбка тронула губы Карстерса.

— Давай лучше поговорим о погоде или о моей кобыле, Майлз. О чем угодно, лишь бы не на эту болезненную тему.

Нетерпеливым жестом О’Хара отодвинул кресло и, подойдя к окну, стал спиной к милорду. Тот следил за ним настороженным взглядом.

— Раз не доверяешь мне, говорить больше не о чем! — воскликнул О’Хара. — Похоже, ты не слишком ценишь друзей.

Милорд не ответил ни слова. Лежавшая на столе рука сжалась в кулак. О’Хара развернулся и подошел к нему.

— Я не хотел обидеть тебя, Джек! Прости, это все мой вспыльчивый нрав!

Карстерс вышел из-за стола, выпрямился и взял друга за руку.

— На сей раз прощаю, как ты сам говоришь, Майлз! — рассмеялся он. — Я это знаю. И не то чтобы не доверяю тебе, но…

— Понимаю… Ладно, не стану больше задавать вопросов. Ответь мне на последний. Почему ты вышел на дорогу с незаряженным пистолетом?

Улыбка слетела с губ Карстерса.

— О, да просто легкомыслие! — ответил он и, вспомнив о Джиме, плотно сжал губы.

— И все же это выглядит несколько странно…

Джек сверлил его взглядом.

— Только не говори, Майлз, что твои были заряжены!

— Не были, черт побери! Ах, Джек, ей-Богу, это лучшая шутка, что довелось услышать за год! — тут оба они расхохотались. — И разумеется, я блефовал, Джек, сказав тогда, что твои не заряжены. А миледи твердо вознамерилась освободить тебя, с того самого момента, как я рассказал ей все, не далее, как сегодня утром. Мы оба были уверены, что никакой ты не разбойник, хотя глупо было с моей стороны не узнать тебя сразу. Однако теперь, когда я нашел тебя… Ты ведь останешься с нами, а, Джек?

— Нет слов, чтоб выразить тебе благодарность, Майлз, но я не останусь. Мне надо вернуться к Джиму.

— А кто, черт возьми, этот Джим?

— Мой слуга. И сейчас он просто с ума сходит от беспокойства, не понимая, куда я исчез. Нет, не уговаривай меня, я не останусь, Майлз. Сам должен понимать, это невозможно… Ведь Джека Карстерса больше не существует, остался лишь Энтони Ферндейл.

— Джек, милый, но разве я не могу…

— Нет, Майлз, тут ты бессилен. Хотя это так похоже на тебя — сразу предложить свою помощь и все такое… И я действительно очень благодарен тебе, но… О, черт! А где моя кобыла?

— Чума меня раздери, совершенно вылетело из головы! Этот мой шельмец, кучер, умудрился растянуть ей сухожилия. Страшно извиняюсь.

— Бедняжка Дженни! Готов, однако, поклясться, она изрядно растрясла его по дороге!

— Попробую откупить у тебя ее, Джек. Она настоящая красотка.

— Я не продаю ее. Хотя… хотел бы просить тебя немного подержать ее в случае…

Крепко сжав запястье друга, О’Хара заставил его замолчать.

— Идет! Ездить на ней все равно не буду, слишком тяжел для нее.

— Да и тот дьявол кучер, что взгромоздился на мою бедняжку, тоже был не из легких.

— Ну и дурак же я!

— Всегда это знал.

— Погоди, Джек! Раз уж решил не оставаться, то можешь взять одну из моих кляч, пока твоя Дженни не поправится. Ну, на недельку-то ты мне ее доверишь?

— Не знаю. Похоже, я должен… впрочем, молчу, молчу. Денек выдался слишком жаркий. Ей-Богу, Майлз! Я хотел бы… о, как я хотел бы, чтоб оба мы снова стали мальчишками и… Да. Когда можно будет увидеть твоего сына и наследника?

— Да хоть сейчас. Поищем Молли, которая, насколько я понимаю, просто умирает, до чего хочет тебя видеть! В конце концов, ты ведь сэр Тони Ферндейл Барт, верно?