Прочитайте онлайн Часы смерти | Глава 21 НЕВОЗМОЖНЫЙ ЛУННЫЙ СВЕТ

Читать книгу Часы смерти
4316+1173
  • Автор:
  • Перевёл: В. Мисюченко

Глава 21

НЕВОЗМОЖНЫЙ ЛУННЫЙ СВЕТ

В половине девятого вечера, после нескольких героических усилий в Скотленд-Ярде, Хэдли и Мелсон выехали на набережную Виктории в машине старшего инспектора, причем последний был в ярости. Ему пришлось понизить голос, так как заднее сиденье занимали сержант Беттс и констебль в штатском ростом в шесть футов шесть дюймов, отзывающийся на имя Снаркл. Тем не менее он бушевал и его стиль управления автомобилем был соответствующим.

— Мне было нечего сказать заместителю комиссара, — говорил Хэдли, — кроме того, что Фелл готовит какой-то фокус-покус, и я даже не знаю, где он. Стол буквально завален делами — ограбили загородный дом какой-то важной шишки, и мне звонил сам комиссар. Вы должны радоваться, что прохлаждались в отделе находок.

— Как насчет письма Стэнли?

— Фелл забрал его. Он, видите ли, проинструктировал меня ничего об этом не говорить! Собственно, я не возражал. Господи, понимаете ли вы… понимает ли Фелл, что означает, если Стэнли виновен? Один полицейский офицер, пусть даже бывший, обвиняется в убийстве другого! Такой скандал потрясет весь отдел уголовного розыска, а может, даже правительство. В сравнении с этим дело Роджера Кейсмента кажется чепухой! Обратите внимание, что я прикрыл Стэнли от репортеров — в сегодняшних газетах о нем не появилось ни слова. Тем хуже для меня, если он окажется виновным. Мне остается только молиться, чтобы это было не так. Я сообщил обо всем Беллчестеру, заместителю комиссара, и он как с цепи сорвался. Ведь мы выплачиваем Стэнли пенсию. Похоже, этот тип — сумасшедший…

— В каком смысле?

— В самом буквальном — несколько раз его едва не признали таковым официально, что и нужно было сделать! Но его сестра заручилась покровительством кого-то в высших сферах… Подробностей я не знаю. Конечно, если он виновен, его не повесят, а отправят в Бродмур, где ему самое место. Но вы представляете себе передовицу, скажем, в утреннем «Трампетере»? «Предлагаем нашим читателям поразмыслить о странной истории с безумным полицейским, которого несколько лет содержали и лелеяли нынешние власти, вместо того чтобы поместить его туда, где он больше не мог бы причинить вред. Тем более странно, что власти пытались замять дело, когда этот человек обезумел окончательно и убил детектива-инспектора, которому он завидовал, как несколько лет назад убил банкира, вина которого до сих пор не доказана» и так далее? Говорю вам…

Большой автомобиль вильнул, чтобы избежать столкновения с ручной тележкой, и помчался дальше сквозь дождь и туман, затемняющие огни набережной. У Мелсона подскочило сердце, когда машину занесло, но в основном он ощущал радостное возбуждение, как будто автомобиль спешил к завершению дела. Его пальцы вцепились в ручку дверцы.

— А что думает доктор Фелл? — осведомился он.

— Феллу я могу сказать только то, — отозвался старший инспектор, — что ему придется проглотить собственноручно изготовленное лекарство. Он должен будет сделать выбор. Если его реконструкция верна — я имею в виду насчет Элинор, — то Стэнли не может быть виновен! Это было бы несусветной чушью и сделало бы такой же чушью все остальное Неужели вы этого не понимаете? Если бы я только мог доказать, что письмо, которое мы нашли, подделка! Но это не так! Я показал его нашему графологу, прикрыв отпечатанный текст листом бумаги, и он клянется, что подпись подлинная Это загоняет Стэнли в угол, но я могу лишь следовать инструкциям Фелла — вернуться в дом и сообщить Карверу и другим, что мы решили освободить Элинор. Похоже на кульминацию навыворот, верно? Как бы то ни было, ситуация такова. Если бы этот молодой дурень Полл не…

Он оборвал фразу и больше не говорил ни слова, пока автомобиль не затормозил у дома номер 16. Китти Прентис, чьи покрасневшие и опухшие глаза свидетельствовали о недавних слезах, открыла дверь. При виде Хэдли она отскочила, пискнув, как игрушка, заглянула ему через плечо, ничего не увидела и схватила его за руку.

— Скажите, сэр, мисс Элинор действительно арестовали? О, это ужасно! Вы должны все рассказать! Мистер Карвер сходит с ума от волнения — он звонил в Скотленд-Ярд, но не застал вас, и ему ничего не сообщили…

Очевидно, Хэдли боялся, что радостное известие может оказаться преждевременным. Он взглядом заставил Китти умолкнуть.

— Я не могу ничего вам сказать. Где все?

Девушка испуганно указала на гостиную. Ее лицо начало медленно морщиться перед очередным потоком слез. Хэдли быстро направился к двери гостиной. В доме ощущалась новая атмосфера нетерпения и напряженного ожидания, стиснутых рук и сморщенных, как у Китти, лиц. В тишине Мелсон слышал тиканье часов в передней мастерской, как слышал их прошлой ночью, но на сей раз они, казалось, тикали быстрее. Из гостиной доносился приглушенный голос Лючии Хэндрет.

— …Повторяю: я рассказала вам все, что могла. Если вы будете настаивать, я сойду с ума! Я обещала ничего не говорить, но должна предупредить вас, что вам лучше приготовиться…

Хэдли постучал.

Белая дверь с фарфоровой ручкой и большим ключом открылась с торжественностью, с которой театральный занавес раздвигается в наступившем молчании зала. Карвер, массивный и растрепанный, все еще в домашней куртке и шлепанцах, перестал ходить туда-сюда перед камином. Его челюсти сжимали короткий черенок трубки, и Мелсон увидел, как блеснули его зубы, когда уголок губы приподнялся. Миссис Стеффинс, с носовым платком у заплаканных глаз и ставшим морщинистым лицом, оторвала взгляд от стола и всхлипнула при виде Хэдли. Лючия Хэндрет стояла у камина, скрестив руки на груди; ее лицо порозовело.

На какую-то секунду эмоции застыли в свой кульминационный момент, причудливо исказив лица, но их течение, будь то ненависть, печаль, гнев или ликование, было физически ощутимо для вошедших. Они чувствовали эти эмоции, как жар пламени. Потом Лючия Хэндрет шумно выдохнула, Карвер шагнул вперед, а рука миссис Стеффинс со стуком опустилась на стол.

— Я так и знала! — внезапно воскликнула она. Слезы делали ее лицо безобразным. — Помните, я предупреждала вас! Я говорила, что такое неминуемо случится с этим домом…

Карвер сделал еще один медленный шаг вперед; его широкие плечи четко обозначились при свете лампы, причем светло-голубые глаза казались непроницаемыми.

— Вы заставили нас долго ждать, — заговорил он. — Ну?

— Что именно вы хотите знать? — осведомился Хэдли.

— Я хочу знать, что вы сделали. Вы арестовали Элинор?

— Мисс Хэндрет, — с непроизвольной иронией ответил старший инспектор, — несомненно, сообщила вам в общих чертах, о чем мы сегодня говорили в комнате мисс Карвер…

Взгляд светло-голубых глаз стал пристальным. Карвер словно подходил ближе и ближе, хотя он не двигался с места.

— Дело совсем не в том, мистер инспектор. Нас только интересует… правда ли это.

— А вы сами как думаете?

— Просто стыд! — вскрикнула миссис Стеффинс и начала яростно колотить руками по столу. — Арестована за убийство! В этом доме! Теперь сообщения появятся в газетах! Я могла бы вынести все, кроме…

Хэдли окинул группу бесстрастным взглядом.

— У меня есть что сообщить вам, если вы успокоитесь. Где мистер Боском?

— Он ведет себя так же глупо, как остальные, — сказала Лючия, ударив ногой по выступу камина. — Собирается найти для Элинор адвоката. Говорит, что у вас нет против нее никаких доказательств и никогда не будет…

— Он абсолютно прав, мисс Хэндрет, — спокойно отозвался Хэдли.

Все трое снова застыли, словно запечатленные фотокамерой. Мелсон ощущал шум в ушах. В тишине голос Хэдли звучал неестественно громко.

— Все улики против нее оказались ложными, — продолжал он. — Мы узнали это во второй половине дня, так что у нас было время подготовить кое-что еще. — В его голосе прозвучала зловещая нотка. — Сейчас она в кинотеатре с молодым человеком, за которого собирается выйти замуж, и вскоре будет здесь.

Мелсон наблюдал за Лючией и миссис Стеффинс. На лице последней застыло глупое выражение, как у пьяного, ищущего ключ от двери. Потом она осознала услышанное, ее голова театральным движением откинулась на спинку кресла, дрожащие губы беззвучно произнесли, Мелсон был готов поклясться, «слава богу».

— Вы сошли с ума? — осведомилась Лючия Хэндрет.

Это был не столько вопрос, сколько резкое и недоверчивое заявление. Она шагнула вперед. Ее грудь бурно вздымалась.

— Вас это не удовлетворяет, мисс Хэндрет?

— Не старайтесь быть учтивым. Дело не в удовлетворении. Я просто не могу поверить! Это шутка? Утром вы говорили мне…

— Да. Но с тех пор мы узнали кое-что другое. Боюсь, что ваши показания… не вполне подтвердились, если вы меня понимаете.

— Несмотря на все доказательства… — Лючия повысила голос. — Что она вам сказала? Вы имеете в виду, что Дон действительно собирается же…

Карвер сунул в рот погасшую трубку и шумно затянулся. Он выглядел так, словно с его души упал тяжкий груз — не сердитым из-за проделанного трюка и даже не любопытным, а просто лишившимся энергии, в которой больше не было надобности.

— Благодарю вас за ваше здравомыслие, — промолвил часовщик слегка дрожащим голосом. — Вы нас до смерти перепугали. Но теперь, по крайней мере, мы, кажется, выбрались из этого кошмара. Что вы сейчас от нас хотите?

Хлопнула входная дверь, потом послышались шаги и телефонный звонок. Явно не зная, что делать, Хэдли поднял руку и стал ждать. Шум дождя усиливался. Потом появилась Китти.

— Пришел доктор Фелл, сэр, — сообщила она старшему инспектору. — И вас просят к телефону…

Через открытую дверь Мелсон видел мокрую накидку доктора, стоящего спиной к ним и что-то быстро говорившего сержанту Беттсу и констеблю Спарклу. Вскоре полицейские исчезли из поля зрения, а доктор Фелл со шляпой в руке вошел в комнату, столкнувшись с выходящим Хэдли. Лицо его было усталым.

— Добрый вечер, — приветствовал он собравшихся, дыша с присвистом. — Думаю, я как раз вовремя. Кажется, мы всегда ставим весь дом на уши, но рад сообщить, что это, вероятно, в последний раз.

— В последний раз? — переспросил Карвер.

— Надеюсь. Сегодня вечером я также надеюсь познакомиться с настоящим убийцей. Учитывая обстоятельства, я должен попросить всех покинуть комнату до тех пор, пока я вас не позову. Можете идти куда хотите, но не оставляйте дом… Никаких истерик, мэм! — добавил доктор Фелл, повернувшись к миссис Стеффинс. — Вижу по вашим глазам, вы собираетесь обвинить мисс Хэндрет в том, что она является причиной всех ваших тревог и неприятностей. Возможно, так и есть, но сейчас не время это обсуждать… Мистер Карвер, пожалуйста, позаботьтесь об этих леди. И оставайтесь неподалеку, чтобы вас можно было позвать.

Он шагнул назад, в холл. Колокол Линкольнс-Инн, приглушенный дождем, начал бить девять. Посреди его ударов, словно по договоренности, звонок начал отрывисто дребезжать под чьим-то пальцем, а дверной молоток в чьей-то энергичной руке — колотить по панели. Китти побежала открывать. Находящиеся в гостиной увидели, как в холл шагнула Элинор, стряхивая с пальто воду. За ней последовали мрачно торжествующий Хейстингс, сдержанно удовлетворенный Боском и озадаченный Полл — слегка пьяный, насквозь промокший и с зонтиком под мышкой.

Элинор повернулась к двери гостиной.

— Вот и я, — сообщила она. Ее голос слегка дрожал, но она стояла прямо. — Не в тюрьме. Свободна первый раз в жизни. — Она посмотрела на Лючию. — Ты об этом сожалеешь?

— Дон, ты дурак! — вскрикнула Лючия. Выбежав из гостиной, она промчалась мимо пришедших, метнулась в свою комнату и захлопнула дверь. Вопли миссис Стеффинс присоединились к эху, но Карвер не обратил на нее внимания. Он медленно вышел и что-то сказал Элинор.

— Спасибо, Джей, — ответила она. — Поднимись с нами наверх, ладно?

Словно во сне Мелсон слышал, как доктор Фелл дает указания. Группа умолкла, но ужас и напряжение оставались, когда доктор вернулся вместе с Хэдли и холл опустел. Старший инспектор прислонился спиной к двери, глядя на доктора Фелла.

— Ну? — рявкнул последний. — В чем дело? Что-то не так?

— Все не так. Кто-то проболтался.

— О чем?

— Звонили из офиса, — ответил Хэдли. — Это попало во все вечерние газеты. Мои инструкции не поняли, и кто-то в Ярде заговорил. Хейс напутал с бюллетенем для прессы, но они не считают, что это его вина. Это может стоить мне последних двух недель работы, а заодно и пенсии… Теперь всем известно, что Стэнли был здесь прошлой ночью и замешан в неприятную историю, а заместитель комиссара предупреждал меня, что случится, если это выплывет наружу. Теперь я стану козлом отпущения, даже если мы поймаем настоящего убийцу…

— Думаете, я все это не предвидел? — спокойно отозвался доктор Фелл.

— Предвидели?

— Спокойно, сынок. Вы проработали в полиции тридцать пять лет, не теряя головы, так не теряйте ее и теперь. Да, я предвидел эти неприятности, и есть только один способ с ними справиться, если только это вообще возможно…

— Да, тридцать пять лет, — кивнул Хэдли и уставился в пол. — Вы что-то приготовили?

— Да.

— Понимаете, что произойдет, если вы напортачите? Не только со мной, но и…

Он не договорил. Снова появилась Китти, выглядевшая еще сильнее напуганной.

— Сэр, пришел мистер Питер Стэнли… — сообщила она.

Мгновение старший инспектор стоял неподвижно, потом двинулся вперед, но доктор Фелл схватил его за руку.

— Теперь все кончено, — сказал Хэдли. — Кто-то увидит его, и мы пропали. Он должен был держаться на заднем плане. А сейчас…

— Успокойтесь, глупец! — сердито прошептал доктор Фелл. — Сядьте и, что бы ни случилось, не двигайтесь и не говорите. Пришлите сюда мистера Стэнли, Китти.

Хэдли отошел назад и сел за стол. То же самое сделал и доктор Фелл. Стоя позади, около стеклянных контейнеров, Мелсон ухватился за край одного из них, чтобы успокоиться.

— Входите, мистер Стэнли, — почти сонно пригласил доктор Фелл. — Можете не закрывать дверь. Садитесь, пожалуйста.

Стэнли вошел, ступая необычайно тихо для такого крупного мужчины. Мелсон еще никогда не видел его при полном свете, и теперь все то, что он чувствовал и слышал о нем прежде, вернулось с новой силой. Казалось, Стэнли отпрянул от лампы, как боящийся света зверь. Он был в промокшем пальто и без шляпы, поэтому дергал головой, когда капли дождя текли по его лицу. Его глаза ввалились, а широкое лицо с оттопыренными ушами, которое прошлой ночью было свинцового цвета, теперь стало бледным и покрылось пятнами. Тем не менее он улыбался.

— Вы посылали за мной? — спросил Стэнли, открыв глаза шире.

— Да. Садитесь. Мистер Стэнли, сегодня по вашему адресу были выдвинуты определенные обвинения… предположения…

Стэнли сел, обхватив колени длинными пальцами. Мелсон увидел, что он не улыбается, а не может сдержать подергивание губ. Он сидел неподвижно, как восковая фигура, воплощающая силу, опасность и напряжение, но внезапно склонился вперед.

— Что вы подразумеваете под обвинениями?

— Вы знали покойного инспектора Джорджа Эймса?

— Да… когда-то.

— Но вы не узнали его, когда увидели мертвым прошлой ночью?

— Не узнал. — Стэнли подался вперед еще сильнее и усмехнулся. — Забавно он тогда выглядел, не так ли?

— Но, полагаю, — продолжал доктор Фелл, — вы узнаете собственный почерк, когда видите его?

Стэнли отпрянул, как будто перед его лицом щелкнули бичом. Мелсон понял, что он напоминал ему, как только вошел в комнату. Мягкие движения, несмотря на массивность, рычание в голосе, бессмысленный взгляд, быстрые подергивания… Они были в клетке, и нечто находилось между ними и дверью.

— Узнаю собственный почерк? — огрызнулся Стэнли. — Что, черт возьми, вы имеете в виду? Конечно, узнаю. Вы принимаете меня за психа?

— В таком случае скажите: вы писали это?

Доктор Фелл полез в карман, достал письмо и бросил его через стол. Оно опустилось на колени Стэнли, но тот к нему не прикоснулся.

— Прочтите это!

Снова щелканье бича. Стэнли взял письмо и медленно развернул его.

— Вы это писали?

— Нет.

— Но здесь ваша подпись.

— Говорю вам, я не писал этого письма и в глаза его не видел. Вы называете меня лжецом?

— Я ваш друг, иначе не говорил бы вам все это. Подождите, пока услышите, что говорят другие.

Стэнли слегка отодвинулся назад.

— Ну и что они говорят?

— Что вы безумны, приятель. Что у вас в голове червячок, который разъедает мозг…

Стэнли швырнул письмо на стол. От него пахло мокрой одеждой и бренди. Когда его волосатая рука метнулась вперед, пальто слегка распахнулось, и Мелсон заметил кое-что в кармане.

У Стэнли был револьвер.

— Вы безумны, — повторил доктор Фелл. — И потому убили Джорджа Эймса.

И здесь Мелсону показалось, что «нечто» вот-вот бросится на них. Оно повернулось на стуле, словно увеличившись в размере.

— Мне пришлось поломать голову, — продолжал доктор Фелл, глядя в круглые желтоватые глаза, зрачки которых словно непрерывно пульсировали, то сужаясь, то расширяясь, — но теперь я намерен продемонстрировать улики против вас, раскрыть, что кое-кто думает и говорит о вас…

Прошлой ночью, когда Эймс поднимался по этой лестнице, вы не могли выйти через двойную дверь в коридор. Мы все это признаем.

Но в показаниях имеется одна очень странная деталь. Человек, стоящий в темном коридоре, видел полоску лунного света. Дверь в проход, ведущий на крышу, была открыта — понимаете? — и в этом проходе он увидел лунный свет. По его словам, свет проникал из люка в крыше. Но это невозможно, так как люк был плотно закрыт на засов, и никто не мог пройти через него. Помните: он сказал «полоска», а не пятно или квадрат, которые могли возникнуть при открытом люке — всего лишь маленькая полоска… как, скажем, от отверстия за одной из скользящих стенных панелей, которых, как нам известно, в этом доме полдюжины.

Вспомните расположение комнат — слева находится спальня вашего друга Боскома, а ее стена является также стеной этого прохода. Не забывайте, что вы в вашем темно-сером костюме могли незаметно проскользнуть из-за ширмы — также стоящей слева — в спальню и отодвинуть панель в стене, чтобы выбраться оттуда. Помните также, что луна светила в задние окна. Лунный свет падал в спальню и проник через приоткрытую панель в проход, когда вы пробрались туда, открыли изнутри пружинный замок двери и вонзили в Эймса стрелку от часов на площадке! Вот что вы сделали, утверждает свидетель, если вы не заставите его говорить другое, и его имя…

— Берегитесь! — крикнул Хэдли.

Доктор Фелл еще продолжал говорить, когда ручища Стэнли рванулась вперед и сбросила со стола лампу. При свете пламени в камине они увидели глаза Стэнли, блеск металла в его руке и услышали его хриплое дыхание.

— Стойте на месте! — приказал Стэнли. — Я сам с ним разберусь.

Его массивная фигура заслонила поток света из холла, когда он повернулся и побежал. Свет исчез, когда дверь захлопнулась, и ключ повернулся в замке, прежде чем Хэдли метнулся к ручке.

— Он запер нас!.. — Хэдли начал колотить кулаками по двери. — Беттс! Хватайте его… откройте дверь… Господи, Фелл, вы выпустили на свободу маньяка!.. Беттс! Вы можете остановить…

— Доктор Фелл приказал не останавливать его, — отозвался голос снаружи. — А вы говорили… Он забрал ключ!

— Задержите его, проклятый идиот! Сделайте что-нибудь!.. Спаркл! Взломайте эту дверь!

Какая-то тяжесть навалилась на дверь снаружи. Послышалось ворчание, которое сменил новый удар. Сверху донесся крик, а затем пистолетный выстрел.

Они услышали второй выстрел, прежде чем со скрежетом вылетел замок. Хэдли распахнул дверь, выбрался в коридор и помчался к лестнице. Мелсон следовал за ним. Послышался четкий голос, громкий, но спокойный и даже довольный:

— Понимаешь, они думают, что я сумасшедший, поэтому я могу убить тебя, как мне заблагорассудится, ничем не рискуя. Конечно, я могу убить тебя сразу, скажешь ты правду или нет. Но одна пуля в ногу, другая в живот, третья в шею… это может продолжаться бесконечно, пока ты не разинешь свой лживый рот. Как видишь, никто мне не мешает. У двери полисмен, и он ничего не делает, чтобы тебе помочь, хотя и вооружен. Я видел, как топорщится его карман, но он ничего не предпринимает — даром что я стою к нему спиной. А сейчас я сделаю еще один выстрел…

Вопль, похожий на крик кролика, попавшего в капкан, заставил колени Мелсона подогнуться, когда он спешил вверх по лестнице следом за Хэдли. Крик повторился.

— Нет, — дружелюбно заговорил голос, — тебе не убежать. В комнате всего четыре стены, а ты загнан в угол. Я был дураком, всадив этому банкиру четыре пули в голову. Но тогда я ничего против него не имел.

Запыхавшийся Хэдли одолел последнюю ступеньку. В пороховом дыму виднелись бледные лица — люди не двигались, а только наблюдали, испуганные и потрясенные. Сквозь открытую двойную дверь Мелсон видел спину Стэнли, а рядом с ним лицо, больше похожее на причудливую маску. Извивающаяся фигура размахивала руками, пытаясь протиснуться за высокую разрисованную ширму.

— Эта пуля для твоего брюха, — сказал Стэнли и поднял руку, чтобы выстрелить.

Другой человек перестал кричать.

— Уберите его, — пробормотал он. — Я убил Эймса, черт бы вас всех побрал, и признаю это. Только, ради бога, уберите его от меня!

В голосе послышалось отчаяние. Серое лицо поднялось и застыло на фоне нарисованного пламени. Потом Кэлвин Боском свалился в обморок прямо на ширму.

Стэнли потребовалось несколько секунд, чтобы прийти в себя, потом он громко выдохнул, сунул пистолет в карман и обернулся к доктору Феллу, который медленно шагнул в комнату и уставился на лежащую на полу карикатуру, но изломанную, с открытым ртом.

— Ну? — осведомился Стэнли. — Все в порядке? Он раскололся.

— Шоу было превосходным, — отозвался доктор Фелл, похлопав его по плечу. — Лучшее мы не могли бы спланировать. Но, пожалуйста, больше не стреляйте холостыми патронами, иначе разбудите всю округу. — Он повернулся к Хэдли. — Боском не пострадал. Он доживет до виселицы. Интересно, что теперь он думает о «реакциях человека, собирающегося умереть»?