Прочитайте онлайн Часовая битва | ГЛАВА 28 РУБИНОВАЯ КОМНАТА

Читать книгу Часовая битва
7216+79095
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

ГЛАВА 28

РУБИНОВАЯ КОМНАТА

Шторы из тончайшего алого газа взметнулись от порыва ветра — словно в комнату ворвался туман из утреннего кошмара, сотканный из мириад кровавых капель, опадающий незримо, тихо и незаметно, отделяющий сон от яви.

Василиса очутилась в странной круглой комнате с шахматным полом и бесконечным потолком, уплывающим далеко-далеко ввысь. Стены были поделены на сектора — в каждом находился проем с полукруглой аркой, прикрытый алой, полупрозрачной занавесью.

Василиса направила часовую стрелу на ближайший проем — алая занавесь вдруг отодвинулась в сторону, приоткрывая большую комнату.

Девочка подошла ближе — в помещении клубился белый туман, напомнивший Василисе ее первый переход на Эфлару.

Внезапно из тумана вышла Николь.

Сейчас она выглядела взрослее, на ней была надета школьная форма часовщика — белая блузка, юбка, гольфы. На ярко-синем галстуке золотилась цифра X.

— Здравствуй, Василиса.

— Привет, Николь.

— Ты уже догадалась, кто я?

Николь застенчиво посмотрела на Василису, но та в ответ задумчиво покачала головой.

— Я точно не знаю… Хотя иногда мне кажется, что ты — моя сестра, — сказала она. — Вернее, сестра Норта и Дейлы… Ты просто очень похожа на… Ниру.

— Ура, ты догадалась! — Николь обрадованно кивнула. — Я — Николь Огнева, дочь Нортона и Ниры. Нерожденная.

— Нерожденная — потому что мой отец ушел в эту параллель, да? — с тревогой уточнила Василиса. — Ушел, чтобы спасти меня?

Николь пораженно посмотрела на сестру и, чуть помедлив, кивнула:

— Да…

— Он знал, что Лисса умрет, — горько произнесла Василиса. — Поэтому сознательно выбрал другую жизнь, где нашел вас… Но вернулся, чтобы спасти меня… Вот почему ты меня ненавидела.

Лицо Николь мучительно скривилось.

— Я знаю, что была неправа, — тихо произнесла она, невольно затеребив край блузки от волнения. — Я потеряла отца… А ты — потеряла маму. Наши судьбы с тобой очень похожи, поэтому я решила помогать тебе… Но сейчас, — ее голос стал тверже, — ты сама должна принять решение. Ты можешь вернуть свою семью — просто войдя в нужную дверь.

Василиса ошарашенно оглянулась.

— Ты хочешь сказать, одна из этих дверей ведет…

— В новую параллель, — кивнула Николь. — Где ты со своими родителями сможешь начать все заново. Начать новую жизнь.

Василиса почувствовала, что у нее кружится голова. Неужели она сможет снова увидеть маму? Вернуть ее к жизни?!

— В этом состоит главный секрет Рубиновой Комнаты, — продолжила Николь отстраненно. — Родная кровь. Семья. Жизнь. Новая судьба. Ты, как главная хозяйка Рубинового Ключа, сможешь начать все заново…

Внезапно Василису осенило:

— Так вот почему Белая Королева передала мне этот Ключ!

Николь печально улыбнулась.

— Да… Не пойми меня неправильно, и все же я очень хотела, чтобы с самого начала Рубиновый Ключ достался Норту. Если бы мой брат владел этим Ключом, то смог бы выбрать нашу параллель, где все мы были бы очень счастливы. Норт вырос бы и стал советником РадоСвета, а Дейла возглавила бы Школу светлочасов. Ну а я руководила бы небольшой ювелирной мастерской.

Василиса вдруг почувствовала себя виноватой. Столько печали было в голосе Николь! Но что же она могла сделать, что изменить?

— Я знала, что самым решающим станет Рубиновый Ключ, — продолжила Николь. — Видела все, как на картинке. Но я не смогла закрыть глаза на то, как у тебя отобрали Рубиновый Ключ. — В голосе девочки прозвенел металл. — И решила, что помогу тебе… Ведь это твой Ключ, а значит, это Ключ к твоей судьбе. На чужом несчастье своего счастья не построишь… В общем, все это уже в прошлом. А сейчас ты должна выбрать правильную дверь.

Проговорив это, Николь грустно улыбнулась и — исчезла. Василиса растерянно оглянулась.

И где же ей искать свою судьбу? Какая параллель самая важная? Кроме того, она вообще не могла сосредоточиться — после слов Николь остался горький, неприятный осадок.

Василиса описала стрелой круг и ткнула наугад: алая занавеска легко отошла в сторону. Но девочка не успела больше ничего предпринять: ее за плечо ухватила чья-то цепкая, сильная рука.

Машинально она сбросила эту руку, отскочив в сторону и выставив стрелу перед собой.

Это был Астрагор. Возле его ног, на шахматном полу, в скрюченной позе лежал Нортон-старший со связанными за спиной руками и кляпом во рту.

— Не пугайся, черноключница. — Голос Астрагора звучал непривычно ласково. — И не удивляйся незавидному положению своего отца. Мне нужно поговорить с тобой наедине, а он хотел помешать.

— Развяжите его немедленно, — потребовала Василиса, бледнея.

— Он проник сюда незаконно, — жестко произнес Астрагор. — Только ты, обладающая Рубиновым Ключом, должна решить секрет этой Комнаты.

Нортон-старший издал глухой рык и напряг мышцы, пытаясь освободиться от веревки, но безуспешно.

— За этой занавесью ты найдешь ответ на свое желание, Василиса Огнева. — Астрагор говорил мягким, убаюкивающим голосом. — Сможешь заново обрести семью… Вернуть свою зачасованную мать.

При этих словах Нортон-старший застонал и завертелся в путах с новой силой. Василиса видела, что отец хочет сообщить ей нечто важное, но понимала, что великий Дух Осталы вряд ли позволит ему говорить.

— Просто представь свою семью вместе, — продолжал вещать Астрагор, игнорируя поведение отца Василисы. — И Рубиновая Комната подарит тебе новую жизнь, куда счастливее прежней. Твоя мать вернется, а отец… — Астрагор наконец-то позволил себе взгляд в сторону Нортона-старшего, — отец не покинет тебя в детстве, будет растить с малых лет и проведет твое часовое посвящение вовремя. Вы будете отлично жить в Чернолюте, помяни мое слово.

Нортон Огнев издал рев, похожий на стон раненого животного, и Василиса вдруг поняла: отец почему-то не хочет этой новой счастливой жизни. Невольно в сердце зашевелился червячок обиды: неужели отец не хочет, чтобы Лисса ожила?

— Главная особенность Рубиновой Комнаты, — дав отцу Василисы «выговориться», продолжил Астрагор, — всегда поворачивать жизнь семьи в счастливое, радостное, светлое… правильное русло нового бытия. В этом еще один важный секрет Времени — родная кровь. Память поколений. Верность и святость родичей. Крепкая семья, которой пока у тебя нет, Василиса Огнева. Но скоро будет…

И Астрагор, а с ним и Нортон-старший исчезли.

Помедлив несколько секунд, Василиса направила часовую стрелу на следующую занавесь, и та не спеша отъехала в сторону.

Из серовато-черных клубов тумана выплыло лицо Родиона Хардиуса, ее хитрого и загадочного прадеда.

— Поздравляю, правнучка, — лукаво усмехнулся Родион Хардиус. — Ты все-таки добралась до Рубиновой Комнаты целой и невредимой. Теперь самое главное — не ошибиться, сделать правильный выбор. Самостоятельно. Я не могу тебе дать подсказку, потому как не знаю всех твоих размышлений, желаний и мечтаний. Но помни: ты можешь изменить жизнь любого человека, который находится сейчас в Часовой зале. Ты их не видишь, но они знают, где ты, и, поверь мне, пребывают в невероятном волнении, окруженные страхами, надеждами и чаяниями, они все ждут твоего решения. — Он замолк, внимательно посмотрев на Василису, словно желая убедиться, внимательно ли она его слушает, и продолжил: — Ты находишься в самой важной точке своей судьбы. На судьбоносном повороте. И вот ведь задача, от твоего решения зависит очень много судеб… В первую очередь — людей, которые дороги тебе лично. Крепко подумай, чью судьбу ты хочешь изменить. Подумай, для кого из всех, кого ты знаешь, это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВАЖНО.

Лицо прадеда исчезло, и Василиса вновь осталась одна. В задумчивости она смотрела на маленькие облачка продолжавшегося клубиться тумана и раздумывала над услышанным.

Лучше бы прадед дал прямой совет. Какой такой выбор, если и так все понятно — она должна вернуть маму! Ей очень хотелось последовать совету Астрагора и — изменить свою жизнь. Уйти в другую параллель и все начать заново. Ведь это же так просто — достать чистый лист и…

Но почему отец так решительно против? Нортону-старшему не дали возможности высказаться и наверняка по причине того, что он мог бы отговорить Василису…

Да и прадед не стал бы давать плохих рекомендаций, решила Василиса. Поэтому она пересмотрит всех, кто был в Рубиновой Комнате, как бы она к некоторым ни относилась.

И Василиса закрыла глаза, сосредотачиваясь.

Отец. У отца есть три временные параллели. Каждая из них по-своему важна, и все-таки… Как же Василиса хотела бы изменить свою жизнь, увидеть родителей вместе…

Фэш. Как она сразу не подумала?! Василиса сможет вернуть его родителей! Но не избавит от великого Духа Осталы… Долго ли Астрагор позволит им пребывать вместе? А что, если он снова зачасует родителей Фэша и все-таки перевоплотится в их сына?..

Николь…

Василиса глубоко вздохнула.

Николь нет в Часовой зале, но есть Норт и Дейла…

Миракл?

Диана?

Ник?

Елена… Василису передернуло от отвращения: помогать Елене?! Ни за что! Хотя, если та будет счастлива в другой жизни, то, может, и не дойдет до того, чтобы зачасовать Лиссу… Но кто знает, с кем Елена вообще может быть счастлива? Скорее всего, она не прочь остаться в этом времени, рядом с Нортоном-старшим.

Черная Королева.

Может, в другой параллели ей будет лучше? Нортон Огнев никогда не поставит шрам своей матери, ведь в его жизни не будет Лиссы, из-за которой они поссорятся…

Василиса чувствовала, что от планирования чужих судеб ее мозг разорвется сейчас на тысячи мелких кусочков. Какая же трудная работа у часовых архитекторов!

А может, и Астариус желал бы изменить судьбу…

Или Рок.

Или даже Примаро.

Родион Хардиус?

Нет, нет, нет! Никто не важен, кроме Василисы и маленькой Николь. Василиса чувствовала, что именно в их противостоянии состоит ее главная задача. Ей надо выбрать отца или отказаться от него навсегда ради…

Василиса закрыла глаза и вошла в новую комнату за алой занавесью. Туман накрыл ее с головой, залез в глаза, уши, нос, рот, заполонил все ее сознание.

Она представила перед собой счастливое лицо Нортона-старшего и Ниры, каштанововолосой женщины с печальными глазами, той самой, что нарисована на картине, висящей над камином в комнате Норта. Представила рядом с ними Норта-младшего и Дейлу, а Николь… Николь появилась сама.

— Что ты делаешь?! — изумленно воскликнула девочка. — Ты же меняешь свою судьбу! Твоя параллель погаснет, если ты отпустишь отца… Ты можешь уйти в безвременье уже сегодня, как только с последним ударом полночи закончится день!

— Я просто хочу, чтобы ты родилась, — произнесла Василиса сквозь проступившие слезы. — И у тебя была нормальная семья. — Она больше не могла сдерживаться — слезы хлынули рекой.

— Спасибо… — потрясенно произнесла Николь. Она недоверчиво оглянулась и увидела своих родителей. Увидела Норта и Дейлу. Они улыбались ей и приветственно махали руками, подзывая к себе. Василису они уже не видели…

Но Николь сама подбежала к Василисе и крепко ее обняла.

— Я никогда этого не забуду, — горячо прошептала она, тоже плача. — Никогда!

Туман стал гуще, завихрился вокруг Василисы, заслоняя ее от людей, теперь ставших ей чужими, словно выталкивая из этой временной параллели.

Вновь очутившись в круглой комнате с шахматным полом, Василиса перевела дух.

Надо успокоиться, постараться взять себя в руки.

Не надо больше сомневаться. Она сделала правильный выбор.

Она видела, что Астрагор подталкивал ее к самому простому решению — выбрать свою семью, вернуть Лиссу. Великий Дух Осталы очень желал этого, а отец — нет. Отец хотел помешать такому Василисиному выбору и для этого рискнул — проник в Рубиновую Комнату, чтобы предупредить дочь.

Василиса не будет идти на поводу у Астрагора… Почему-то великому Духу Осталы выгодно, чтобы она поменяла судьбу Нортона-старшего…

— Ты все правильно сделала, Василиса.

Девочка обернулась.

Ну, конечно, прадед опять появился, на этот раз при полном параде: в сюртуке с длинными полами, шляпе-цилиндре, остроносых туфлях и, конечно, золотыми карманными часами, которые держал в руке.

— Решение принято — это главное, — снова заговорил прадед, ухмыльнувшись. — Но не спеши — еще не все закончено.

Василиса удивленно посмотрела на него, смахивая оставшиеся слезы. Что имеет в виду Родион Хардиус?

— Ты можешь провернуть еще одну вещь. — Лицо прадеда стало необычайно серьезным. — Изменить прошлое, любой момент. Астрагор не сообщил тебе сего факта, так как сам желает воспользоваться этим вторым шансом. Не забывай, он тоже находится сейчас в Рубиновой Комнате, потому как провел тиккеровку твоего Ключа. Но он может это сделать лишь после того, как ты выйдешь. А я, пожалуй, даже сообщу тебе, что он так сильно желает изменить. Ты, наверное, и сама догадываешься: ему нужен Алый Цветок и синяя искра из хрустального сердца планеты. Это все, что ему так необходимо для исполнения его мечты.

— Стать Властелином Времени, — произнесла Василиса как бы для себя.

Прадед покивал.

— О да… Твое дело — помешать ему, и, знаешь, ты в полном праве, не находишь? Ты можешь изменить сейчас любой момент прошлого. ЛЮБОЙ.

И он исчез.

— Ну хоть бы раз вы говорили прямо! — в сердцах выкрикнула в пустоту Василиса. — Почему нельзя дать точный совет, а?

Впрочем, она знала, что делать.

Девочка вновь навела стрелу на проем с еще одной алой занавесью и представила лицо Руниса.

Мальчик с рыжей макушкой и плаксивым лицом завороженно следил за монеткой — вот-вот упадет на пыльную мостовую серебристый кругляш.

Василиса ловко остановила ему время часовой стрелой.

Она быстро присела на корточки и осторожно перевернула монетку — на грязный булыжник лег эфлар единицей вверх.

— Никогда не возвращайся к дяде, — сказала она застывшему во времени мальчику. — Зайди в эту чудесную башню — и все.