Прочитайте онлайн Чаромир | Часть первая МОЯ СЛАБОСТЬ И СТРАСТЬ

Читать книгу Чаромир
3216+273
  • Автор:
  • Язык: ru
Поделиться

Часть первая

МОЯ СЛАБОСТЬ И СТРАСТЬ

Тук… Тук… Тук… Капли дождя падали с неба, отскакивая от асфальта, барабаня о крыши домов и окна. Скоро все вокруг заволочет густым туманом и на расстоянии трех-четырех шагов ничего не будет видно.

В отличие от многих я любила дождь, любила туман, который часто окутывал город, любила осень. Я жила в том месте, где погода была непостоянна и часто шли дожди.

Остановившись на набережной, я посмотрела на Неву, красивую в свете фонарей. Река шумела темной водой, на ней то здесь, то там появлялись разводы от дождя, а город жил своей жизнью, люди спешили по своим делам, не обращая внимания друг на друга.

Моего плеча осторожно коснулись, и я обернулась.

— Привет, — улыбнулась радостно.

Передо мной стоял молодой худощавый мужчина двадцати трех лет, симпатичный, с открытой улыбкой и голубыми глазами. Светлые волосы были сзади коротко подстрижены, а спереди падали на лоб.

— Привет. — Леонид немного рассеянно улыбнулся в ответ. — Ты готова идти ужинать?

Когда некоторое время назад Леонид обратил на меня внимание, я не могла поверить, что подобное возможно. Симпатичный, успешный, а взглянул на такую серую мышку, как я. Но сегодня уже сто дней, как мы вместе, и я готова поверить в то, что чудеса существуют.

Пока мой кавалер узнавал насчет заказанного столика, я бросила взгляд в сторону зеркальной стены ресторана. На меня взглянула девушка двадцати трех лет, с темно-каштановыми волосами, что «ракушкой» были скручены и подняты вверх. Стройную, но с приятными округлостями в нужных местах, фигуру обтягивало строгое черное платье, больше предназначенное для деловых вечеров, чем для романтического свидания.

В ушах небольшие изумруды, висящие на золотой цепочке, и с ними в комплекте такой же кулон. Образ довершали и портили очки. Они — благодарность за бессонные ночи и мою страсть, которая сопровождала меня по жизни.

— Софья?

Я взглянула на Леонида, что смотрел на меня с удивлением. Видимо, он уже не первый раз окликал меня.

— Прости, я задумалась.

— Пойдем.

Взяв за руку, мужчина повлек меня в зал красивого ресторана. Наш столик оказался в глубине зала, где рядом горел камин и дух романтики просто витал в воздухе.

Присев, я взялась изучать меню, периодически искоса поглядывая на сидящего напротив мужчину. Тот выглядел задумчивым и немного хмурился.

— Ты выбрала? — спросил Леонид, когда подошел официант.

— Да, бифштекс, салат, пожалуй, вот этот. — Я показала название в меню, что было написано по-французски. — И мороженое на десерт. В отношении напитков доверяю твоему вкусу.

Леонид рассмеялся.

— Всегда восхищался твоей смелостью в еде!

Я зарделась.

— Спасибо. Я могу во многом себе отказать, но только не в том, чтобы вкусно поесть, — призналась, когда официант отошел.

— Да, у всех есть свои слабости, — задумчиво кивнул мой собеседник.

— Что случилось? — решила я спросить прямо.

— Что ты имеешь в виду?

— Я же вижу, что тебя что-то заботит.

— Ты всегда очень чуткая и наблюдательная. Но давай поговорим об этом завтра. Зачем портить такой прекрасный вечер, который только наш? — взял меня за руку Леонид.

Портить? В душе шевельнулась тревога.

Привыкшая в связи со своей профессией быть внимательной, я припомнила ближайшие дни и, боясь ответа, тем не менее спросила:

— Ты хочешь порвать со мной?

— Ну зачем ты так?..

— Подожди, — перебила я. — Просто ответь честно. Пожалуйста.

— Да. Я очень хорошо отношусь к тебе, но сейчас не могу быть с тобой. Ты…

— Замечательная.

— Да. С тобой очень хорошо и приятно проводить время. Но…

— Сейчас ты должен сконцентрироваться на других целях.

Леонид замолчал, понимая, что я предвижу все его доводы.

— А если честно? — И, увидев его настороженный взгляд, добавила: — Не бойся, я не буду истерить.

— Конечно, не будешь. Ты разумная женщина и нравишься мне, но сейчас для карьеры мне выгоднее быть с другой. И она внешне больше подходит под мой стиль жизни.

Понятно. Я работала врачом, а Леонид трудился юристом в медицинской сфере. Само собой, чтобы подняться по карьерной лестнице, нужны связи, и, видимо, он их нашел.

— Что ж, я рада за тебя и благодарна, что ты ответил честно и открыто.

— Жаль, что моя новая девушка не похожа на тебя в душе.

— Ну не всегда нам дается все. Я надеюсь, у тебя все получится.

— Спасибо.

Я видела, что Леонид растерян и чувствует себя неуютно.

— Думаю, ты поймешь, если я прерву наш ужин?

— Конечно.

Встав, я на негнущихся ногах прошла до гардероба.

Как учила бабушка, нужно уметь сохранить лицо. Улыбаясь, я надела черный приталенный плащ и направилась прочь, на улицу.

Внутри я чувствовала некоторую опустошенность, пытаясь разобраться в себе.

Мне было обидно, досадно и больно. Однако боль была не оттого, что Леонид меня бросил (мы с ним встречались не годы), а оттого, что так со мной происходило постоянно.

Я шла по улице, смотрела на свет фонарей, что пробивался сквозь туман, окрашивая его в теплые оттенки, на светящиеся окна домов. Ночной город восхитителен: можно долго гулять по нему и любоваться его красотой, даже когда он окутан туманом. Особенно когда окутан туманом.

Мои глаза были сухими. Никогда не плакала из-за разорванных отношений и расставаний. Наверное, со мной что-то не так.

Бросив взгляд вниз, я отметила свой строгий наряд: классика, ничего лишнего или экстравагантного. Он такой, потому что работа требует определенного дресс-кода, а личной жизни постоянно не наблюдается, и прихорашиваться не для какого.

Решила начать отношения с человеком, близким ко мне по взглядам и убеждениям, но и тут потерпела неудачу.

Я перешла дорогу и направилась к своему любимому парку.

Эти сто дней с Леонидом — самые долгие отношения, что у меня были, а мужчина встречался со мной потому, что ему удобно. Вот такая ирония. Видимо, есть вещи, которые мне не суждены, и одна из них — семейное счастье.

Шагая по дорожкам парка, я задумалась над тем, что составляет мою жизнь.

Родилась я в поселке городского типа. Моя мама работала в библиотеке и, когда я болела, часто брала меня на работу. И там, как только научилась читать, я запоем глотала одну книгу за другой. Когда молодые девушки бегали на свидания в старших классах, я вздыхала над чувствами рыцарей или расследовала очередное дело с удачливым детективом.

Время шло: я поступила в университет на престижный факультет, но и там, как и в школе, оставалась всего лишь заучкой. Немногие любовные отношения так же быстро заканчивались, как и неожиданно начинались.

Перевела взгляд на свет фонаря.

А книги в моей жизни в отличие от мужчин как были, так и оставались моей страстью. Я читала любые жанры в любое свободное время. В романах я спасалась от реальной жизни, погружаясь в них с головой, и, наверное, уже не смогу без них.

По крайней мере, корешки книг, что стоят у меня дома, всегда теплые и родные для моей руки, они не предают и не бросают, они лечат и утешают.

Мой взгляд наткнулся на очертание фигур, что проглядывали сквозь туман. Кто-то направлялся ко мне через деревья и кустарник. А если маньяк?

Я решила не обращать внимания на людей, что должны скоро появиться, и ускорила шаг. Вот ветви кустарника отклонились — и на дорожку вышли мужчина и женщина.

Больше о них я ничего сказать не могла, так как старалась не смотреть и не замечать их присутствия, не показывать, что мне страшно.

— Софья!

Я никак не отреагировала, даже не взглянула на незнакомцев.

— Девушка!

Снова не прореагировав, свернула на дорожку, уходящую вбок, и уже через несколько минут незнакомцев скрыли деревья. Но расслабляться я не спешила: сзади послышались шаги.

Неужели снова те двое?!

Увидев впереди спасительный выход из парка, я резко повернула к нему и столкнулась с нагнавшим меня человеком.

— Извините. — Я бросила на него мимолетный взгляд.

Мужчина с темными волосами до плеч, в костюме и коричневом пальто выглядел очень импозантно и дорого одетым. Меня овеял приятный запах бумаги, старых книг и… библиотеки.

Неужели там работает?!

Бросив на него еще один взгляд, я вышла к скверу и, поколебавшись, направилась к киоску, что уже закрывался. Нужен новый фантастический роман для утешения. Не посмотрев даже на аннотацию, купила книгу, на обложке которой страстно обнималась парочка.

Направляясь в сторону дома, я чувствовала спиной пристальный взгляд.

* * *

Двое незнакомцев

Девушка стояла, прислонившись к дереву. Ее только что вывернуло и все еще мутило. Напарник выглядел не лучше.

— Это не она, — выдавила незнакомка с трудом.

— Да, она нас не увидела. Все зря. Теперь придется начинать поиски сначала.

— Ничего. Наша работа необходима.

Парочка, чуть покачиваясь, направилась в сторону парка, противоположную той, в которой скрылась интересующая их личность.

А ветер тревожно шевелил кроны деревьев, с вечернего неба улыбалась полная луна.

* * *

Софья Ильина

Маленькая однушка встретила теплом и уютом. Я жила в одном из старых домов, практически в центре города. Квартира досталась мне после смерти бабушки, и родители настаивали, чтобы я ее сдала. Цены на съемное жилье в этом районе были впечатляющие, но я уперлась: мне очень хотелось быть независимой и жить одной.

Только закончилась учеба в университете, и свобода манила своим крылом, приглашая отправиться в самостоятельный полет. Впрочем, может, и зря я не послушалась родителей.

Переодевшись в любимую пижаму, я распустила волосы, которые, упав на плечи, завивались крупными кольцами. После чего уселась с новым томиком на диван и предвкушающе потерла руки.

Рядом, на журнальном столике, ждали своей очереди чашка с горячим чаем и кучка любимых конфет. За окном стучал дождь, а в комнате царил приятный полумрак, создаваемый светом торшера.

Несмотря на расставание с Леонидом, в душе разлилось тепло. Теперь предстояло окунуться в мир книги — мой собственный дурманящий опиум, что заставит забыть обо всем.

Открыв первую страницу, я начала читать, все больше погружаясь в сюжет, где прекрасная дева с аппетитными формами задержалась на работе и у нее сломалась машина. Я, с жадностью глотая строки одну за другой, не заметила, когда вымышленная автором реальность стала настоящей.

Поняв, что что-то не так, я распахнула глаза и увидела окружающую меня действительность. Вокруг все было черно-белое: сквозь описанную автором лесную чащу шла девушка, которую я так себе и представляла, углубляясь все дальше в лес, а меня, словно магнитом, тянуло за ней.

Глупая, что же она делает? Идет в логово какого-то оборотня. То, что именно туда, я не сомневалась: купленный сборник рассказов точно был про эту нечисть.

Кошмар! Неужели мои сомнения верны и я перенеслась в другой мир? Неужели миры, созданные авторами, на самом деле где-то существуют?

Бредя за героиней все дальше и дальше, я старалась держаться на максимальном расстоянии. Когда уже начала откровенно бояться, на девушку напали оборотни и куда-то ее потащили. Она кричала и сопротивлялась.

А нечего было ходить ночью в лес! Искала приключений? Ты их нашла!

Сейчас девушка меня дико раздражала. Если бы я сопереживала ей на мягком диване с чаем и конфетами, то это одно, а тут я в темном холодном лесу, и еще неизвестно, чем закончится вся эта история, если меня заметят.

Вдруг в голове мелькнула мысль: «Только бы здесь не было насилия!» Я этого просто не переживу…

Но главный герой вовремя спас девушку и, подхватив на руки, понес ее к дому, а я за ними!

Попав внутрь, они поднялись по лестнице, а я тут же спряталась в кладовке на первом этаже. Однако не было мне покоя!

Когда герои выяснили свои отношения и пошли по коридору на верхнем этаже, я тоже вышла из укрытия и направилась следом. Меня неодолимо тащила вперед неизвестная сила.

Теперь я сидела на самой верхней ступеньке и слушала их возню и стоны, красная, словно мак. Неужели нельзя закрыть дверь в комнату? В конце концов, это просто неприлично!

Мне прекрасно слышалось, чем они занимаются. Все эти стоны, вздохи… всхлипы… не оставляли моей фантазии не единого шанса ошибиться в происходящем.

— О… Пожалуйста, возьми меня!

Теперь уже застонала я. Как же можно было забыть, что подобное действо сопровождает?!

— Ты готова для меня? — раздался следом хриплый мужской голос.

Нет, блин! Она там просто так стонет, оттого, что ты тяжелый, как слон.

— Я не могу больше ждать! — раздался крик, и следом характерные движения и стук кровати.

А-а-а-а… За что! Если хоть кто-то думает, что это действует возбуждающе, то он глубоко ошибается!

Я ощущала смущение, муку и страх. Если кто сейчас войдет в дом и поднимет голову, то увидит на верху лестницы меня. А ведь я двинуться никуда не могу, только если вперед. И новый герой этого сюра вряд ли поверит, что я — случайно попавший в книгу читатель, а он — вымышленный персонаж.

Интересно, а меня здесь могут физически ранить или убить? Искать ответ на практике не хотелось.

Через двадцать минут я молила, чтобы хоть кто-нибудь вошел в дом и прибил меня, а еще через десять была готова станцевать джигу.

Они закончили — аллилуйя!

Только я обрадовалась, как меня накрыло белое сияние — и передо мной появился все такой же черно-белый мир. Я шла по дороге за какой-то молодой женщиной и никуда не могла свернуть.

Нет, только не следующий рассказ! Пожалуйста, только не это!

Оглянувшись по сторонам, я поняла, что окружающие персонажи меня не видят, иначе бы обязательно прореагировали на девицу, одетую среди бела дня в пижаму и тапочки.

Я проследовала за девушкой до самого конца и оказалась в клинике, где она работала врачом и… флиртовала со своим пациентом. Конечно! Он был высокий, красивый, брутальный и совершенно свободный.

Где бы достать такого в реальном мире?

Когда тот вышел, я с удивлением заметила, что день быстро сменила ночь. И вот я уже выхожу следом за главной героиней, которая идет домой.

Не знаю, откуда мне это стало известно. Может, потому что я могла слышать все ее мысли и мне передавались чувства героини, если я подходила ближе. Одно не было ясно: зачем она поселилась в лесу? На фига там вообще построили дом?!

И конечно, на нашем пути встретился оборотень! Хоть бы он в капкан угодил, собака драная, потому что далее случилось нападение и начались страстные ласки.

Ночью, в холод, на земле. На голом мужике только-только шерсть успела спрятаться, а девушка сомнительного, на мой взгляд, поведения уже лапает его своими ручками, при этом прося отпустить ее.

Где логика?

— Ты моя пара и теперь принадлежишь мне!

— Ты что? Я же тебя совсем не знаю! А если ты однажды ночью набросишься на меня?

Если бы мне кто такое сказал, я бы сама на него набросилась, и ночью тоже.

— Ты изменишь свое мнение!

Действительно, не прошло и каких-то пяти минут, как красотка стонала в голос. Нет, нет, нет! Второй раз я такого не выдержу.

Собираясь уйти, я дернулась, но не смогла сдвинуться с места.

— Ты уже полна желания… Хочешь ощутить меня в себе?

Я прикрыла глаза, сдерживаясь из последних сил. Звуки, что исходили из-за кустов, ясно давали понять — разврат продолжается. А я, стиснув зубы, терпела и зверела.

В тот момент, когда начался сам процесс и девица принялась возвещать криками на всю округу о своем удовольствии, я поняла, почему она живет в лесу. Они явно нашли друг друга!

Только я начала поиск дубины, чтобы проверить, могу ли я нанести героям книги тяжелые телесные повреждения, как интим закончился.

Не в силах поверить своему счастью, я в следующее мгновение услышала вопрос:

— Повторим?

— Да что ж это такое?! — завопила я, вскакивая на ноги.

В ответ раздалось рычание, и я попятилась от двух светящихся глаз.

— Хороший песик, хороший.

Развернувшись, понеслась прочь. По приближающемуся топоту лап поняла: меня скоро настигнут. Однако в этот момент в глаза ударил белый свет, и я очутилась в следующем рассказе.

Теперь я была умнее и старалась не подходить близко и не показываться, но тем не менее каждый рассказ шел по примерно похожему сценарию, не говоря уж об интимной составляющей.

В итоге, когда я уже перестала считать, который по счету оборотень спросил у героини, готова ли она познать с ним страсть, под звуки лобзаний, незаметно для себя, я задремала, прислонившись к дереву в окружении кустов.

Из моих сновидений меня вырвал резкий звонок. Вскочив, я посмотрела на будильник на столе и, моргнув, постаралась осмыслить: приснилось ли мне все это или нет?

Вроде бы я дома и все, как всегда… Но чай остался стоять нетронутым, как и конфеты, а ненавистная книга, судя по помятым, плохо прилегающим друг к другу страницам, была прочитана, и не один раз. Если бы я прочла этот роман, то конфеты не остались бы нетронутыми, чай был бы выпит, а на моем тапке сейчас не лежал бы черно-белый лист липы.

Поднявшись, я, словно робот, проследовала в ванную и начала плескать себе в лицо холодной водой.

Что со мной случилось? Как могло так произойти, что я очутилась в книге и прошла с героями весь сюжет от начала до конца? Или не прошла?

Логично предположить, что я очутилась в своей квартире, потому что сборник закончился, но ведь с уверенностью ничего нельзя утверждать. А вдруг я в сумасшедшем доме и все мне кажется? А рядом санитары, что уже сделали укол?

Я тряхнула головой, отгоняя бредовые мысли. Если так пойдет и дальше, то точно недолго очутиться в смирительной рубашке. Нет уж! Просто это какая-то неправильная книга. Да! От нее нужно избавиться.

Едва решение было найдено, как душевное спокойствие восстановилось и я, снова взглянув на часы, начала спешно собираться.

Опаздываю, опаздываю…

Книгу перед самым выходом аккуратно завернула в пакетик, стараясь лишний раз ее не касаться, и побежала на работу. Решено: вот в поликлинике и выкину. Успеть бы на прием.

День, как назло, с утра не задался. Не выспалась, опаздываю, в метро такая толчея, что впору идти пешком, да времени нет. Поэтому, когда я взбежала по ступенькам областной поликлиники, настроение мое не было самым добрым и радужным.

— Привет, Софья, — поздоровалась Лена, моя медсестра, болтавшая с подружкой.

Последняя при моем появлении сразу засобиралась, продолжая жаловаться:

— Меня сегодня на весь день перевели на флюорографию и даже не предупредили заранее. Прием только через два часа. Врач еще не пришел, и домой возвращаться смысла нет. Теперь остается только ждать, а делать нечего.

— Ну, сходи поболтай с кем-нибудь, — предложила ей Лена.

— Так приемы… — вздохнула Света.

— А хочешь книжку дам почитать? — встрепенулась я, с надеждой взирая на свою жертву.

— Э-э-э… А какую?

— О! Эротическую, про оборотней, любовь-морковь, и все такое. Не понравится — другим отдашь.

— Ну… давайте, — растерялась Света.

Боясь спугнуть удачу, я вытащила из сумки томик и впихнула девушке, которой, сразу было видно, понравилась картинка страстно обнимающейся парочки.

— Я, как только дочитаю, сразу верну.

— Нет-нет! — замахала я руками. — Оставь себе. Я случайно две купила, одинаковые, так что это подарок.

Довольная Света вышла за дверь, а я, накинув белый халат, уселась за стол.

— Первый раз вижу, чтобы ты добровольно рассталась с книгой. — Лена удивленно смотрела на меня.

— Надо нести знания в массы! — радостно оскалилась я и крикнула, начиная прием: — Заходите!

Все! Теперь я в безопасности!

* * *

Остаток недели прошел вполне спокойно: никаких неожиданностей, чудес или волшебства. Я настороженно смотрела на книги и боялась к ним прикасаться, стараясь занять свои будни, особенно их вечера, любыми делами.

Очень кстати вспомнилось, что обещала соседке, дряхленькой бабульке, помочь с пересадкой комнатных растений. Собравшись постучать в смежную с моей квартиру, я услышала сзади кашель.

Повернувшись, увидела проживающую напротив Степаниду Алексеевну, любопытную и несносную пенсионерку, которая вечно все знает и видит.

— Добрый вечер, — вежливо поздоровалась я, занося кулак, чтобы постучать.

— Решили познакомиться со своим новым соседом?

Я замерла и, развернувшись, настороженно спросила:

— Какой сосед? Какое знакомство? Разве Валентина Павловна съехала?

На меня посмотрели с некоторой долей превосходства.

— Уже два дня как ее забрали дети к себе и продали квартиру.

— Так быстро…

— Долго ли умеючи. Может, они давно планировали переезд.

— Нет. Валентина Павловна только в начале недели говорила мне, что никуда не собирается.

— И тем не менее собралась. Если не верите мне, то можете познакомиться с новым жильцом сами, — недовольно проворчала женщина. — Молодежи в наше время и предлога не нужно. Видный такой мужчина…

Стиснув зубы и проигнорировав намек, я вернулась в квартиру, хмурясь и размышляя. Как же это получилось? Неужели можно так быстро продать жилье?

Заварив себе чай и пригубив горячий напиток, я задумалась над тем, чем заняться в выходной. Еще несколько дней назад я, не раздумывая, взяла бы книгу, но теперь…

Неожиданно я разозлилась на себя. Что за сумасшествие? Подумаешь, досадное недоразумение. От книги я избавилась, так почему не могу избавиться от страха?

Поставив кружку на кухонный стол, я решительно направилась в свою комнату. Там стояло несколько стеллажей с любимыми произведениями. Вот что вернет мне уверенность — любимые и зачитанные практически до дыр романы.

Пробежавшись глазами по корешкам, я выбрала книгу, которая подходила под настроение: очень хотелось романтики и нежности. Взяла я творение английской писательницы прошлого века. Переплетение гордости, предубеждения, неравного положения и казусов — как раз то, что сейчас нужно.

У каждого есть любимые места в романах, я решила начать именно с такого.

«— Вотще я боролся. Так не годится. Я не имею намеренья подавлять свои чувства. Дозвольте сказать, как пылко я восхищаюсь вами и люблю вас».

Закладочка в книге привела меня сразу к нужным словам, и я углубилась в чтение, сама не замечая, как погружаюсь в сюжет, проникаюсь чувствами героев.

И снова неожиданно для меня реальность сменила облик на черно-белый мир, только я теперь находилась в Англии девятнадцатого века и смотрела, как мистер Дарси пишет письмо Элизабет.

Те, кто любит эту книгу, поймут меня. Как удержаться от того, чтобы не воспользоваться моментом — не прочитать, а посмотреть, как все происходило.

Жадно следя и стараясь не дышать, я боялась выдать себя, но, что странно, в отличие от оборотня мистер Дарси не обращал на меня никакого внимания, а в голове звучали его мысли, что он излагал на бумаге.

Вот он запечатал конверт, вот, скинув рубашку, ополоснулся, и… когда взялся за застежку брюк, все остальное пролетело как один миг — и мы уже входим в конюшню. Невезение!

Какой блестящий джентльмен! Не понимаю я Элизабет. Хотя, возможно, это из-за того, что мы из разных эпох: в наше время и не такие признания в любви бывают.

Вот главный герой грациозно взлетел в седло, лошадь прогарцевала — и в следующее мгновение рванула вперед, и я вслед за ней.

— А-а-а-а… — прокричала я, не успевая. — Я не умею быстро бегать!

Но меня никто не услышал, и только ветер свистел в ушах. В итоге я упала, и меня по воздуху с приличной скоростью потащило вперед. Я болталась, ругалась, материлась, но остановилась только вместе с лошадью мистера Дарси. Мужчина спешился, и мы ранним утром побрели по дороге среди деревьев.

Главный герой шел с достоинством и спокойствием. Я, нервно пошатываясь, семенила следом, пытаясь справиться с головокружением и тошнотой.

«— Окажите мне честь прочесть это письмо».

Заметив, что мистер Дарси идет в мою сторону, я резко метнулась в кусты и сквозь листву наблюдала, как он прошествовал мимо к своей коняге.

— О нет, только не это!

Уже приготовившись к тому, что сейчас меня снова поволокут, словно мешок с картошкой, замерла и зажмурилась, но в ответ раздался лишь удаляющийся топот копыт.

Открыв глаза, я огляделась. Мое бренное тело не летело по воздуху, а оставалось на месте. Почему? Что сейчас изменилось?

Нет, я не в претензии, что меня не волочит и не крутит с приличной скоростью, но все же…

Выбравшись из кустов, я посетовала, что на этот раз не надела никакой обуви, и не успела оглядеться вокруг, как меня вновь магнитом потянуло вперед. Конечно, Элизабет начала читать письмо мистера Дарси, и в моей голове зазвучала вторая его половина.

Гуляя вместе с главной героиней по прекрасным рощам Розингса, я немного отошла от своей экстремальной поездки и теперь вновь с удовольствием погрузилась в переживания героев.

Сюжет книги неуклонно и целенаправленно шел к своему завершению. Вот я с родственниками и друзьями стою в церкви, словно принадлежу их миру, словно одна из них.

В этот раз, когда была пережита последняя страница, я не уснула и не очнулась от потери сознания. Меня выкинуло на работе, в кабинете УЗИ, где из оставленной без присмотра женской сумки выглядывала верхняя часть книги, такой же, как у меня, только в мягкой обложке.

И вот тут мне по-настоящему стало страшно. А что, если меня как-нибудь выкинет на другом конце земного шара? Или в самолете, пароходе, машине? Что тогда?

Осторожно выскользнув из кабинета, я прошла по коридору. Взяв у дежурной ключ от кабинета под предлогом, что забыла вещи, я смогла разжиться своей сменной обувью и деньгами. Небольшую заначку я всегда хранила на работе на всякий случай — и никогда не думала, что она пригодится в такой ситуации.

Выйдя на улицу, я отправилась в сторону остановки. Благо в этот раз на мне были нормальные юбка и футболка, а не пижама.

От осознания перспектив моего чтения меня немного трясло, испуг сильно подточил уверенность в своей безопасности и принятии феномена, что я могу переноситься в книги.

Я ехала в метро и, прижавшись виском к поручню, обдумывала сложившуюся ситуацию. Однозначно читать пока нельзя, а скорее всего — и вообще нельзя. Как я буду жить без книг?

Раньше я не задумывалась, какую важную роль в моей жизни они играли, не понимала то, что их ничем нельзя заменить. То ощущение, которое дарили миры, открываемые в книгах, те эмоции, что я переживала, влюбляясь вместе с героями и страдая…

Я об этом не думала, пока не лишилась возможности читать.

Зайдя в подъезд, я почувствовала запах пергамента, свеженапечатанных книг и свежести. Я уже даже носом чую литературу. Нет, решено, в понедельник приду на работу пораньше и полностью обследуюсь.

— Извините, вы вызвали лифт?

Обернувшись на бархатный мужской голос, я увидела человека, которого встретила, когда выходила из парка, и меня накрыла паника. Развернувшись, я кинулась вверх по лестнице.

Именно после той встречи меня начало засасывать в книги!

Открыв трясущимися руками дверь, я скинула около порога балетки и, сползая по стене на пол, спрятала лицо в ладонях.

Что на меня нашло? Почему я так отреагировала? Я схожу с ума… Мужчина ведь задал совершенно логичный невинный вопрос. Он не трогал меня и не навязывал своего внимания, а я поступила как полная дура.

Застонав, я встала и отправилась на кухню за снотворным. Несмотря на то что вечер только вступал в свои права, у меня было стойкое желание лечь пораньше и выспаться.

* * *

Утро воскресенья принесло немного покоя в мою душу. Решив для себя, что к книгам больше не притронусь и найду другую страсть, которая займет мое свободное время, я, довольная, принялась за уборку.

Когда около порога протирала обувь, в дверь позвонили. Глазок подсказал, что на пороге вчерашний незнакомец. А я в таком виде!

— Кошмар!

Двинувшись было в глубь квартиры, я остановилась: времени приводить себя в порядок нет. Словно в подтверждение моих мыслей, снова раздался звонок.

Вздохнув, я повернула ключ и открыла дверь.

— Да?

— Софья Ильина? — настороженно поинтересовался мужчина.

— Да, это я.

— Наша с вами соседка просила передать.

Мне протянули грелку и клизму.

— Степанида Алексеевна? — спросила я, таращась на вещи в крепких мужских руках.

Мне снова почудился запах свеженапечатанной бумаги. Так пахли только книги.

— Да, — улыбнулся мужчина. — Брать будете?

Спохватившись, я взяла в руки вещи, переданные змеей, что жила напротив. Три года не возвращала, а тут вспомнила!

— Спасибо. Это очень мило с вашей стороны, — пробормотала я, чувствуя себя очень неловко.

— Вы, наверное, помогали по-добрососедски.

Я почувствовала, как мои щеки пылают.

— Да, я врач и осматривала Степаниду Алексеевну, когда она болела пару лет назад геморроем, — сдала я соседку из вредности. — Вот и вещи одолжила.

— Видно, они вам долго не требовались, — рассмеялся мужчина.

Да он издевается!

— А по мне так и не скажешь, да? — приподняла я бровь вверх.

— Я совсем не…

— До свидания! — Я закрыла дверь и прислонилась к ней спиной.

И только потом до меня дошли его первые слова. Наша соседка… То есть он мой сосед? И я уже успела с ним повздорить. У меня явно началась полоса неудач.

Выходные, как это бывает, закончились неожиданно, и наступила рабочая неделя. Первым делом я, как и хотела, прошлась по всем коллегам и полностью обследовалась, сдав кучу анализов и сделав всевозможные снимки и УЗИ.

Мой организм был просто возмутительно здоров, и не к чему было прицепиться, чтобы оправдать путешествия в книги. А жаль…

Я не знала, сколько еще смогу продержаться без чтения. У меня началась самая настоящая ломка. Я прилагала все силы, чтобы отвлечься от книг: смотрела по телевизору ток-шоу, играла в компьютерные игры, предавалась шопингу… Но все без толку.

И в пятницу вечером, сидя после работы в кафе напротив поликлиники, смотрела в окно, стараясь удержаться от того, чтобы не побежать домой и не засесть за очередной роман.

— Вы позволите к вам присоединиться?

Рядом с моим столиком стоял давешний посыльный от Степаниды Алексеевны.

— Конечно. — Я жестом указала на стул напротив.

— Грустите?

— Да, настроения что-то нет.

— Я хотел бы угостить вас кофе и извиниться. Я не имел в виду ничего обидного, когда спросил…

— Не стоит. Мы же соседи, нам надо дружить.

— Я рад, что вы так думаете. Тогда позвольте представиться, меня зовут Ярослав Власов.

— Очень приятно.

— Может, расскажете, отчего у вас такое скверное настроение?

Я не рассмотрела его в воскресенье, не до того было, а теперь, увидев мужчину в лучах заходящего солнца, поняла, что хочу познакомиться с ним поближе.

Ярослав не был красавцем. Темно-каштановые волосы до плеч обрамляли продолговатое худое лицо с бледной кожей. Высокий лоб, прямой нос и широкие черные брови вразлет, будто в полете птичьи крылья, создавали впечатление открытого и прямого человека.

Взгляд умный, добродушный, но мне казалось, что в трудный момент он превратится в гневный и пронзительный. Среднего роста, широкий в плечах и на первый взгляд сильный, ловкий, выносливый, мужчина был одет в темные вельветовые брюки, бежевый пуловер и легкую темно-коричневую куртку.

Такой мужчина способен отвлечь от чего угодно, в том числе и от книг.

— Знаете, расскажу. Моя главная проблема — это скука.

— Неужели? Ее легко развеять!

— Например?

— Книги? — пытливо посмотрел на меня собеседник.

Вспомнив последний эпизод с бумажными вредителями, я покачала головой:

— Не люблю читать.

Ярослав застыл, растерянно смотря на меня.

— Что, совсем?

— Да, — вздохнула я.

Было видно, что сказанное разочаровало его, но по-другому я ответить не могла. Боюсь, Власова гораздо больше оттолкнет то, что его знакомая девушка внезапно исчезнет в книге, чем нелюбовь к чтению.

— Что ж, жаль. Я порекомендовал бы вам интереснейшие романы. Я заядлый книголюб и мог бы даже почитать вслух.

Я замерла. Почитать вслух?!

— Но сейчас я в отпуске и готов развлекать вас, как захотите. Хоть театром, хоть кино…

Ярослав смотрел на меня вроде и с улыбкой, но грустно.

— Знаете, — начала я, облизав губы, — ваше предложение столь заманчиво, что я готова согласиться на то, чтобы мне почитали. Может, вы откроете для меня книги, которые изменят мое мнение о литературе.

Мне не верилось в свою удачу. Ведь если я не буду читать роман сама, то не смогу попасть в книгу. Может, конечно, неправильно использовать Власова, но соблазн был слишком велик.

— Правда? Я рад, что вы передумали. Может, сегодня вечером и начнем?

Я кивнула.

В кафе мы просидели недолго и договорились продолжить встречу у меня в квартире. Придя домой, я лишь слегка прибралась, чтобы навести марафет перед гостем.

Переодевшись в удобные домашние брюки и футболку, я заварила горячий липовый чай и принялась ждать, расхаживая туда-сюда. Хорошо, что небольшой размер моей квартиры не позволил мне разгуляться.

Вот еще немного — и я снова смогу приобщиться к миру книг, хотя и не так, как привыкла.

Звонок в дверь. Сосед, так же как и я, одетый уютно, по-домашнему, принес сладкое к чаю и книгу.

— Проходите в комнату, я сейчас разолью чай и принесу.

Ярослав последовал моему совету, и я, войдя в зал с подносом, застала его растерянно рассматривающим полки.

— Я взял роман, который мог показаться вам интересным. Но, вижу, и у вас есть что выбрать, — пристально посмотрел на меня мужчина.

— Э-э-э… Это осталось от бабушки.

Взяв с полки книгу, Ярослав развернул ее обложкой ко мне.

— И вот эта, про миллионера с садистскими наклонностями и невинную девушку, которая спасает его испорченную душу? Ваша бабушка любила БДСМ? — спросил сосед, а в его глазах проглядывали смешинки.

— Это подруги подарили на работе, — сказала чистую правду я. — Но я так и не смогла заставить себя ее прочесть. Боюсь, что не готова к таким откровениям.

Ярослав всячески старался не улыбаться, но у него это плохо получалось.

— А вот эта?

Теперь увидела в его руках книгу Стивена Кинга.

— М-м-м… Да… Любила бабуля побудоражить себе нервы.

— Жаль, что внучка не переняла ее привычки: многое из этой чудесной библиотеки мне нравится, — сказал Власов смеясь.

— Правда? Ваши вкусы совпадают с… э-э-э… бабулиными? — поинтересовалась я, ставя поднос на стол и располагаясь на диване.

— Пожалуй, да. Я бы сказал, человек, которому принадлежит библиотека, разносторонний, с разнообразными вкусами. С таким приятно беседовать и дружить.

— Чаю? — широко улыбнулась я.

— Конечно. Так что, решитесь выбрать что-то из библиотеки или доверитесь моему вкусу?

Посмотрев на томик, лежавший на диване рядом с владельцем, я отметила, что уже читала историю про девушку Анжелику с непростой судьбой. Однако было это давно, и я не прочь послушать о ней еще раз. Роман, чтобы увлечь меня чтением, выбран очень верно.

— Вашему, — ответила, предлагая чай.

— Вот и замечательно. Чувствую, мне не раз придется промочить горло в ближайшее время. Уверен, вам понравится.

Я лишь улыбнулась, и Ярослав, пригубив горячий напиток, начал. Его удивительный бархатный завораживающий голос можно было слушать часами, а если учесть, что он читал книги, которые были мной любимы, но недоступны, то я просто была на седьмом небе от счастья.

Видно, мой взор выражал что-то особенное: уж больно часто сосед отрывался от книги и косился на меня.

Власов уже слегка охрип и прекратил чтение, когда было уже за полночь. Осилили мы с ним не более половины романа, но я чувствовала себя совершенно счастливой. Огромное удовольствие — слушать его и находиться рядом.

— Думаю, на сегодня хватит, уже поздно, — закрыл сосед книгу.

— Конечно…

— Ну, я сумел хоть чуть-чуть пошатнуть вашу позицию относительно романов?

— Вы замечательно читаете, — хитро улыбнулась я в ответ.

— А вы завариваете чай. Не подскажете сорт? — спросил Ярослав, направляясь к двери.

— Нет. Это мой собственный сбор.

— Рецептик?

Я вновь покачала головой:

— Как же я смогу тогда заманить вас к себе, если вы вдруг решите отступить от своей цели?

— Так легко я не сдамся. — Ярослав пристально посмотрел на меня и… ушел.

А мне, когда я вернулась в зал, еще долго чудился запах книги.

* * *

Так начались наши вечерние встречи. Когда Ярослав приходил ко мне, мы разговаривали, общались. И мне было невероятно хорошо с этим мужчиной.

Иногда он бывал задумчивым и испытующе смотрел на меня, иногда — мягким и рассказывал что-то интересное обо всем на свете. Не помню, чтобы я когда-либо получала столько удовольствия от общения с посторонним человеком.

Но чем больше проходило времени, тем больше я понимала — долго так продолжаться не может: рано или поздно Ярослав потеряет интерес к женщине, к которой ходит просто пообщаться.

Пока я решала, что же мне делать в этой ситуации, моя жизнь снова совершила крутой вираж. В один из выходных я, делая уборку, прошла мимо стола, на котором лежала открытая книга. Каково же было мое удивление, когда ее страницы зашевелились.

Сначала подумала, что это ветер, но потом от листов повалил дым — и мне стало страшно.

Бросившись к томику, я хотела его захлопнуть, но над страницами полыхнуло пламя, опалив мне лицо, и невиданная сила утянула в роман.

Я снова оказалась в черно-белом мире. На этот раз рыцарь старался спасти принцессу из плена злого ящера. Моя любимая детская книжка. Я обожала, когда мама читала мне ее перед сном.

Как же я могла очутиться в ней, ведь даже не прикоснулась к корешку и не начала читать?!

В это время три главных героя заметили меня. Они видели меня!

Из пещеры раздался женский голос:

— Развратница!

Непроизвольно бросив взгляд на свою одежду, я была вынуждена согласиться с высказыванием девушки. В шортах и футболке, с подвязанными косынкой волосами…

В это время оценивающе на меня уставились ящер и рыцарь.

— Чего смотрите? — мрачно поинтересовалась я, совсем не радуясь тому, что меня видят. И уже рыцарю: — Айда спасать принцессу.

Но, видимо, момент неожиданности нашим героем был потерян, так как дракон, повернувшись к нему, полыхнул пламенем и начал подниматься в воздух, хлопая крыльями.

А этот трусливый герой припустил коня в сторону деревни.

— Вернись сейчас же! — закричала я и почувствовала, как меня обхватывают сильные лапы с огромными когтями.

— А-а-а! Поставь на место. Меня нельзя воровать, я не принадлежу сюжету книги и не вхожу в задумку автора.

Кто бы меня услышал?.. Совершенно проигнорировав логичные и дельные доводы, дракон подлетел к пещере и закинул меня внутрь.

Больно ударившись бедром, я покатилась по каменному полу.

— Невоспитанная ящерица, — простонала я, вставая и потирая ушибленное место.

Пройдя чуть внутрь пещеры, я увидела огромную гору золота и сидевшую у стены девушку. Размазывая слезы по лицу, она смотрела на меня как на врага.

Я-то в чем виновата?

— Привет! Меня зовут Софья.

Принцесса продолжала угрюмо молчать.

— Невежливо не представиться в ответ. Видимо, принцесс совсем не учат манерам.

— Нас учат! Но негоже любезничать с врагами!

Я недоуменно посмотрела назад.

— А что, дракон уже вернулся?

— При чем тут он? Ты испортила мое спасение. Рыцарь должен был убить ужасного дракона, увезти меня в замок и жениться. А что теперь? Рыцаря нет, а я у дракона и останусь в старых девах.

Девушка завыла в голос, и я была готова к ней присоединиться. Все действительно виделось в мрачном свете. Нет, я не боялась остаться старой девой, я боялась остаться в книжке. Вот где ужас начинается.

— Мне бы твои проблемы, — пробормотала я.

Как теперь выбраться, если сюжет изменился и я стала частью его? В душе поселилась паника. Ну уж нет! Раз история пошла по-другому, значит, я сама доведу ее до логичного конца!

Подойдя к принцессе, я, нахмурившись, спросила:

— Ты просто замуж хочешь или именно за рыцаря?

Та замерла и заплаканными глазами посмотрела на меня.

— Я хочу замуж… За благородного, храброго…

— И богатого, — закончила я за девушку.

— Ну-у-у…

— Есть такой кандидат.

— Где? — встрепенулась принцесса.

Посмотрев на нее, воспрянувшую духом, я подумала, что отчасти понимаю ее поведение и стремление. Она родилась и выросла в другом мире, нежели я.

— Снаружи ходит.

— Но это же дракон!

— Он заколдованный принц, и если принцесса от чистого сердца его поцелует, пожелав быть с ним, то он превратится в человека и должен будет на ней жениться.

Я хорошо помнила по книге, так сказать, предысторию появления дракона.

— Ну, не знаю…

— Тогда я пошла выбираться сама, а ты сиди здесь, раз тебе не нужен шикарный богатый мужчина с кучей золота, да еще способный ради тебя на все. Он же украл тебя. Наверняка влюблен. — И я направилась к выходу.

Но тут около пещеры промелькнуло пламя, не давая мне выбраться наружу. Ну все, ты обречен!

— Погоди, я согласна!

— Вот и отлично! — обрадовалась я.

— Что нужно делать? — серьезно подошла к нашему предприятию принцесса.

— Мы будем охотиться.

Пошушукавшись в уголке, мы выстроили коварный план и, пожав друг другу руки, приступили к его осуществлению.

Набрав из горы запасов дракона золота (принцесса приспособила для этого подол платья, я — косынку), мы стали выбрасывать ценности за пределы пещеры. Не прошло и трех минут, как раздался громкий рык и на нас полыхнуло жаром.

Огнем дракон не мог воспользоваться, боясь испортить свои накопления, и мы, переждав, снова принялись за свое пакостное дело. Бедный ящер не выдержал и забрался в пещеру, чтобы выловить вредителей и выдворить вон. Это при хорошем стечении обстоятельств. Но это же сказка, не убьет же он нас?!

Хотя, если вспомнить сюжет, дракона в нем должны убить.

Решив не терять время, мы с обеих сторон ринулись на ящера. Принцесса с вершины горы золота, я — сбоку, как отвлекающий маневр, который сработал.

Вот только, когда суженая запрыгнула на дракона и, болтаясь на его роге, принялась целовать во все, что ни попадется, я не знала, куда деваться. Хвост метался по пещере и крушил все подряд.

Тогда я, спасаясь от пятой конечности рептилии, решила проявить инициативу. Схватив первый попавшийся шест, я начала лупить по чешуйчатому хвосту и не успела оглянуться, как принцесса дело свое сделала и последняя пара ударов пришлась по обнаженной пятой точке голого мужчины.

Ростом под два метра, сажень в плечах, черные глаза сверкают гневом.

— М-м-м… Ты сделала хороший выбор, — пролепетала я, посмотрев на принцессу и стараясь не глядеть на прикрывающегося руками мужчину. — Он будет прекрасным мужем, а какой генофонд!

— У меня получилось! Я его расколдовала! — прыгала принцесса.

— Дуры! Я оборотень! — рыкнул дракон.

— Ничего не знаем! Мы тебя заставили принять настоящее обличье, значит женись! — прищурилась я. — И как можно скорее. У меня времени мало.

— На обеих? — иронично поинтересовался мужчина.

Мы с принцессой переглянулись.

— Нет, только на ней, — перепугалась я.

Дракон не согласился, но мы, попрепиравшись с ним еще несколько минут, все-таки договорились о свадьбе. И как это бывает только в книгах, день свадьбы, к моей радости, наступил через одно мгновение.

Я стояла в черно-белом плаще, вокруг ликовали люди. Принцесса и ее избранник принимали поздравление короля.

Да, мы выдали страшного дракона за рыцаря, которому достанется полцарства в придачу, за подвиг. Так мы его и уговорили на свадьбу. Узнав, какой куш ему перепадет, «прынц» просто не смог отказаться, и сейчас, практически сразу после церемонии, они улетают в свадебное путешествие.

У мужа прекрасной девы скоро начнется линька, и ей же лучше, если этого никто не увидит.

Может показаться странным такой конец детской сказки, но ведь жили они в итоге долго и счастливо. А что еще надо?

Белый свет мелькнул перед глазами, и я оказалась в своей комнате, выдохнув от облегчения. От пережитого стресса меня трясло, и я, опустившись на диван, подняла книгу с пола и застыла.

В конце сказки было написано совсем не то, что я ожидала.

«И крестная фея принцессы, пожелав молодоженам счастья, улетела в дальние края».

А на картинке под словом «Конец» была нарисована я в плаще.

Этого не могло быть, но тем не менее сюжет изменился и, как я поняла, пролистав книгу на момент моего попадания, как раз именно тогда.

Захлопнув том, я посмотрела в окно и обнаружила, что уже ночь, а мобильный телефон на журнальном столике сообщил мне, что прошли сутки. Ужас! Жизнь проходит в книге…

В дверь раздался звонок, и я, бросив томик на диван, пошла открывать. Кто пришел так поздно?

На пороге оказался Ярослав, который, увидев меня, шагнул вперед и заключил в объятия.

— Софья, где ты была? Я второй день не могу тебя отыскать! И что случилось: ты в подпалинах, на руке ожог?..

Я счастливо улыбнулась соседу. Ради таких чувств от него оно того стоило!

— Ничего особенного. Так, небольшое приключение за городом. Скажи лучше, ты почитаешь мне сегодня?

— Если хочешь…

— Да, проходи, а я пойду заварю чай.

Находясь на кухне, я не видела, как расположившийся в зале Ярослав поднял сборник сказок и, пролистав его, прочитал конец, особенно уделив внимание женщине на рисунке. А потом, закрыв книгу, счастливо рассмеялся.

Став этому свидетельницей, я бы очень сильно забеспокоилась.

* * *

Кто-то может подумать, что путешествовать по книгам легко и приятно, весело и захватывающе. Но на самом деле — дьявольски страшно. Я едва пришла в себя после последнего путешествия и ходила как неприкаянная, шарахаясь от каждой книги.

А что, если после того как я переписала ту детскую сказку, и остальные владельцы этой книги обнаружат это? Не знала, что будет в этом случае, но думать не хотелось.

Каждый вечер снова слушала, как читает мне Ярослав, но в душе начала подниматься глухая тоска и безысходность. Мое увлечение не отпускало меня, я не хотела отпускать его. Что делать в этой ситуации, не представляла.

Пару раз мелькала идея рассказать все Власову, но я быстро от нее отказалась: не хватает потерять еще и его дружбу из-за того, что он сочтет меня сумасшедшей. А он сочтет!

Я часто прокручивала в голове, как подходит ко мне девушка или парень, которых я знаю не очень долго, и говорят: «Я путешественник по книгам».

Вот что бы вы сделали? Я бы сразу попробовала помочь, а в итоге позвонила бы куда надо. Вот и Ярослава за это же не осужу.

Спустя неделю после происшествия я поднималась в свою квартиру и увидела сидящую на верхней ступеньке лестницы девушку. Черноволосая, немного полноватая, с курносым носиком и бледной кожей, она сидела, прислонившись к перилам и закрыв глаза.

Сработал мой инстинкт врача, и, подскочив к незнакомке, я осторожно тронула ее за плечо.

— С вами все в порядке?

Девушка удивленно посмотрела на меня.

— Я врач и могу помочь.

Незнакомка улыбнулась:

— Со мной все хорошо, спасибо! Просто я пришла в гости, а хозяина не оказалось дома. Думала, минутное дело, а вот как получилось. А я не пообедала.

— Может, зайдете? Я вам хоть чаю сладкого наведу.

— Неудобно как…

— Пойдемте, а то грохнетесь в обморок. — Открывая дверь квартиры, я как бы невзначай спросила: — А вы к кому?

— К Ярославу Власову.

Внутри что-то неприятно кольнуло. Неужели занят и не сказал? С другой стороны, зачем ему мне что-то говорить? Мы не встречаемся, и наши отношения не претендуют на интимность. Он может оставить эту информацию при себе.

Пройдя в квартиру, я пригласила гостью на кухню.

— У вас в коробках книги? Продать собираетесь? — спросила незнакомка, удивленно смотря на несколько коробок в коридоре, доверху набитых книгами.

— Нет, — испугалась я такой перспективе. — Просто упакую и уберу.

На меня странно посмотрели и представились:

— Меня зовут Катя.

Поставив греть чайник, я ответила, улыбаясь через силу:

— Меня Софья, рада познакомиться. Вы пьете чай с печеньем или с баранками? Конфеты не предлагаю, так как чай нужен сладкий.

— Все-таки мне очень неудобно.

— Бросьте, — махнула я рукой Кате. — Ярослав — мой сосед, и я рада помочь. Впрочем, очень странно, что он назначил встречу, а его самого не оказалось дома. На него это не похоже.

— Вы давно его знаете? — спросила девушка, пристально смотря на меня.

— Не очень, всего пару месяцев. А вы?

— Уже несколько лет.

Мое настроение упало ниже некуда. Отвернувшись, я налила в кружку кипяток.

— А почему вы упаковываете книги? — спросила Катя, потянувшись к одной из них, которую я отложила, чтобы сдать в библиотеку.

— Сама пока еще не знаю, — со вздохом призналась я, ставя на стол чай и беря с другого конца книгу, чтобы закрыть ее.

И тут раздался женский крик. Я лишь с ужасом успела посмотреть на томик, как меня и Катю втянуло в роман.

Я осмотрелась вокруг: небольшая темная квартирка со старинной обстановкой и старуха, разговаривающая с молодым мужчиной. И с ужасом поняла, какую страницу открыла Катя.

— Ух ты! Мы внутри книги! И как все реалистично, хоть и черно-белое. А вот этот молодой чел…

Я закрыла ей рот ладонью, но было уже поздно: Родион Раскольников повернулся в нашу сторону.

Бледный мужчина, на пике душевных страданий, с топором в руке, с которого медленно капала кровь. Ему нечего терять.

— Он что, видит нас? И кто это такой?

— Это, Катя, милый мальчик Родя, который только что на наших глазах зарубил бабушку топором. И кажется, он нас не только видит, но и слышит, — ответила я, начиная тихо отступать и таща за собой девушку.

Судя по еще более побледневшему Раскольникову, он решился на второе убийство. Вернее, на два.

— Бежим! — крикнула я.

Бросившись вперед, мы выскочили за дверь, и нас накрыла белая пелена — страница перелистнулась. Я, не останавливаясь, неслась вперед, Катя не отставала, вслед нам сопел главный герой.

— Когда он отстанет? — Я уже задыхалась, мелькали помещения, комнаты, люди.

Листы перелистывались один за другим, а Родион пыхтел нам в затылок, заставляя сжиматься от страха. Вот-вот топор мог опуститься на наши головы.

— Тот Родик, он есть на последних страницах книги?

— Точно не помню, но он главный герой и поэтому…

— Плохо. Тогда нам нужно как можно скорее покинуть роман.

Я не стала спрашивать, откуда такие предположения и почему Катя так решила. Идею сделать ноги из мира Достоевского я считала дельной.

Когда я уже видела развязку и, что говорится, «свет в конце тоннеля», Раскольников бросил в нас топор. Тот пролетел совсем рядом и чудом не задел.

Вот нас поглотило белое сияние, и мы оказались сидящими на полу моей кухни. Катя закричала, все еще предполагая, что ей могут отрубить голову, и еще не осознав, где она.

— Ты как? — бросилась я к ней.

— Как-как… Зачем ты держишь в доме такие отвратительные книги?! Да еще и читаешь. Кошмар!

— Ты… — Я никак не могла понять, что именно говорит девушка.

Она не удивлена?

— У тебя же такое сильное соприкосновение с книгами, что нужно быть очень осторожной с путешествиями.

— Что?

У меня создавалось впечатление, что я либо сплю, либо нахожусь в каком-то нереальном мире: Катя не удивилась случившемуся с нами волшебству!

В дверь застучали, и я, поднявшись, на ватных ногах пошла открывать. На пороге стоял встревоженный Власов, который, потеснив меня в квартиру, вошел следом.

— Я слышал крик. Софья, что случилось?

В этот момент из кухни вышла Катя.

— Ярослав, почему ты не предупредил, что рядом с тобой живет путешественник? Я бы была осторожнее. Да и Софья могла бы сдержаться и не закидывать в книгу. Ужасно, нас чуть не убили.

Во время тирады Власов очень пристально смотрел на меня, можно сказать, впиваясь взглядом, и по его лицу медленно начинала расползаться улыбка.

— Что все это значит? — тихо спросила я, переводя взгляд с гостьи на соседа.

— Катя, оставь нас, пожалуйста.

— А для чего ты вызывал меня? — приподняла брови девушка.

— Уже не важно. Все, что нужно, я выяснил.

Видно было, что Катя зла и ничего не понимает, как и я, но она сдержалась и, кивнув, вышла за дверь.

— Поговорим? — предложил Ярослав, приподняв брови.

— О чем? — сложила я руки на груди.

Сложно передать словами, как я сейчас боялась. Едва первый шок после путешествия в книгу отошел, меня начало трясти. Сильно…

Власов нахмурился и, обняв меня за плечи, повел в спальню.

— Садись, а я сейчас заварю тебе чаю. Конечно, не такого, как ты умеешь делать, но тоже хорошего.

Примостив меня на диване, сосед отправился на кухню, а я, понимая, что чай мне сейчас не поможет, полезла в шкаф с лекарствами.

Не знаю, представится ли мне шанс разузнать что-либо о моем феномене, но этот парень определенно что-то знает, и я должна выведать у него информацию.

Взяв двойную дозу успокоительного, я проглотила ее и уселась на диван. Таблетки тяжело упали в желудок, и, едва Ярослав принес чай, я залпом ополовинила кружку. Хорошо, что не сильно горячий.

— Теперь можем поговорить, — начала я, обхватив себя руками.

Сосед расположился в компьютерном кресле и, оттолкнувшись ногами, проехался, остановившись напротив меня.

— Ты уверена, что пришла в себя?

— Более или менее, — кивнула я.

— Что хочешь узнать?

— Например то, почему Катя назвала меня путешественником по книгам?

— Потому что ты путешественник, — пожал плечами Ярослав.

Я прищурилась:

— А ну быстро рассказывай, что происходит, случайно ли в моей жизни твое появление и этой… Кати и откуда ты столько знаешь про мой феномен?

Сосед вздохнул:

— Ну, начнем с того, что это не только твой феномен.

Не пересказать словами, какое облегчение я почувствовала в этот момент. Колоссальное, необыкновенное. Я не одна такая, и если другие живут с этим проклятием — значит, есть выход.

— Его можно снять или исправить? Сделать хоть что-то, чтобы жить нормально?

Ярослав нахмурился:

— То есть дар проявился совсем недавно.

Я кивнула:

— Чуть раньше, чем мы с тобой познакомились.

— Тогда я понимаю твою растерянность. Сам когда-то ее испытал. Начнем с того, что передать или убрать дар не получится, раз он у тебя проявился. Можно только подчинить его или овладеть.

— А вот с этого места поподробнее, — заинтересовалась я.

— Погоди, — улыбнулся Ярослав, — не так быстро. Рассказ я начну с начала. Есть в нашем мире такое волшебство, что рождается внутри людей, которые читают. Чем больше они читают, тем больше его накапливается. А в один прекрасный день некоторые из них приобретают способность путешествовать по книгам.

— По любым? — нахмурилась я.

— Нет, только по тем, что прочитали. Или читают. Если дар в них сильный, они могут взять с собой человека, как ты Катю. Но есть одно условие: в этом человеке тоже должно быть книжное волшебство.

— А что насчет твоего появления в моей жизни?

Странно, но натерпевшуюся сегодня страху, меня больше всего волновал лишь этот вопрос.

— Первый раз мы столкнулись с тобой в парке. Наверное, ты не заметила…

— Я заметила.

Снова пристально на меня взглянув, Ярослав продолжил:

— Тогда я почувствовал от тебя запах книг. Часто так бывает, когда ты совершаешь путешествие и возвращаешься обратно. Или когда просыпается дар.

— И что ты?

— Я проследил за тобой и выяснил место, где ты живешь.

— Боже… Зачем?

— Мне нужно было узнать, путешественник ты или нет.

— Для чего?

Пожалуйста, только не секта, только не секта…

— Я работаю в одной очень влиятельной организации…

Черт, все-таки секта.

— Вижу по выражению твоего лица, что ты подумала совсем не то.

У меня перед глазами все начало расплываться.

Только не это! Он меня опоил и сейчас запрет в подвале. Зачем? Я пока не знаю, но точно запрет.

— Софья, тебе нехорошо?

— Нервное напряжение, успокоительное и… Что было в чае?!

— Заварка, кипяток и немного коньяка.

— А-а-а-а… Нельзя успокоительное мешать со спиртным!

Не в силах держать свое тело в вертикальном положении, я плюхнулась боком на диван.

— Что теперь будет? — послышался взволнованный голос Ярослава.

— Ничего, мне нужно поспать.

Потолок расплывался белым пятном.

— Я позабочусь о тебе, — словно издалека услышала я.

Меня подняли на руки.

Хотела сказать, что не желаю очутиться в подвале на цепи, но сознание покинуло меня, и я провалилась в темноту.

Ноздри щекотал приятный аромат свежезаваренного кофе со специями и ванилью. Устоять было невозможно — и я открыла глаза.

— Так и думал, что напиток подтолкнет тебя к пробуждению.

Резко сев, я огляделась, отмечая, что вижу зеркальное отображение своей квартиры. Я не у себя дома, но и не в подвале.

— Извини, что перенес без твоего ведома. Мне нужно было поработать, а я не хотел оставлять тебя одну.

Окинув взглядом Ярослава, я отметила, что он сменил рубашку на немного спортивного вида легкую кофту, надел простого и просторного покроя домашние брюки и при этом выглядел очень мило и по-домашнему.

Он мне так сильно нравится, что я практически готова отправиться с ним в подвалы, где есть цепи.

Чтобы скрыть смущение, вызванное собственными мыслями, я взяла чашку и слегка пригубила бодрящий напиток.

— М-м-м… Божественно. Ты сам его варишь?

— Да, но не раскрою секрет приготовления, пока ты не поделишься рецептом чая.

— И не нужно, я буду чаще заходить к тебе в гости, — сверкнула я глазами.

Мы встретились взглядами — и между нами явственно пробежала искра.

— Я буду рад тебя видеть, но есть небольшая проблема. Я живу под Питером. У меня частный дом в одной из деревень.

— Почему? — удивилась я. — А как же здесь…

— Когда встретил тебя, я жил у друга и искал квартиру в городе. Желательно как можно ближе к центру. Ты определила мой выбор. Но здесь больше места, где я могу останавливаться, бывая в Питере по делам.

— Я всегда думала, что в городе жить гораздо удобнее.

— Только если ты не путешествуешь по книгам. Дом дает необходимую уединенность, большую площадь и гораздо более дешевое содержание.

— Да уж представляю, что подумала Степанида Алексеевна, когда увидела, что ты несешь меня на руках в свою квартиру. Но ведь деревня — это маленькое селение и там гораздо больше могут заметить по сравнению с большим городом.

— Нет, если ты создашь привычный образ, который деревенские с удовольствием примут. Например коллекционера, отшельника и чудака.

— Хм-м… Что-то в этом есть. Но мне будет грустно, если ты станешь меньше бывать здесь и наши вечерние встречи прервутся.

— Мне тоже.

Власов снова встретился со мной взглядом, и я почувствовала, как меня затягивает в омут его глаз. Определенно я хочу в подвал, если там будет он!

— Поэтому я хочу пригласить тебя к себе погостить.

Я напряглась.

— Зачем?

Мужчина вздохнул:

— Я предвидел такую реакцию, и твое недоверие мне понятно. Но подумай: тебе нужно овладеть даром, а без помощи это может быть непросто и даже опасно.

— Ярослав, пойми меня правильно, я благодарна за то, что ты готов оказать помощь… Но что захочешь взамен?

— Логичная осторожность. Не знаю, поверишь мне ты или нет, но ничего. Мне было приятно общаться с тобой. Пытаясь выяснить, путешественник ты или нет, я нашел… друга. А ведь друзья помогают друг другу.

Я смотрела на Власова и понимала, что он что-то недоговаривает. Разумнее отказаться от его помощи, но я сама не справлюсь с даром. Жить так, как я сейчас, просто невозможно. А искать кого-то другого… Не факт, что не попадешь из огня да в полымя.

А Ярослава я знаю, он мне нравится… хотя соглашусь, пожалуй, что совсем не поэтому.

— Договорились. Но ты расскажешь мне все, что сейчас недоговариваешь? — решила попытаться я.

Сосед широко улыбнулся:

— Возможно, со временем.

— Смотри, ведь от друзей ничего не скрывают.