Прочитайте онлайн Чародейский рок | Часть 2

Читать книгу Чародейский рок
5016+1871
  • Автор:
  • Перевёл: Н. Сосновская
  • Язык: ru

2

— Потому что королева сказала: «Узнайте больше!», вот почему.

Род подтянул подпругу под брюхом у Векса.

— У меня такое ощущение, что ты теперь пользуешься любым предлогом, лишь бы отправиться в путешествие, — заметил Векс.

Род слышал голос огромного черного коня благодаря наушнику, имплантированному в кость черепа за ухом. На самом деле теперь он мог бы слышать робота и без этого устройства, потому что Векс научился транслировать свои мысли на телепатической частоте семейства Гэллоуглассов. Но наушник не требовал никакого сосредоточения.

— Что ж, это правда, — не стал спорить Род. — Лишь бы их величества командировочные исправно платили. — Он саркастично ухмыльнулся. — А порой можно и без командировочных. Просто когда все официально, никому ничего объяснять не приходится.

— Но сейчас тебе предстоит преследовать нечто вроде ходячих трупов. Ты вправду думаешь, что безопасно брать с собой детей?

Род остановился, зажал седельную сумку под мышкой и принялся загибать пальцы.

— Во-первых, от мертвяков не исходило абсолютно никакой агрессивности. То есть они выглядели вполне дружелюбными. Во-вторых, никто из моих детишек ни капельки не испугался, завидев эту компанию. В-третьих, ты действительно думаешь, что нам удалось бы заставить их остаться, если бы мы попытались?

— Не удалось бы, если бы за дело не взялась Гвен, — вздохнул конь-робот. — А она, похоже, сама настроилась на экспедицию.

— Ну а уж если она считает, что для детей путешествие будет безопасным, значит, так оно и есть.

— Я понял твой намек, — снова вздохнул Векс. — И все же, как учитель твоих детей, я должен выразить протест по поводу возникновения перерыва в их занятиях.

— А кто хоть слово сказал насчет того, что они не будут выполнять домашние задания? Уверен, у тебя непременно найдется время для лекции — другой. — Род перебросил через спину Векса седельные сумки, вывел коня из стойла, повернулся, закрыл дверь и запер на засов.

— Ну, это ты зря, лорд Чародей, — послышался тоненький голосок из травяной кочки рядом с домом. — Покуда тебя не будет дома, мы будем стеречь твой дом и амбар как зеницу ока.

Род учтиво поклонился кочке.

— Вот спасибо, брауни. Просто такой уж у меня характер — все делаю как полагается. Да и вас не хочу утруждать больше, чем нужно. О, и миску с молоком я в доме оставил.

— Это мы знаем, — отвечал невидимый человечек. — Счастливого пути, лорд Чародей.

— Благодарю, Маленький Народец, — ответил Род и повел Векса туда, где его уже ждали собравшиеся в дорогу жена и дети.

Гвен бросила на мужа вопросительный взгляд, отвернулась и стала наблюдать за детьми. Роду не пришлось читать ее мысли, чтобы понять: она гадает, мудро ли будет позволять Вексу вколачивать детям теоремы и аксиомы в то время, как дети твердо решили, что у них — каникулы. Род, увидев выражение мордашки Джеффри, и сам начал подумывать о том, что эта мысль не так уж гениальна.

— Такая куча всех этих парабол, гипербол и тангенсов! — в конце концов взорвался мальчуган. — На что они сдались воину?!

— Воину они очень даже понадобятся, — невозмутимо отозвался Векс, — если он решит взять в осаду крепость.

Джеффри выпучил глаза.

— Это как же?

— Превосходный вопрос. Как ты нацеливаешь катапульту, Джеффри?

— Как-как… Наставляешь ее на крепость да и стреляешь! — развел руками мальчик.

— А если ядро упадет, не долетев до стены?

Джеффри довольно ухмыльнулся. Разговор перешел в область, в которой он был большим специалистом.

— Тогда надо катапульту поближе передвинуть.

— Но лучники, засевшие в крепости, могут перестрелять твоих солдат, покуда вы будете перекатывать катапульту, — напомнил мальчику Векс. — Они их попросту превратят в подушечки для иголок.

— Ну, тогда… — недовольно протянул Джеффри. — Тогда надо катапульту сделать помощнее.

— Неплохо. Но допустим, она у тебя получится слишком мощной, и ядро перелетит через крепостную стену и упадет во дворе.

— Ну, так это же хорошо! Оно там чего-нибудь переломает…

— Но стену-то оно не пробьет. Однако катапульту можно наклонить.

— Катапульты не наклоняются.

Джеффри сдвинул брови. Он заподозрил какой-то подвох.

— Значит, тебе нужно изобрести такую, какая наклоняется.

— Зачем? — горячо возразил Джеффри. — Какой от нее толк?

— Почему бы не сделать катапульту и не показать им? — предложил Род.

Ответ Векса был заглушен восторженным возгласом Джеффри. Они с Грегори бросились собирать палочки и рвать плети вьюнка. Через десять минут была готова довольно сносная модель катапульты. Корделия и Магнус наблюдали за младшими со снисходительными улыбками, стараясь не выдать интереса.

Векс строго проговорил:

— Заряди катапульту, Джеффри.

— Есть, Векс! — Мальчуган поднял с земли маленький камешек и уложил его в ложку катапульты.

— Нацель ее на тот большой дуб у дороги, — дал следующий приказ Векс.

— Самый толстый, — ухмыльнулся Магнус. — Уж если ты в него не попадешь, братец, придется привести для тебя слона.

Джеффри свирепо зыркнул на старшего брата, но, прежде чем он успел вымолвить хоть слово, Векс сказал:

— Я не просил тебя о консультации, Магнус. Ты окончательно навел орудие на цель, Джеффри?

— Да, Векс.

— Тогда — огонь!

Джеффри нажал на «спусковой крючок», и ложка катапульты подлетела вверх. Камешек подпрыгнул.

— Обратите внимание на то, дети, что траектория полета данного камня представляет собой дугу. На самом деле если вы приглядитесь внимательнее, то увидите, что эта дуга вам знакома.

— Ну, само собой, — кивнул Джеффри. — По такой же дуге летит стрела, когда лучник выпускает ее по далекой цели.

— Верно. Такая дуга называется параболой. Применив точный математический расчет и зная высоту, угол и длину ложки — рычага катапульты, силу натяжения каната, можно определить, где закончится дуга.

— То есть — куда упадет камень! — сверкая глазами, воскликнул Джеффри.

— Древний, как мир, педагогический прием, — шепнул Род на ухо Гвен. — А ведь сработал!

Гвен вздохнула и покачала головой.

— Он ничему не желает учиться, если это хоть как-то не связано с войной.

Камешек ударился о ствол дуба, и чей-то слабый, шелестящий голос отчетливо произнес:

— О-о — ой!

Дети замерли и вытаращили глаза.

А потом развернулись друг к другу и одновременно затараторили.

— Это ты сказал «ой»?

— Нет. Я только смотрел. Это ты?

— Я вообще никогда не ойкаю!

— И я не говорила. Это ты сказал?

— Да нет же! С чего мне ойкать? Меня никто не бил!

— Дети! — строго одернула их Гвен. Они тут же утихли и повернулись к матери. — Ну, кто же сказал «ой»?

— Камень, — ответил Грегори.

— Это невозможно, — заверил всех Векс. — Камни не умеют разговаривать. Они неодушевленные.

— В Грамерае, Векс, кто угодно умеет делать что угодно, — напомнил роботу Магнус.

Ответ робота прозвучал не слишком уверенно:

— Ты подразумеваешь, что камень, о котором идет речь, не настоящий?

— Нет, Векс, — покачала головой Корделия. — Как ты нас учишь — мы не подразумеваем, а ты не делаешь выводов.

— Должен признать, ты необыкновенно точна, — проговорил Векс. — Видимо, этот камень сказал «ой».

Род был потрясен достижениями Векса.

— А ведь было время, когда у тебя от такого случился бы припадок!

Дети весело закричали и побежали к упавшему на землю камешку.

— Вернитесь, дети! — воззвал к ним Векс, но они уже успели промчаться по двору перед конюшней и оказались около дуба. Векс увеличил громкость. — Не подходите близко! Мы должны предполагать, что камень опасен, потому что не знаем, что он собой представляет.

Гвен нахмурилась.

— Это не обязательно, Векс.

— Но желательно, — заметил Род. — К тому же он дал им приказ.

Джеффри вытянул указательный палец.

Гвен вздохнула и мысленно крикнула:

— Джеффри, нет!

Приказ она дала телепатически, но Джеффри отдернул руку и с упреком посмотрел на мать.

— Он же не укусит меня, мам!

— Ты не можешь этого утверждать — так же, как и я. — Векс подошел к детям, склонил голову, поискал на земле палочку. Нашел, сжал зубами. — Что бы это ни было такое, моему телу оно наверняка повредит меньше, чем твоему, поскольку я изготовлен из стали, а вы состоите из живой плоти. Поскольку этот предмет явно нужно исследовать, вам следует отойти.

Дети сделали маленький шажок назад.

— Гигантский шаг, — скомандовал Векс.

Дети вздохнули и повиновались.

— Три, — распорядился Векс.

— Да зачем это нужно! — фыркнула Корделия, но все же все четверо сделали как им было велено, а потом затаили дыхание, когда Векс медленно пошел вперед.

В наступившей тишине все вдруг услышали едва различимую музыку — мелодичную, но очень назойливую, с четким басовым ритмом.

Магнус поднял голову, огляделся по сторонам.

— Откуда исходит этот звук?

— От камня, — ответил Векс.

Все уставились на камень и старательно прислушались. Да, действительно, музыка исходила изнутри камня.

— Вот ведь какой странный камешек! — ахнул Грегори.

— Если так, то с ним надо обращаться очень осторожно.

Векс тихонько потрогал камень палочкой.

Камешек хихикнул.

— Он живой! — выдохнул Грегори, вытаращив глаза.

Род и Гвен не отводили глаз от камешка.

— Что же это такое? — озадаченно спросила Гвен.

— Хотя бы он неопасный.

Джеффри с довольным видом выпрямился.

— Похоже, это так, — не слишком охотно согласился Векс. И добавил: — Хорошо, дети. Можете его потрогать.

Дети обрадовались. Джеффри подошел, опустился на колени и потрогал камешек указательным пальцем.

— Перестань! — хихикая, вскрикнул камешек.

Дети ахнули.

— Он разговаривает!

— Конечно, разговариваю, — отозвался камешек. — А вы — нет?

— Ну… я разговариваю, — сказал Грегори. — Но ведь я же не камень.

— Само собой, — согласился камень. — Ты слишком мягкий.

— И ты тоже, — заметил Джеффри, подобрал камешек и сжал его в ладони. — Ты — мягкий камень.

Все смотрели на камешек, не отрывая глаз. В тишине снова зазвучала тихая, бесконечно повторяющаяся мелодия, сопровождающаяся вибрирующими басовыми аккордами.

— Корделия, — сказал Векс, — пожалуйста, перестань качать головой.

— Да не качала я! — огрызнулась девочка.

Гвен сдвинула брови.

— Нет, доченька, качала.

Корделия обернулась и удивленно посмотрела на мать, а Векс объяснил:

— Ты просто этого не замечала.

— Положи меня, — закапризничал камешек. — Ты щекочешься.

— Дай его мне.

Корделия протянула ладошку, и Джеффри передал камешек ей. Тот опять захихикал. Девочка погладила его указательным пальцем — и хихиканье сменилось мурлыканьем.

— Ой, как приятно! — Девочка снова погладила камешек. — Он прямо как мох!

— Мох. — Гвен вздернула подбородок. — Конечно, дети. Наверняка этот камешек сотворен из ведьмина мха.

Ведьминым мхом назывался произраставший на Грамерае эндемик-грибок. Это растение отличалось телепатической чувствительностью. Стоило проективному телепату — иначе говоря, гипнотизеру — направить на ведьмин мох поток своих мыслей, и грибок тут же преображался и принимал форму того, о чем думал телепат. Ведьмин мох даже мог приобретать дар речи и способность к размножению.

Магнус устремил взгляд на камень и сдвинул брови.

— Верно. Он может быть изготовлен из ведьмина мха. Как бы он вообще смог бы существовать, если бы был чем-то иным?

— А что он тут делает? — требовательно вопросил Джеффри.

— Я делаю музыку, — с готовностью отозвался камешек.

— А зачем?

— А это — так, развлекаловка, — объяснил камешек.

— Странное слово. Откуда у тебя взялась музыка?

— Ну, — ответил камешек, — она внутри меня с тех самых пор, как я изготовлен.

— Если это ведьмин мох, кто-то должен был потрудиться с ним. — Гвен запрокинула голову, с прищуром посмотрела на камень. — Кто сотворил тебя, камешек?

— Другой камешек, — ответил камень.

Грегори испуганно взглянул на мать.

— Как же это его мог сотворить другой камешек?

— Вот дурачок! — надменно фыркнула Корделия. — Как мамы и папы делают детей?

Грегори недоуменно воззрился на старшую сестренку, но Векс сказал:

— Я сомневаюсь, что здесь речь идет об аналогичном процессе, Корделия. Если на то пошло, было сказано о наличии всего одного другого камешка.

— Значит, это ребеночек, — ласково проворковала Корделия. — Ой! Какой миленький! Вот бы взять тебя домой, как зверушку!

— И не мечтай, — поспешно заявила Гвен. — У меня хлопот хватает и без музыки, которая звучит в доме без умолку.

— А вот он попадет в дом и перестанет. — Корделия посмотрела на камешек. — Ты же можешь перестать играть музыку, правда же?

— Не-а, — ответил камешек. — Я наполнен мелодией. Она должна выходить из меня.

— И ты никогда не бываешь пустым? — спросил Грегори.

— Никогда, — решительно объявил камешек. — Музыка растет и растет внутри меня, покуда я не чувствую, что… должен… взорваться!

С этими словами он спрыгнул с ладони Корделии.

Девочка вскрикнула и потянулась за камешком, но Магнус схватил ее за руку.

— Отпусти! — прошипела Корделия, разозлившись. — Я должна…

Тут она вытаращила глаза и замерла на месте. Камешек начал с шипением вертеться на земле под ногами у детей, а под ним, поверх опавшей листвы, возникла муаровая, радужная пленка. А потом, так же неожиданно, как завертелся, камешек остановился.

— Откуда же он знал, когда завертеться, а когда остановиться? — прошептал Грегори.

— Он отреагировал на свет, — сказал Векс. — Обратите внимание: сейчас он лежит, освещенный солнечным лучом. Еще немного — и наступит полдень. Думаю, вы обнаружите, что камень сориентирован по углу наклона солнца по отношению к линии горизонта.

Род вздрогнул. Какой, интересно, грамерайский эспер мог знать что-то о солнечных батареях?

— А разве не разумнее ему было бы ориентироваться на восход или на закат? — спросил Магнус.

— Нет, потому что в полдень солнце — в зените, и угол его наклона по отношению к линии горизонта указывает направление на юг и на север. Камешек сориентировался на полюса.

— Он… разбухает, — в волнении выдохнул Джеффри.

Все устремили взгляды на камешек. И верно: он начал вырастать.

— Назад, дети! — строго приказала Гвен.

— Ложись! — крикнул Род.

Никто и не подумал возражать. Дети отбежали назад и бросились ничком на землю.

— Зачем это нужно, папа? — прокричала Корделия.

— Затем, — откликнулся Род, — что мне знакомы кое-какие предметы, похожие на камни, — они умеют разрываться и своими осколками убивают людей!

Все дружно отползли еще дальше. Джеффри, Магнус и Корделия спрятались за деревьями, Грегори — позади родителей. Приподняв головы, Гэллоуглассы увидели, что камешек продолжает разбухать и стал уже вдвое больше по сравнению с первоначальным размером. Потом он задрожал, сморщился посередине и стал выглядеть так, словно кто-то перевязал его в этом месте шнурком. Эта «талия» становилась все тоньше и тоньше, и вот, в конце концов, издав звон и металлический лязг, камень разделился на две половинки, и обе они взлетели в воздух.

Дети даже мигнуть не могли, а Векс не удержался от того, чтобы использовать такое удачное наглядное пособие.

— Обратите внимание на траекторию полета этих частиц, дети! Какова ее форма?

— Ой, ну… парабола, — с отвращением откликнулся Джеффри.

— Надо бежать за камешками! — вскрикнула Корделия, вскочила и была готова бежать.

— Нет, погодите минутку, — остановил детей Род.

Юная команда замерла, не успев сделать ни шага. В следующее мгновение все четверо обернулись и с волнением посмотрели на отца.

— Ты что-то задумал, — с укором проговорил Магнус.

— Могу я предложить информацию к размышлению? — сказал Векс.

— А именно? — осведомился Род.

— Задумайтесь. По всей вероятности, имеет место тот же самый механизм, за счет которого камень оказался здесь.

— Точно! — вскричал Магнус. — Вот что он имел в виду, когда говорил, что его сотворил другой камень!

— Совершенно верно, Магнус. Был один камень, а теперь их стало два. Он воспроизвел себя.

— Но родитель был всего один! — выкрикнула Корделия.

— Вот именно. Подобная форма размножения называется делением.

— Но почему он разбух и взорвался? — сдвинув брови, спросила Корделия. — Из-за чего это случилось?

— Несомненно, этот процесс подстегнуло солнце, приближавшееся к зениту. Относительно же того, почему он разбух — вы обратили внимание, куда он упал, когда ты его выронила, Корделия?

Четыре пары глаз воззрились на камешек и радужную пленку под ним. Теперь зона переливающегося свечения уменьшилась до полудюймового кружка вокруг камешка.

— Он упал на ведьмин мох, — ахнула Корделия. — И целиком поглотил его.

Род и Гвен быстро переглянулись.

— Точно. Давайте предположим, что камешек разбух так быстро потому, что приземлился на ведьмин мох, и вдобавок — незадолго до полудня.

— Да чего тут предполагать? — махнул рукой Джеффри. — И так все ясно!

— Очень многое представляется нам простым и ясным, Джеффри, до тех пор, пока мы не начинаем чего-то ждать, а оно не происходит. Если хочешь увериться в том, что твоя догадка верна, нужно создать такие же условия и посмотреть, приведут ли они к таким же результатам.

— Это же тот научный метод, о котором ты нам рассказывал! — воскликнул Магнус. — Сначала мы наблюдали и собирали сведения, потом мы пытались понять, что эти сведения означают, а теперь мы высказали гипотезу!

— Ты устроил для нас урок, Векс, вот хитрец! — с укором проговорила Корделия.

— Конечно. Время учебы еще не закончилось.

— Продолжай в том же духе, Железный Наставник, — еле слышно произнес Род.

— Рад стараться. А теперь я предлагаю проверить сформулированную нами гипотезу.

Джеффри сердито зыркнул на него.

— Воображала!

— А ты не воображал — со своей катапультой? — робко съязвил Грегори.

— Ну и что?

— Но как мы будем делать опыт, Векс? — спросил Магнус. — Надо искать еще один мягкий камешек и размещать его на кочке ведьмина мха?

— Да, а потом нужно будет прийти и посмотреть на него завтра, незадолго до полудня, и выяснить, увеличился ли он в размерах, — ответил Векс.

— Вот здорово! — Джеффри хлопнул в ладоши, радуясь тому, что намечаются приключения. — Так пойдемте за камешком!

— Это можно было бы, — задумчиво протянул Род. — Но можно пойти и в противоположном направлении.

Джеффри остановился, обернулся и нахмурился.

— Это куда?

— Почему бы так поступил командир, сынок, если бы увидел, что навстречу ему скачет разведчик?

Джеффри уставился в одну точку.

— Ну… Чтобы найти войско, которое послало разведчика!

— А если мы пойдем в ту сторону, откуда сюда попал этот камешек, мы сможем найти его родителя? — сверкнув глазами, спросила Корделия.

— Не исключено, — ответил Векс. — И могли бы воспользоваться им для нашего эксперимента.

— Мы будем искать, — взбудораженно проговорил Джеффри, — и еще один опыт поставим: узнаем, откуда взялся камень!

— Какая необыкновенная прозорливость, Джеффри! Честное слово, порой ты меня изумляешь! Ты мыслишь совершенно верно. И действительно, мы можем осуществить два эксперимента одновременно и ответить вместо одного на два вопроса! Пойдемте, дети, убедимся, верна ли наша догадка относительно источника, породившего камешек!

Корделия, Грегори и Магнус дружно взвизгнули и побежали следом за Вексом прочь от музыкального камешка. Джеффри последовал за ними чуть медленнее. От похвалы мальчик смутился и покраснел, но все же у него осталось чувство, будто его обманули и умело управляют им.

А его родители в этом и вообще нисколько не сомневались, не говоря уже о наставнике.

— Вот не знала, что Векс такой хороший учитель, — тихо проговорила Гвен, когда они с Родом пошли вслед за детьми.

— И я не знал, — признался Род. — А ведь я был его учеником.